В Восточном Казахстане суд требует с пенсионерки почти миллион тенге за мешок черемши

 

Пенсионерка из поселка Черемшанка попала в совершенно безвыходную ситуацию: оставшись без средств к существованию, женщина вынуждена была питаться диким луком, которым издревле славится местность вокруг поселка. Да только, пытаясь выжить, женщина попалась природоохранной полиции. Теперь почти пять лет она будет половину пенсии отдавать государству. Почему в нашей стране сорванный лук может обойтись куда дороже, чем разворовывание бюджета или мордобой, выяснял корреспондент YK-news.kz.

...Небольшой и некогда цветущий поселок Черемшанка получил свое название в честь черемши, растущей здесь испокон веков. Из цветущего здесь нынче только этот дикий лук. После того как закрылась Черемшанская птицефабрика, без работы остались 450 человек. Местные рассказывают: те, кто не смог устроиться на вахтовую работу, отправились выживать в лес. В прямом смысле - собирать для продажи грибы, ягоды и черемошку, как они ласково называют растение. Пучок на рынках области можно купить за 150 тенге. Правда, каждый стебель лука»стоит» 0,5 МРП (926 тенге) штрафа. За его сбор можно даже получить до трех лет тюрьмы.

Только с начала весны за незаконный сбор черемши к ответственности привлекли троих черемшанцев. Прошлым летом тех, кто оказался не в том месте и не в то время, было четверо. Среди них и пенсионерка Светлана Колесникова. Суд над ней завершился несколько недель назад. Приговор - год ограничения свободы и невероятный штраф - 866 287 тенге.

 

На скользкий путь

 

Светлана Колесникова много лет работала на птицефабрике птичницей. Предприятие обанкротилось, когда до пенсии женщине оставался всего год. С тех пор ее кормили лес, огород и единственная дочь, которая с мужем и тремя детьми тоже живет в Черемшанке. В июне 2013 года Светлана Николаевна отправилась собирать дикий лук. С собой у нее был только мешок, куда она складывала стебли. С ним-то ее и задержали сотрудники природоохранной полиции. По информации стражей растительного мира, природа региона «недосчиталась» 991 стебля редкого растения. Женщина уверяет: продавать черемшу она не собиралась, все это только для себя, на засолку. Она даже не знала, что зеленые побеги охраняются законом. Когда в отношении Светланы Колесниковой возбудили уголовное дело и началось судебное разбирательство, сельский аким дал женщине хорошую характеристику, соседи писали коллективные письма с просьбой не судить Светлану строго. Ведь черемшу рвут и солят абсолютно все, - простодушно признавались местные. Однако ни это обстоятельство, ни тяжелое материальное положение, ни слабое здоровье не повлияли на решение судей. За год разбирательств 59-летняя Светлана Колесникова от районного суда дошла до областного апелляционного, но размер штрафа остался прежним. Теперь судебные исполнители намерены взыскивать с нее каждый месяц 50 процентов пенсии в доход государства. А получает женщина 32 тысячи тенге. Как она будет жить следующие четыре с половиной года?

 

Ни кола ни двора

 

Горше слез, пророненных Светланой над злосчастным луком, обернувшимся неподъемным штрафом, лишь история ее жизни.

У женщины фактически не было крыши над головой. В квартире, которую ей выделило предприятие, не было света, воды и каких-либо удобств, а дом признали аварийным. Сельчанке удалось продать недвижимость под снос за девяносто тысяч тенге. Но на этом злоключения не закончились.

Когда Светлана Николаевна начала оформлять пенсионное пособие, выяснилась неприятная новость - отчисления на ее пенсионный счет фабрика делала с минимальной зарплаты, а значит, и выплата будет минимальной. Ставшая фактически бездомной, женщина нашла единственно возможный выход - оформила под пенсию кредит на покупку дома. Сейчас она выплачивает за него 18 тысяч из 32. Оставшиеся деньги уходят на дрова, уголь, продукты и лекарства, ведь у Светланы целый букет заболеваний, приобретенных за долгие годы работы птичницей на фабрике.

Уже в августе она должна начать выплачивать штраф. Тогда у Светланы Колесниковой не останется никаких средств к существованию.

 

Мягче некуда

 

Как рассказала корреспонденту YK-news.kz отчаявшаяся женщина, другие черемшанцы, пойманные в то лето, официально безработные, поэтому будут выплачивать в месяц только по две тысячи тенге.

По словам правозащитника Александра Харламова, представляющего интересы Колесниковой в суде, их просьбу смягчить наказание и сократить размер штрафа, а также взыскивать не половину, а четверть пенсии отклонили, потому что суд считает приговор и без того мягким - всего лишь год ограничения свободы. То есть еще нужно сказать спасибо, что не упекли за решетку. А штраф - это возмещение ущерба, нанесенного государству.

- У нас в стране за коррупцию и административные нарушения наказывают штрафами в 50-100 тысяч тенге, - возмущается юрист. - А за охапку лука дают миллион. Вот и пойди разберись, что страшнее: коррупция, дебоширы или пенсионерка с корешками.

Однако в поселке есть один, если можно так выразиться, положительный пример. Мужа Светланы Бритаусовой, продавщицы на местном рынке, семь лет назад за добычу черемши оштрафовали на один миллион семьсот тысяч тенге. Спустя два года разбирательств супруги дошли до Верховного суда, и только там им удалось сократить сумму штрафа до трехсот тысяч. Правда, и ее они выплачивают уже пять лет. Обратиться в Верховный суд намерен и Александр Харламов.

 

Не самые виноватые

 

Светлана Колесникова и другие сельчане уверены, что никакого вреда черемошке не наносят. По их словам, срезать ее даже нужно. А иначе растение само себя душит - новые побеги становятся слабыми и в конечном итоге увядают.

Впрочем, ведущий научный сотрудник Алтайского ботанического сада кандидат биологических наук Юрий Котухов рассказал, что для заготовки обычно срезают самые крупные побеги, а это приводит к ослаблению вида. А чтобы оставшаяся в земле луковица снова дала семена, требуется 6-7 лет. Тем не менее ученый признает, что численность растения сокращается с каждым годом вовсе не по вине людей.

- Лук мелкосетчатый действительно очень редкий, это реликтовое растение. Оно растет только в нашей области и только в окрестностях Риддера, - пояснил Юрий Котухов. - Но люди всегда его ели, и он не исчезал. Растение вымирает потому, что вырубают пихтовые леса - единственное место, где дикий лук может расти.

В Черемшанском лесном хозяйстве сейчас в самом деле идет заготовка леса. Сельчане показывали деляны черемши, от которых после прохода лесорубов ничего не осталось. Ирония судьбы такова, что в этих же местах висят плакаты, напоминающие местным о том, что растение охраняется и его истребление карается законом.

- Мы боимся, но все равно ходим в лес, а что нам делать? Нужно как-то жить. Обидно за то, что нас наказывают, хотя мы не рвем столько черемошки, сколько ее гибнет под колесами техники, - говорит жительница поселка Елена.

 

Откуда квота «растет»

 

В местном лесхозе уверены, что помочь редкому виду не могут, так как разрешения на заготовку леса выдают в Астане. А вот найти компромисс между интересами государства и нуждающимися в дарах леса можно - достаточно только установить квоту на заготовку черемши для местных жителей. К слову, такой пример в ВКО уже есть. На озере Маркаколь жители получают вполне законное разрешение на отлов ускуча с лимитом до пяти килограммов. Однако, по данным областного управления природных ресурсов и регулирования природопользования, не существует никакой конкретной схемы, как подобную квоту можно разработать для заготовки черемши.

- Теоретически квоту можно получить, - говорит заместитель руководителя управления природных ресурсов и регулирования природопользования ВКО Виталий Чернецкий. - Однако сейчас для этого нет ни нормативно-правовой базы, ни четкого механизма, как она должна выделяться. То есть не ясно, кто должен проводить эколого-биологическое обоснование, из какого бюджета — областного или республиканского — оно будет финансироваться. Даже если квота появится, кто будет эти заготовки контролировать, чтобы человек, к примеру, не унес 20 килограммов вместо положенных пяти? У государства нет для этого средств.

В областной природоохранной прокуратуре не видят препятствий для проведения такого исследования.

- Специализированные научные организации должны провести необходимые экспертизы, результаты которых передадут на рассмотрение ботанической комиссии при Министерстве. Рекомендации ботанической комиссии направят в правительство, и уже там будет принято решение, - говорит помощник специализированного природоохранного прокурора Асет Мухатов.

А в черемшанском лесхозе уверены - инициатива должна исходить от акимата.

- Не в нашей компетенции выходить на управление с подобным предложением, это должен делать аким, - комментирует инженер охраны и защиты леса Черемшанского ГУ лесного хозяйства Сергей Третьяков.

В акимате Глубоковского района считают, что инициатива должна исходить от самих черемшанцев.

- Учитывая то, что птицефабрика закрылась и многие сельчане собирают в лесу грибы, ягоды и растения, чтобы прокормить себя, этот вопрос можно поднять. Но первоначально нужно собрать сход села. Сельчане должны обратиться с такой идеей к акиму, провести сход, возможно, даже на уровне района, все это нужно обсудить. А район поможет дальше пойти, обратиться выше, - сообщил исполняющий обязанности акима Глубоковского района Александр Брагинец.

На вопрос, кого же все таки стоит защищать - редкое растение или оставшихся без средств людей, нам так и не ответили. Вероятно, корень проблем обнаружить куда сложней, чем несколько десятков корешков дикого лука.

 

9 июня 2014, 10:57
Источник, интернет-ресурс: Новостной сайт Усть-Каменогорска

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript