Горячие новости
Читайте также

Как выживают бездомные карагандинцы

“Бомжей больше никто не подкармливает”.

Фото : 4 апреля 2015, 10:49
Сегодня о людях без определенного места стараются не говорить. Вроде, все и так знают, как человек становится бомжем: меньше пить надо. Чаще всего это так. Но бывает и совсем по-другому, пишет "Новый вестник".

Нередко люди оказываются на улице после выхода из тюрьмы, из-за проблем с образованием, с жильем и документами. Ведь если у тебя нет бумаги, удостоверяющей твою личность, то ты и не личность вовсе. Казалось бы, что сегодня не реально остаться без документов или хоты бы без школьного образования. К сожалению это иллюзия.

Анне и ее мужу по двадцать три года. Но в их жизни произошло столько бед, сколько может не произойти у одного человека за всю жизнь.

- Мама у меня непутевая была, – спокойно рассказывает Аня. – Пила, гуляла. В школу она меня не отдала, так что образования у меня нет. Не до этого ей было. Отца я своего тоже никогда не видела и не знала. У мужа моего та же ситуация: родителей нет, образования нет. Мы с ним с одного двора, так и познакомились. Жить стали вместе когда мне исполнилось четырнадцать. Тогда моя мама умерла, точнее ее убили. Муж тогда на стройке нелегально подрабатывал, он там хорошие деньги получал. Вот на них мы маму и похоронили. Все как положено сделали. Сейчас мы с ним комнату снимаем. Оба на рынке работаем, он платит аренду, я зарабатываю на еду и одежду. У нас ребенок  семимесячный, так он тоже без документов. И я не могу даже в больницу с ним пойти, потому что бесплатно ничего не получишь. Если бы могли устроиться на нормальную работу, все бы сами оплатили. Но сейчас везде нужны документы и чаще всего образование. Недавно у меня появился шанс. В Майкудуке, в реабилитационном центре для бездомных могут оформить временную прописку. Я собрала практически все документы. Но тут выяснилось, что за отсутствие прописки назначается штраф. Теперь мне нужно его оплатить, а лишних денег у меня нет…

Если бы у Анны были документы, она могла бы встать в жилищную очередь, обратится на биржу труда, получать пособие на ребенка и по безработице. И, тем не менее, ни Аня, ни ее муж на улицу не попали. Как ни странно всего лишь потому, что они сами этого не хотели. Пока у них получается противостоять жизненным неурядицам. Но надолго ли хватит их сил? И как быть с теми, кто сдался? Это скатиться на дно человеку просто. Вытащить его оттуда не просто трудно, а порой и невозможно.

Заместитель директора Красного Полумесяца Татьяна Абрамова давно работает с бездомными.

- Не нужно строить иллюзий насчет того, что людям, которые живут на улице, нужна просто какая-то моральная или психологическая помощь, – говорит она. – Что вот мы придем и убедим их в том, что так жить нельзя. Нет, им это не нужно. Их все устраивает. Я не говорю, что это стопроцентная причина жить в колодцах. Но поверьте, тот, кто не хочет оказаться в этой ситуации, старается в нее не попадать. Или находит варианты как выбраться. В 2012-м году мы кормили бомжей. Около вокзала стояли, еще на некоторых точках. Раздавали обувь, одежду, иногда одеяла. Сейчас бомжей больше никто не подкармливает. Да и ночевать им негде. Единственный перевалочный пункт, это адаптационный центр в Майкудуке. К сожалению, там пока только пятьдесят мест. И этого количества катастрофически не хватает. Да, там действительно могут помочь с временной пропиской. Человек живет в этом центре пока не найдет другое жилье, и работу. Но стоит заметить: несмотря на предоставленную возможность, чаще всего бомжи все равно возвращаются на улицу. Как только становится тепло, они сами уходят из центра.

Бездомные живут своеобразной семьей. В семье есть старшие и младшие. Почти все друг друга знают, а территория города и мусорки строго поделены.

- У них деньги есть, – соглашается Татьяна Абрамова. – Если не воруют что-то, то сдают пластиковые бутылки. У них за это чуть ли не война может начаться. Жилой ли колодец или нет, можно легко определить. Возле жилого обычно валяются большие пакеты, какие-то бутылки остатки еды. И если приглядеться, вокруг все слегка затоптано. Допустим, возле Центрального парка, есть теплотрасса. Там череда колодцев, часть из них сто процентов обитаема.

Сегодня в Караганде нет ночлежек для бездомных. Хотя они тоже нужны. В среднем, на улице человек живет четыре года. Рано или поздно его что-то убивает. Морозы, суррогатный алкоголь, машина, или просто отказывает тело. Кто-то попадает в тюрьму. Для многих это становится бесконечным круговоротом. Преступление, тюрьма, улица, преступление, тюрьма. Кроме того, у нас нет такого понятия как «уличная» медицина. Когда врачи сами приходят к больным. А отправить бездомного в больницу практически не реально. В первую очередь из-за внешнего состояния.

- У них ведь педикулез, кожные заболевания, – говорит Татьяна Абрамова. – И это только то, что можно найти, окинув их взглядом. Поэтому нам нужны ночлежки. Где за ними будут следить, отмывать. Таким же образом можно проконтролировать и более серьезные заболевания, например, туберкулез. Если люди перестают обращать внимание на бездомных, это не значит, что их нет. Они живут в колодцах прямо в центре города. У любого человека, даже если он самом дне, есть основные потребности. Это еда, тепло и крыша над головой. Все это они находят. Они точно также пользуются общественным транспортом, заходят в магазины. Что-то трогают, за что-то хватаются. Так переносятся болезни. Если бы у нас появилась ночлежка, стало бы намного легче это все контролировать.



Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии