Горячие новости
Читайте также

Сериальная независимость? От большого экрана - к телевизионному

Фото : 6 декабря 2013, 11:18

Как ни парадоксально, в эпоху нанотехнологий приходится решать средневековые вопросы. К примеру: что первично - яйцо или курица? И это - увы! - не схоластика, а проблема весьма актуальная, поскольку от ее решения зависит: куда и как будут направлены бюджетные деньги?

Ленинский постулат о том, что «кино является важнейшим из искусств», мы затвердили наизусть за 74 года Советской власти. Но кино, будучи живым организмом и следуя магистральными путями истории, породило такое сверхпопулярное нынче явление, как телесериалы. Однако это отпочковавшееся дитя в какой-то момент как бы заткнуло за пояс породившую его киноиндустрию. Во всяком случае, так может показаться на первый взгляд. И даже на второй.

Мы беседуем с директором киноцентра «Арман» (Алматы) Бауржаном Шукеновым - человеком, знающим до тонкостей все перипетии современного кинопроката и кинопроизводства.

 

«Сулейман великолепный» как наркотическое средство

- Итак, мы отказались закупать южнокорейские и турецкие сериалы и обратили взоры на продукцию нашего родного ТВ. Разумная мера?

- Очень! И своевременная. Но… Мы так долго и упорно лоббировали эту зарубежную телепродукцию, что получили то, что хотели: наш зритель подсел на эту иглу. К тому же турецко-корейские сериалы нашли у нас благодатную почву, от этого тоже никуда не денешься. За минувшие годы мы настолько серьезно сформировали их зрительскую аудиторию, что сейчас повернуть ее в любую другую сторону будет очень сложно. Частные телеканалы, зная об этом, вряд ли откажутся от показа турецко-корейских сериалов, тем более что контракты на долгие годы вперед уже наверняка подписаны и оплачены. Так что отказ госканалов от их закупа - это в какой-то мере выстрел в пустоту. Хорошо, зритель не будет смотреть турецкие сериалы по «Хабару», но он будет смотреть их по КТК. Это объективная реальность.

- Неужели эти сериалы столь популярны у нас?

- Безусловно. Сам я их не смотрю, у меня нет времени, но вся моя семья смотрит. И я, находясь в том же поле повседневной жизни, вынужден смотреть их вполглаза. При этом замечаю высокопрофессиональную работу, там заложены очень серьезные бюджеты, начиная со сценарных разработок. Это «мыло» настолько продумано по всем канонам жанра, что, честно говоря, я пока не знаю, есть ли у нас соответствующего уровня люди, занимающиеся подготовкой таких сценариев, которые могли бы вести сериалы, основанные на одной сюжетной линии, причем не один, а два, три, четыре сезона. Если мы хотим взяться за столь полезное дело, это хорошо. У людей, занятых в нем (сценаристов, режиссеров, актеров и т.д.), будет длительная и постоянная работа. Но мы опять-таки подходим к большому и важному делу не с той стороны.

Не отрекаются любя

- То есть?

- Попытаюсь объяснить, что я имею в виду. И тут обращусь к опыту наших французских коллег. Для них очевидно, что телесериалы вторичны по отношению к большому кино. Сериал - это зачастую естественный побочный продукт, который с неизбежностью возникает после выхода кинокартины на широкий экран. Неразумно и нерачительно не использовать этот контент, который в дальнейшем расползается по зрителям. Дело в том, что кино изначально формирует зрительский интерес. И, просмотрев понравившийся ему фильм, зная историю того, что было, зритель с удовольствием приникнет теперь уже к телеэкрану и к сериалу, где подробнейшим образом предстанут все полюбившиеся ему коллизии и сюжетные линии. Понимаете, фильм, просмотренный в кинотеатре, дает максимальный медийный эффект, он на слуху, о нем очень много говорят.

Учтем, что все производственные силы, занятые в этой сфере, - сценаристы, режиссеры, операторы, художники, артисты - изначально сосредоточены в кино. И уже отсюда отпочковывается все остальное, связанное и со сценариями сериалов, и с популярностью раскрученных актеров, которых охотно пригласят теперь уже в другие самостийные телесериалы.

Еще один очень важный момент. Вопрос имиджа и узнаваемости страны на 99 процентов исходит от кино. Фильмы мы можем импортировать посредством выхода на кинорынок и фестивали, где мы заявляем о своей стране. Почему в той же Франции государство так лелеет кино? Кстати, именно там существует, пожалуй, лучшая в мире государственная система регулирования киноиндустрии. В 1946-м в этой стране были приняты первые законодательные акты по регулированию киноотрасли, с тех пор она играет очень важную роль в создании имиджа Франции во всем мире. В прошлом году проводили специальный опрос возле Эйфелевой башни, где собирается наибольшее количество туристов, приезжающих в Париж, и 88 процентов респондентов сказали, что после просмотра французских фильмов у них появилось неодолимое желание соприкоснуться с этой страной. Настолько высок уровень узнаваемости страны посредством кино. Поэтому известие о том, что мы будем снимать свои сериалы, я воспринял очень позитивно.

 

В чьем курятнике курица, несущая золотые яйца?

- Но будут ли они конкурентоспособны?

- А вот это уже вопрос вопросов. Дефицит сценаристов колоссальный. Максимум один-два человека имеют какое-то представление о подобной сериальной продукции и о том, как ее надо делать. К тому же такой сценарист должен повернуть интерес зрителя от турецко-корейской продукции к нашим реалиям. Производственная база? Мы знаем, какая она. Никакая. Тем более для производства серьезной сериальной продукции. Бывает, что молодежь собирается в одной комнате в арендованной квартире и снимает некое подобие видеофильма, называя его сериалом. Это капустник, это пародия на сериал! Мы хотим привлечь широкую зрительскую массу? В таком случае нужен масштабный и комплексный подход к проблеме - в плане денежном и производственном. Тут вам не стрельба по воробьям из рогатки. Я считаю, что этот денежный поток следовало бы вложить не в сериалы, а в кинопроизводство, с расчетом на то, что из кинопродукции не проблема сделать продукцию сериальную. Мы знаем удачные примеры того, как хорошо снятое кино продолжительностью полтора-два часа потом органично переходило в телесериалы, потому что материала всегда снимается очень много, он вполне сгодится в большом сериале. Такой подход к делу был бы рациональным и правильным. У нас есть кинотеатры, где мы можем показать настоящее кино; у нас есть зритель, который охотно его смотрит. А история, заложенная в кино, потом органично перейдет в сериалы. Молодежь идет в кинотеатр, а зрителя постарше мы подтянем к телевизору. Пример? Вот вам самый недавний и близкий: Баян Есентаева сняла «Коктейль для звезды», а потом 24 серии на этом же материале. Уже была готова киноистория, для сериала это мощный импульс. А ведь мы можем заложить очень серьезные темы в кино. Мы, во-первых, решаем идеологическую задачу, во-вторых, - производственную. Вначале в кино, а потом и на телевидении. При этом работая на имидж страны, представляя эти фильмы на кинофестивалях. Примеров тому масса. Телевидению эту нашу продукцию представлять не надо, оно ее прекрасно знает. К тому же оно может участвовать в производстве кино, как во Франции, это не проблема, ведь на ТВ прекрасно понимают, что раскрутка кино будет идти на телеканале. А если мы на этой основе сделаем и сериальную версию, представляете, какая отдача будет от вложенных денег! Что очень существенно, ведь это государственные деньги. И сама отдача серьезно повлияет на рейтинги телеканалов, принявших участие в таком проекте. Плюс ко всему - деньги останутся в стране. Это естественная схема, отработанная во всех цивилизованных странах.

Обо всем этом надо думать очень серьезно. Правильно ли мы делаем, когда даем преимущество частным телеканалам, которые, я уверен, не пойдут на то, чтобы отказаться от закупа тех же турецких сериалов, поскольку они рейтинговые и имеют большую и уже подготовленную аудиторию. Кто же откажется от курицы, несущей золотые яйца? Ведь зритель, который сел на иглу этих сериалов, найдет способ смотреть их дальше.

 

Мы в ответе за тех, кого приручили

- А наш зритель хочет смотреть наше кино?

- То-то и оно - он готов, он хочет его видеть! Есть казахскоязычная публика, есть русскоязычная, у нас нет отторжения к местному кино, как это имеет место в России. Неприятие публикой своего кино в России как вирусная инфекция, от которой сложно избавиться.

- Хотя в России сейчас снимают крепкие сериалы…

- Да. И очень хорошее кино. Но когда-то посеянный вирус делает свою разрушительную работу. Пока у нас, слава богу, этого нет. Конечно, есть какая-то часть публики, которая не смотрит наше кино и ненавидит его, но она не так уж велика. Если мы вложим серьезные деньги в кино, в хороших сценаристов и режиссеров, дадим нашим дебютантам возможность плодотворно работать, то это будет мощный вклад в нашу культуру, а через это - вклад в нашего зрителя, в его развитие, в повышение его духовного и эстетического потенциала. Он будет знать, что наша киноиндустрия состоятельна. Только что прошел фильм «Он и она» (режиссер Сакен Жолдас), прошел ну очень хорошо! Дебютная лента. Режиссер учился в США. Фильм снят молодыми людьми для молодых. Его есть за что критиковать. Там и сюжет как бы вторичен, и все приметы дебюта налицо, но он так и просится, чтобы из него сделали сериал, хотя бы небольшой - серий 8-12. Уже сама раскрученность его на киноэкране - залог успеха и высоких рейтингов. Тысяч 100-150, как минимум, его уже посмотрели и передали свое восторженное мнение тем, кто еще не смотрел. В том числе и старшему поколению, которое в кинотеатр не пойдет, а по ТВ фильм посмотрит обязательно. Представляете, какая огромная зрительская аудитория уже подготовлена для просмотра и этого фильма, и сериала, если таковой появится. Вот она - классическая схема: хорошее кино, показанное на большом экране, становится основой сериала со всеми последующими его продажами в Интернете и так далее. Небольшие деньги, вложенные на начальном этапе, порождают дальнейшие инвестиции, они ожидаемы, закономерны и правильны. Если фильм имел успех в прокате, то его создатели идут на ТВ. Ребята, говорят они, в прокате мы собрали такие-то деньги, фильм наш раскручен, зритель смотрел его с удовольствием. Осталась масса неиспользованного рабочего материала. Вот он - режиссер, вот они - актеры, и вот сценарий двенадцати серий. И есть инвестор. У нас не хватает столько-то денег, мы объявляем тендер между телеканалами. Вы даете недостающие деньги, мы - права на показ сериала по вашему каналу… И пошли рыночные отношения. Ведь в чем смысл сериала? В том, что мы привлекаем на телеэкран рекламодателей. А история, пришедшая с киноэкрана в телевизор, повышает рейтинг телеканала.

Так что, казалось бы, схоластический вопрос о курице и яйцах кинематографом решается просто и мудро: и кур не обидели, и, как сказала бы Фаина Раневская, «яйца реабилитировали» - после долгого их отсутствия на базаре.

 

У верблюда два горба, потому что жизнь - борьба!

- Мы с вами не впервые выступаем по поводу проблем кино. Мы говорили о сложной ситуации в кинопрокате, о том, что у нас, по сути, отсутствует киноиндустрия. А ведь отклика никакого. Все наши потуги словно тонут в какой-то трясине. В чем дело?

- Беда в том, что нас не слышат и слышать не хотят сами деятели кино. А ведь у нас целое киносообщество. Производственники, сценаристы, режиссеры, актеры, владельцы кинотеатров, дистрибьюторы, т.е. те, кто привозит сюда кино. И, наконец, наш зритель. Их всех это жизненно касается. Но каждый озабочен своими проблемами и не хочет чуть пристальней глянуть окрест себя. Если мы не проявим никакой инициативы, это болото просто засосет нас. Потому что развитие технологий в мире и потребление развлекательного контента настолько быстро идут вперед, что мы за ними просто не поспеваем. Мы не готовы адекватно ответить. В какой-то момент зритель может утратить к нам интерес, он будет сидеть дома у компьютера и скачивать все нужные ему программы. Мы потеряем зрителя, который любит сидеть в большом темном зале и смотреть на большом экране кино, испытывая сопричастность к тому процессу, который происходит в кинотеатре. Мы потеряем целую отрасль культуры. Перед будущими поколениями мы несем ответственность за то, что не сумели отстоять перед чиновными органами. Мы уже достаточно известны своей прокатной историей Америке, Европе, Индии, Турции… Мы - достаточно известная кинотерритория, которая динамично развивалась все последние годы. Если эта территория пропадет, то что подумает о нашей стране мировое киносообщество? Страна, которая выставляла на фестивали яркие, серьезные фильмы и вдруг утратила эту способность, теряет свое лицо…

…Слушал я своего собеседника, и на память мне приходил недавний сюжет, прошедший по ТВ. Где-то в средней полосе России цирковой верблюд едва не утонул в болоте. На краю трясины он увидел сочный камыш и потянулся к нему всеми своими помыслами и крупным телом. А через несколько минут из болотной трясины торчали два горба и выглядывала обескураженная верблюжья морда. Пришлось подгонять подъемный кран и выручать «корабль пустыни» из болотного плена. Это было неповторимое зрелище. В глазах животного не было страха, в них застыло недоумение. Верблюд не знал: что делать, как быть?

В отличие от двугорбого мы ситуацией пока что вроде бы владеем.

Адольф АРЦИШЕВСКИЙ


Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии