Не наказание, а восстановление нарушенных прав (Алипа Утешева)

3 февраля 2014, 13:37
Фото:

Не наказание, а восстановление нарушенных прав

Алипа Утешева

К сожалению, далеко не всегда лишение свободы меняет виновного в лучшую сторону, а то и, наоборот - «закаляет» осужденного в «горниле» криминалитета, закрепляя его антисоциальные наклонности. Потому в уголовном судопроизводстве актуальны вопросы восстановительного правосудия.

В последнее время жизнь все чаще иллюстрирует нежизнеспособность классических представлений о том, что наказание, особенно суровое, «воспитывает» преступника. Соответственно, и ясно определенные цели наказания в уголовном кодексе - восстановление социальной справедливости, исправление осужденного и предупреждение новых преступлений - не реализуются в адекватной этим высоким задачам степени.

А каковы возможности осуществления правосудия альтернативными мерами уголовного преследования? С этим вопросом мы обратились к судье надзорной судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РК Нурие Сингалиевой.

- Не только по моему мнению, но соответственно современной ситуации в целом (особенно сложившейся в последние годы) признано, что карательное правосудие не восстанавливает нарушенной преступлением социальной справедливости. С другой стороны, лишение свободы бывает несоразмерно жестоким наказанием, иногда и без учета мнения протерпевшего; а условное наказание часто воспринимается как безнаказанность.

Это подталкивает к поиску альтернативы как видам наказания, так и классическому способу уголовного судопроизводства. Одним из направлений совершенствования уголовно-процессуального права является постепенное введение новых институтов правосудия, основанных на примирении сторон и возмещении причиненного вреда. Основное в восстановительном правосудии - сгладить конфликт, снизить его последствия, передать конфликт в руки потерпевшего и обвиняемого. Поэтому Закон «О медиации», направленный на примирение и снижение конфликта, считаю, вызван самой жизнью.

Разрешение конфликта в процедуре медиации, возможной только по возбужденным уголовным делам, отличается от судебного традиционного варианта рассмотрения дел с участием двусторонних свидетелей, втянутых в орбиту разрешения конфликта. Если приговор принимается с позиции права и закона, и в суде действуют строгие процессуальные правила, то при медиации решение принимают сами стороны с позиции своих интересов, на основе сотрудничества, поиска обоюдной выгоды, совместного решения о размерах и форме возмещения ущерба.

Далее: если суд - процесс принудительный, то медиация - добровольный, никакого протокола не ведется, прокурор не обвиняет. Надо помнить, что медиатор - это не судья, и его задача - максимальное содействие заключению мирового соглашения между сторонами, разъяснение им и слабых, и сильных моментов в занимаемых ими позициях. Все его действия сводятся к примирению сторон обвинения и защиты.

- Но ведь этот закон предусматривает, что в уголовном судопроизводстве примирение возможно только по делам о преступлениях небольшой и средней тяжести?

- Да, как известно, медиация не может применяться в трех случаях: если одной из сторон конфликта (спора) является государственный орган; если споры (конфликты) затрагивают или могут затронуть интересы третьих лиц, не участвующих в процедуре медиации, и лиц, признанных судом недееспособными; по делам о коррупционных и иных преступлениях против интересов государственной службы и государственного управления.

В этом контексте важен акцент на цель примирения сторон - а не разрешения дела. Другими словами, значение приобретает не наказание виновного, а заглаживание вреда, восстановление нарушенных прав потерпевшего.

У участников дел небольшой и средней тяжести есть выбор способа разрешения конфликта, в том числе и без обращения в соответствующие госорганы. Потерпевший имеет право отказаться от официального судопроизводства, если его интересует не столько наказание виновного, сколько возмещение материального, морального вреда, восстановление его нарушенного права, устранение негативных последствий, раскаяние обвиняемого.

Худой мир лучше хорошей ссоры

- В чем преимущества процедуры медиации?

- Повторюсь, действия медиатора прежде всего направлены не на наказание, а на преодоление последствий преступления: чтобы усилиями обеих сторон достичь взаимопонимания, выработать соглашение о возмещении ущерба, причем добровольного со стороны обвиняемого - с осознанием чувства вины, раскаяния, ответственности перед потерпевшим.

Суд не всегда может разрешить конфликтную ситуацию. Ведь иногда его решения, особенно по делам частного обвинения, усугубляют и без того напряженную ситуацию, что часто влечет дальнейшие судебные разбирательства, которые могут длиться десятилетиями. Это вкупе с социальной неустроенностью, неверием людей в правосудие, не только изматывает участников, но и отражается на их материальном положении (ведь адвокаты недешевы, плюс судебные издержки, но принцип - дороже).

Главная проблема лежит в другой плоскости - какие взаимоотношения могут сложиться после судебных тяжб между соседями, коллегами, бывшими родственниками? Ведь они чаще всего являются сторонами по этой категории дел частного обвинения по таким составам преступлений, как клевета, оскорбление, где имеют место сильные эмоции, обиды и т.д. Избрав же медиацию, стороны имеют возможность сохранить между собой нормальные отношения.

- А если стороны в процессе медиации все же не захотят мириться?

- Все, что необходимо будет сделать для прекращения дела в порядке медиации - известить посредника о своем отказе от участия в разрешении спора. В этом случае стороны смогут обратиться к традиционным формам судопроизводства.

- Наверняка отечественное уголовное судопроизводство и до принятия действующего Закона «О медиации» предусматривало основания освобождения от уголовной ответственности ввиду примирения?

- В законе с 1998 года (ст. 67 УК) закреплена возможность освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением сторон. Она воплощала процессы последовательной гуманизации и демократизации уголовно-правовых отношений, способствовала повышению роли и активности потерпевшего в уголовном процессе, более полному восстановлению его нарушенных прав и свобод и, одновременно, стимулировала лиц, совершивших преступление, к позитивному поведению: заглаживанию причиненного потерпевшему вреда, примирению с ним.

Как свидетельствуют статистика и судебная практика, суды достаточно активно применяли и применяют институт примирения сторон (согласно ст. 67 УК как в старой, так и в новой редакции) по делам о преступлениях небольшой и средней тяжести, а также по делам о тяжких преступлениях, если они не связаны с причинением смерти или тяжкого вреда здоровью и впервые совершены несовершеннолетними. Но примирение, предусмотренное прежним законом, не предусматривало процедуры законодательного механизма примирения обвиняемого и потерпевшего, ход примирения был частным делом участников процесса, втянутых в конфликт. При этом орган, ведущий уголовный процесс, только лишь разъяснял обвиняемому, что он может загладить вину.

Принятые же изменения в уголовное, уголовно-процессуальное законодательство, в котором даны понятия медиатора (ст. 88-1 УПК), дают право органу, ведущему уголовный процесс на законных основаниях предлагать потерпевшему и подозреваемому, обвиняемому обращаться к медиаторам для урегулирования конфликта, возникшего в связи с совершением преступления и нарушением прав потерпевшего. Задача по примирению обвиняемого с потерпевшим передана независимому от государственных органов уполномоченному на примирение лицу - медиатору.

Социальная медиация - коммерческой не помеха

- Как вы думаете, почему такой удобный вид разрешения конфликта до сих пор не столь востребован, как хотелось бы?

- Одна из общепризнанных причин - граждане не хотят оплачивать услуги медиаторов, и привлекаемые к уголовной ответственности лица решают вопросы примирения с потерпевшими самостоятельно, без участия медиаторов, воспользовавшись положениями ст. 67 УК, предусматривающей освобождение лица от уголовной ответственности при условии возмещения ущерба и заглаживания причиненного вреда.

По делам частного обвинения также после разъяснения судьей возможности примирения и прекращения дела в случае отказа частного обвинителя от обвинения, стороны примиряются самостоятельно, не обращаясь к помощи профессионального медиатора, услуги которого надо оплачивать.

Это примирение возможно в основном в ситуациях, когда нет острого конфликта между виновным и потерпевшим, что характерно при приготовлении или покушении на преступление, когда преступный умысел не осуществился. В связи с отсутствием его последствий у потерпевшего особых претензий к виновному не имеется.

Однако в конфликтных ситуациях, когда эмоции накаливаются до предела, участники процесса не в состоянии самостоятельно прийти к соглашению, и требуется именно помощь независимого медиатора, опять же не все могут оплатить труд медиатора. Поэтому было бы логично предусмотреть возможность предоставления услуг медиатора на бесплатной основе для социально-необеспеченных и уязвимых слоев населения - по аналогии с законодательством об адвокатуре. Государственное финансирование может помочь успешному развитию медиации, социальная (финансируемая бюджетом) медиация будет мирно сосуществовать с коммерческой медиацией.

Развитию медиации могут способствовать также подготовка корпуса компетентных непрофессиональных медиаторов, производящаяся бесплатно, привлечение волонтеров из числа бывших экономистов, юристов, судей в отставке, студентов.

Другим фактором, препятствующим развитию медиации, является нормативно-правовая неурегулированность.

Нуждаются в законодательном совершенствовании

- Можно ли утверждать, что в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве не в полной мере разработаны нормы, обеспечивающие примирительные процедуры медиации? В чем выражается нормативно-правовая неурегулированность?

- Фактически в законодательстве содержатся лишь упоминания о возможностях примирения сторон в порядке медиации. Поэтому в правоприменительной практике возникают затруднения в разграничении примирения без участия посредников (медиаторов) от примирения в порядке медиации.

Согласно ч. 1 ст. 1 Закона «О медиации» сферой применения медиации являются конфликты, рассматриваемые в ходе уголовного судопроизводства по делам о преступлениях небольшой и средней тяжести.

Суды, игнорируя имеющуюся ссылку в законе на сферу применения медиации, в ситуациях отсутствия конфликта, когда имеются основания для применения ст. 67 УК без участия медиатора, прибегают к услугам непрофессиональных медиаторов, тем самым увеличивая статистические данные об участии медиаторов.

Следует отметить, что вопреки смыслу Закона «О медиации» об оптимизации и упрощении судопроизводства, тексты судебных постановлений содержат полное перечисление доказательств с изложением показаний допрошенных свидетелей. Это происходит в силу того, что освобождение от уголовной ответственности в порядке ст. 67 УК урегулировано уголовно-процессуальным законодательством и предусматривает, что постановление или приговор о прекращении ввиду примирения должны отвечать требованиям, предъявляемым к процессуальным документам. В них должна даваться юридическая оценка, излагаться мотивы принятого решения, отмечаться добровольность примирения, в чем заключается заглаживание вреда и ряд других моментов.

В связи с тем, что медиация является разновидностью примирения, предусмотренного ст. 67 УК, состоявшиеся результаты примирения в порядке медиации требуют такого же процессуального оформления и, соответственно, вынесения подтверждающего процессуального решения с предъявляемыми требованиями изложения мотивов принятого решения.

Таким образом, ныне действующие нормы закона о примирении, в том числе в порядке медиации, не позволяют упрощать вынесение упрощенных судебных постановлений, не позволяют освободить время для подготовки других, более сложных дел. В связи с этим требуется внесение изменений в законодательство. В отношении дел, прекращенных с участием медиаторов, в судебном акте должно содержаться лишь указание о наличии медиативного соглашения и не должно предусматриваться обязательное процессуальное требование об обосновании принятого решения как в отношении других процессуальных документов.

Нуждаются в законодательном совершенствовании и вопросы относительно процессуальных сроков. Согласно Закону «О медиации» договор о медиации не приостанавливает производства по уголовному делу, а медиация должна быть осуществлена в установленные уголовно-процессуальным законом сроки досудебного и судебного производства.

В случаях, когда медиатор может отказаться или стороны на любой стадии откажутся от процедуры медиации, или не будут исполнять соглашение, как укладываться в предусмотренные сроки - с учетом того, что факт участия в процедуре медиации не является доказательством признания вины, и необходимы время, определенные сроки, для сбора доказательств виновности или невиновности.

- А если, допустим, такая ситуация: человек дважды совершил преступление средней тяжести, по закону он может примириться с потерпевшим, но ведь он явно далек от раскаяния?

- Такие вопросы, связанные с возможностью освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением в порядке медиации в отношении лиц, не впервые совершивших преступление средней тяжести, или связанные с причинением смерти или тяжкого вреда здоровью человека, также требуют уточнения в законе.

Применение ст. 67 ч. 2 УК, освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением, в том числе в порядке медиации, отнесено к праву суда, а не к его обязанности и носит факультативный характер. Поэтому в этих ситуациях лицам, которые примирились в порядке медиации, в суде может быть отказано в освобождении, и институт медиации потеряет доверие. Несмотря на имеющиеся проблемные вопросы, в любом случае развитие института медиации будет способствовать повышению престижа и доверия к судебной системе страны, станет еще одним шагом вперед в реформировании судебной системы страны, в приближении ее к мировым стандартам.


Читайте новости zakon.kz в
Показать комментарии

Популярное

все топ новости

НОВОСТИ

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:

Хотите быть в курсе важных новостей?