Горячие новости
Читайте также

Экс-аким Амалбек Тшанов: Президент звонил лично узнать, бил ли я водочного короля

Один самых легендарных политиков 90-х – бывший министр и аким области. Сегодня он руководит спортивным колледжем, но готов вернуться в большую политику.

Фото : 11 декабря 2013, 07:41
Знакомьтесь: Амалбек Тшанов, директор Республиканского колледжа спорта. В прошлом – один из известных политических деятелей, глава Шымкентской городской администрации, аким Жамбылской области, депутат Мажилиса Парламента двух созывов. Кавалер орденов «Знак почета», «Құрмет», Почетный гражданин г. Шымкента и Южно-Казахстанской области. Жизнь его не была легкой. Были взлеты, падения, предательства, безработица. Но он не пал духом, не опустил руки, не погас.

- Амалбек Козыбакулы, в вашей биографии после слов «Аким Жамбылской области» сразу идет «Советник фирмы». Как так получилось, что вы после должности акима стали вдруг советником фирмы? А до этого возглавляли Шымкентскую городскую администрацию, были министром строительства, жилья и застройки территорий РК. Ирония судьбы, стечение обстоятельств, закон кармы или что-то другое?
- Все намного прозаичнее, чем вы думаете. После акима области, я оказался без работы, поэтому устроился на фирму, я же должен семью кормить.

- А что, вам никаких предложений не было?
- Предложения были, но меня они не устраивали, поэтому я какое-то время решил переждать. И когда были выборы в Парламент, второй созыв, я поехал в Шымкент, где после распада Советского Союза возглавлял городскую администрацию и оттуда уже баллотировался от избирательного округа № 58 Южно-Казахстанской области. Нас было девять претендентов, и в первом туре я набрал 57,8 процентов и прошел в Мажилис, стал членом Комитета по международным делам, обороне и безопасности. Потом также прошел в третий созыв Парламента.

- Кто-нибудь вас «крышевал»?
- Никто. Наоборот, чинили препятствия. Я прошел без всякой помощи, сам. Чтобы я не прошел, выставляли первого замакима области и замакима Шымкента, который говорил, что он уже в Парламенте и всем городским руководителям приказывал голосовать за него, что иначе они будут завтра на бирже труда. Тем не менее, народ проголосовал за меня.

- Чем вы заслужили у народа такое доверие?
- Я в Шымкенте работал в самые трудные годы, в начале девяностых. СССР развалился, рушились все хозяйственные, социальные, экономические связи, были большие проблемы с обеспечением электроэнергией, топливом, продуктами питания, работой. Люди были в панике. Было даже, что дети от недоедания падали в обморок прямо у школьной доски. И мы нашли средства, во всех школах организовали одноразовое питание, помогли и пенсионерам. В общем, много было проблем, трудных вопросов, всё перечислять очень долго, я обо всем этом написал в своей книге. Я старался работать добросовестно, честно, полностью выкладываться и это дало свои результаты. Мне не на кого было надеяться, и я работал, не покладая рук и шымкентцы, жамбылцы, думаю, это хорошо помнят. Я проводил много бессонных ночей, и было даже, что мог заснуть на ходу, разговаривая с человеком. В той же Жамбылской области, когда я приехал, не было ни газа, ни тепла, ни света, мы работали при свечах, но проблемы эти все же решили. Я как производственник лично контролировал все это, выполнял обязательства перед узбекским правительством по поставке нам газа.

- Как вы пережили тот момент, когда были безработным?
- Спокойно. Видимо, воспитание сказалось. У меня никогда никакой крыши не было, ни дядюшек, ни тетушек влиятельных, я всегда надеялся только на Бога и на себя.

- Говорят, вы были одним из самых жестких акимов. В чем выражалась ваша жесткость?
- Да, я очень жесткий, но это, прежде всего в отношении к себе. Будучи акимом, я в шесть утра делал обход по особо важным объектам, и в семь уже проводил планерку. В таком же режиме работали мои заместители. Когда у тебя повышенные требования к себе и к окружающим, это рождает всякие легенды, небылицы, поэтому вокруг меня всегда были какие-то слухи, мой образ был овеян таинственным ореолом. Думаю, всякие мифы создают те, кто сам ничего не может делать или кто случайно оказался у власти. У них появляется внутренний страх за себя, и они вокруг тех, кто сильнее их, плетут всякую чепуху.

- Я слышала, что вы нокаутировали одного из братьев Махмадовых – водочных королей, это тоже легенда?
- А вы как думаете? (Смеется). Дело было так. Пошли слухи, будто Султан Махмадов - друг Президента, поэтому все старались держаться от них подальше и говорили, что они к себе никого не пускают. Эти братья успешно занимались бизнесом. И когда меня назначили акимом Жамбылской области, я решил навестить их, но мне сказали, что они не пустят меня. Я возмутился, как не пустят, я высшее должностное лицо в этом регионе и не пустят? Я пошел. Конечно же, пустили. Я поддержал их работу, они действительно работали, но я не знал, что у них есть еще какие-то скрытые бизнес дела. Я потребовал, чтобы все у них было законно, легально, чтобы не было никаких финансовых махинаций. И вокруг этого потом пошли слухи. Более того, стали даже поговаривать, будто я избил еще директора этого спиртового завода. И вот как-то мне звонит помощник Президента и говорит, Президент хочет с вами говорить. Нурсултан Абишевич спросил, как дела, затем говорит, ты что там кого-то ударил, бил. Я говорю, Нурсултан Абишевич, вам же ничего не стоит проверить, я, например, не знаю, о ком идет речь, кого я избил. И Президент понял. Это постарались мои «друзья», «доброжелатели», которые, наверное, находясь рядом с Президентом, шептали ему невесть что. Я знаю, кто это, у него даже прозвище было «шептун».

- Вы о чем-то жалеете?
- Иногда думаю, правильно ли я делал, что работал, не покладая рук. Может, не так надо было работать, а надо было просто найти «ключ» к вышестоящим людям, уметь хлопать по плечу, ведь наверху решаются все вопросы. А я был сам с собой. Я честно работал и думал, что этого достаточно. Это была ошибка. Я не знал закулисной игры, потому что я производственник и я человек прямолинейный, как вижу, чувствую, так и говорю. Я считал, что это правильно, и я никогда ни с кем не советовался, все дела, вопросы решал сам.

- Если бы вам сейчас опять предложили бы пойти акимом, пошли бы?
- С удовольствием. Я полон сил, решимости, я здоров, энергичен, и я бы еще много пользы принес. Я 10 лет был в Парламенте, в лучшие свои годы и только зря время потерял. Пусть депутаты не обижаются, но это так. Для кого-то это высшая должность, люди рвутся туда…

- Ну и вы тоже рвались.
- Да, рвался, но я рвался тогда, когда у меня уже ничего не было, не было работы, выбора.

- Хорошо. А если бы вас назначили акимом, то с чего бы начали?
- С социальных и экономических вопросов, полностью бы разобрался во всем, и со всеми нашел бы общий язык. Теперь-то я опытный, а тогда не хватало житейской мудрости. Я не скажу, что я сейчас хитрый, просто с возрастом я стал умнее.

- Вы никогда не брали взятки?
- Не брал, но подарки принимал. Если ты вынуждаешь или требуешь дать тебе деньги за то, что ты, допустим, назначил его акимом – это взятка. А если ты ему помогал от души и у него дела пошли в гору и он решил просто по-человечески поблагодарить тебя и привез тебе чапан, это не взятка. Такие случаи есть у всех. Даже в зарубежной практике предусматриваются бонусы тем, кто оказывает какую-то помощь в продвижении того же бизнеса. А если человек бьет себя в грудь, клянется-божится, что никогда ни у кого ни копейки не брал, и вообще ничего не брал, значит, он криводушничает.

- А когда вам чапан одевают, в кармане ничего не бывает?
- Может, и бывает, но это жизнь (смеется). Что толку, что ты скажешь, что ты святой? Нет святых. Это жизнь. Принимать подарки, думаю, можно, а вынуждать давать нельзя.

- Должен ли у чиновника быть запасной аэродром, чтобы можно было куда приземлиться в случае чего.
- По-моему, сейчас запасной аэродром есть у всех чиновников, в основном это их бизнес. Большой скрытый бизнес, который они обычно оформляют на других своих родственников. У меня не было ни бизнеса, никакого запасного аэродрома, и я решил пойти в спорт. Вообще я давно хотел уйти в спорт, еще когда был в Мажилисе, потому что видел его бесполезность. В третьем созыве мы вообще стали мелкими, протирали, как я уже сказал, штаны. И вот по поручению Президента министр туризма и спорта Темирхан Досмухамбетов предложил мне возглавить республиканский колледж спорта. Я согласился. Я принял его в 2009 году в ужаснейшем состоянии, сейчас вы его не узнаете, это земля и небо, мы построили много спортивных залов, впереди еще много дел.

- Кто вас спонсирует?
- Президент республиканской Федерации бокса Тимур Аскарович Кулибаев. Он нам очень помог восстановить наш колледж и сейчас он, помимо всего, стал центром развития бокса города Алматы. Здесь еще до меня было распродано почти 46 соток земли, я через суд вернул их и там сейчас прекрасное футбольное поле, дети занимаются. Наши воспитанники являются двукратными чемпионами мира, в следующем году они поедут на чемпионат мира в Италию.
Меня многие спрашивают, вот вы были министром, акимом, а сейчас колледж возглавляете, как так. А мне, наоборот, хорошо, я отдыхаю, я с детьми работаю, их у меня 450. В этом году при колледже мы открыли школу, раньше ее не было. Здесь я защитил докторскую диссертацию, и теперь я доктор педагогических наук. Также я кандидат технических наук, защитился в конце 90-х будучи безработным, чтобы никто не говорил, что я защитился, когда был министром или акимом. В будущем я еще больше хочу реализоваться, планов и идей много.

- Вам в этом колледже не тесно?
- Нет. Я же говорю, что еще лет 10 назад хотел работать в сфере спорта, чем сидеть в Парламенте. Я не принижаю роль Парламента, просто у каждого свое. Мне мое нынешнее положение нравится, я постоянно с детьми, вижу, как они растут, как растет наш спорт, и параллельно возглавляю городскую Федерацию бокса. Я с ними езжу за рубеж, на турниры, на соревнования, это живая работа, которая по мне. Я организатор, понимаете? Есть люди, которые имеют не один диплом, но при этом не могут работать даже начальником цеха, нет коммуникабельности, живой жилки, житейской мудрости, понимания людей. Меня, думаю, природа в этом не обделила.

- Если не ошибаюсь, по вашей инициативе в Алматы планируется построить Академию бокса. Будете строить?
- Действительно, такая задумка есть. В один из визитов Тимура Аскаровича Кулибаева в наш колледж, я предложил открыть академию бокса, обосновал это. Сегодня Казахстан – боксерская держава, мы на чемпионате мира взяли 4 золота из 10, мы весь мир поставили на колени в этом плане. И Тимур Аскарович дал добро. Благодаря ему наша федерация имеет необходимое финансирование, у нас есть все возможности полноценно тренироваться, поэтому наши ребята сильны. Бокс невозможно развивать, сидя дома. Надо ребят обкатывать, возить за рубеж, чтобы они силы набрали. Также нас поддержали Всемирная ассоциация бокса и Азиатская конфедерация бокса.

- В большом спорте всегда присутствуют большие подковерные интриги. Как у вас с этим?
- Такое иногда бывает вокруг судейства, других подковерных интриг в боксе нет. Я из-за этого тоже ругался. Я очень эмоционален, моментально взрываюсь, потом из-за этого на меня обижаются, даже жалобу на меня писали. Мне обидно, что иной раз судьбу какого-нибудь хорошего тренера может решить какой-то судья, который никакого отношения к нему не имеет, понимаете? Он может поставить последнюю точку на соревнованиях и всё, и человек может вылететь, хотя он сильный специалист. Вот это обидно и вокруг этого сейчас много разговоров. Я не говорю, что это сплошь и рядом, но такое есть, бывает.

- Как вы живете?
- Живу хорошо, думаю, каждый казахстанец должен жить на моем уровне. Если вас интересует, что я имею, могу сказать - особняк в Горном гиганте (Алматы – Т.Н.), 4-х комнатную квартиру, автомобиль Lexus 2006 года.

- Как вы думаете, обязательно ли человеку иметь внешние дорогие атрибуты – дорогие часы, дорогое авто, дорогой особняк и так далее? Вы, к примеру, можете и без этого прожить, а у многих сегодняшних агашек отбери всё это и они уже никто, не люди.
- Машина – это жизненная необходимость. На мой юбилей были подарены машины от самых близких людей, друзей, не от всех, ведь многие от меня отвернулись, когда я стал безработным. И когда я был безработным, у меня ничего не было, и машины не было. И однажды ко мне домой пришел один молодой человек, он из известной семьи, бизнесмен, не буду называть фамилию, и говорит: «Амалбек-ага, вы меня не знаете, вы мне ничем не помогали, просто у вас работал мой брат. Амалбек-ага, я привез вам «Волгу» с водителем, ездите столько, сколько хотите». И на этой машине я ездил 4 месяца. Есть такие люди.
А есть и такие, которые при моей должности обвивались вокруг меня, готовы были шнурки на моих ботинках завязывать – казахских же вариантов много - клялись-божились, что будут преданы до гробовой доски, никогда не забудут то добро, которое им сделали. Говорили, я всегда буду помогать тебе, твоим детям, я не забуду тебя, ну и где они сейчас? Когда я остался без работы, они сразу отвернулись, никого не осталось. Осталось только несколько ребят, которым я в пределах своей компетенции, в пределах закона помогал в обустройстве бизнеса, а сейчас они мне помогают. И еще у меня есть человек, который никогда меня не забывает, всегда звонит - это сенатор Александр Савченко, хотя я для него ничего особенного не делал. Сначала я его взял к себе в город замом (в Шымкент замакима – Т.Н.), он производственник, парень серьезный, порядочный. Потом взял первым замом области (в Жамбылской области замакима – Т.Н.), и так он дошел до Парламента.
А так деньги, богатства не приносят счастья. Деньги нужны лишь в той мере, чтобы жить достойно, комфортно, удобно. А у кого миллионы, миллиарды - плохо спят: много денег - много проблем.

- Вы обижаетесь на тех, кто вас кинул?
- Нет. Говоря по-казахски, это бишарашки, они рождаются такими и на большее они не способны.

- Как бы вы оценили качественный состав современных казахстанских политиков и в целом политическое реформирование в Казахстане? Насколько обновилась команда Президента по сравнению с 90-ми? Не оторвана ли сегодня власть от народа?
- Я воздержусь давать оценку, единственное, скажу, что в кадровой политике я поддерживаю советскую систему. Мне хотелось бы, чтобы у нас была именно такая система подготовки кадров, когда человек, прежде чем занять серьезную руководящую должность, должен пройти все ступени роста, начать с самых низов. Это правильная кадровая политика. Чтобы дойти до высоты, надо много знать, много уметь, пройти хорошую школу, а не так, что ты окончил университет за рубежом и ты уже гений. Я за молодежь, потому что молодежь это будущее, они по-другому мыслят, но они, кроме образования, должны пройти еще школу жизни. А что такое школа жизни? Это, прежде всего, человечность. Кем бы ты ни был, у тебя должно быть человеческое лицо. Сегодня есть такие молодые руководители, к которым вы никогда не дозвонитесь, они никогда не берут трубку, отвечают только нужным, избранным.

- Какое качество у казахов, по вашему мнению, самое отвратительное?
- Зависть. Я всю жизнь страдал и страдаю от этого. Человек не понимает, что он уникален, единственный такой, другого такого нет, и не будет и у каждого в этой жизни свой путь, свой крест, свой образ, своя жизнь. Что дано одному, то не дано другому и ты здесь хоть обзавидуйся, но не получишь больше того, чем это предопределено тебе свыше. Надо всегда благодарить Бога, что Он дал тебе жизнь и жить по-человечески, никому не делать плохо, не завидовать. Жизнь и так коротка, чтобы тратить время на это. В Коране написано, когда ты проснешься, ты уверен, что доживешь до вечера? Нет, это я решаю, говорит Аллах. Или ты ложишься спать – ты уверен, что утром проснешься? Никто не может быть в этом уверен…

- Амалбек Козыбакулы, что в этой жизни главное?
- Главное в этой жизни – созидать. Приносить пользу людям. Честно работать. Быть порядочным. Никогда не предавать.

Торгын Нурсеитова
 


Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии