Карагандинец стал звездой цирка Дю Солей

Zakon.kz Zakon.kz
“Если бы я халтурил, ходил бы сейчас на костылях”
Сергей Назаров – парень из Майкудука, который сделал завидную карьеру благодаря собственной ловкости и упорству. С раннего детства он не давал себе слабинки: не переедал, не пересыпал, жил по строгому расписанию, занимался сразу в нескольких секциях. А после того как стал чемпионом Азии по акробатике, раскрыл все свои таланты в знаменитом канадском цирке, создав уникальный номер в паре с канадской гимнасткой.

Он благодарен своему тренеру из специализированной школы гимнастики. Школа эта стоит прямо возле дома, где жил Сергей вместе со своими родителями. С четырех лет он бегал на тренировки. Но никогда не думал, что свяжет свою жизнь с физическими упражнениями на силу и прыгучесть. Потому что после акробатики мама возила его еще по нескольким секциям: были карате, бокс, танцы, театр.

- В принципе, оттуда все и пошло, – рассказывает Сергей. – Я все успевал и в школе нормально учился. В 13 лет я высшую математику пытался изучать. Потому что не собирался быть спортсменом. Думал стать инженером. А потом со спортом начало как-то получаться. Начал приходить успех, я ощущал себя сильнее. И уже не представлял себе жизнь без этого. В 16 лет мы стали мастерами спорта, выиграли наш первый республиканский чемпионат. О цирке Дю Солей я в то время еще не знал. Но уже решил, что профессия инженера не для меня, и поступил в КарГУ на факультет физической культуры и спорта. Отучился, меня оставили на кафедре. В то время несколько моих приятелей из сборной Казахстана уже попали в Дю Солей. И зародилась мысль: почему бы мне тоже не подзаработать? Встретился на чемпионате мира с людьми из канадского цирка. Мне предложили выслать свое видео. Просили показать общую физическую подготовку, потанцевать и немножко попридуряться: изобразить, насколько ты можешь быть «крейзи». Через две недели после того, как я отправил видео, мне пришел вызов на новое шоу: «Приезжайте, ждем». Куда приезжай? У меня еще был контракт с национальной сборной! Я получал зарплату как штатный спортсмен, стоял на питании, в университете работал.

 Красота
Сергей закончил все дела в Караганде, выступил на чемпионате мира – и через два месяца у него началась новая жизнь в самом кассовом цирковом проекте. Вместе с другими акробатами, нанятыми в разных странах, он готовил в Монреале номер «Подкидные доски» для шоу «KOOZA» («Сокровище»).

- Нас тогда было только пять человек. Мы объясняли, что нужно сделать, чтобы увеличить скорость доски или наоборот замедлить. Чтобы высота добавилась, чтобы легче было ловить на плечи. Потом начали выступать. Я встретился со своей партнершей. У нас получился сольный номер. Она изначально была гимнасткой. Но поступила в национальную цирковую школу и выучилась там акробатике. Потому что всю жизнь мечтала быть в цирке Дю солей. Я же попал туда уже через три года после того как начал мечтать.

- А мечтали вы главным образом о деньгах.
-  Да. Но потом, когда уже туда попал, понял: вот, оказывается, как можно жить! Заниматься любимым делом, выступать, путешествовать по миру, получать удовольствие оттого, что на тебя тысячи людей смотрят. И при этом еще денежки зарабатывать. Столько всего положительного! Оказавшись там, я понял: вот в чем красота, вот для чего была вся моя подготовка столько лет! Чтобы я мог пробиться дальше. Сделать сольный номер и вырасти как человек.

- Чем отличается цирк от спорта?
- В принципе, это одно и то же. Мы делали 10-11 шоу в неделю. И если себя не держать в хорошей форме, не относиться к себе как к атлету высокого уровня, то такой нагрузки ты не сможешь выдержать. А если качества не будет – удовольствия просто не будешь получать.

Сюрприз на пружинке
Групповой номер «Подкидная доска» включал в себя пятикратные сальто с вращением, причем акробаты проделывали это на девятиметровой высоте на металлических ходулях, закрепленных на их ногах. Само же шоу «Kooza» – волшебная история о меланхоличном Простаке. Он встречает клоуна, который раскрывает ему свой загадочный мир. Представление начинается с того, как клоун на пружинке выскакивает из шкатулки.

Сергей Назаров- А вы прыгали на пружинке?
- Да. В Японии мне представилась такая честь – быть главным характером шоу.

- Трюк с пружинкой опасный?
- Нет. Там были гораздо более опасные моменты. Акробатика требует постоянно быть в фокусе: – секунду потерял – уже все: по башке получил. Когда выходил в групповом номере, пару раз я слетал с колонны, из сальто на спину падал. Но тут же подскакивал, потому что больно – не больно, а зрители уже купили билеты.

- А если человек руку сломал?
- На сцене всегда есть капитан, который отвечает за это все. Общение происходит через него. Что-то случилось: сотрясение мозга кто-то получил, кровь потекла – капитан уже спрашивает, сможешь ли продолжать? Если нет – крест руками показал, и со сцены тебя увели. Бывало, кто-то руку сломает или ходулей по голове получит. Это ведь живое шоу. Поэтому деньги и платят.

- С вами серьезных неприятностей не случалось?
- Случилось так, что я потерял обе связки на правой ноге. Мы тренировались в день премьеры. Пришел новенький парень. Он не знал, что нельзя уходить с доски. Я в пустую доску прыгнул – голеностопы подвернулись. И на одной ноге две связи сразу порвались. Но я прямо в этот же день выступал на премьере. И только потом, когда мы уже в другой город поехали, обратился к доктору. Опухоль не сходила. Он посмотрел и говорит: а у тебя двух связок нет.

 

Особый статус
Травма не помешала карагандинцу делать свою карьеру. Вскоре он продвинулся в цирковой иерархии. В программках стали печатать его имя, зрители приходили смотреть его авторский номер.


- Мы сделали несколько уникальных трюков. Например, в финале партнерша стояла на руках. Я ее подбрасывал вверх. Она вылетала, делала сальто, а я ее ловил на спину. И было слышно, как у зрителей в этот самый момент захватывало дыхание. Мы уже ушли из группового номера. Сразу поменялся наш статус в шоу, к нам стали иначе относиться. И мы уже по-другому относились к работе. Здесь как раз пригодились атлетическая закалка. Нужно было постоянно толкать себя вперед. Потому что сольный номер мы составляли по ночам. Самое популярное время – 11 часов дня, конечно, нам не дали. Но сказали: если есть желание, оставайтесь после шоу. Мы заканчивали выступать в 11 вечера, потом тренировались до двух часов утра. А утром приходили на тренировку до 8 утра, чтобы все опять повторить. Уставали, конечно. Бывало так, что после восьмого шоу встаешь с кровати будто на битое стекло. Ноги уже железные, не двигаются. Но через 15 минут разминки ты снова в форме.

- Жестко.
- Да. Жестко. Но стоит того. Зато сейчас я живу в Ванкувере – одном из самом красивых городов в мире.

Блеск
- Как вы думаете, в чем секрет мирового успеха цирка Солнца?
С Шер- Они никогда не делают шоу под приспособления. Приспособления делаются для шоу. И денег на это не жалеют. Я надевал костюм с кристаллами Сваровски, стоимостью 26 тысяч долларов. А в групповом номере у нас было 12 светящихся костюмов за 10 тысяч долларов каждый. Там было четыре режима. Они переливались разными цветами, мигали, светились вертикальными или горизонтальными полосками. Но режиссеру в итоге не понравилось, как все это смотрятся на сцене. И костюмы никуда не смогли приспособить. То есть там не жалеют ресурсов, финансов. А особенно не жалеют творческих ресурсов. Дело в том, что сам президент Ги Лалиберте когда-то выступал на улице, жонглировал факелами. Он всегда нанимал лучших. Это привело к тому, что сейчас образовался дефицит акробатов, он всех выкупил. Потому что в Дю Солей 22 шоу. В каждом – по 50 артистов. Из них где-то 30 акробатов. 30 акробатов в 22х шоу – вот уже и сборная мира закончилась. Индустрия акробатики не успевает готовить кадры. К тому же люди травмируются и приходится кого-то постоянно менять.

- Вы наблюдали какие-то отрицательные моменты, кроме того, что артисты получали травмы?
- Да, был и негатив. Но, мне кажется, они отремонтировали уже это все. Когда цирк развивался, набрали очень много менеджеров. И уже получалось, что на каждого артиста приходилось по одному менеджеру. Естественно, они стали тянуть деньги. Поэтому сейчас уволили три тысячи менеджеров. И вообще затянули пояса. В цирке стало сложнее работать. В том числе и потому, что убрали школу для детей артистов. Экономят. Видимо, понимают, что можно сделать больше прибыли. Бизнес есть бизнес. Он должен приносить деньги.

- Вас не напрягало такое отношение?
- Иногда были неприятные ощущения, когда чувствовал себя маленьким винтиком в большом механизме. Особенно, когда первые два года мы выступали с себе подобными. Зрители не смотрели тебе в глаза, воспринимали шоу как одно целое. Ты, например, машешь людям на финальном поклоне, а они смотрят через тебя. И ты осознаешь, что всего лишь пешка. Это и толкало нас создать что-то особенное.

- Бывало, что вы халтурили?
- Если бы я халтурил, был бы сейчас на костылях. С детства я научился дисциплине. Это помогает каждый раз показывать свои сто процентов.

Два года назад Сергей Назаров ушел из Дю Солей. Сейчас у него с супругой (партнершей по сольному номеру) свой фитнес-зал в Канаде. Акробаты помогают клиентам сбрасывать или набирать вес.

- Скучаете по цирку?
- По самому цирку – нет. Скучаю по адреналину. Когда публика именно на тебя смотрит, весь свет направлен на тебя, музыка только для тебя играет, 30 человек за кулисами на тебя работают. Ощущаешь давление, ответственность, будто ты на острие ножа. От публики получаешь колоссальную энергию. Все-таки три с половиной тысячи на меня смотрели в Америке. А в Японии было шесть тысяч человек. И каждый день новые люди приходили. Это ничем заменить нельзя.

Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления