Эволюция институтов судебной защиты в цивилистическом процессе

 

Т.А. Григорьева,

заведующая кафедрой арбитражного процесса

ФГБОУ ВПО «Саратовская

государственная юридическая академия»,

доктор юридических наук, профессор

 

Аннотация: Статья посвящена актуальным проблемам развития гражданского процесса. Автор статьи анализирует тенденции развития арбитражного процессуального права Российской Федерации и приходит к выводу о необходимости дифференциации гражданского и арбитражного процессуального права.

Ключевые слова: гражданское право, цивилистический процесс, арбитражное процессуальное право, реформа цивилистического процесса.

Annotation: The article is devoted to actual problems of development of civilistichesky process. The author of article analyzes tendencies of development of the arbitration procedural law of Russian Federation, and comes to a conclusion about the need of differentiation of the civil and arbitration procedural law.

Keywords: civil law, civil process, the arbitration procedural law, reform of civil process.

 

Последнее десятилетие ознаменовалось множеством нововведений в действующем цивилистическом процессуальном законодательстве России. Объективная необходимость преобразований выражается в существенных изменениях, произошедших в социально-экономической жизни общества и материальном праве. Основная тенденция развития цивилистики свидетельствует о росте роли и значения частноправовых способов регулирования правоотношений. Традиционно рассматриваемая в науке как публично-правовая, деятельность по реализации норм объективного права становится одним из способов действия частных субъектов. А.А. Серветник пишет: «Субъекты гражданского права, используя предоставленные им возможности, реализуют объективное право в основном путем совершения сделок и юридических поступков, создавая тем самым для себя субъективные права и обязанности»1. Основной задачей процессуального законодательства является обеспечение качественных и современных средств защиты прав участников указанных отношений. При этом большое значение имеют не только средства защиты сугубо частных прав, но и процессуальные возможности охраны тесно связанных с ними публичных прав и надлежащего способа обеспечения публично-правовых обязанностей в интересах конкретного субъекта и всего общества.

Тенденции реформирования необходимо отметить в большинстве стран континентального права. Зарубежные специалисты отмечают, что основными проблемами цивилистической процессуальной формы были и остаются отсутствие жестких санкций за применение технологий затягивания процесса, низкая исполнимость судебных решений, достаточно ограниченная доступность правосудия и часто встречающееся установления приоритета «быстроты» отправления правосудия перед качеством судебного решения2.

Заметим, что основной проблемой в странах системы общего права является именно доступность правосудия. При этом большинство специалистов отмечают, что причиной ограничения доступа к защите прав в юрисдикционной форме является дорогостоящий и длительный процесс, а не отсутствие хорошо развитой территориальной системы судов, профессиональной юридической помощи или соответствующих правовых знаний3.

Заметим, что проблемы арбитражной юрисдикции во многом могут быть дифференцированы от общемировых. Фактор стоимости судебного процесса не играет в нашей стране столь внушительной роли. Значительную роль играют иные аспекты доступности правосудия: возможность вынесения качественного судебного решения при полной концентрации суда на рассматриваемом деле, упрощение процедуры рассмотрения малозначительных и типичных дел, повышение контроля за исполнимостью судебных решений.

__________________

1 Серветник А.А. Правоприменение в гражданско-правовых договорах по отчуждению имущества. - Саратов, 2005. - С. 36; Серветник А.А. Проблемы применения гражданско-правовых норм в договорах по передаче имущества в собственность: автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. - Краснодар, 2006. - С. 8.

2 См.: Zuckerman A. Civil Justice in crisis. - London : Oxford University Press. 1999. - P. 22-26.

3 Cm.: Ghergus R.R. The Curious Case of Civil Procedure Reform in Canada, So Many Reforms Proposals With So Few Results: a thesis submitted in conformity with the requirements for the degree of Master in Law. - Toronto, 2009 [Эл. ресурс]. URL.: https://tspace.library.utoronto.ca/bitstream/1807/18308/1/Ghergus_Radu_R_200911_LLM_thesis.pdf (дата обращения 17.08.2012)

 

Были введены институты, позволяющие в полной мере говорить о дифференциации гражданской и арбитражной процессуальной формы. В то же время, в науке цивилистического процесса встречаются мнения о единстве гражданской и арбитражной процессуальной формы. Так, Т.В. Сахнова связывает обобщающую категорию справедливости судебного процесса и достижения этого высокого этического идеала на практике с унификацией гражданской и арбитражной юрисдикции. «Восприятие международно признаваемых требований и принципов судебной защиты предполагает определение механизма их воплощения в национальной процессуальной материи...»4. В качестве такового механизма Т.В. Сахнова предлагает «а) единую судебную форму защиты; б) единство цивилистического процесса...; в) процессуальное разнообразие форм судебной защиты и процедур; г) взаимодействие различных судебных органов между собой5. При этом автор признает самостоятельный характер деятельности арбитражных судов и предлагает оперировать термином «формы судебной защиты» вместо «форма судебной зашиты». В указанной позиции, по нашему мнению, имеется рациональное зерно. Отметим, однако, что правосудие в арбитражных судах обладает многочисленными особенностями, что позволяет арбитражной процессуальной форме рассматриваться как самостоятельное направление развития цивилистического процесса.

Арбитражные суды представляют собой особую разновидность судебных органов, осуществляющих судебную власть путем разрешения экономических споров и иных дел, отнесенных к их ведению. Арбитражные суды имеют собственную компетенцию, а порядок судопроизводства в них имеет специфику, установленную Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации. Поэтому можно говорить о том, что по своей правовой природе арбитражные суды - это специализированные суды в рамках системы органов гражданской юрисдикции6, осуществляющие правосудие в сфере предпринимательских отношений.

Приведенные нами факты реформы цивилистической юрисдикции в зарубежных странах свидетельствуют только об одном: указанные действия государств можно рассматривать как внутриполитические, направленные на решение проблем конкретной страны. Рассматривать одновременное проведение реформ в РФ и зарубежных странах как тенденцию «объединения»7 цивилистического процесса, по нашему мнению, представляется слишком широким обобщением.

__________________

4 Сахнова Т.В. Цивилистический процесс: онтология судебной защиты // Вестник гражданского процесса. - 2011. - № 1. - С. 55.

5 Там же.

6 См.: Павлушина А.А. Теория юридического процесса: итоги, проблемы, перспективы развития. - Самара, 2005. - С. 292-293.

7 См.: Сахнова Т.В. Цивилистический процесс: онтология судебной защиты // Вестник гражданского процесса. - 2011. - № 1. - С. 54.

 

В настоящее время социальные задачи реформы предопределяет действующее законодательство. Современный этап социально-экономических преобразований, как отмечается в Федеральной целевой программе «Развитие судебной системы России на 2007-2011 годы» диктует необходимость перехода судов на качественно новый уровень деятельности. Это обусловливает необходимость серьезной государственной поддержки в целях повышения эффективности деятельности судов8 и, как следствие, повышения эффективности деятельности судебной власти в Российской Федерации.

Реализация Федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России» на 2002-2006 гг. положила начало позитивным изменениям в деятельности судебной системы: были приняты нормативные правовые акты, регламентирующие процедуры и меры, обеспечивающие защиту прав личности и доступность правосудия.

В настоящее время помимо Конституции РФ действует огромное количество законодательных актов, регламентирующих и административную деятельность, и судопроизводство в области административного правосудия. В частности, большое значение имеет Кодекс об административных правонарушениях 2002 г.9 В системе арбитражных судов созданы административные коллегии. Законодательством разрешен спорный практический вопрос относительно возможности рассмотрения административных споров в порядке упрощенного производства.

На основе анализа опыта некоторых судов к данной категории были отнесены дела:

- об оспаривании ненормативных правовых актов и решений должностных лиц и органов, осуществляющих публичные полномочия, содержащих требование об уплате денежных средств или предусматривающих взыскание денежных средств либо обращение взыскания на иное имущество заявителя при условии, что указанные акты, решения оспариваются заявителем в части требования об уплате денежных средств или взыскания денежных средств либо обращения взыскания на иное имущество заявителя и при этом оспариваемая заявителем сумма не превышает сто тысяч рублей;

- о привлечении к административной ответственности, если за совершение административного правонарушения назначено административное наказание только в виде административного штрафа, максимальный размер которого не превышает сто тысяч рублей;

- об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности, если за совершение административного правонарушения назначено административное наказание только в виде административного штрафа, размер которого не превышает сто тысяч рублей;

- о взыскании обязательных платежей и санкций, если указанный в заявлении общий размер подлежащей взысканию денежной суммы не превышает сто тысяч рублей.

__________________

8 Федеральная целевая программа «Развитие судебной системы России на 2007-2011 годы»: Распоряжение Правительства РФ от 04.08.2006 № 1082-р // Собр. законодательства Рос. Федерации. - 2006. - № 33. - Ст. 3652.

9 См.: Павлушина А.А. Теория юридического процесса: методологические перспективы. - М.: Норма, 2004. - С. 67.

 

АПК РФ установил и условия, при наступлении которых подходящее по формальному критерию заявление не может быть рассмотрено в порядке упрощенного производства. Суд выносит определение о рассмотрении дела по общим правилам искового производства или по правилам административного судопроизводства, если в ходе рассмотрения дела в порядке упрощенного производства удовлетворено ходатайство третьего лица о вступлении в дело, принят встречный иск, который не может быть рассмотрен по правилам, установленным нормами об упрощенном производстве, либо если суд (в том числе по ходатайству одной из сторон) пришел к выводу о том, что:

- порядок упрощенного производства может привести к разглашению государственной тайны;

- необходимо провести осмотр и исследование доказательств по месту их нахождения, назначить экспертизу или заслушать свидетельские показания;

- заявленное требование связано с иными требованиями (в том числе к другим лицам) или судебным актом, принятым по данному делу, в результате чего могут быть нарушены права и законные интересы других лиц;

- рассмотрение дела в порядке упрощенного производства не соответствует целям эффективного правосудия, в том числе в случае признания судом необходимым выяснить дополнительные обстоятельства или исследовать дополнительные доказательства. (ст. 227 ч. 5 АПК РФ).

Полагаем, что рассмотрение споров в порядке производства из административных и иных публичных отношений достаточно часто затрагивает права и интересы других лиц; в частности, такая ситуация возможна при рассмотрении первого основания, установленного законом. На наш взгляд, недоработкой является отсутствие указания на то, что процессуальной обязанностью суда является установление отсутствия влияния упрощенного порядка на права и интересы других лиц.

Важнейшим условием эффективности правосудия является реальная независимость судебной власти10. В этом вопросе развитие происходит целенаправленно: система электронного правосудия и публикация судебных актов в свободном доступе выводят институты общественного контроля за деятельностью судов на новый уровень. Отметим, что общедоступный характер актов является важной гарантией независимости суда - возможности вынесения неправосудного решения под давлением тех или иных социальных сил ограничиваются.

Создание специализированных арбитражных судов по интеллектуальным правам, на наш взгляд, только подчеркивает самостоятельность направления развития арбитражных судов. Основная цель, которую преследовал законодатель в этом шаге реформы, - повысить эффективность рассмотрения сложных дел, создать штат судей, обладающих необходимыми специальными знаниями, и в целом улучшить ситуацию в области интеллектуальных прав, обеспечив возможность защиты нарушенных прав и законных интересов в данной сфере. Несомненно, позитивный шаг в этом направлении требует продолжения реформы. Полагаем, подсудность спора суду по интеллектуальным правам необходимо дополнительно оговорить в процессуальном законе. Нам представляется удачной модель, использованная в АПК РФ для определения подведомственности корпоративных споров. Необходимо четко закрепить в законе перечень «интеллектуальных прав», подлежащих защите в соответствующем суде, в том числе и тот перечень, который указан в судебной практике.

Постановление Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах, возникших в связи с созданием в системе арбитражных судов Суда по интеллектуальным правам»11 во многом использует понятия «суд по интеллектуальным правам» и «патентный суд» как синонимы и в то же время содержит дополнительный к ч. 4 ст. 34 АПК РФ перечень дел, подсудных указанному суду. Практика применения норм о корпоративных правоотношениях показала, что перечисление в законе отдельных категорий дел более эффективно, нежели ссылка на Постановление Пленума ВАС РФ. В то же время, АПК РФ не содержит оговорки относительно того, какой суд защищает права физических лиц-патентообладателей, что, по нашему мнению, провоцирует возникновение новой волны дискуссий о разграничении подведомственности между арбитражными судами и судами общей юрисдикции.

_________________

10 См.: Зайцев И.М. Судебная власть в гражданском процессе // Российская юстиция. - 1994. - № 2. - С. 25.

11 О некоторых вопросах, возникших в связи с созданием в системе арбитражных судов Суда по интеллектуальным правам: Постановление Пленума ВАС РФ от 08.10.2012 № 60 // Вестник ВАС РФ. - 2012. - № 12.

 

В этой связи следует признать правоту профессора Т.Г. Морщаковой о том, что «разграничение между судами, относящимися к различным ветвям власти, представляет собой сложную проблему и над ее решением нужно работать, естественно, на основе закона. При этом не должен игнорироваться принцип единства судебной власти... правового пространства, обеспечиваемого защитой судебной властью», а, по мнению академика Б.Н. Топорнина, должен признаваться принцип «беспробельности» в судебной защите правового пространства12. Полагаем, что все споры об интеллектуальных правах должны рассматриваться в специализированном суде, вне зависимости от состава лиц, участвующих в деле, и их материально-правового статуса.

Фактически данная ситуация свидетельствует о размывании критериев подведомственности в современном цивилистическом процессе и приоритете предметного критерия перед субъектным, о чем свидетельствует тенденция привлечения физических лиц-акционеров в арбитражный процесс из корпоративного спора.

В современном арбитражном процессе коллективная форма защиты прав субъектов существенно отличается от применяемой в судах общей юрисдикции: в гражданском процессе применяется только косвенная ее форма - защита законного интереса лиц, затрагиваемых решением суда по производству из публичных правоотношений; в арбитражном присутствует вполне самостоятельная и полноценная форма.

С момента принятия Федерального закона от 19 июля 2009 г. № 205-ФЗ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации»13 появляются процессуальные формы защиты таких интересов. Между тем защита прав неопределенного круга лиц и коллективные формы защиты прав и интересов в цивилистическом процессе имеют долгую историю как предмет теоретических исследований. При этом научная разработанность темы не выразилась в наличии однозначной позиции в отношении коллективных форм защиты права: некоторые ученые отрицают ценность механизмов коллективной защиты экономических интересов, полагая, что традиционный институт совместного участия в процессе в качестве соистцов в целом более эффективен14. В то же время невозможно отрицать обширное влияние, которое оказали институты общего права на развитие коллективных форм защиты прав в РФ.

__________________

12 См.: Фоков А.П. Конституционные гарантии судебной защиты имущественных отношений в российской Федерации // Российский судья. - 2003. - № 8. - С. 2.

13 О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации: Федеральный закон от 19 июля 2009 г. № 205-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. - 2009. - № 29. - Ст. 3642.

 

Н.Г. Елисеев отмечает, что «прародителем» современного группового иска необходимо считать английский институт представительского производства и называет практически точную дату появления первого упоминания о таком иске. В 1199 г. священником Мартином было заявлено исковое требование от имени церкви к группе прихожан Нанстемда по поводу прав на пожертвования, которые, по его мнению, издавна признавались за церковью15.

Развитие группового иска в США связано с деятельностью доставшихся «в наследство» от английской правовой системы судов справедливости. Нормативное закрепление группового иска произошло в 1938 г. с принятием Конгрессом США Федеральных правил гражданского процесса16, которые содержат наиболее полное и развернутое определение исследуемого института. Так, согласно ст. 23 Правил групповым иском признается требование в защиту прав неопределенного круга лиц, поданное в установленном процессуальном порядке в суд США группой лиц или представителем такой группы и направленное на удовлетворение требований, которые вытекают из одинаковых (сходных) материально-правовых отношений. На сегодняшний день американскому групповому иску присущи следующие общие черты:

1. Объединение всех участников группы в одном процессе не является обязательным условием вынесения решения по делу. Если оно не представляется возможным, суд это учитывает, а не обязывает ни ответчика, ни иных представителей группы принимать меры к розыску иных участников процесса.

2. Члены группы могут и не быть связанными между собой материальными правоотношениями; они могут являться законными правопреемниками фактических участников отношений, лежащих в основе юридического конфликта.

3. Исковые требования всех участников группы однотипны.

4. Стороны по представительству (истцы-представители) добровольно принимают на себя обязанность представительства в процессе и осуществляют ее как собственную процессуальную обязанность, т. е. не злоупотребляют процессуальными правами.

5. Для исполнения решения создаются фонды возмещения, получить присужденную сумму из которых вправе потенциальные истцы.

________________

14 См.: Носенко М.С. Оспаривание нормативных правовых актов в судах общей юрисдикции: автореф. ... дис. канд. юрид. наук. - М., 2001. - С. 6, 18.

15 См.: Елисеев Н.Г. Гражданское процессуальное право зарубежных стран: учебник. - М.: ТК Велби; Изд-во «Проспект», 2004. - С. 396.

16 Правила судопроизводства в федеральных районных судах США [Электронный ресурс]. URL.: http://constitutions.ru/archives/7745 (дата обращения 07.09.2012).

 

Если сравнивать указанные характеристики и черты группового иска в арбитражном процессе современной России, можно заметить некоторые точки соприкосновения, свидетельствующие о рецепции самого подхода к правовому регулированию, но существуют и принципиальные различия. В российском арбитражном процессе информационная обязанность поиска участников группы может быть возложена на ответчика, однако сам процесс делегирования указанных полномочий «отдан» в компетенцию суда. В целом указанная позиция соответствует современной концепции диспозитивного цивилистического процесса, хотя и не всегда позволяет реализовать свои права всем участникам материальных правоотношений. В США же для извещения лиц, участвующих в деле, и потенциальных истцов суд публикует сообщения в прессе и направляет письма-извещения по почте самостоятельно.

В АПК РФ не урегулированы права лиц, фактически не участвующих в процессе, но имеющих на это право и не изъявивших желания защищать права единоличным порядком, что порождает многочисленные проблемы с процедурой принятия иска таких лиц в случае, если он будет подан, и с принудительным исполнением судебного решения.

Статья 225.17 АПК РФ в части 2 фактически узаконивает возможность обращения потенциального участника группы с тем же самым исковым требованием в другой арбитражный суд после окончания первого судебного процесса и преюдициальную силу первого судебного решения. Полагаем, установленная процессуальная льгота не может по своей эффективности приравниваться к простому исполнению решения в отношении всех участников группы, совмещенному с правом выхода из состава участников и реализацией защиты права в самостоятельном процессе.

Право США разрешает ситуацию «потенциального истца» при помощи создания фондов исполнения судебного решения по групповому иску, доступного для всех истцов, как действительных, так и потенциальных17; при этом количество потенциальных истцов действительно может быть неограниченным. Так, по делу Castano v. American Tobacco Co участниками группы были признаны не только все курильщики, которые когда либо покупали и курили сигареты, произведенные ответчиком, но и члены их семей18.

_________________

17 См.: Forde K.M. What can a court do with leftover class action funds? Almost Anything! // The Judges' Journal. - 1996. - Vol. 35. - № 3 [Электронный ресурс]. URL.: http://www.fjc.gov/public/pdf.nsf/lookup/ClassAct.pdf/$flle/ClassAct.pdf (дата обращения 08.08.2012).

18 Castano v. American Tobacco Co. // Tobacco Documents online [Сайт]. URL.: http://tobaccodocuments.org/profiles/litigation/castano.html (дата обращения 08.08.2012).

 

Значительные отличия имеет и институт судебных извещений и вызовов. Все предполагаемые участники группы извещаются в обязательном порядке обычной почтой обо всех процессуальных действиях (приказах) суда. При этом в судебном извещении содержится информация о характере иска, размере требований группы, наличии возможности исключения некоторых лиц из состава группы. В нашей стране суд не обязан извещать всех предполагаемых участников, которые не заявили о защите своего нарушенного права непосредственно; имеется лишь право присоединения в том случае, если истец узнал о процессе через средства массовой информации или иными способами.

Групповой иск в классической форме на сегодняшний день существует только в Великобритании и США. Генезис и современное состояние данного процессуального средства защиты в указанных странах позволяет констатировать факт, что групповой иск защищает права и законные интересы не только лиц, фактически вступивших в гражданский процесс, но и потенциальных истцов группы, т. е. участников материального правоотношения, которые по некоторым причинам не вступили в начавшийся процесс. В остальном можно свидетельствовать о рецепции отдельных элементов процессуального средства, что, несомненно, не позволяет назвать этот институт в полной мере эффективным на текущий момент.

Заметим, что подход заимствования институтов системы общего права «как есть» типичен для современного правового регулирования в цивилистическом процессе, но не во всех случаях ведет к созданию действенных механизмов защиты прав участников процесса. Полагаем, необходимо разрешить вопрос о правах потенциальных истцов, используя альтернативную модель - либо разрешить указанным лицам обращаться с новым иском в суд, используя или не используя доказанные предыдущим процессом факты по собственному усмотрению, либо участвовать в исполнительном производстве, преобразованном по американской модели - путем создания фондов возмещения вреда.

Таким образом, отрицать специфику арбитражного процесса как предмета арбитражного процессуального права представляется нам невозможным. Осуществляя судебную власть, арбитражные суды имеют специфические задачи, подведомственность дел, полномочия и другие особенности, существенно отличающие их от судов общей юрисдикции. Более того, их процессуальная деятельность не связана с судами общей юрисдикции. Основные направления совершенствования цивилистического процесса, по нашему мнению, необходимо разграничивать с реформой судебной системы как ветви власти. Невозможно отождествлять единство судебной системы и статуса судей с единством процесса, если различные его формы - гражданский и арбитражный процесс - обладают столь явной и обусловленной объективно спецификой. Провозглашение объединения гражданской и арбитражной процессуальной формы не соответствует основной задаче судов в РФ - обеспечению эффективной защиты прав и законных интересов участников процесса и поэтому не может считаться актуальной целью реформы цивилистического процесса в России.

 

17 апреля 2012, 12:19
Источник, интернет-ресурс: Прочие

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript