Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Негласная видеозапись в преступлениях взрослых против детей. Или почему гарантия охраны прав для первых исключает здесь гарантию защиты прав для вторых. Приоритеты?

Юрист

Фото : 12 мая 2014, 16:06

Многие проблемы, возникавшие в недавнее время по поводу декретных выплат, пенсионного возраста для женщин, имеют одной из причин невозможность женщины в определенные периоды своей жизни работать, в данном контексте - вести официальную трудовую деятельность, с отсчетом стажа и всеми обязательными социальными выплатами в бюджет. Либо с невозможностью проработать то требуемое продолжительное время, дающее впоследствии право на наилучшие предусмотренные социальные гарантии.

Основное предназначение женщины, в моем понимании - это рожать детей и быть матерью. Это огромный, самый значимый и ответственный труд – вырастить человека, воспитать личность, гражданина. Что абсолютно не исключает никакую иную самореализацию женщины, например профессиональную, ни её активную социальную или гражданскую позицию и участие в этом. Это на её свободное усмотрение, только приветствуется. И многие женщины хотели бы принести еще дополнительную помощь и своей стране, участвуя в созидании общих материальных и нематериальных ценностей и благ, и непосредственно своей семье, в виде дополнительного дохода. Но часто на это у них нет элементарной физической возможности – не на кого оставить ребенка.

Почти безвыходная ситуация среднестатистической семьи знакома многим. В доме маленький ребенок, а то и не один; очередь в детсад еще не подошла, частный садик не по карману. Не все могут воспользоваться помощью пожилых родителей по объективным причинам: состояние здоровья последних, дальность их проживания, либо отсутствие таковых. Я вообще в некоторых случаях считаю это признаком инфантилизма (у нас не привито понимание, что пожилые пары имеют право наконец пожить и для себя). Часто следом рождается второй, третий ребенок, с малой разницей в годах между ними. Государство призывало женщин больше рожать, и те откликнулись, пока собственный возраст дает больше шансов на рождение здоровых детей. Декретных нет тогда. Небольшое пособие за ценных новых граждан из числа 17 миллионов государство всё-таки даст, что заставляет скорее больше сомневаться, чем радоваться. «Счастливый отец» и «несчастный супруг» в одном лице, теперь один тянет такую нелегкую ношу, с немалочисленными иждивенцами. Когда же у супруги наконец появится возможность выхода на работу, это сложнее реализовать уже по другим причинам: её возраст, кол-во детей и частично потерянная квалификация теперь далеко не конкурентоспособны в нашем динамичном деловом мире.

Но заранее оговорюсь, речь здесь пойдет вовсе не о бесчисленных выплатах от государства, чтобы предвосхитить обвинения в безответственности и иждивенчестве. Здесь я подниму совершенно другую проблему.

Десятки тысяч семей в поисках выхода из ситуации, прибегают ко все более популярному способу - к помощи постороннего третьего лица на основе материального вознаграждения. Проще говоря обращаются к услугам няни на дому. Находя это решение оптимальным и вполне осуществимым. В этом есть как недостатки (в виде отсутствия коллектива сверстников для ребенка, не всегда наличие педагогического опыта у няни) так и свои преимущества для семьи, включая гибкость графика и оплаты.

Многие находят положительным и тот факт, что ребенок будет находиться в своем же доме, в привычной и достаточно безопасной для него обстановке. Ведь это тыл из тылов. А для большего спокойствия и уверенности, поскольку няня - это все же чужой человек, дополнительно устанавливают в своем доме собственное видеонаблюдение, как правило, скрытое, наивно полагая, что не только имеют на это законное право, ведь это их личный дом, а это их собственный несовершеннолетний ребенок, но и искренне веря, что впоследствии эти видеозаписи помогут им так же законно что-то предъявить этому персоналу, подтвердить, опровергнуть, показать, доказать и наказать. И защитить свое дитя.

Установка такого видеонаблюдения дает родителям чувство максимальной защищенности для их ребенка и ощущение полного контроля над ситуацией для самих себя. Большинству это облегчает жизнь, помогая изменить уклад и выйти на работу. Но не всем. Иногда, для некоторых родителей, эти чувства, оказываются, на поверку, абсолютно мнимыми, ничем не подкрепленными и жестоко обманутыми. Родители с ужасом для себя обнаруживают это тогда, когда случается что-то неприятное с их ребенком по вине той самой няни. Порой вовсе критическое, угрожающее или травмирующее их ребенка, иногда довольно серьезно, как морально, психически, так и физически. Поначалу родители, настроенные решительно, надеются быстро, без особых сложностей принять соответствующие меры к виновному лицу, убежденные в собственной правоте во всем. И при обращении в полицию, в качестве главного аргумента, предъявляют как основное свидетельство, ту самую домашнюю видеозапись, как и все здравомыслящие люди, расценивая ее как бесспорно доказывающую всё. Но сотрудники полиции, часто понимая родителей и сочувствуя им, вынуждены им сообщить, что любая негласная видеозапись, сделанная без санкции прокурора, признается, по сути, незаконной, не имеет юридической силы и не может рассматриваться в качестве доказательства по делу.

Каждый имеет право на защиту своих прав и свобод, чести и достоинства, в т.ч. и в суде. Но это не просто обеспечить детям даже при самом благоприятном сценарии. Ребенок еще не обладает достаточно развитой психикой, чтобы суметь осознать в полной мере, что с ним произошло по вине взрослого человека, понять негативное влияние этого для себя, в т.ч. в виде возможных неблагоприятных последствий, не всегда способен дать оценку противоправным действиям взрослого против себя. Допустим, в случае физического насилия он наверняка сообщит об этом своим родителям (опекунам). А если это психологическое или моральное насилие, то его выявить сложнее. Ребенок либо слишком поздно сообщит об этом, боясь запретов и угроз со стороны взрослого нарушителя, либо вообще никогда это не озвучит, в силу особенностей своей психики и характера, ни самостоятельно, ни даже при целенаправленных расспросах. Но косвенно может обнаружить это со временем в виде отклонений неврологического характера. И я подразумеваю пока только тех детей, которые уже умеют более или менее хорошо разговаривать, строить фразы, выражать свою мысль, а так же немного ориентируются и сопоставляют временные периоды, и смогут назвать отрезок времени происшествия.

Пытаясь доказать факт нарушения прав своего ребенка, его родители вынуждены согласиться, помимо прохождения им экспертиз, и с его опросом (дознавателем, психологом, в суде), особенно при нанесении ему существенного вреда, хоть это и явится в данном случае повторной травмой для него. Рассчитывая на подкупающую наивность и бесхитростность своих малышей при расспросах, как на козырь в их же пользу.

Но ведь есть еще и совсем маленькие дети, не умеющие говорить. Кто-то из матерей просто вынужден оставлять и таких детей, под полную ответственность няни, сложно их осуждать за это. Эти малыши более уязвимы, они ограничены в движениях и способах самозащиты. Они больше подвержены внезапным возрастным физиологическим рискам, под которые взрослый может завуалировать, замаскировать печальные результаты своего халатного или противоправного отношения к ребенку. И случись такое, они сами ни о чем никому не смогут поведать. И никто другой за них ничего не сможет рассказать, если рядом не оказалось других свидетелей (ребенка постарше или другого взрослого). А «незаконную» видеозапись, в которой визуально всё отражено, могут, значит сразу выкинуть за ненадобностью. Но как тогда этим детям реализовать гарантируемое восстановление своих прав? Как их родителям их защитить? Если о принципе состязательности и равноправии сторон в суде, в таком, заведомо неравном бою, вообще сложно говорить.

Но родители не намерены так просто сдаваться. Многие граждане полностью солидарны с ними в их упорном неприятии такого положения дел и в их, можно сказать, одержимости, во что бы то ни стало добиться наказания для виновной стороны, как раз на основании этих самых видеозаписей.

Казалось бы, на их стороне есть беспристрастный и очень надежный свидетель. По этим видеозаписям можно всё детально восстановить, запротоколировать, сделать копии. Главное что это очевидная, физически реальная объективная документальная запись, а значит бесспорная и неопровержимая. А не 3D-анимация или клонирование всех участников для постановочных съемок, с сомнительной целью. Но нет, она не признается таковой только потому, что несанкционирована. И совсем не важно, кого именно она призвана была защитить, а кого уличить. Это та безэмоциональная сторона правосудия, которая не имеет ничего общего с реальной справедливостью.

Такие законы словно испытывают родителей с первого захода, за излишнюю нетерпеливость и неснисходительность к преступнику, раз они сразу после первого случая требуют для него наказания. Хотя им всего-то нужно соблюсти определенные установленные процессуальные процедуры. Но родители, как правило, не желают достичь получения теперь уже законных доказательств предлагаемым способом, а именно: специально держать этого человека в своем дома, чтобы, подпустив его снова к своему ребенку, испытывая тем самым судьбу, наконец дождаться повторения ситуации, чтобы всё зафиксировать. И вместе с тем, они раздваиваются, т.к. в попытке добиться справедливости с первого раза, им тогда приходится почти с абсолютного нуля, буквально на пальцах, доказывать за свое малое дитя то, что заведомо почти недоказуемо, т.к. больше никто и ничто не свидетельствует в их пользу. И в результате, подавляющее большинство виновных уходят от ответственности.

Если человек не в состоянии в силу абсурдных преград защитить собственного ребенка в пределах собственного же жилища, то о чем более можно тогда говорить?

Всё вышеизложенное относится не только к детям в семье, но так же к малышам из детсадов. А особенно домов малютки, интернатов, детдомов, которых много по Республике, где иной персонал тоже позволяет себе подобные противоправные действия, в отношении малышей и без того обделенных родительским вниманием, а оттого вдвойне беззащитных.

Так вот, в связи с этим предлагаю признавать законной, после соответствующей проверки только на подлинность, любую аудио-видеозапись на любых носителях, сделанную в законных интересах любого несовершеннолетнего ребенка, в том числе полностью негласно, без всяких официальных разрешений или постановки в известность другой стороны, в лице взрослого (либо подростка от 14 лет). Особенно сделанную на территории своей частной собственности. И вообще обязать максимально оборудовать все детские заведения и учреждения видеокамерами, записи которых будут опечатываться и архивироваться сотрудниками прокуратуры с определенным интервалом. Так же предлагаю узаконить публичную огласку таких видеозаписей, без получения согласия на то виновного лица, не зависимо от решения суда. Это послужит сдерживающим и весьма поучительным фактором для остальных, и наилучшей профилактикой.

Считаю необходимым узаконить эту практику как можно скорее, откорректировать всё законодательство, где могут оговариваться права ребенка. Многое дополнить, расширить, четко разграничить, квалифицировать и подробно расписать. Это тоже станет одной из форм гуманизации правосудия, что для некоторых означает лишь более мягкое наказание для отдельных категорий лиц или правонарушений. Например, для инвалидов, женщин, имеющих малолетних детей, или декриминализацию отдельных видов преступлений и пр., что, конечно, правильно. Но помимо этих мер, для других граждан по эту сторону закона, под этим термином понимается еще и более адекватное, грамотное и более полное гарантирование защиты прав определенным категориям лиц, как в данной теме – несовершеннолетним детям. И как следствие - более жесткое и суровое наказание для тех лиц, кто находится по таким делам по ту сторону закона. Т.к. не правильно просто уровнять во всем детей с другими уязвимыми категориями, например, с инвалидами или беременными женщинами, которые всё же в состоянии адекватно воспринимать события, что не дано детям, в силу незрелости их психических и личностных составляющих. Лишь тогда можно будет говорить о справедливом и гуманном правосудии.

Кроме прочего нужно существенно продлить сроки экспертиз и исковой давности по всем правонарушениям в отношении детей. Обязав всех свидетелей, в т.ч. других детей, в лице их опекунов, в строгом порядке давать показания по подобным делам. Приведу пример в пользу необходимости. Из кадров по ТВ. Одна няня, оказавшаяся, как выяснилось, бывшей уголовницей, отомстила бывшим хозяевам за что-то через их почти годовалого ребенка, доверенному ей. Избила его особым жестоким способом, почерпнутым в местах лишения, через толстый слой материи, когда образуются глубинные ушибы, проступающие на поверхность кожи в виде синяков лишь спустя достаточное кол-во времени, а сперва почти никак не проявляющиеся. Затем жестоко намекнула родителям о подготовленном для них «сюрпризе». И гематомы у ребенка проявились лишь тогда, когда этой няни уже давно след простыл, и по срокам доказать причинно-следственную связь этих телесных повреждений было уже не просто. Но если бы у них была на тот момент скрытая домашняя видеозапись, то и она бы, по нашим законам, не была принята и не смогла бы им помочь.

Всё это подталкивает, охваченных справедливым гневом родителей, к самосуду. За который, кстати, некоторые из родителей затем несут вполне реальное наказание. Ущерб, наказания и страдания для семьи, а равно и для ребенка в ней, здесь совершенно несопоставимы с реализованным правом преступника на свою защиту от негласной съемки. Это же абсурдно. Кого защищаем и от кого?

Я не утверждаю, что это сплошь и рядом, но десятки, а то и сотни таких случаев с детьми по всей республике – это уже слишком много. Этого вообще не должно быть.

И недостаточное внимание, равнодушие или бездействие в этих вопросах, на всех уровнях, в т.ч. в сфере нормотворчества, должны активно стимулироваться различными инициативами.

п.5 ст.12 Конституции РК гласит: «Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать прав и свобод других лиц..» Но как же в законе четко определяется первоочередность прав? Если гарантированность их охраны для одних исключает гарантированность их защиты для других. Тогда положение, утверждаемое в п.1 ст.14 Конституции, гарантирующей, что «Все равны перед законом и судом» не всегда достижимо. Пока не будут расставлены приоритеты, итог часто будет несправедливым. Я считаю, что права ребенка должны быть всегда приоритетнее перед правами взрослых. И дети дошкольного и младшего школьного возраста должны пользоваться всегда даже двойным приоритетом.


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии