Карагандинка подает в суд на врачей

Zakon.kz Zakon.kz
“Кто теперь будет воспитывать моих сыновей?”
Жительница Майкудука Анастасия Корпушкина собирается подавать в суд на врачей местной больницы. Мать двоих детей боится, что жить ей осталось недолго. Онкологи настаивают на сложнейшей операции и не дают никаких гарантий. Анастасия уверена: болезнь можно было предотвратить на ранней стадии, если бы терапевты еще год назад должным образом выполнили свою работу. Разуверившись в государственных врачах, которые долгое время не могли поставить диагноз, женщина обманным путем попала в «Гиппократ». И уже через четыре дня поняла, почему у нее с прошлой зимы болит в груди и не проходит температура.

Это стало для Анастасии настоящим шоком. Обиднее всего то, что женщина никак не может отнести себя к безответственным пациентам, которым плюют на свое здоровье и обращаются за помощью только в крайнем случае, когда уже слишком поздно. В феврале прошлого года она попала в майкудукскую городскую больницу №1 с диагнозом пневмония. Ей две недели кололи антибиотики, однако не выяснили, что дает постоянную субфебрильную температуру и боли в груди.

- Я жаловалась лечащему врачу Есмагамбетовой на слабость, боли между лопатками, за грудиной, – вспоминает Анастасия. – Она мне ничего не отвечала. Повторяла только, что пневмония разрешилась. Я ее спрашивала: «А, может, у меня СПИД?». Она отвечала: «А может. Почитайте в интернете». В документах написано, что в больнице мне сделали анализ мокроты и результат, якобы, отрицательный. Но я ее не сдавала ни разу. У меня просто напросто не было мокроты. Мне давали таблетки от кашля, но я не жаловалась на кашель!

- Собрались ее выписывать. Я стала ругаться: «Вы считаете, что вылечили ее? Но от чего симптомы сохраняются?» Тогда заведующая терапевтическим отделением Галина Пен пригласила инфекциониста. Он пришел и прямо при мне стал с ней разговаривать на повышенных тонах: «Вы что! Месяц у человека держится температура. И вы ничего не делаете?» – «А что мне, лихорадку ставить?» – добавляет Татьяна Смирнова, мама Анастасии.

Инфекционист назначил анализы по своей части. Женщину положили в инфекционную больницу. Снова давали антибиотики. И выписали с той же температурой. Анастасия уехала домой, вышла на работу. И уже стала привыкать к своему состоянию. Но через несколько месяцев, опять в феврале, боли между лопатками усилились, началась одышка. Анастасия рассказывает, что «скорая помощь» привезла ее в ту же самую майкудукскую больницу. К тому моменту она уже самостоятельно сделал рентген-снимок и узнала, что, скорее всего, это снова воспаление легких. Однако, по словам Корпушкиной, доктор, дежурившая в приемном покое, даже смотреть на больную не стала, с порога заявив, что мест в отделении нет. Участковый врач Анастасию тоже не осматривала. По телефону назначила лечение. А когда после курса антибиотиков, выяснилось, что старые симптомы не исчезли, только развела руками.

Повернулась спиной
Анастасии ничего не оставалось делать, как закрыть больничный и выйти на работу. А в июне ей стало совсем плохо. Она снова оказалась в больнице №1.

- Я задыхалась, а Галина Мироновна Пен принимала меня три часа. Смотрела меня смотрела – и говорит: «Это ваши инфекционные заболевания с того года, я вас прекрасно помню». В итоге приняла меня с таким выражением на лице, будто я к ней домой просилась. …Пока в ее отделении находилась, ко мне никто не подходил. Я сама ходила, просила градусник и парацетамол. Каждые четыре часа температура поднималась до 39-ти градусов. Врач на обходе сказала: «Сначала сдадите анализы на инфекции, потом решим, что делать». И повернулась ко мне спиной. Когда я очередной раз попросила у медсестер еще парацетамол, они просто улыбнулись и ничего не ответили. Тогда я позвонила к маме, чтобы она меня забрала домой.

- Я поинтересовалась на посту: «Когда вы последний раз подходили к Карпушкиной?» – «А что с ней?» – удивились медсестры, – добавляет Татьяна Ивановна.

Забрав домой дочь, семья стала действовать решительно. Анастасию увезли к знакомым, которые живут в центре города. И уже туда вызвали «скорую». Пациентке повезло: в ту субботу дежурила больница медицинской фирмы «Гиппократ», бывшая шахтерская медсанчасть. Попав в частное заведение, больная сразу почувствовала разницу.

Человеческое отношение
- Мне тут же поставили капельницу, сняли одышку и тахикардию. Я смогла нормально вздохнуть, исчезла боль в области сердца. Через каждые десять минут ко мне подходили медсестры. Поразило само внимание, уход. И так относились не только ко мне, ко всем пациентам. В субботу-воскресенье мне капали систему, в понедельник пришла врач Ирина Александровна Ким, дай Бог ей здоровья.

Если бы Анастасию Корпушкину не отправили обманным путем в «Гиппократ», не известно, сколько бы она еще выясняла причины своей болезни. Меньше недели понадобилось специалистам частной клиники, чтобы провести несколько обследований и поставить предварительный диагноз. Не понятно, по каким причинам, но рентген-аппарат, который стоит в майкудукской больнице, никаких патологических изменений в легких не показал. Тогда как на снимке, сделанном на частном аппарате, появилась подозрительная тень в области сердца. Анастасии сразу сделали платную магнитно-резонансную томографию и отправили в Онкологический диспансер. А там уже обнаружили опухоль. 

- Мне сказали, что, скорее всего, легкое не сохранят. Операция и послеоперационный период тяжелые. Не оперироваться тоже очень плохо. Что мне теперь делать? Если бы год назад наши майкудукские врачи назначили мне МРТ, может, все было бы иначе! А теперь я, если выживу, останусь инвалидом. Кто будет содержать моих сыновей и платить ипотеку за дом? Где они жить будут? Меня девятилетний ребенок спрашивает: «Мам, ты звонила на хоккей? Когда тренировки начинаются?» Как я ему объясню, что хоккея больше не будет, что больше ничего не будет?

Анастасия Корпушкина уже связалась с адвокатом, чтобы подать на врачей в суд. С исковыми требованиями она еще не определилась.

- Пусть эта Галина Мироновна мне здоровье вернет, и больше мне ничего не надо! Когда я выписывалась из «Гиппократа», врач меня попросила: «Пожалуйста, ты мне потом позвони, расскажи, что там будет». Хотя, по большому счету, зачем я ей нужна? Она ведь уже выполнила свою работу. Когда я у нее лечилась, почувствовала нормальное человеческое отношение, профессионализм, которого я не встретила в государственной больнице.

«Субъективное восприятие»
В городской больнице №1 заявили, что лечение Анастасии Корпушкиной проводили строго по протоколу. Медицинские документы свидетельствуют о том, что нарушений не выявлено.

- Анастасия жалуется не на ведение истории ее болезни, а на пренебрежительное отношение к больным.
- В чем выражалось пренебрежительное отношение?  – удивилась специалист по внутреннему аудиту ГБ №1 Алима Абдыгалимова.  – Это ее субъективное восприятие. При госпитализации 6 июня пациентку в приемном покое осмотрела зав отделением, назначила обследование и лечение. На следующий день пациентка осмотрена врачом во время обхода. Вечером она ушла из стационара, не поставив в известность медперсонал.  У нас врачебный обход один раз в день. Если самочувствие ухудшилось, больной об этом говорит и медсестра вызывает врача.

- Ваша пациентка утверждает, что не сдавала мокроту на исследование, потому что не кашляла, однако результаты анализа в выписке есть.
- Если указан результат анализа в эпикризе, значит, исследование проводилось. У больных с пневмонией всегда назначается анализ мокроты. Ей давали препараты от кашля, чтобы улучшить секрецию, улучшить проходимость бронхиального дерева. Не обязательно, чтобы больной при этом захлебывался кашлем.

- Как вы думаете, что было бы, если бы Анастасия от вас не ушла?
- Мы бы проводили дальнейший диагностический поиск. Если в условиях нашего стационара мы не выявляем причины заболевания, тогда предлагаем на платной основе пройти в частных клиниках компьютерную томографию. В нашей больнице нет этого аппарата. Но это не вина администрации. Вы должны понимать, что у государственных и у частных структур разные возможности. Возможно, если бы Анастасия не ушла, в нашей больнице был бы верифицирован ее диагноз. Может, если бы она поставила в известность врача или медсестру, ее бы уговорили остаться. Но, к сожалению, случилось иначе.

Сейчас Анастасию готовят к операции по удалению легкого. Онкологи не дают ей никаких гарантий. Никто не может сказать, вернется ли женщина домой. Ее дети еще ничего не знают о состоянии матери.
Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления