В Усть-Каменогорске мужчина, по неосторожности убивший родителя, избежал заключения

Zakon.kz Zakon.kz
По какой причине к убийцам отныне и впредь будут применять гуманный подход?
Привычные посиделки за бутылкой горячительного закончились для одной из усть-каменогорских семей трагедией. Пожилой мужчина через несколько дней после стычки с сыном умер в больнице от полученных травм. Почему в смерти пенсионера виноваты не удары отпрыска, а асфальт? Из-за чего мать подсудимого считает сына невиновным? И по какой причине к убийцам отныне и впредь будут применять гуманный подход, разбирался корреспондент YK-news.kz.

За что, сынок?
70-летний Константин Березов (имена всех героев изменены по этическим соображениям) подрабатывал охранником в одном из городских дачных кооперативов. Однажды вечером к нему в сторожку заглянули сын Максим с приятелем Павлом. Прямо в вагончике накрыли нехитрый стол и уже через час, будучи изрядно навеселе, все трое отправились подышать свежим воздухом.

– Около восьми часов вечера мы вышли во двор, – рассказал на суде обвиняемый 43-летний Максим Березов. – Я ударил отца кулаком по лицу. Папа упал. В это время подбежал Павел, который тоже был с нами. Он стал кричать, спрашивать, зачем я бью отца, сам ударил меня несколько раз. Потом знакомый просто ушел, и я следом за ним вернулся домой.

Ответить вразумительно на вопрос о причине своего нападения на отца подсудимый так и не смог.

– Я и сам не знаю, за что его ударил, – признался Максим.

Отцу мужчина никакой помощи не оказал и не позвонил в "скорую". Лежащего во дворе сторожки Константина Березова нашли незнакомые люди.

Врачи боролись за жизнь Константина Михайловича три дня. Но спасти его так и не удалось. Как установит позже экспертиза, мужчина, получив удар кулаком по лицу, упал навзничь и ударился головой об асфальт. Из-за чего получил отек головного мозга, который и привел к смерти.

Близкие Максима, несмотря на его поступок, пытались по-своему его защитить. Как следует из материалов дела, гражданская жена мужчины рассказывала, что Максим обнаружил отца уже без сознания и ударами лишь пытался привести его в чувство. Мать обвиняемого и вовсе утверждала, что сына не было в тот момент в кооперативе. По ее версии, Максим ходил к отцу за картошкой еще днем, а в семь вечера муж по телефону сообщил, что сын уже ушел домой. Однако следствие установило, что свидетели намеренно исказили информацию. И на суде они изменили свои показания. Тем более что сам обвиняемый сознался сразу и рассказал полицейским, как все случилось.

А виноват асфальт
Максиму Березову вынесли приговор в городском суде № 2 Усть-Каменогорска.
– Дело поступило к нам по статье "Причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего", – вспоминает судья Назгуль Рахметуллина, председательствовавшая на процессе. – Однако, ознакомившись со всеми материалами, я назначила повторную экспертизу, чтобы точно выяснить, есть ли связь между нанесенными телесными повреждениями и причиной смерти.

Согласно заключению специ¬алистов, производивших повторное обследование, смерть Константина Березова наступила в результате отека мозга из-за травмы затылка.

– Роковой удар не был нанесен кулаком, – поясняет Назгуль Маульхановна. – Травма получена в результате соприкосновения с твердой и обширной поверхностью площадью около 16 квадратных сантиметров. Асфальт во дворе сторожки как раз подходит под описание. А удар кулаком в лицо, который нанес сын, мог бы повлечь лишь легкий вред здоровью, не упади отец навзничь.

Из-за выводов повторной экспертизы прокуратура переквалифицировала обвинение на "причинение смерти по неосторожности". Рассмотрев все материалы и заслушав показания свидетелей и самого обвиняемого, суд приговорил его к ограничению свободы сроком на три года.

– Потерпевшая сторона, то есть мать и брат обвиняемого, его простили и просили не лишать свободы, – поясняет судья свое решение. – Кроме того, Максим полностью признал свою вину и искренне раскаялся в содеянном. Также был принят во внимание тот факт, что мужчина ранее не был судим.

Единственным отягчающим обстоятельством в деле Березова стало то, что на момент совершения преступления он был пьян. Тем не менее суд посчитал, что мужчина способен исправиться и без изоляции от общества. Кроме того, медицинская экспертиза выявила у Максима психические и поведенческие расстройства из-за его пристрастия к горячительным напиткам. Суд назначил мужчине принудительное лечение от алкоголизма у психиатра по месту жительства.

Тайна, покрытая мраком
Председатель одного из гаражных кооперативов Владимир Яковлевич считает, что случившаяся год назад трагедия полна загадок.

– Год прошел, до сих пор не могу поверить, что это произошло. Ведь у нас здесь никогда никаких пьянок, конфликтов не было, никаких посторонних людей. Я работал с погибшим долгое время. Вместе играли за волейбольные команды, много было всякого... Когда предприятие закрылось, я стал председателем в гаражном кооперативе. А Костя пошел ко мне сторожем. Сыновья к нему часто приходили – нормальные отношения, без серьезных проблем. Когда меня вызвали из полиции, я, приехав на место, заметил на столе в вагончике недопитую бутылку водки и три стопки. Кровь была как внутри вагончика на полу, так и у его входа. Тело же обнаружили соседские ребята, которые случайно оказались в этом месте в ту ночь. Они же вызвали "скорую", ну а та уже приехала с полицией.

– Как вы считаете, кто ответственен за случившееся?
– В полиции говорят, что Костя ударился головой, упав с высоты собственного роста. Но я в это не очень верю. Поскольку в прошлом он был спортсмен и, что называется, умел падать. Мне непонятно, как он мог так упасть на затылок. И к тому же, пока шло следствие, кто-то из оперативников говорил, что у Кости были сломаны ребра и отбиты почки. Кто мог его так отметелить? И за что? Я не верю, чтобы родной сын его так избил и бросил, а сам ушел отдыхать.

Есть сомнения и у родственников погибшего. Нам удалось поговорить с матерью осужденного – Людмилой. Женщина прожила в браке с Константином Березовым 47 лет. Хорошо относилась к супругу и считает, что ее сын ни в чем не виноват.

– У нас были претензии к следователю, к тому, как вели это дело. Окончательную версию случившегося со стороны следствия мы только на суде узнали, когда уже ничего нельзя было изменить. Мы оказались в шоке. Все наши родные и друзья не могли поверить в то, что это произошло, что обвиняют Максима.

– Вы считаете, что сын невиновен?
– Я уверена, я вам честно говорю – мой сын не способен на такое! С отцом у них были прекрасные отношения. Когда Костя сильно пострадал на пожаре, ему установили первую группу инвалидности. Муж был практически беспомощным. Мне на работу ходить надо – семья за плечами, помочь некому. Максиму тогда было 11 лет. Он с ложки кормил отца, не отходил от него ни на шаг и всячески заботился. Ошибкой Максима было то, что он не позвал на помощь, когда все это произошло. Что ушел... Но ведь его самого ударил друг, который с ним за столом сидел, и сын потерял сознание, а когда очнулся, было темно. Он ничего не понял, подумал, что надо идти домой. Едва Максим вернулся домой, как за ним полиция приехала.

– Почему же он признался в совершенном преступлении?
– В полиции у него выбивали показания. У нас не было ни сил, ни возможности искать правду, бороться, – излагает свою версию Людмила.

От частного к общему
Почему надзорные органы решили проявить гуманность и серьезно снизить тяжесть обвинения, нам рассказали в прокуратуре. Оказывается, столь исключительная чуткость к подсудимому в скором времени может стать тенденцией.

– Случаи переквалификации у нас нередки, – рассказала нашему корреспонденту помощник прокурора Усть-Каменогорска Альмира Бекжан. – В данном случае мы выступили инициатором переквалификации обвинения с тяжкого преступления на средней степени тяжести. С 103 статьи Уголовного кодекса (санкции могли быть от 5 до 10 лет лишения свободы) на 101 статью УК РК. Потому что экспертиза указывала, что те травмы, которые повлекли смерть человека, не были нанесены обвиняемым. Погибший получил их из-за падения с высоты собственного роста. У обвиняемого были отягчающие вину обстоятельства: не признал вину, ушел с места преступления, никому ничего не сообщил, был пьян. Но были и смягчающие вину моменты – раскаяние, первая судимость.

– То есть теперь к подсудимым при вынесении приговора будут относится лояльнее?
– Прокуратура обязана учитывать все обстоятельства. Тем более под влиянием нового Уголовного кодекса, направленного на всеобщую гуманизацию. Отныне, если есть возможность дать человеку шанс на исправление, им обязательно нужно воспользоваться.

Ни любви, ни жалости
Подобные семейные драмы в Казахстане, к сожалению, не редкость. Правда, не всем обвиняемым "везет" так, как Максиму Березову.

Семей. Молодой мужчина убил мать за то, что она злоупотребляла спиртным. Избил ее до смерти. Итог – 10 лет в колонии.

Хромтау. 23-летний мужчина, будучи подшофе, набросился на отца. Перед стычкой он узнал, что родитель выносит из дома ценности и меняет их на водку. Отец парня скончался от рокового удара в голову. Сын получил шесть лет лишения свободы за причинение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего.

Уральск. Пожилой мужчина, его сын и знакомый парня распивали спиртное. Вспыхнула ссора, молодой человек бросился на отца и ударил его всего раз. Мужчина погиб. Преступление квалифицировали как умышленное причинение тяжкого вреда, повлекшее смерть по неосторожности. Отпрыску погибшего суд назначил наказание в виде пяти лет лишения свободы.

– Я уверена, что общий курс на гуманизацию оправдан, ведь в любой судебной системе должна быть заложена идея исправить, а не покарать, – считает правозащитница, юрист Анель Жунусова. – Тем не менее, когда речь идет об убийстве или избиении близкого родственника, сложно постичь мотивы подсудимого. Его ли удар стал роковым или все же виновата случайность и не¬удачное падение... Не ставя под сомнение решение суда, хочу лишь отметить, что человек погиб явно по вине другого человека, а значит, осужденный может быть общественно опасен. В судебной практике очень редко людям, повинным в смерти родственников, выносят столь мягкие приговоры. С другой стороны, если говорить о гуманизации, – преступник, причастный к подобной трагедии, успеет сотню раз раскаяться под гнетом осуждения со стороны знакомых и близких. В любом случае за осужденным сейчас должен быть особый контроль, дабы исключить вероятность какого-либо преступления.
Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления