Горячие новости
Читайте также

Таможенный союз: игра на интерес

Фото : 13 декабря 2013, 11:12


На минувшей неделе в информационном поле появилось заявление премьера Армении Тиграна Саркисяна о том, что проект дорожной карты по вступлению республики в Таможенный союз уже готов. Эта новость, появившаяся на фоне Евромайдана и слухов о вступлении Украины в ТС, вызвала ожесточенную полемику о промежуточных итогах Таможенного союза и Единого экономического пространства. Мы решили обратиться с вопросами относительно результатов интеграции и реальных интересов России в Казахстане к экономисту, кандидату политических наук, заведующему сектором Института экономики РАН Елене Кузьминой.

Адреса сотрудничества

- С момента создания Таможенного союза и ратификации соответствующих соглашений произошел ряд изменений в государствах ТС и ЕЭП. Существует ли соответствующая статистика, и можете ли вы перечислить эти изменения - как положительные, так и отрицательные (хотя бы частично), и дать им свою характеристику?

- Хотелось бы обратить внимание на то, что наш интеграционный проект функционирует только четвертый год, в отличие от Евросоюза. Разумеется, есть как положительные стороны этого объединения, так и негативные. Я не видела ни на одном из официальных сайтов какой-либо статистики подобного рода, хотя информация о начальных результатах, конечно, есть. А если мы говорим о СМИ, то, к огромному сожалению, в них освещается в основном негатив. Причем часто к негативным последствиям интеграции относят и кризисные явления мировой экономики, и просчеты национальных правительств в проведении экономической политики. Мне хотелось бы все-таки поговорить о позитиве. Я приведу примеры российско-казахстанского производственного взаимодействия только за последние два года.

В Казахстане создан ряд автосборочных производств с участием российских автопроизводителей. В частности, активно расширяет свое присутствие в стране ОАО «КамАЗ», которое создало с казахским производственным объединением «Кокше» акционерное предприятие для сборки автобусов «Нефаз» мощностью 1 тыс. машин в год. Другое СП «Тыныс» уже выпускает автобусы данной марки. В республике создано совместное предприятие «КамАЗ-инжиниринг» для производства автобусной и прицепной техники, а также автобусных автосалонов.

В прошлом году на казахстанском рынке было продано свыше 2,8 тыс. «КАМАЗов». Доля лидера российского производителя грузовиков на рынке новых автомобилей GVW грузоподъемностью свыше 16 тонн составила 34%. «КАМАЗы» покупают предприятия аграрного сектора, нефтегазовой отрасли, коммунального хозяйства и силовые структуры Казахстана.

В октябре 2012-го создано совместное предприятия «Азия Авто Казахстан» для организации в Усть-Каменогорске автопроизводства полного цикла по выпуску до 120 тысяч автомобилей в год. Общий объем инвестиций в проект - порядка 400 млн. долларов. Инвестиции в создание первой очереди (60 тысяч автомобилей в год) оцениваются в 233 млн. долларов.

Группа «ГАЗ», входящая в бизнес-группу «Базовый элемент», и казахский автопроизводитель «СемАЗ» открыли в Семее предприятие по контрактной сборке грузовых автомобилей «Урал», рассчитанное на производство порядка 400 автомобилей в год из машинокомплектов, поставляемых с автозавода «Урал». Сегодня в республику поставляется около 60% техники завода «Урал», реализуемой в странах СНГ. Дилерская сеть ГАЗа здесь охватывает 13 крупнейших городов страны.

Казахстан является одним из наиболее крупных зарубежных партнеров «Ростсельмаша» (Ростов-на-Дону). Доля комбайнов «Ростсельмаша» в парке зерноуборочной техники страны составляет 42%. За последние двенадцать лет компания поставила клиентам в РК около шести тысяч зерноуборочных, кормоуборочных комбайнов и самоходных косилок. В республике открыто представительство компании, организовано сборочное производство комбайнов Vector и Acros, работают дилерская и сервисная сети.

В апреле нынешнего года в Астане был подписан российско-казахстанский меморандум о сотрудничестве по организации в Петропавловске производства сельскохозяйственной техники (свыше двух тысяч комбайнов и тракторов различной модификации) для стран Таможенного союза и Центральной Азии. Кстати, будет создано не менее 500 рабочих мест, объем локализации составит порядка 60%, на экспорт будет уходить 20-30% продукции.

Российский концерн «Тракторные заводы» также подписал меморандум, согласно которому холдинг в рамках реализации программы форсированного индустриально-инновационного развития приступит к строительству еще одного завода в Петропавловске. В Казахстане будет не просто отверточная сборка, а полноценное производство модернизированных комбайнов.

Астраханский «Морской судостроительный завод-2″ (МСЗ-2) в прошлом году завершил ходовые испытания и отладку технического оборудования на транспортно-рефрижераторном судне типа «Колонок» и на несамоходной бункеровочной плавучей станции для судоходства Казахстана.

В марте этого года состоялся спуск на воду первых двух буксиров (из запланированных пяти), построенных по заказу казахстанского ТОО OMS Shipping на Астраханском судостроительном производственном объединении (АСПО). Серия буксиров строится на АСПО в рамках проекта Евразийского банка развития (ЕАБР) по созданию на Каспии флота поддержки морских операций.

Уральский турбинный завод (УТЗ) тоже усиливает свое присутствие на рынке Казахстана. Он активно проводит модернизацию установленного парка паровых турбин. За последние пять лет было проведено семь крупных модернизаций паровых турбин и несколько десятков модернизаций отдельных крупных узлов. На данный момент в производстве находятся еще четыре паровые турбины и четыре модернизации турбоустановок для заказчиков из Казахстана.

ГК «Пермская компания нефтяного машиностроения» (ПКНМ) занимается поставкой бурильных труб для казахстанского ТЭК. Так, только в нынешнем году она доставила около 60 тонн утяжеленных бурильных труб ТОО «СпецСнабСистема» для добычи нефти на месторождении Каражанбас на сумму более 8 млн. рублей. ПКНМ планирует увеличить объемы поставок в республику.

ГК «Промышленные силовые машины» в сентябре этого года выполнила новый проект для казахстанской национальной нефтяной компании «КазМунайГаз» - энергокомплекс для главной компрессорной станции газопровода «Средняя Азия - Центр». Новые энергоустановки ПСМ суммарной мощностью 1280 кВт страхуют инфраструктуру станции от аварийных отключений. В конструкции предусмотрены системы управления, пожаротушения и дозаправки топливом.

Однако сотрудничество между нефтяниками и машиностроителями двух стран идет не только в области поставок оборудования, но и в научно-исследовательской работе. Так, ФГУП «Крыловский государственный научный центр» и АО «Казахский научно-исследовательский и проектный институт нефти и газа» заключили меморандум о намерениях сотрудничества по: проектированию морских сооружений для дальнейшего проведения разведочных, поисковых работ и добычи нефти, газа и газоконденсата, а также сооружений по их транспортировке; совместному использованию имеющихся в наличии у ФГУП «КГНЦ» стендов и экспериментальной базы для проведения, по мере необходимости, вибрационных, акустических, магнитных и других исследований; обучению и стажировке специалистов «КазНИПИмунайгаз» на учебной и экспериментальной базах ФГУП «КГНЦ» в рамках проектируемых морских объектов на шельфе Каспийского моря.

Это хорошие примеры. Но это не значит, что мы достигли всех вершин. Это значит, что мы в начале пути. И для расширения сотрудничества необходимы скоординированная макрополитика и общие правила игры - законодательные, налоговые и другие.

Как ТС прирастать будет?

- Во внутреннем информационном поле Казахстана периодически обостряется полемика вокруг ТС, ЕЭП и будущего ЕАС. В частности, речь идет об интересах Российской Федерации в Казахстане. А можно ли каким-нибудь образом понять их - причем речь идет именно об экономических интересах?

- Экономических интересов России в Казахстане достаточно. Начнем с того, что обе страны заинтересованы в модернизации своей индустрии, у нас есть производства, в которых законченный цикл возможен только в совместных проектах, например, в атомной электроэнергетике.

Россия крайне заинтересована в сохранении контроля над космодромом «Байконур», который обеспечивает почти 100% запусков российских спутников телевещания, 90% запусков по программам международного сотрудничества, запуск большинства спутников ретрансляции, связи и навигации. Заинтересован в деятельности космодрома и Казахстан, поскольку она обеспечивает участие страны в мировом клубе космических держав, дает существенный арендный доход и позволяет получать от России космические технологии.

Россия и Казахстан сотрудничают и намерены расширять это сотрудничество. Так, СП «АЛАКОН» во второй половине текущего десятилетия планирует предложить на мировом авиарынке две модификации легкого многоцелевого самолета Як-58, производство которого будет развернуто в Казахстане. Также проводится проектирование новой версии самолета на восемь мест. Согласно результатам маркетинговых исследований, этот сегмент самолетов является самым востребованным в Казахстане и России.

Я привела только три примера, но то же самое можно сказать о сельхозмашиностроении, судостроении, вагоностроении, трубной отрасли. Наблюдается эффективное, хотя и недостаточно масштабное взаимодействие в автомобилестроении. Обратите внимание, что все это машиностроительный комплекс и высокотехнологичные производства, в которых заинтересован Казахстан. И речь идет не только и не столько о продаже российского оборудования в республику, сколько о налаживании совместных производств.

- Как вы считаете, следует ли создавать Евразийский парламент? Что он может дать малым членам Таможенного союза?

- Мне кажется, что создавать Евразийский парламент преждевременно. Хотя если такая структура будет обладать лишь совещательными и рекомендательными функциями, то это на сегодняшнем этапе могло бы быть полезно. Но, по большому счету, такой парламент, скорее, выполнял бы функции общественного совета.

- Как вы относитесь к идее расширения Таможенного союза за счет Армении, Киргизии и Таджикистана? Нужно ли такое расширение, или же это негативно скажется на экономических и социальных кондициях?

- Отношусь положительно. Например, у Киргизии большая часть экспорта направлена на Россию и Казахстан, у Армении на российский рынок ориентирована половина производства. Но данным странам необходима подготовка их экономик к вступлению - в частности, это стабилизация финансовой системы, доведение некоторых видов экспортной продукции до уровня стандартов ТС/ЕЭК. В связи с этим им потребуется так называемый «переходный период».

- На ваш взгляд, вступит ли в Таможенный союз Украина? И какие экономические последствия будут иметь страны ТС и ЕЭП в случае ее вступления либо отказа от вступления в ТС?

- Украине сначала нужно прийти к внутреннему единству. А экономически Киеву целесообразно сохранить и даже расширить свои производственные, да и экономические отношения с Россией, чтобы удержать свою экономику. Украина - не член ТС/ЕЭК, и потому она не может пользоваться теми свободами в движении финансов, услуг и рабочей силы, которые имеют Казахстан и Белоруссия. Но Украина подписала и ратифицировала Договор о зоне свободной торговли стран (ЗСТ) СНГ. В рамках этого соглашения у нее облегченное передвижение товаров. В случае же вступления Украины в ЗСТ с Евросоюзом или получения ассоциированного членства Россия, согласно ряду пунктов упомянутого договора, может ввести меры по защите своего рынка от товаров третьих стран. Кроме того, РФ может пересмотреть ряд двусторонних соглашений в экономической сфере в сторону ужесточения условий или сокращения сотрудничества.

Поспешать, не торопясь

- В России, как известно, немало изоляционистов - противников как расширения ТС, так и интеграционных процессов в целом. Можно ли, на ваш взгляд, назвать их позицию здравой и последовательной? России действительно лучше было бы заняться внутренними проблемами поперед интеграции?

- С моей точки зрения, Россия должна заниматься этими двумя направлениями параллельно. С одной стороны, она не может уйти от своего географического положения: от своего огромного пространства, присутствия на двух материках. Она не намерена замыкаться внутри себя. Ей для развития своего производственного сектора нужны более широкие рынки сбыта. Вместе с тем для модернизации и развития производственных отраслей России необходимо скоординированное технологическое сотрудничество с крупными экономиками СНГ и с Казахстаном в частности.

- Многие в Казахстане полагают, что Российская Федерация, создав ТС и ЕЭП, тем самым создала всего лишь рынок сбыта для своих товаров. Можете ли вы это подтвердить или опровергнуть?

- У России крупнее экономика, больше производств. А соответственно и шире товарный ряд. Однако это не значит, что Казахстан не присутствует на российском рынке. Я не буду говорить о ресурсных товарах - это известно. Скажу только, что взаимные поставки энергоресурсов с обеих сторон сопоставимы по объемам.

А что касается промышленных товаров, то приведу такой пример. АО «АгромашХолдинг» (Костанай) намерено вывести в следующем году на российский рынок пикап SsangYong Nomad, а к 2017-му планирует выпустить 75 тысяч «Номадов», 70% которых отправятся на экспорт. Решение о выходе на российский рынок было принято компанией в связи с тем, что Казахстан получил квоту на поставку 300 тысяч автомобилей на территории стран-участниц ТС.

- Какими должны быть в идеале Таможенный союз и ЕЭП? Что в них должно работать и какие плоды приносить?

- В Таможенном союзе должны быть мизерные изъятия из товарного ряда. И таможенные пошлины должны в целом устраивать страны-члены. Единое экономическое пространство - это уже более сложная структура: там, помимо свободного движения товаров, должна быть свобода движения финансов, услуг, трудовой силы. В рамках ЕЭП должна координироваться макроэкономическая политика и должны быть совместные экономические интересы, выражающиеся в совместных проектах и производствах, в трансграничных производственных комплексах и т.п.

А плоды? Развитие этих производств создает новые рабочие места, а значит, улучшает социальную и экономическую ситуацию в государствах, повышает ВВП. Общие правила внешней торговли должны способствовать продвижению национальных товаров на мировых рынках. Правда, для этого товары должны быть конкурентоспособными. Я, конечно, говорю о готовой продукции, а не о сырье. 22-летний опыт экономического развития показал, что у наших государств почти нет возможности создать конкурентоспособный продукт поодиночке. Кроме того, надо учитывать, что у России с Казахстаном были сохранены многие производственные цепочки, что позволяет менее болезненно модернизировать ряд производств и создать новые.

- Каково ваше личное отношение к интеграции? Должна ли она быть быстрой или следует ее приостановить на десятилетия, как предлагают наблюдатели за европейской интеграцией?

- Интеграция постсоветского пространства в том или ином формате необходима всем странам. Но мне кажется, что быстрой, или, точнее, скоростной интеграции не получится. Слишком много вопросов нужно решить. За 20 с лишним лет наши страны прошли разный путь строительства национальных экономик: разное законодательство, разный уровень открытости, разный уровень налогов, разный объем и уровень развития промышленности. Все это нужно привести в равновесие. Обратите внимание: не создать единую экономику, а привести в равновесие. Кроме того, любой союз - это набор компромиссов. Для того чтобы эти компромиссы устроили государства-участников, требуется время. Переговорный процесс даже внутри тройки идет не просто по каждой отрасли или товару, а по конкретным предприятиям и товарным пунктам. Посмотрите, мы обсуждаем с Киргизией вопрос о ее вступлении уже не первый год, но пока не приняли даже дорожную карту ее подготовки к вступлению. Потому что много чувствительных товаров нужно каким-то образом компенсировать частичное сокращение занятости населения на крупнейших базарах страны и т.п. И это с учетом того, что более 70% киргизских товаров идут на рынки Казахстана и России.

- Как вы относитесь к заявлению, допустим, Южной Кореи о том, что она тоже находится на Евразийском континенте и, соответственно, тоже может претендовать на вступление в ТС и ЕЭП? Не дискредитирует ли это саму идею интеграции?

- Нужно смотреть на то, чего хотят те или иные страны. Если проанализировать выступления политических лидеров и экономистов Индии и Турции, о намерении которых вступить в ТС одно время сообщали СМИ, то можно увидеть следующее. Они говорят не о таможенном союзе, или, еще шире, об экономическом союзе, а о Зоне свободной торговли с ТС Белоруссии, Казахстана и России. А это совсем другой формат сотрудничества. Но пока документов, подтверждающих их действия в этом направлении, от правительств названных стран не поступало. То же самое и с Южной Кореей. Никаких официальных документов о намерении вступить в ТС нет. И предложений корейской стороны относительно того, в каком формате она хотела бы сотрудничать с нашим интеграционным объединением, тем более нет. Такие переговоры на официальном уровне ведутся только с Вьетнамом.


Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии