Интересы казахстанской фарминдустрии будут защищены в рамках ЕАЭС

 

С 1 января 2018 года в Казахстане вводятся новые требования к медикаментам. Каким образом это отразится на фармацевтическом секторе страны, как изменится ситуация на рынке со вступлением республики в Евразийский экономический союз и стоит ли ожидать повышения цен на лекарства? На вопросы LS ответил генеральный директор представительства Polpharma в Казахстане, инвестора компании Santo (торговая марка «Химфарм») Петр Милднер.

 

- В рамках инвестиционной программы, с которой вы входили в проект «Химфарм», предполагается вложить в фабрику $100 млн. На что были потрачены эти средства?

— На предприятии в рамках программы ФИИР запущен производственный комплекс по выпуску парентеральных растворов больших и малых дозировок. Инвестиции в проект составили $40 млн. Текущая мощность нового комплекса позволяет производить: инъекционные препараты в стеклянных ампулах - 300 млн ампул в год, инфузионные растворы в полипропиленовых пакетах - 2 млн упаковок в год, инфузионные растворы в полиэтиленовых флаконах - 2 млн упаковок в год. В 2015 году в новом цехе планируется производство более 100 млн ампул.

Компания продолжает реализацию крупнейшей инвестиционной программы в истории фармацевтической индустрии Республики Казахстан, запланировав дальнейшую модернизацию производственных площадок. Среди прочего в компании начаты работы по модернизации производства твердых лекарственных форм (таблетки), производственного участка по рассыпке порошков антибиотиков, складского и лабораторного хозяйств. Объем инвестиций достигает $100 млн. В долгосрочной перспективе мы рассматриваем возможность создания производства онкологических препаратов и биосимиляторов.

 

- Когда эти средства полностью окупятся?

— Это зависит, во-первых, от того, какие лекарства мы будем продавать — дешевые или дорогие, разрешит ли правительство поднять цену на медикаменты. Во-вторых, будем ли мы продавать лекарства за рубежом? Рынок Казахстана очень маленький и поэтому мы должны расширять наш рынок сбыта в России, Монголии, Кыргызстане, Таджикистане, Туркменистане и, может быть, в Узбекистане. То есть окупаемость наших вложений зависит от многих факторов, но 8-10 лет — это тот срок, за который мы с помощью государства рассчитываем получить возврат.

Однозначного ответа на вопрос о рентабельности нет. Сегодня компания продолжает свою долгосрочную инвестиционную программу, завершение основных этапов которой запланировано в 2019 году. Перед инвесторами стоит задача — завершить модернизацию действующего и создать новое фармацевтическое производство, принимая во внимание сложность и наукоемкость данной отрасли.

 

- Какая помощь нужна от государства?

— Дальнейшему развитию не только данного инвестиционного проекта, но и всей фармацевтической отрасли Казахстана помог бы действующий механизм возврата инвестиций в части построения производства, например, через налоговые преференции для отечественных фармпроизводителей. Кроме того, нужна поддержка в части гарантированной государственной закупки путем заключения долгосрочных договоров, разработок механизмов приоритета закупки отечественных препаратов в рамках амбулаторных тендеров.

Такая помощь необходима, при этом компания сможет завершить основные этапы инвестиционного проекта в более сжатые сроки. В частности, речь идет о расширении международных рынков и линейки востребованных лекарственных средств на территории РК при увеличении доли импортозамещения. После завершения основных этапов инвестиционной программы мы будем стремиться к дальнейшему расширению портфеля препаратов, способных составлять конкуренцию не только на рынке РК, но и за рубежом.

 

- После девальвации 2014 года многие компании, работающие с импортным сырьем, сообщали о возникших трудностях. Как прошлогодняя девальвация отразилась на вашей компании? Насколько подорожали лекарства?

— В Казахстане нет производства сырья. Более того, огромная доля сырья, которое использует мировая фарминдустрия, импортируется из Китая и Индии. Мы тоже покупаем субстанции за рубежном. Но это всего лишь субстанции. Для нас важно соответствие стандартам качества GMP (Good Manufacturing Practice — Надлежащая производственная практика).

Несмотря на корректировку курса в феврале 2014 года, компании Santo удалось достичь хороших финансовых показателей. В частности, это стало возможным за счет пересмотра и оптимизации административных расходов, оптимизации контрактов с поставщиками оборудования и сырья, перераспределения бюджета внутри компании. Наша продукция ориентирована в основном на широкие массы населения. В условиях кризиса, когда покупательская способность потребителей, особенно самых слабо защищенных групп, упала. Важно понимать, насколько приоритетно для государства и его граждан сохранение доступности основных жизненно важных групп товаров, среди которых в первую очередь стоят лекарства.

 

- Ожидается ли в этом году повышение цен на лекарства?

— Каждая компания стремится к экономическому процветанию и капитализации своих доходов. Но при этом мы всегда смотрим на рыночную ситуацию и покупательскую способность населения.

 

- Сейчас из-за девальвации рубля казахстанские бизнесмены испытывают большие трудности. На вас каким-то образом отразилась ситуация с дешевеющим рублем?

— Девальвация рубля сильно влияет на продажи российских производителей в других странах, так как их продукция сейчас заметно подешевела. Но это лишь временно. Потому что они используют то же самое сырье, что и другие участники фарминдустрии. То есть они импортируют сырье в иностранной валюте. А для того чтобы купить валюту, им необходимо повысить себестоимость продукции. Поэтому долго лекарства не могут оставаться дешевыми.

 

- Как вы считаете, что изменится на рынке медикаментов Казахстана в рамках ЕАЭС? Насколько сильной будет конкуренция?

— Здесь хотелось бы отметить одну важную вещь. До конца 2017 года производители лекарственных средств могут регистрировать лекарства, которые произведены за рубежом и не соответствуют стандартам GMP. С 1 января 2018 года каждое лекарство, регистрируемое в стране, должно соответствовать данному стандарту. В Казахстане подход правительства и медицинских ведомств к производителям при инспектировании на соответствие этим стандартам очень строгий. И стоит отметить, что требования в Казахстане сейчас помогают защитить наш рынок от некачественных медикаментов. В целом ЕАЭС ведет процесс ужесточения требований к GMP, приближая их к европейским.

 

- А если говорить о рынке Казахстана?

— Наши специалисты являются членами рабочих групп по вопросам общего рынка лекарственных средств и медицинских изделий в рамках ЕАЭС. Они каждые две недели выезжают в Москву, чтобы в составе делегации Казахстана участвовать в переговорах. Я думаю, что интересы казахстанской фарминдустрии будут защищены в рамках ЕАЭС. Ведь не все производители смогут получить GMP до конца 2017 года.

Что касается объема рынка отечественных производителей, то он на сегодняшний день составляет около $130 млн. Из них 42% принадлежит нам. Я думаю, за ближайшие три года мы увеличим нашу долю до 55-60%.

 

- Конкуренция на внутреннем рынке сильная?

— Хочу отметить, что основная конкуренция на нашем рынке происходит в секторе государственных закупок. В Казахстане работают пять крупных фармацевтических производителей, но «Химфарм» — это единственный обладатель трех сертификатов GMP на стерильное производство. В нашем портфеле более 200 наименований, которые широко доступны и уже давно зарекомендовали себя среди потребителей.

 

Асель Маратова

 

31 марта 2015, 13:24
Источник, интернет-ресурс: Сайт журнала LS

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript