Алик Айдарбаев: «Меня много за что можно покритиковать» - эксклюзивное интервью с акимом Мангыстауской области

 

Философия государственной власти

 

Большинство опрошенных»Радиоточкой«экспертов охарактеризовало Алика Айдарбаева, акима Мангистауской области как реалиста, человека прагматичного, привыкшего обсуждать практическую сторону вещей. Видимо, именно поэтому в разговоре с журналистом «Радиоточки» Алик Айдарбаев коснулся планов на отдаленное будущее, теории государственной власти и философского вопроса о свободе и ответственности человека. А еще рассказал, что «нефтянка» - это инновационная отрасль и почему в Казахстане больше, чем принято считать, областей-»доноров».

 

Повышенные требования

 

К сожалению, в информационной повестке дня Мангистауской области есть социальные и трудовые конфликты. Недавно вам пришлось вмешиваться и разрешать очередной спор между работниками и работодателем. И с чем связана такая повестка дня, со спецификой региона? Возможно, у работников завышенные запросы?

У нас есть изменения к лучшему в этой сфере, но сказать, что решены все вопросы - сейчас рано. Можем констатировать, что улучшение обстановки идет, благодаря пристальному вниманию к этому вопросу, ежедневной работе. Я не могу сказать, что у нас чрезмерные хлопоты, связанные с трудовыми коллективами. Когда мы в такие конфликты вклиниваемся, у нас претензии больше к работодателям, нежели к работникам. Из ста случаев, в 90 случаях это вина работодателя. Да, есть и завышенные требования со стороны работников, но, в принципе, они требуют то, что им полагается.

 

Требуют то, что им полагается по закону?

И не только по закону - они смотрят на возможности работодателя. У нас работники требуют больше, зная, что у работодателя возможностей больше. Это справедливо. Там, где таких возможностей у работодателя нет - там и не требуют, понимают это. А у нас многие работодатели могут [улучшать условия труда, повышать заработную плату - «Радиоточка»], но не хотят. По каким-то причинам не хотят (смеется). Может, это и есть специфика нашего региона.

 

Завышенные требования - это нормально?

Завышенные… Повышенные - так лучше - требования, это нормально. Когда люди понимают, что им могут дать больше, что они могут получить больше, они требуют большего. Ведь с них и спрос повышенный у такого работодателя. Работа у них тоже не из легких.

 

999 миллиардов

 

Повышенные требования не связаны с тем, что Мангистауская область является регионом-донором, одним из четырех…?

Боюсь, что многие не знают всех деталей бюджетной сферы. Когда вы говорите, что четыре области - доноры, вы, наверное, имеете в виду таблицу, которую распространили СМИ, и в которой, напротив Мангистауской области, указана цифра в 10 миллиардов тенге. Но, если совокупно, Мангистауская область платит во все уровни бюджета, с учетом Национального фонда, около триллиона тенге. Это больше, чем 999 миллиардов (улыбается). Пусть будет 999 миллиардов для наглядности. Бюджет нашей области составляет 140 миллиардов, разница в 860 миллиардов. Вот эта сумма «донорских перечислений». И никто не задался вопросом - почему наша область донор на сумму в 10 миллиардов?

А теперь давайте разберемся, кто у нас донор, кто - не донор. Государство у нас унитарное, бюджеты формируются, исходя из этого принципа. Местный бюджет состоит из социального налога, налога на имущество и прочих не очень значительных налогов. Мангистауская область, действительно, 10 миллиардов по этим налогам собирает. А 860 миллиардов почему-то не замечают. Давайте посмотрим немного с другой стороны - если у нас НДС будет считаться местным налогом, как в России, то тогда 10 областей будут донорами. Деление донор-не донор, это вопрос того, какой вид налогов куда относится - к местному бюджету, или к республиканскому. Алматы, Астана, Мангистауская и Атырауская области считаются донорами, потому что у них сбор местных налогов превышает какую-то планку. Поэтому корректно надо считать: сколько собирается и сколько регион потребляет. Я думаю, что при таком подходе многие области считались бы донорами.

Вот этот расклад знают очень немногие люди. Даже депутаты не знают, я беседовал со многими депутатами, а они не знают. Удивительно. Честно говоря, я тоже не знал, пока не начал работать в акимате. У меня правило, детально, по косточкам разобрать - откуда приходят деньги, куда идут. А обычные жители области, тем паче, этого не знают. А знать это - надо.

Но, я не считаю правильными разговоры в унитарном государстве, что кто-то кого-то кормит, а кто-то объедает. Страна - единый экономический организм. У нас унитарное государство, мы планомерно развиваем все регионы, смысл экономической политики - регионы должны дополнять друг друга. Президент сказал: хватит всем заниматься всем, определяйтесь со специализацией. Мы даем нефть, пусть другие области дают нам продовольствие, если мы по природно-климатическим условиям не можем его сами в нужном объеме производить. Другое дело - наши нефтяники фактически удешевляют горюче-смазочные материалы для всей страны.

 

Как удешевляют?

Цены на нефтепродукты контролируются, стоимость ГСМ - ограничена постановлением правительства. Цена на нефтепродукты не рыночная. А есть еще система квотирования, запрет на вывоз, государство держит макроэкономическую ситуацию под контролем, сдерживает так инфляцию. А по продовольствию таких ограничений нет. В наш регион продовольствие поступает из других регионов, и такие большие транспортные расходы.

 

Но есть же пороговые цены на социально значимые продукты?

На социально-значимые продукты есть предельно-допустимые цены, но, если вы превысите эти цены предельно-допустимые, вам ничего не будет. Нет механизма. Ну, погрозят там. А если вы продадите нефтепродукты дороже, чем постановило правительство, вас накажут. Это я к чему - к тому, что в регионах, где нет возможности выращивать достаточно продукции, надо делать так, чтобы цены на нее были приемлемые. Высокими ценами на продовольствие, кстати, и объясняются требования хороших зарплат у людей.

 

Насколько я знаю, социально-предпринимательская корпорация в регионе стремится контролировать цены. Какие тут приоритеты?

 

Приоритет в чем, в том чтобы были стабильные цены на продукты, принимаются какие-то меры по сдерживанию цен, какие-то по интервенциям на рынке. СПК (социально-предпринимательская корпорация «Каспий» - «Радиоточка») поручили, если какие-то продукты резко дорожают, то СПК может купить эти продукты по приемлемой цене и сбить чрезмерно завышенные цены. Плюс, привлечение сюда дискаунтеров, которые берут маленькую маржу, а живут за счет оборота. И, конечно, мы используем те возможности, которые есть в регионе. Например, по мясу - нельзя сказать, что возможностей вообще нет. Они есть, но мы ограничены природно-климатическими условиями. Больше чем столько-то тонн мяса мы производить не можем, при нынешних условиях, что у нас столько-то воды, колодцев, площадей для отгонного скотоводства.

Сейчас мы определяем возможности, которые есть в регионе. И впервые, в прошлом году, мы реализовали схему - СПК заключило договора с нефтяными компаниями на поставку мяса, и СПК это мясо покупает у сельчан, сама СПК режет, разделывает. У сельчан, у крестьянских хозяйств появилась возможность реализации мяса по нормальной рыночной цене. Это ценно! Если у вас есть скотина, и вы хотите продать мясо по той же цене, что и на рынке - это у вас вряд ли получится, потому что там сидит цепочка посредников, которые стремятся отжать вас так, чтобы заработать на перепродаже. Нефтяники не сразу на это пошли, пришлось убеждать, ведь они привыкли работать с крупными поставщиками. Такую же схему хотим сделать и по рыбе - прямо на берегу или в море покупать рыбу, замораживать ее и сразу поставлять на стол нефтяникам.

Но не исключаю того, что если подойти к производству мяса по науке, то можно будет организовать большие предприятия на привозных кормах. А об экспорте мы и не мечтаем, это и не нужно. Если у кого-то мысль возникнет - превратить нашу область в экспортера мяса, мы этим заниматься, тут помогать не будем. У нас другая специализация. Надо использовать свое преимущество - а у нас это наш традиционный сектор: нефть и газ. Это наш становой хребет, он дает республике триллион тенге. И неразумно не уделять этому внимания.

 

Нефть льется с неба?

 

До сегодняшнего дня некоторые люди не относили нефтяной сектор к индустрии. Я посмотрел карту первой пятилетки ГПФИИР [Государственной программы форсированного индустриально инновационного развития - Радиоточка ] - я там все нашел, кроме нефтянки. Мне объяснили, нефтянку туда не включили, потому что эта отрасль такая, она-де сама собой развивается. Для меня, для человека, который всю жизнь проработал в нефтянке, вообще, было странно слышать такой подход. Некоторые люди думают, что нефть льется с неба, она сама собой прет из-под земли, только успевай тару подставлять. Полное непонимание проблем нефтяной отрасли. И когда президент в прошлом году на саммите «Казахстан - Россия» в Екатеринбурге заявил: нефть и газ - это наши конкурентные преимущества, и на этой базе мы должны диверсифицировать экономику, и предложил следующий саммит провести в Атырау - он в этом году будет, и он будет называться «Инновации в нефтегазовой отрасли», тут же все поменялось, тут все начали говорить: да, нефтянка это индустрия.

Мангистауская область оказалась на последнем месте в рейтинге инноваций. Это для меня удивительно. Где-то строят коровник с кормушкой-каруселью. Что это такое - карусель? Инновация? Высокая технология? А в нефтегазовой отрасли применяются самые передовые технологические методы. Я как-то сводил людей, которые занимались составлением этой статистики по инновациям, на одно месторождение - и мы увидели 10-15 инноваций сразу, вот только на одном месторождении.

 

Но, ведь большая часть технологий в нефтяной отрасли привезена в Казахстан иностранцами и используется иностранцами. Какое отношение к ним имеет Казахстан?

А какое отношение к кормушке-карусели имеет Казахстан? И коровы на некоторых фермах никакого отношения к Казахстану не имеют, они привезены из-за рубежа, не мы их выводили. А у нас - каждое месторождение уникальное. На них работают и наши предприятия, и наши нефтяники. Это обывательский подход - считать, что нефть, она льется. Она добывается самоотверженным трудом. У нас месторождения старые и трудноизвлекаемая нефть, и, соответственно, высокая себестоимость. Последние четыре года реализуется масштабная программа модернизации, принятая на крупных месторождениях. Я сам в ней участвовал, когда работал с 2009 года в «Мангистаумунайгазе», потом в «КазМунайГазе». И стратегия развития уже дает результаты - по итогам четырех месяцев 2014 года, Мангистауская область показала самый высокий прирост промышленного производства - 4,1 процента. Рост был обеспечен за счет добычи нефти на всех старых месторождениях.

Президент, на расширенном заседании правительства, в начале этого года поставил задачу по увеличению коэффициента извлечения нефти. Я как нефтяник был рад, что глава государства так детально вникает в наши вопросы. Я ему рассказал, что начнутся опытно-промышленные работы на одном месторождении. Среднеотраслевой КИН в Казахстане - 30 процентов. Это что значит? Взять все геологические запасы, и до конца разработки месторождения, мы сможем с сегодняшними технологиями сможем извлечь 30 процентов запасов, которые есть в недрах. Когда как в других странах это коэффициент 50-60 процентов. Как они этого добились? Они туда закачивают не только воду, как мы это делаем, а различные полимеры, химреагенты, и тем самым увеличивают этот коэффициент. И вот, было лабораторно доказано, что применение полимеров может увеличить КИН еще на 12 процентов. Если это распространить на наши месторождения, старые, это будет сравнимо с открытием такого месторождения как Кумколь - 100 миллионов тонн! Вот этот прирост добычи, эта дополнительная прибыль, которые мы можем получить, с лихвой окупит строительство нефтехимических заводов. Мы над этим работаем, если этот метод докажет свою эффективность, мы будем ставить задачу по строительству таких заводов. Вот это инновации, которые приносят ощутимую прибыль.

 

А кто оплатит такие инновации?

В этом году мы запустили проект с офисом Тони Блэра: привлечение прямых инвестиций и повышение эффективности контроля и реализации государственных программ, иностранцы называют это - совершенствование подотчетности. Проект рассчитан на шесть месяцев, прошло уже два. В конце проекта, сенью мы организуем road-show области. Поедем искать целевых инвесторов, в финансовых центрах, в этом офис Блэра нам поможет.

 

Это первое road-show области в Казахстане?

Не могу сказать. Это не важно: первые-не первые. В конце - мы ждем контрактов. Это предметный, конкретный проект, который мы с ними реализуем. Вот это важно.

 

Какое будущее ждет регион через 10-15-20 лет?

Будущее нашего региона связано с нефтью и газом, в среднесрочной и даже долгосрочной перспективе, это морские проекты, проекты на суше. Министр нефти и газа недавно представил правительству карту-атлас перспектив геологоразведки, только по нашей области около 5 миллиардов тонн добычи можно прирастить. В этом направлении будем двигаться: не только добыча, но и нефтесервисный центр. Что такое нефтесервисный центр - это машиностроительные предприятия по выпуску нефтяного оборудования, это инжиниринг, научные центры, привлечение инженерно-технической рабочей силы, в том числе и иностранной, а это строительство соответствующей инфраструктуры и комфортного жилья. Это центр, который будет обслуживать не только наш регион, но и Атыраускую область, и Россию, и Азербайджан. Вот такая амбициозная задача. Теперь зададимся вопросом: а есть ли для этого предпосылки? И все эксперты говорят: есть. Да, сегодня Актау уступает по многим факторам и Баку, и Астрахани. По каким факторам? Да, по всем, нам говорят. Как может Актау сравниться сейчас с тем же Баку - столицей государства? Да, никак. Так почему же? Есть два главных фактора, который перевешивают наши сегодняшние, скажем так, несовершенства. Посмотрите на карту - Актау находится в центре Каспийского моря, в равноудаленности от других берегов и стран. Это удобное расстояние, чтобы обслуживать проекты на берегу и у побережья. И второе - наибольшую долю инвестиций в прикаспийские проекты занимает Казахстан. А для таких проектов надо будет создать инфраструктуру, чтобы была высокая доля казахстанского содержания, о чем мы говорили. А для этого надо произвести огромные вливания, и мы будем по инфраструктуре опережать наши конкурентов. Я доложил премьер-министру об этих планах, он одобрил, поддержал, и он дал поручения министерствам индустрии и нефти и газа, эту концепцию начать разрабатывать.

 

Но, большая часть месторождений в Атырауской области…

Да, большая часть инвестиций пойдет в Атыраускую область. Но, с точки зрения обслуживания морских операций, Актау - предпочтительнее: незамерзающий порт. В Атырау - мелководье. И эта концепция касается не только нашего региона, но и всей страны. А еще одно наше конкурентное преимущество - логистика. Единственный в стране порт, соседи: Иран, Туркмения, выходы на Персидский залив, дорога Жезказган - Бейнеу, которая строится, соединит нас с центром Казахстана, а потом и с Китаем. В прошлом году была завершена дорога Казахстан - Туркменистан, а в этом году будет завершена Туркменистан - Иран. Автомобильная дорога Бейнеу - Актау, начиная от границы до Бейнеу, построен практически автобан. По планам минтранспорта, в следующем году будет завершен участок до Актау.

 

Если в кране нет воды, виноват аким, а не ты.

 

За что вас как акима можно покритиковать?

Много за что можно покритиковать. Администрацию всегда можно покритиковать. И это, с одной стороны, оправдано. Вот пришли вы домой, открыли кран - там воды нет, вы довольны будете? Вы будете критиковать того, кто этим вопросом заведует. И вам вода будет нужна, а не объяснения, почему ее нет.

 

Но бывает, что воды нет по независящим от вас обстоятельствам, и критика необъективна.

Бывает, что и необъективна. Бывает, что претензии незаслуженные и бывает обидно. Но мириться с необъективными и незаслуженными претензиями - эта тоже работа государственной власти. А с другой стороны, и народ можно поблагодарить за терпение и понимание, и за то, что многие не сидят на месте, действуют, понимают свою ответственность.

 

Вы сказали, что мириться с незаслуженными претензиями - работа государственной власти, у Вас такая широкая сфера ответственности. И, с другой стороны, многие правильно делают, что не сидят на месте. Где граница между ответственностью государственной власти и гражданина?

А нет этой границы! У власти, с одной стороны, одна граница, у обычного человека, гражданина - своя. И власть отвечает, и человек тоже, он сам хозяин своей судьбы, никто с него ответственности за его жизнь не снимет. Об этом и наука говорит, и религия говорит. Да, мы должны помогать, но тем, кто неспособен о себе позаботиться. Руки-ноги есть - надо пахать. Я пример приведу, у нас тут база одной нефтяной компании, иностранной. У нее представительства в десятках стран, база по величине - третья в мире среди ее баз. Мне как нефтянику интересно, я мимо проезжал в воскресенье, заехал, посмотреть, пообщаться. Начальства почти не было. Все молодые люди, почти все наши, поговорили про производственные вопросы, потом я начал спрашивать: кто откуда? А есть актауские? Да, отвечают мне, вот он, главный инженер, наш парень, казах, актауский. Что окончил? - Местный университет, говорит. А он, этот университет - никого не хочу обидеть, но не из лучших, мягко так скажем, есть им куда стремиться. Я с руководительницей эйч-ара поговорил, как, мол, людей набираете? Она рассказала, что набирают из нашего университета, тестируют, большинство конкурс не проходит, только каждого десятого берут. Но, я вот о чем подумал: да, многие отсеиваются, но кого-то же берут! В одном университете учились, за одной партой сидели, а результаты - разные. Кто-то жалуется, что он не то образование получил, а кто-то же уходит в ведущие компании, повышает свою квалификацию, работает среди людей с отличным образованием, руководит потом тоже опытными и знающими людьми. А что в основе? Стремление самого человека!

 

Автор: Филипп Прокудин

 

 

12 июня 2014, 14:33
Источник, интернет-ресурс: Медиапортал «Радиоточка»

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript