Гражданско-правовая законодательная система и гражданское законодательство:
соотношение понятий через призму системного подхода

 

В.Д. Рузанова,

кандидат юридических наук, доцент, заведующая кафедрой

гражданского и предпринимательского права ФГБОУ ВПО

«Самарский государственный университет»

 

Аннотация: В статье изучается гражданское законодательство как самостоятельная система, а также как уровень (или подсистема) гражданско-правовой законодательной системы. Автор рассматривает двухуровневую систему гражданского законодательства через совокупность связей компонентов этой системы.

Ключевые слова: гражданское право, Гражданский кодекс Российской Федерации, система гражданского законодательства, структура гражданского законодательства.

Annotation: This article is studied the civil law as a standalone system, as well as the level (or subsystem) of the civil legal system. The author considers the two-tier system of civil law through the aggregate connections of the system.

Keywords: civil law, the Civil Code of the Russian Federation, the system of civil law, the structure of civil law.

 

В условиях коренного реформирования гражданского законодательства в юридической литературе наблюдается усиление интереса к теоретическим проблемам гражданского права. Как справедливо подчеркивал А.А. Серветник, реализация субъективного права посредством применения является одновременно и реализацией объективного права1. Как известно, эффективность правореализационных процессов определяется многими факторами и, прежде всего, тем, насколько системным и согласованным является законодательство.

_______________

1 См.: Рузанова В.Д., Серветник А.А., Хмелева Т.И., Цыбулевская О.И. Проблемы эффективности применения гражданского законодательства. - Саратов: изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2004. - С. 106.

 

Можно с уверенностью утверждать, что на современном этапе развития гражданско-правовой законодательной системы изучение вопросов ее функционирования как системного образования следует рассматривать в качестве одного из приоритетных направлений. Считаем, что двигаться по этому вектору сегодня невозможно без использования достижений общей теории систем и определения в связи с этим пределов ее использования и в принципе системного подхода для исследования правовых явлений и, в частности, законодательства (гражданского законодательства). При этом думается, что система и связанные с ней понятия сначала необходимо изучить в качестве философских категорий, а затем осуществить переход к анализу особенностей применения системных конструкций к правовым явлениям (праву и законодательству) и, конечном итоге, использовать весь понятийный арсенал уже для выявления системных качеств гражданско-правовой законодательной системы.

Прежде всего, подчеркнем, что в литературе обращается внимание на одно важное обстоятельство, имеющее методологическое значение: системы как объекты становятся предметом системного исследования не в их эмпирической данности, а на определенном теоретическом уровне рассмотрения, когда возникает необходимость синтеза системных представлений, полученных при различных «срезах» с реального сложного объекта. И в этом смысле можно сказать, что системный подход имеет дело с особого рода абстрактными объектами2.

В философской литературе, в том числе в доктринальных источниках по философии права, неоднократно проводились глубокие аналитические обзоры определений понятия «система»3, поэтому в рамках данной статьи считаем возможным ограничиться общей констатацией того факта, что в настоящее время имеется внушительное множество подходов к определению понятия «система», однако, общепринятого ее определения так и не выработано.

__________________

2 См.: Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода. - М.: Наука, 1973. - С. 179.

3 См., например: Тюхтин B.C. Отражение, системы, кибернетика. - М.: Наука, 1972. - С. 11-16; Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Указ. соч. - С. 173-177; Садовский В.Н. Основания общей теории систем. Логико-методологический анализ. - М.: Наука, 1974. - С. 92 и ел.; Керимов Д.А. Методология права (предмет, функции, проблемы философии права). - 2-изд. - М. : Аванта+, 2001. - С. 247-251; Калошин П.Н. Материалистическая диалектика и системный подход. - Ташкент: Изд-во «ФАН» Узбекской ССР, 1985. - С. 46-96 и сл.; Чашин А.Н. Теория юридической систематизации. - М.: Дело и Сервис, 2010. - С. 7-11.

 

Понятие «система», как известно, является философской категорией. В литературе подчеркивается, что главным признаком всякого философского понятия, характеризующего объективную диалектику окружающего нас мира, должно быть то, что такое понятие отражает отношения действительности4. Вместе с тем, по справедливому замечанию А.Н. Аверьянова, данная категория может выступать и как конкретно-научное и общенаучное понятие, которое, в свою очередь, может стать философской категорией лишь тогда, когда оно наполнится таким содержанием, которое проявляется в любой области знания. Поэтому, по его мнению, если то или иное понятие используется и в конкретной науке, и в мировоззренческом смысле, то нет необходимости локализации его в какой-то определенной области5.

В литературе приводится огромное множество понятий системы, в основу которых положена та или иная совокупность признаков, различающиеся как по количеству, так и по качеству (по их сочетанию, набору, интерпретации). Однако практически все авторы (за небольшим исключением), с которыми мы солидарны, сходятся во мнении, базирующемся на идеях основателя общей теории систем Л. фон Берталанфи, что обязательными признаками системы являются наличие множественности элементов и наличие связей (отношений, взаимодействия) между ними. Как известно, Л. фон Берталанфи под системой понимает комплекс элементов, находящихся во взаимодействии.

На основе изучения и анализа литературы по общей теории систем мы пришли к выводу, что система имеет два аспекта: внутренний и внешний. Первый аспект выражается в следующих признаках: наличие множества элементов (состава системы), связей (отношений) между ними (структуры), целостности (единства), второй аспект характеризуется признаком отграниченности системы. С нашей точки зрения, именно названная совокупность признаков позволяет сформулировать общее понятие системы. В дальнейшем под системой мы будем понимать целостное отграниченное множество находящихся во взаимодействии (взаимосвязи) элементов (их групп).

При этом предлагается следующий терминологический ряд: все структурные части системы (элемент, подсистему и уровень) именовать обобщающим понятием «компонент»; элемент определять как минимальный неделимый компонент системы, способный к относительно самостоятельному осуществлению определенной функции; подсистемой считать такую совокупность (группу) элементов, которая в силу наличия специфических связей между элементами и связей с системным целым в рамках системы обладает относительной целостностью, а уровнем системы - такую ее часть, которая характеризуется высокой степенью охвата других компонентов системы (элементов и (или) подсистем) и в силу наличия специфических связей с другими уровнями и с системным целым в рамках системы обладает относительной целостностью.

_________________

4 См.: Свидерский В.И., Зобов Р.А. Новые философские аспекты элементарно-структурных отношений. - Л.: ЛГУ, 1970. - С. 49.

5 Аверьянов А.Н. Системное познание мира: методологические проблемы. - М.: Политиздат, 1985. - С. 28, 29.

 

Для изучения гражданско-правовой законодательной системы особое значение имеет категория структуры. Отметим, что смысл понятия «элемент» в действительности может быть раскрыт не как самостоятельное понятие, а лишь в соотношении с понятием структуры как закона связи элементов между собой. «Каждому конкретному целому, - пишет В.Г. Афанасьев, - присуща своя специфическая структура, причем с усложнением целостной системы, увеличением числа, дифференцированности ее компонентов усложнятся и ее структура»6.

Мы исходим из понимания структуры системы как совокупности связей компонентов системы. Важно видеть, что внутрисистемные связи отличаются значительным многообразием, на что неоднократно обращалось внимание в литературе. А.Н. Аверьянов верно подчеркивает, что в действительности элемент системы находится в бесчисленном множестве взаимодействий, одни из которых имеют существенное для него значение, другие - несущественное7. Считаем, что поскольку взаимосвязи внутри системы весьма многообразны, то их описание путем выделения тех или иных видов структур будет более достоверным и содержательным. Вместе с тем, мы не отказываемся от понимания структуры как нечто единого для данной системы, вобравшего в себя все типы взаимосвязей, и имеющего видовые градации (т.е. проявляющееся как дифференцированное единство).

В доктрине для характеристики системы используется не только понятие структуры, но и понятие организации8. Более правильным видится использование указанного термина для характеристики структуры системы, например, в смысле организации связей ее компонентов.

В литературе по общей теории систем нередко употребляются такие термины как «состав системы» и «строение системы». Конструкцию «состав системы» мы будем применять для характеристики совокупности элементов, а «строение системы» - для ее описания с точки зрения наличия (расположения) в ней элементов, подсистем и уровней, т. е. всех ее компонентов.

___________________

6 Афанасьев В.Г. Системность и общество. - М.: Политиздат, 1980. - С. 109.

7 Аверьянов А.Н. Указ. соч. - С. 113.

8 См.: Тюхтин B.C. Отражение, системы, кибернетика. - М.: Наука, 1972. - С. 17.

 

В связи со сказанным необходимо остановиться на понятии иерархии, которое в литературе рассматривается в самых различных аспектах (как в качестве самостоятельной категории, так и в связи с исследованием других системных понятий). Так, В.Н. Садовский говорит о «принципе иерархичности и о принципиальной «иерархической организации любой системы», которая состоит в том, что «отдельные элементы системы представляют собой системы низшего порядка, и (или) рассматриваемая система выступает в качестве элемента системы более высокого порядка» или каждый элемент системы «в свою очередь может рассматриваться как система, а сама исследуемая система представляет собой лишь один из компонентов более широкой системы»9.

Ю.Г. Марков, например, рассматривает иерархию как тип структуры системных объектов, утверждая при этом, что всюду, где приходится сталкиваться с иерархией, «обнаруживается одна важная особенность: целостность оказывается «разложимой» на элементы, каждый из которых, в свою очередь, ведет себя как целостность». При этом в методологическом плане он выделяет так называемые уровни иерархии, базируясь на том, что относительно обособленный объект, рассматриваемый в рамках более широкой системы, может трактоваться как уровень иерархии в этой последней системе10. Под иерархией мы понимаем соподчиненность компонентов системы.

Применение категорий системного подхода к изучению гражданского законодательства и гражданско-правовой законодательной системы имеет существенные особенности, обусловленные спецификой правовых явлений.

Прежде всего, следует определиться с соотношением указанных правовых конструкций. В юридической литературе данные термины, как правило, употребляются в различных значениях. При этом по состоянию на сегодняшний день на доктринальном уровне каких-либо параметров их сопоставления не выработано. Между тем, двигаться в этом направлении необходимо, поскольку изучение гражданского законодательства как формы гражданского права без прояснения данного обстоятельства невозможно.

Как известно, термин законодательство в литературе используется как в широком (все нормативные правовые акты), так и в узком (как совокупность законов) значениях. Считаем, что на легальном уровне данное понятие должно применяться только в узком значении, в доктрине же каждый исследователь имеет право сам решать данный вопрос. Вместе с тем, позволим себе высказать ряд идей, базирующихся на понятиях системного подхода, которые, на наш взгляд, могут послужить основой для установления соотношения гражданско-правовой законодательной системы и гражданского законодательства.

________________

9 См.: Садовский В.Н. Основания общей теории систем. Логико-методологический анализ. - М.: Наука, 1974. - С. 19, 174, 233.

10 См.: Марков Ю.Г. Функциональный подход в современном научном познании. - Новосибирск: Наука. Сибирское отделение, 1982. - С. 41-43, 46, 49-51.

 

Предлагаем использовать понятие «система гражданского законодательства» для характеристики системы федеральных законов, содержащих нормы гражданского права, а конструкцию «гражданско-правовая законодательная система» для обозначения всего нормативного массива в этой сфере. В рамках системного подхода и с учетом приведенных выше определений соотношение указанных категорий можно определить следующим образом.

По своему составу обе системы представляют собой совокупность нормативных правовых актов соответствующего уровня (уровней), содержащих нормы гражданского права.

Система гражданского законодательства по строению может быть охарактеризована как наличие в ней основного кодификационного акта (Гражданского кодекса Российской Федерации), иных кодификационных актов и текущих федеральных законов, а также подсистем, строение же гражданско-правовой законодательной системы - это расположение уровней (федеральных законов, иных правовых актов и ведомственных нормативных правовых актов).

Кроме того, следует иметь в виду, что в системе права и законодательства имеется две структуры. Разделение права на отрасли и иные структурные элементы по предмету и методу регулирования представляет собой основную, главную юридическую структуру предметной дифференциации права и законодательства. Деление права и законодательства имеет и иную, как бы вторичную структуру, состоящую из образования комплексных массивов правовых норм различных отраслей права и законодательства. Вторичная дифференциация дополняет отраслевую и не должна ей противоречить11.

Несмотря на то, что о гражданском законодательстве обычно говорят как об отраслевом законодательстве, это не исключает наличия в его составе комплексных нормативных правовых актов (законов). Комплексные законы, в свою очередь, в зависимости от их конкретного содержания одновременно могут входить как в комплексную структуру (комплексную отрасль законодательства), так в другое отраслевое законодательство в качестве его составной части. В то же время к гражданскому законодательству нельзя причислять законы, которые по своему основному содержанию относятся к другой отрасли законодательства, тем более, если такие законы являются кодификационными, например, Земельный кодекс Российской Федерации. По этой причине более точно говорить не просто о гражданско-правовом нормативном акте (законе) как элементе гражданско-правовой законодательной системы и гражданского законодательства соответственно, а о нормативном акте (законе), содержащем нормы гражданского права.

_________________

11 См.: Мицкевич А.В. Система права и система законодательства: развитие научных представлений и законотворчества // Проблемы современного гражданского права: сб. статей / отв. ред. В.Н. Литовкин, В.А. Рахмилович. - М.: Городец, 2000. - С. 25-26.

 

Структура законодательства в литературе традиционно описывается через категории горизонтальной (основными элементами которой являются институты и отрасли законодательства, а также «их различные модификации и переходные формы между ними») и вертикальной структур (построение нормативного материала в зависимости от иерархии правотворческих органов)12.

Нами высказана и обоснована идея единства критерия соподчиненность нормативных правовых актов в гражданско-правовой законодательной системе. В качестве такового мы рассматриваем юридическую силу акта, на которую, в свою очередь, оказывает влияние ряд факторов (правотворческая компетенция издавшего акт органа, определенные формальные признаки акта (кодификационные и некодификационные акты) и др.). Иерархия уровней гражданско-правовой законодательной системы (федеральные законы, иные правовые акты, ведомственные нормативные правовые акты) базируется исключительно на иерархии издавших их правотворческих органов, соподчиненность же внутри законов определяется как юридической силой Гражданского кодекса Российской Федерации, так и их принадлежностью к отраслевым или комплексным актам. Применительно к соподчиненности законов следует говорить о так называемой горизонтальной иерархии, о существовании которой мы высказывались неоднократно. Следовательно, основу структуры гражданско-правовой законодательной системы составляют иерархические связи (отношения).

Таким образом, гражданско-правовая законодательная система - это построенное по иерархическому принципу целостное отграниченное от других законодательных систем множество находящихся во взаимодействии (взаимосвязи) отраслевых и комплексных нормативных правовых актов (их групп), содержащих нормы гражданского права. Гражданское законодательство в зависимости от исследовательской задачи, в свою очередь, может быть рассмотрено как самостоятельная система, а также как уровень (или подсистема) гражданско-правовой законодательной системы.

__________________

12 См.: Система советского законодательства / под ред. И.С. Самощенко. - М.: Юридическая литература, 1980. - С. 20.

 

18 апреля 2012, 09:47
Источник, интернет-ресурс: Прочие

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript