Обеспечивая право на защиту

 

Инна ЕНЬШИНА

 

Одним из важнейших институтов, без которых невозможно эффективное функционирование правовой системы, является институт профессиональной правовой помощи и защиты. В феврале этого года свой 70-летний юбилей отметил один из основоположников современной отечественной адвокатуры, опытный юрист, более 20 лет возглавляющий Алматинскую городскую коллегию адвокатов, Кенжегали КАРЧЕГЕНОВ.

Мы встретились с юбиляром и побеседовали о его жизни, профессиональном становлении, современном казахстанском законодательстве.

- Кенжегали Кадырович, начнем наш разговор с традиционного вопроса: в какой момент вы решили стать юристом?

- Вы знаете, изначально становиться юристом не планировал, потому что я сын потомственного рыбака. Родился в рыбацком поселке под Гурьевом. Мои дед, отец, брат - все были рыбаками. Вполне естественно, что поначалу о профессии юриста я даже не задумывался. К сожалению, мои родители очень рано ушли из этой жизни: мама заболела и умерла, когда мне было шесть лет, а в 17 лет я потерял отца. Возможно, в силу этих обстоятельств появилось желание стать медиком. Укрепился в этой мысли, когда прочел книгу Зеина Шашкина «Доктор Дарханов». А о юриспруденции впервые задумался, когда служил в армии, там я усиленно читал русскую литературу, поскольку русским языком владел очень слабо. Я ведь вырос в ауле, окончил казахскую школу, вы знаете, у нас было около 20 русских семей, так вот все они говорили только по-казахски, дети учились в казахской школе, так как русская находилась на другой стороне Урала. И когда я пошел служить в армию, появилось желание научиться хорошо говорить по-русски. Я стал много читать, и не просто читать, а вслух, такой совет мне дала библиотекарь из нашей части, сказав: «Если у тебя есть желание выучить язык, читай вслух, чтобы слышать то, что говоришь». А читал я в основном детективы, в 60-е годы они были очень популярны. Меня захватила эта романтика, и я захотел стать следователем.

В ноябре 1967 года демобилизовался, вернулся домой и устроился слесарем на машинно-мелиоративную станцию, проработал год, потом поехал в Алма-Ату, поступать на юрфак. К сожалению, в первый год ничего не получилось - не смог сдать экзамены: конкурс был очень большим, а связей никаких у меня, простого парня из провинции, не было, но появилась спортивная злость, и я решил, что пока не поступлю, никуда не уеду. Устроился в автобусный парк автослесарем, параллельно готовился к экзаменам. И на следующий год поступил. Был в поступлении и элемент везения: преподаватель по истории, у которого я занимался на подготовительном курсе, принимал у меня экзамен и немного завысил мне оценку, а другие предметы я сдал хорошо и, таким образом, в 1969 году стал студентом юридического факультета КазГУ. Конечно, учиться поначалу было очень сложно, испытывал трудности с освоением специальной терминологии, ведь я еще не так хорошо владел русским языком. Только после второго курса вошел в колею, круглым отличником не был, но учился хорошо. Параллельно продолжал работать в автопарке. Прошел путь до зам. директора по эксплуатации, на эту должность меня назначили в 27 лет. Надо сказать, что это очень сложный участок работы, включающий в себя контроль над финансами и всеми маршрутами, но я справлялся. Правда, из этой профессии мне пришлось уйти: в какой-то момент, когда уже стоял вопрос о дальнейшем продвижении по служебной лестнице, я узнал, что продвигать меня не планируют, поскольку я юрист, а не инженер-механик. Узнав о том, что идут такие разговоры, решил уйти.

Уволившись, планировал устроиться по специальности, но, к сожалению, это было не так просто, ни в одном ведомстве, несмотря на юридическое образование, на работу не принимали, был лишь один вариант - милиция, но на тот момент мне уже исполнилось 30 лет, в этом возрасте становиться лейтенантом как-то несолидно, да и не было у меня желания работать в милиции. Пытался устроиться в прокуратуру, был готов поехать в любую точку Казахстана, но мне отказали, сказав, что мест нет, хотя в те годы юристов было совсем немного. К сожалению, и здесь были необходимы связи.

- И как же вам удалось найти работу по специальности?

- В конечном счете, устроился в систему Алматинского горисполкома: в управление капитального строительства требовались юристы по подготовке стройплощадок. Если помните, тогда началась реконструкция города, много зданий сносили, людей переселяли, в отдел, который все это курировал, я и устроился, правда, официально должность моя называлась не юрист, а инженер, но в основном приходилось заниматься правовыми вопросами. Через какое-то время стал старшим инженером, зам. начальника, начальником отдела, а когда в горисполкоме создали управление по учету и распределению жилой площади, объединив отдел переселения и жилищно-строительный отдел, меня назначили заместителем начальника. Здесь я проработал десять лет. Конечно, работа очень ответственная, сложная, прежде всего с психологической точки зрения, но я с гордостью могу сказать, что все эти годы трудился честно и добросовестно. Правда, и здесь настал такой момент, когда возникло желание уйти. Знаете, в какой-то момент человек перерастает то, чем занимается, достигнув апогея. Так произошло и со мной: в то время я решил защитить кандидатскую диссертацию, все необходимые экзамены были сданы, к тому же я постоянно поддерживал связь с университетом, со своими учителями - Юрием Григорьевичем Басиным, Анатолием Григорьевичем Диденко, которые убеждали меня в необходимости заняться наукой.

Решив оставить работу, пошел к председателю Алматинского горисполкома Заманбеку Калабаевичу Нуркадилову, попросил, чтобы меня освободили от должности, но получил отказ. Пришел второй раз, а он, вместо того, чтобы подписать мое заявление, предложил должность заместителя председателя Московского райисполкома. Я отказался, сказав, что хочу поработать по специальности, но заявление мое он все равно не подписал. И только, когда я пришел в третий раз, он собрал своих заместителей, чтобы посоветоваться. Конечно, все были удивлены, не хотели меня отпускать, ведь за эти годы удалось наладить работу управления. Но поскольку я был настроен решительно, руководству ничего не оставалось, как отпустить меня. Мне написали представление в адвокатуру, поскольку попасть туда в те годы было практически невозможно, и так я стал адвокатом.

Сначала работал в консультации Ленинского района (сейчас это Жетысуский район), затем стал ее заведующим, а спустя год - заместителем председателя городской коллегии адвокатов. Не скрою, помогло мое хорошее знание казахского языка, в те годы такие специалисты были в дефиците. К примеру, наш председатель казахского языка не знал, и мне приходилось писать ему доклады и учить говорить по-казахски. В 1990 году председатель перешел в Министерство юстиции, и меня избрали председателем Алматинской городской коллегии адвокатов.  

- Вы руководите коллегией уже более 20 лет. Насколько за эти годы изменились специфика споров и характер преступности?

- Очень интересный вопрос. Конечно, с каждым годом общество меняется, вместе с ним меняются и потребности, а именно от них зависит специфика споров. В те годы, когда я начинал работать адвокатом, их было немного, ведь существовали такие структуры, как партия, исполком, где решались многие вопросы. А с обретением независимости изменилась система взаимоотношений, теперь все спорные вопросы гражданам приходится решать через суд. Сегодня адвокаты необходимы по всем категориям дел - и гражданским, и административным.

Что касается уголовных дел, то 20 лет назад преступления тоже имели свою специфику. В основном, это были кражи, изнасилования, драки, убийства, хищения соцсобственности. С переходом же к рыночным отношениям, поменялась и преступность, к примеру, раньше убийства, как правило, совершались на почве хулиганства, сейчас все больше заказных убийств. В сфере транспортных преступлений тоже свои особенности: если прежде преступники снимали с автомобилей зеркала, крали магнитолы, угоняли первую попавшуюся машину, то сейчас в их поле зрения попадают только дорогие транспортные средства, и эти преступления также часто носят заказной характер. Кроме того, сегодня появилось такое понятие, как коррупционные преступления, мы все чаще слышим о чиновниках, которые обвиняются в получении взяток.

- Неужели раньше коррупционных преступлений не было?

- Честно говоря, мы и слова-то «коррупция» не знали. Да, конечно, совершались такие преступления, как растрата, использование служебного положения, но это были единичные случаи. А таких масштабов и сумм, как сейчас, конечно, не было. Так что характер и степень преступности меняются в зависимости от изменений, происходящих в обществе. К примеру, в 80-90-е годы совершалось много изнасилований. Помню, в 1988 году защищал одного таксиста, Сашу, мы с ним до сих пор общаемся, его обвиняли в изнасиловании несовершеннолетней. В те годы появилось такое веяние: девчонки садились в машины, выпивали с таксистами, вступали в интимную связь, потом рвали на себе одежду и вымогали у водителей деньги и грозились написать заявление в милицию. Много было таких случаев. А по изнасилованию доказать невиновность подзащитного было практически невозможно. Но, несмотря на то, что, казалось бы, все свидетельствовало против Саши, мне все-таки удалось защитить его: в зале суда девушка призналась, что просто хотела заработать и потому оговорила таксиста, мол, все сейчас так делают, и парня освободили, но это редчайший случай.  

- Не секрет, что адвокатские услуги стоят недешево. Оказываете ли вы помощь малоимущим гражданам, может ли простой человек, не имеющий больших доходов, рассчитывать на получение квалифицированной защиты?

- Конечно, мы оказываем помощь малоимущим гражданам. Ведь многие не могут себе позволить оплатить труд адвоката. В Уголовном кодексе есть 68 статья, на основании которой орган преследования выносит постановление, и мы выделяем адвоката, услуги которого оплачиваются из республиканского бюджета. Всего в год нашей коллегией осваивается порядка 70-80 млн тенге. То есть смею вас заверить, что человек, у которого нет средств, точно так же, как и состоятельный гражданин, может получить квалифицированную юридическую помощь.Что касается финансирования, то адвокатура никогда не была государственной, и в советское время, и сейчас, она существует на свои собственные средства. Наши работодатели - это наши клиенты, на средства, получаемые от оказываемых им услуг, мы существуем и развиваемся. На сегодняшний день в нашей коллегии 780 адвокатов. Когда я принял руководство, их было 234. С гордостью могу сказать, что по Казахстану Алматинская городская коллегия по уровню профессионализма является одной из самых квалифицированных, взять хотя бы то, что у нас работают 15 кандидатов и два доктора наук.

Сегодня в городе 15 юридических консультаций, все они находятся в зданиях, которые являются собственностью городской коллегии адвокатов. Когда я только начинал работать, все помещения были в аренде. За 20 лет мы смогли их выкупить. Другая наша гордость - центр стажировки, оборудованный по последнему слову техники. В данном центре наряду с отечественными специалистами проходят обучение и адвокаты из Киргизии, Таджикистана, Узбекистана, России. Мы проводим тренинги и обмениваемся опытом с коллегами из дальнего зарубежья. Так, недавно подписали меморандум с адвокатским сообществом Франции, есть договор об обмене опытом со специалистами из Китая. Но большей частью мы сотрудничаем с коллегами из ближнего зарубежья, часто бываем в Узбекистане, кстати, хотел бы отметить хороший потенциал адвокатов этой страны.  

- Кенжегали Кадырович, в последние годы в Казахстане проводится масштабное реформирование законодательства, с января этого года вступил в действие ряд новых кодексов, на завершающей стадии работа над еще двумя проектами кодексов. Насколько активно адвокатское сообщество участвует в процессе модернизации законодательства?

- Прежде всего хочу отметить, что любое реформирование законодательства продиктовано требованиями времени. И каждая новелла является следствием развития экономической, политической, социальной сфер. Что касается адвокатского сообщества, то мы конечно же участвуем в разработке тех новелл, которые непосредственно касаются нашей деятельности. Как вы знаете, у нас существует республиканский орган, который возглавляет Ануар Курманбаевич Тугел, он и представляет наше сообщество во всех государственных структурах.

На сегодняшний день мы представлены в Совете по правовой политике при Президенте РК, Высшем судебном совете, Квалификационной коллегии Министерства юстиции РК, работаем в составе парламентской группы. Думаю, что такое активное представительство говорит о том, что наше сообщество признали, чего не скажешь о том времени, когда я только начинал карьеру адвоката, тогда с нами практически не хотели считаться. Простой пример - разработка Закона «Об адвокатской деятельности». В 1991 году, когда меня только избрали председателем городской коллегии адвокатов, всех председателей пригласили на коллегию в Минюст, где сообщили о том, что готовится закон об адвокатской деятельности. Прежде такого закона у нас не было, существовали правила, утвержденные Министерством юстиции КазССР, по которым мы работали. В группу по подготовке закона от нашего сообщества пригласили Александра Владимировича Розенцвайга. Через какое-то время он пришел ко мне и сказал, что участвовать в данной работе не будет, поскольку он в этой группе - единственный адвокат, и его мнение никого не интересует. Я отправился в Верховный Совет, где меня не стали слушать, сказав, что разговаривать будут только с руководителем единого республиканского органа, а по отдельности председателей коллегий принимать не намерены. Тогда мы в срочном порядке созвали съезд, на который пригласили председателя Союза адвокатов СССР, представителей Комитета госбезопасности, Верховного Совета, МВД. По итогам съезда было принято решение о создании Союза адвокатов Республики Казахстан.

Как только мы его зарегистрировали, стали принимать участие в разработке закона об адвокатской деятельности, который был принят 5 декабря 1997 года, одним из первых в странах СНГ. На тот момент этот закон был очень своевременным, но, естественно, общественные отношения не стоят на месте, все развивается, и в соответствии с этим в закон периодически вносятся изменения. Стоит сказать, что в последние годы мы наладили плодотворное сотрудничество с Министерством юстиции, по всем проблемным вопросам стараемся вести конструктивный диалог с министром Бериком Имашевым, очень грамотным и креативным руководителем, который не понаслышке знает о нашей деятельности, поскольку сам некогда работал адвокатом.  

- Вы говорите о законе, который непосредственно регулирует вашу деятельность, а участвовали ли вы в разработке новелл уголовного либо гражданского законодательства, которые активно реформируются в последнее время?

- Вас, наверное, интересует Гражданский процессуальный кодекс? Действительно, главная проблема последних лет для нас - представительство в суде. К сожалению, в последние годы появилось большое количество людей, не имеющих ни диплома, ни лицензии, ни соответствующей квалификации, которые берутся защищать интересы граждан. Хорошо, если у них получается, но во многих случаях им это не удается, а человек уже заплатил деньги. Потом он приходит к нам с жалобой, мол, меня обманул адвокат, он ведь не знает, что этот человек адвокатом не является. Несколько лет мы выступали с инициативой запретить представительство в суде лицам, не имеющим лицензий. Наконец, в конце прошлого года в гражданское процессуальное законодательство внесена поправка, согласно которой представлять интересы граждан имеют право только лица с юридическим образованием. Но мы планируем добиться того, чтобы это были не просто люди с дипломами юриста, а лицензированные адвокаты, ведь только член коллегии адвокатов несет ответственность за некачественно оказанные услуги, поскольку у нас существует комиссия по адвокатской этике, рассматривающая поступившие от клиентов жалобы.  

- Ни для кого не секрет, что в нашем обществе существует такая проблема, как правовой нигилизм. Бывает, что человек совершает правонарушение, даже не подозревая об этом. Должны ли граждане знать о каких-то новшествах законодательства, чтобы случайно не преступить закон?

- Проблема правового нигилизма очень актуальна. С другой стороны, простой человек не может знать все законы и кодексы, да ему это и не нужно. На мой взгляд, каждый просто должен следовать общечеловеческим принципам, и тогда он вряд ли совершит правонарушение. Конечно, случается, что преступления совершаются по незнанию, но бывают и ситуации, когда о незнании закона люди заявляют с целью уйти от ответственности. Вообще гражданско-правовые отношения - очень сложная сфера. Зачастую любящие друг друга люди становятся лютыми врагами и готовы идти на крайности. В последние годы с развитием рыночных отношений таких случаев все больше. Особенно это заметно на примере бракоразводных процессов. Это только в советское время делить было нечего, а сейчас у многих счета в банках, недвижимость, машины, ради всего этого люди готовы судиться бесконечно.

На заре моей карьеры я был в Америке на практике и крайне удивился, узнав, что бракоразводные процессы могут длиться по году. Я не мог понять, в чем сложность. Но когда побывал на процессе, увидел, что бывшие супруги делят все вплоть до копейки, привлекают к участию большое количество аудиторов, экономистов, адвокатов. Тогда для нас это было странно. Хотя в моей практике тоже есть забавный случай. Разводились муж с женой, вроде все поделили, не могли договориться только по поводу одной вещи - одеяла, - оба уперлись и ни за что не соглашались отдать его. Судья мне говорит: объясни своему клиенту, что он - мужчина, пусть отдаст жене это одеяло, а тот ни в какую, мол, это подарок мамы. Неделю мы делили это одеяло, наконец, мне удалось уговорить моего клиента отдать его бывшей жене. Но этот случай был из ряда вон выходящим. Сейчас же длительные бракоразводные процессы - не редкость.  

- В завершение нашей беседы хотелось бы поговорить о качестве подготовки специалистов. Как бы вы могли оценить современный уровень юридического образования?

- Это очень больной вопрос. К сожалению, качество подготовки специалистов оставляет желать лучшего, сейчас действительно много вузов, которые выпускают юристов с очень низким уровнем знаний. В свое время я тоже преподавал уголовный процесс и адвокатуру, и знаю, что такое подготовка высококвалифицированных специалистов. Когда ко мне приходят устраиваться на стажировку, я сразу спрашиваю, сколько часов адвокатуры было пройдено во время учебы, но даже на этот простой вопрос многие ответить не могут. И это выпускники, получившие дипломы с отличием. Что говорить о других? Очень часто не могут дать ответа на вопрос: что изучает уголовный процесс? А ведь это адвокату знать просто необходимо. В годы моей учебы студенты тройку потом зарабатывали, преподаватели у нас, конечно, были замечательные - Елизар Семенович Зеликсон, Василий Николаевич Маркелов, Юрий Григорьевич Басин, Анатолий Григорьевич Диденко, Евгений Юрьевич Войцеховский, Матвей Абрамович Ваксберг, к сожалению, многих из этих прекрасных людей уже нет в живых.

Помню, на первом курсе теорию права нам преподавал Гайрат Сапаргалиевич Сапаргалиев - великолепнейший человек. Предмет этот я понимал с трудом, так как на тот момент по-русски говорил плохо, ничего не мог запомнить. Гайрат Сапаргалиевич видел, что я стараюсь, отправил меня на пересдачу. Я полностью вызубрил текст, пришел, а ответить не могу: книгу открываю - отвечаю, закрываю - ничего не могу вспомнить. Гайрат Сапаргалиевич спрашивает: «Ты хоть что-нибудь понял из того, о чем говоришь?» Отвечаю: «Не понял». - «Ладно, оценю твои старания, поставлю тройку, но на третьем курсе мы с тобой встретимся, и если ситуация повторится, буду с тобой по-другому разговаривать». Но к третьему курсу я уже кое-что смыслил, язык освоил и учился хорошо, очень много занимался, мне было приятно услышать от Гайрата Сапаргалиевича, что он не ошибся во мне. Сейчас таких преподавателей, к сожалению, практически нет, и это отражается на уровне подготовки студентов. Конечно, нельзя сказать, что все выпускники слабые, есть много толковых, грамотных ребят, но в процентном отношении это 10 - максимум 15 процентов. Так что в любом случае над повышением уровня образования необходимо работать, поскольку в любом деле профессионализм имеет решающее значение.

 

 

 

3 апреля 2015, 16:00
Источник, интернет-ресурс: Прочие, Медиа-корпорации «ЗАҢ»

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript