Положение адвокатов в уголовном судопроизводстве в соответствии с УПК

 

Х. Айткалиева, адвокат

 

Есть много проблемных вопросов, требующих внимания, которые возникают сегодня на практике в процессе применения нового УПК. Трудности испытывают не только авдокаты, но и наши граждане, и следователи, и сотрудники прокуратуры.

Но моя задача сегодня состоит в том, чтобы поделиться своим мнением по вопросу положения адвокатов в уголовном судопроизводстве.

Адвокат в уголовном процессе выступает на стороне защиты, а также как представитель свидетеля и потерпевшего, гражданских истца и ответчика. В каждом случае он пользуется определенным кругом прав, напрямую связанных с правами его подопечного, вытекающими из его процессуального статуса.

И несмотря на то, что, будучи защитником и представителем, адвокат, прежде всего, остается адвокатом, круг полномочий адвоката-защитника шире - полномочий адвоката потерпевшего, а полномочия адвоката свидетеля уголовно-процессуальным кодексом и вовсе не регламентированы, что на практике приводит к ограничению прав адвоката свидетеля, а вместе с ним и самого свидетеля органом, ведущим уголовный процесс.

К примеру, адвокат свидетеля, в 8-ми случаях из 10-ти, лишен права ознакомиться с процессуальным документом, из которого он мог бы сделать выводы, вправе ли его подопечный отказаться от дачи показаний, так как следователи практически во всех случаях отказывают свидетелям в праве знать - по какому факту и в отношении кого расследуется дело. Зачастую такие свидетели только в процессе допроса, из направленности заданных вопросов узнают, что их, либо их близких людей, подозревают в совершении преступления.

О том, что они имели право не свидетельствовать против себя и своих близких, свидетели, в таких случаях, узнают при подписании протокола допроса. Так как отдельный протокол разъяснения прав для свидетеля в нашем судопроизводстве не составляется, а предоставляется для ознакомления вместе с протоколом допроса.

Отсутствие прямой регламентации прав адвоката свидетеля лишает его возможности оказать надлежащую юридическую помощь своему клиенту.

Особых проблем не вызывает представительство адвокатами интересов потерпевшего, гражданских истца и ответчика. Так как их представители имеют те же процессуальные права, что и представляемые ими физические и юридические лица в пределах, предусмотренных уголовно-процессуальным (УПК) и гражданским процессуальным (ГПК) Кодексами.

Тем не менее, полагаю, что УПК должен предусматривать общий круг полномочий адвоката в уголовном процессе, который найдет свое развитие в отдельных статьях о правах защитника, представителя потерпевшего, свидетеля и т.п.

 

 

ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ УЧАСТИЕ АДВОКАТА

 

Вопрос обеспечения прав граждан на бесплатную квалифицированную юридическую помощь реализуется в полной мере, так как в случаях, прямо предусмотренных законом, коллегии адвокатов направляют и обеспечивают исполнение постановлений органа, ведущего уголовный процесс.

Некоторые сложности возникли с исполнением постановления о предоставлении защитника свидетелю, имеющему право на защиту (ассистированному свидетелю).

Так, по просьбе свидетеля, имеющего право на защиту, участие защитника обеспечивается органом, ведущим уголовный процесс. (ч.2 ст.68 УПК).

Но ч. 5 ст.68 УПК РК не обязывает орган, ведущий уголовный процесс, освободить его от оплаты юридической помощи полностью или частично, что освобождает территориальные коллегии адвокатов от исполнения постановления органа, ведущего уголовный процесс.

Данный вопрос требует решения: раз уж предусмотрели право на бесплатную юридическую помощь, необходимо внести соответствующие поправки в статью об обязательном участии защитника либо исключить такую норму из круга прав свидетеля, имеющего права на защиту.

По сравнению со старым УПК (п.9) ст.67 УПК) сузились возможности адвокатов в следующем:

Ранее УПК предусматривал обязательное участие адвоката, если при рассмотрении дела в суде участвует прокурор либо прокурор, поддерживающий обвинение.

На сегодня участие адвокатов обязательно только в тех случаях, когда по делу участвует прокурор, поддерживающий государственное обвинение (то есть здесь речь об участии только при рассмотрении дела по существу, то есть в судах первой и апелляционной инстанций).

Данное изменение освободило суд обеспечивать участие адвоката на стадии досудебного производства, за исключением отдельных случаев, прямо предусматривающих участие адвоката.

Есть вопросы и в части участия адвоката при депонировании показаний свидетеля и потерпевшего следственным судьей.

Не может быть в полной мере реализовано право защитника (и его подзащитного) на обязательное участие в судебном заседании при депонировании показаний свидетелей и потерпевшего.

Несмотря на то, что участие защитника при депонировании показаний свидетеля и потерпевшего обязательно, остался неразрешенным вопрос об обеспечении участия защитника, когда по делу еще не определилось подозреваемое и обвиняемое лицо, то есть защитник еще не вступил к участию в деле.

Проблема здесь заключается в том, что в соответствии со ст. 366 УПК РК вызов и допрос в суде свидетеля и потерпевшего не проводятся, если их показания депонированы следственным судьей в порядке, предусмотренном ст.217 УПК РК.

Полагаем, что данная норма ведет к ущемлению прав защитника (соответственно прав его подзащитного на защиту), нарушает принцип непосредственности исследования доказательств судом.

В ст.122 нового УПК РК закреплено право адвоката на сбор доказательств, но и это право нуждается в дополнительных гарантиях.

Новый УПК предусмотрел право адвоката на инициирование на договорной основе производства судебной экспертизы в соответствии с частями пятой, девятой и десятой статьи 272 настоящего Кодекса;

Участник процесса, по инициативе которого назначается экспертиза, может представить в качестве объектов экспертного исследования предметы, документы. Однако, орган, ведущий уголовный процесс, вправе мотивированным постановлением исключить их из числа таковых.

Таким образом, даже в том случае, когда экспертиза проводится на основании адвокатского запроса, следователь наделен правом вмешиваться в этот процесс и принимать решение об исключении объектов исследования по своему усмотрению.

Результаты экспертизы по запросу адвоката направляются следователю, что также указывает на неравенство сторон защиты и обвинения. Мы согласны с тем, чтобы заключение направлялось следователю, но адвокату в обязательном порядке направлялась копия, ведь заключение производится по его запросу.

Надо отметить, что в соответствии с ч.2 ст.272 УПК РК только постановление органа, ведущего уголовный процесс, следственного судьи о назначении экспертизы обязательно для исполнения органами или лицами, которым оно адресовано и входит в их компетенцию. То есть, адвокатский запрос о производстве экспертизы не является обязательным для исполнения экспертным учреждением.

Положительным нововведением является возможность проводить опрос свидетелей, с использованием научно-технических средств. Но и это новшество имеет ряд вопросов, так как дальнейший допрос такого свидетеля не является обязанностью следователя, что противоречит ст.24 УПК. Вместо этого нам дано право ходатайствовать о приводе лица, который по сути еще не является свидетелем. В этом мы видим непроработанность данной нормы.

Ходатайство о продлении срока содержания под стражей рассматривается следственным судьей единолично при обязательном участии только прокурора. В заседании также могут участвовать защитник, законный представитель подозреваемого, потерпевший, его законный представитель и представитель, неявка которых не препятствует их судебному рассмотрению. Данная норма противоречит принципу равноправия и состязательности сторон и нарушает право гражданина на защиту.

Считаю, что судом должно быть обеспечено участие адвоката-защитника как при санкционировании содержания по стражей, так и при продлении срока содержания под стражей, что обеспечило бы право обвиняемого на защиту.

В целом, мы видим, что адвокат представитель и адвокат-защитник, как и прежде находятся в положении просителя.

На сегодня назрела острая необходимость в обеспечении прямого доступа адвоката к определенной информации. Полагаем, что доступ к определенной информации адвокатам необходимо упростить, к примеру, обеспечив их такой же программой как у судебных исполнителей, нотариусов и прокуратуры.

Прямой доступ к отдельным данным сэкономит не только время адвокатов и их клиентов, но исполнителей запросов, ускорит процесс рассмотрения дела в суде.

Оставляют желать лучшего и сроки рассмотрения ходатайства стороны защиты.

Статья 17 ЗРК «Об адвокатской деятельности» обязывает предоставить ответ на адвокатский запрос в течение 10 рабочих дней. В лучшем случае - это две недели, если не считать праздников.

То есть, запросив информацию, к примеру сегодня - 19 марта, я получу ответ 08 апреля, с учетом выходных и праздничных дней, то есть на 21 день после направления запроса. Между тем, за это время можно закончить следствие.

К примеру, представителям СМИ запрашиваемую информацию обязаны предоставить не позднее 3 дней с момента получения запроса.

По мне, адвокаты делают не менее важную работу, так как за каждым делом по которому мы участвуем, стоят судьбы наших сограждан.

Справки, характеристики могут быть получены нами в течение десяти суток. (ч.3 ст.122 УПК).

Мы задаемся обоснованным вопросом, зачем столько времени для предоставления одной справки?

При рассмотрении вопроса о санкционировании меры пресечения в виде содержания под стражей истребуемые справки, характеристики и иные документы представляются защитнику в течение двух суток.

В случае отказа в исполнении запроса либо непринятия решения по нему в течение трех суток мы вправе обжаловать отказ следственному судье.

То есть, мы должны потратить впустую еще один день, чтобы обжаловать отказ.

Необходимо отметить, что постановление суда об удовлетворении ходатайства или отказе обжалуется и опротестовывается в вышестоящий суд, что еще дольше затягивает его исполнение.

Полагаем, необходимости в опротестовании и обжаловании таких постановлений не было и нет, так как отказ либо удовлетворение ходатайства не лишает стороны права в дальнейшем снова обращаться с подобными ходатайствами и возражениями.

Все эти нормы ставят адвоката в невыгодное положение, так как в итоге, адвокату можно отказать ссылаясь на одну норму и избежать ответственности за несвоевременное предоставление информации, ссылаясь на другую.

В целом, адвокат осуществляет защиту путем заявления ходатайств, в связи чем, считаем необходимым обеспечить быстрое и качественное их рассмотрение.

Право стороны защиты получить копии документов в полной мере не реализуется на практике:

п.5) ч.2 ст.70 при обсуждении проекта УПК в Мажилисе был утвержден в следующей редакции:

знакомиться с протоколом задержания, постановлением о применении меры пресечения и продлении срока содержания под стражей, домашнего ареста, уведомлением о прерывании сроков по делу, с протоколами следственных действий, произведенных с участием подозреваемого или самого защитника, которые предъявлялись либо должны были предъявляться подозреваемому, обвиняемому, и получать копии таких документов, а по окончании досудебного расследования - со всеми материалами, выписывать из него любые сведения в любом объеме, снимать копии с помощью научно-технических средств, за исключением сведений, составляющих государственные секреты, и списка свидетелей обвинения, присутствовать при объявлении подозреваемому постановления о признании подозреваемым, квалификации деяния подозреваемого.

В последующем, мы увидели, что предложение «получать копии таких документов» выпало из текста п.5) и отражено в п.9) как отдельная норма в следующей редакции: получать копии процессуальных документов, подлежащих вручению ему и его подзащитному; вопрос о перечне таких документов является спорным.

Не видим мы причин и для отказа защитнику в предоставлении копий постановлений о назначении экспертизы и ее результатов, так как это сэкономило бы время следователя и адвоката, затрачиваемое на переписывание целого тома заключений экспертиз при ознакомлении с ними до окончания досудебного производства.

В новом УПК РК остались неразрешенными вопросы о необходимости вручения стороне защиты копии процессуальных документов при разрешении вопроса о возбуждении ходатайства о санкционировании ареста и предъявлять для ознакомления материалы, направляемые при этом в суд.

Стороне защиты не гарантировано время для подготовки к защите на этой стадии, так как узнает о заседании за несколько часов. Кроме того, подозреваемый должен знать не только в чём он подозревается, но и на чём такое подозрение основано.

Мы полагаем, что практика утаивания от стороны защиты материалов, доступных прокурору и суду, противоречит принципу равенству сторон в судебном процессе.

К примеру, о продлении срока содержания под стражей адвокат не уведомляется заблаговременно.

Между тем, в соответствии с п.13) ч.2 ст.70 УПК адвокат вправе быть заблаговременно извещенным органом, ведущим уголовный процесс, о времени и месте производства процессуального действия с участием подзащитного, а также обо всех судебных заседаниях, связанных с рассмотрением жалоб стороны защиты, ходатайств о применении меры пресечения, продлении срока содержания под стражей, депонировании показаний.

Нет четкого определения времени извещения, которое расценивалось бы как заблаговременное.

Не приходится легко адвокатам и в суде. Часты случаи, когда суды отклоняют ходатайства о вызове в суд свидетелей стороны защиты без каких-либо обоснований, отказывают в допросе явившегося свидетеля, безосновательно прерывают при допросе свидетеля. При рассмотрении кассационных жалоб и ходатайств о пересмотре судебных актов в порядке надзора, в особенности на предварительном слушании в ВС, адвокатам не дают возможности выступить в поддержку жалобы. Все ограничивается вопросом, есть ли дополнения к жалобе, а поскольку адвокаты излагают все свои доводы в жалобе, то дополнений, в основном, не бывает и на этом заканчивается рассмотрение ходатайства о пересмотре судебных актов в порядке надзора, что является нарушением прав граждан РК, дискредитирует в глазах населения статус адвоката и судебной системы.

В соответствии с п.10 ч.3 ст.70 УПК, защитник вправе возражать против незаконных действий (бездействия) лица, ведущего уголовный процесс, и иных лиц, участвующих в уголовном процессе, требовать внесения этих возражений в процессуальные документы.

Однако, право возражать против неправомерных действий суда в ходе рассмотрения судебного дела заканчивается вынесением в его адрес необоснованных замечаний, выливающихся в частное постановление.

Конечно, есть и положительные моменты в новом УПК и связаны они с введением в уголовный процесс процессуального прокурора, в связи с этим повысилась персональная ответственность прокуроров и очень жаль, что нехватка кадров не позволит назначать процессуальных прокуроров по каждому делу.

Таким образом, УПК требует тщательной проработки с учетом проблем, возникающих на практике.

В целом, положение адвоката можно описать словами вождя революции В.И. Ленина, - «адвокат, интеллигентная сволочь, которую нужно держать в ежовых рукавицх».

Правовое государство можно определить по нескольким критериям, одним из которых является место адвоката, занимаемое им в обществе. Сильная адвокатура будет способствовать повышению качества отправления правосудия, соответственно, укреплению имиджа государства в глазах мировой общественности.

 

 

3 апреля 2015, 11:18
Источник, интернет-ресурс: Айткалиева Х.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript