Практика компенсации вреда жертвам торговли людьми

 

Қожан Т.А.  

Судья Верховного Суда РК

 

Проблема торговли людьми стала актуальной в Казахстане в последние двенадцать лет. Казахстан является страной назначения для жертв торговли людьми из других стран центрально-азиатского региона, и ежегодно тысячи человек попадают в трудовую и/или сексуальную эксплуатацию на территории страны. Кроме того, Казахстан также является и страной происхождения жертв торговли людьми, т.к. граждане нашей страны вывозятся за рубеж с целью сексуальной или трудовой эксплуатации, а также страной транзита в ходе перевозки через нашу страну жертв торговли людьми для эксплуатации в третьих странах.

В целом национальное законодательство по противодействию торговле людьми, принятое в 2006 году, позволяет применение эффективных мер для наказания виновных за преступления, связанные с торговлей людьми. Несмотря на то, что в начале нынешнего века казахстанские власти не признавали существование торговли людьми в Казахстане, в последние годы все больше проводится расследований, предъявляется обвинений и назначается наказаний по уголовным делам, относящимся к торговле людьми. Это делается в связи с принятием Казахстаном международных обязательств по борьбе с торговлей людьми в рамках Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности и дополняющих ее протоколов.

Становление и развитие принципа международной защиты прав человека в международном праве тесно связано с детализацией основных прав человека. Такие основополагающие международные документы, как Всеобщая Декларация прав человека от 10 декабря 1948 года, Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года, Международный Пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года, наряду с общими нормами, регламентирующими вопросы защиты прав человека, содержат специальные нормы, регулирующие вопросы защиты прав обвиняемого, арестованного, подсудимого. Однако при этом в указанных документах отсутствуют специальные нормы о защите прав жертв уголовных преступлений.

Лишь в последние годы в науке и практике стало уделяться отдельное внимание вопросам защиты прав жертв уголовных преступлений.

Ситуация, сложившаяся к настоящему времени, требует признания права на компенсацию причиненного преступлением вреда в качестве одного из основных прав человека.

В юридической литературе поднимался вопрос о необходимости создания специальных государственных фондов, из которых компенсировался бы, при определенных условиях, имущественный вред потерпевшим от преступления.

Так Часть 2 статьи 13 Конституции Республики Казахстан гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод. Одним из провозглашенных субъективных прав гражданина, является право на владение в частной собственности любого законно приобретенного имущества (ст. 26 Конституции РК) [1].

Эти конституционные нормы нашли свое отражение и дальнейшее развитие в Уголовно-процессуальном кодексе Республики Казахстан, вступившим в действие с 1 января 2015 года.

Согласно ст. 34 Конституции РК, каждый обязан соблюдать основной закон и законодательство Республики Казахстан, уважать права, свободы, честь и достоинство других лиц. Гражданин, имуществом которого незаконно завладело другое лицо, имеет право на возмещение вреда, причиненного в результате общественно-опасных действий виновного.

Раздел пятый действующего Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан посвящен имущественным вопросам. Он затрагивает правоотношения, связанные с материально-правовыми аспектами, возникающими в ходе производства по уголовному делу, реализуемые, в том числе, посредством заявления гражданского иска совместно с уголовным делом. В данный раздел входят положения, регулирующие основания и порядок рассмотрения гражданского иска совместно с уголовным делом (гл.20 УПК РК).

Так в ст.168 УПК применение правил об основаниях, условиях, объеме и способе возмещения ущерба указано, что при рассмотрении гражданского иска, предъявленного в уголовном деле, основания, условия, объем и способ возмещения ущерба определяется в соответствии с нормами гражданского, трудового и другого законодательства, а если международным договором, ратифицированным Республики Казахстан, установлены иные правила, чем те, которые содержится в настоящем Кодексе, применяются правила международного договора.

В частности лицо, которому причинен имущественный вред, вправе заявить требование о его возмещении в рамках расследуемого уголовного дела (ч.1 ст.77 УПК РК). Кроме того ч. 1 ст. 12 УПК РК констатирует конституционное положение о том, что «каждый имеет право на судебную защиту своих прав и свобод», а часть третья данной статьи прямо указывает, что «…государство обеспечивает потерпевшему доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба в случаях и порядке, установленном законом».

Вопросы возмещения морального вреда в уголовном процессе в республике до принятия УПК РК 1997 г и УПК РК 2015г.. регулировались УПК Казахской ССР 1959 г., предусматривавшим возмещение только материального вреда [2]. УПК РК, принятый 13 декабря 1997 г., вплоть до декабря 2004 г. не предусматривал порядка предъявления и рассмотрения в уголовном процессе гражданского иска о возмещении морального вреда, причиненного преступными действиями. Только после принятия Закона РК от 9 декабря 2004 г. № 10 «О внесении изменений и дополнений в Уголовный, Уголовно-процессуальный, Уголовно-исполнительный кодексы Республики Казахстан и Кодекс Республики Казахстан об административных правонарушениях по вопросам упрощения процедур расследования уголовных дел, декриминализации некоторых составов преступлений и совершенствования законодательства об административных правонарушениях» в ст. ст. 75 и 162 УПК РК были внесены соответствующие изменения и дополнения, согласно которым иск потерпевшего о возмещении ему морального вреда рассматривается в уголовном процессе наряду с иском о возмещении имущественного вреда [3].

В частности, в п. 3 Нормативного Постановления Верховного суда РК, разъясняющего правила возмещения морального вреда, указывается: «Под моральным вредом следует понимать нравственные или физические страдания, испытываемые гражданином в результате противоправного нарушения, умаления или лишения принадлежащих ему личных неимущественных прав и благ. Под нравственными страданиями как эмоционально-волевыми переживаниями человека следует понимать испытываемые им чувства унижения, раздражения, подавленности, гнева, стыда, отчаяния, ущербности, состояния дискомфорта и т.д.» [4].

Отсутствие в уголовно-процессуальном законе норм, определяющих как понятие «моральный вред», так и другие связанные с ним понятия (возмещение морального вреда, определение его размера и т.п.), негативно отразилось на правоприменительной практике. Ввиду этого в целях разъяснения судам вопросов, касающихся возмещения морального вреда, пленумом Верховного Суда РК 22 декабря 1995 г. было принято постановление № 10 «О применении судами законодательства о возмещении морального вреда», согласно которым моральный вред рассматривался как нравственные или физические страдания (унижение, раздражение, гнев, стыд, отчаяние, физическая боль, ущербность, дискомфортное состояние и т.п.), испытываемые (претерпеваемые, переживаемые) потерпевшим в результате совершенного против него правонарушения».

Согласно ч. 1 ст. 71 и ч. 1 ст. 166 УПК РК 2015 г., причинение морального вреда является одним из оснований признания лица (физического или юридического) потерпевшим и гражданским истцом в уголовном процессе наряду с имущественным и физическим вредом. ГК РК, определяя понятие морального вреда в виде нарушений, умалений или лишений личных неимущественных благ и прав физических и юридических лиц, в том числе нравственные или физические страдания (унижение, раздражение, подавленность, гнев, стыд, отчаяние, физическая боль, ущербность, дискомфортное состояние и т.п.), испытываемые (претерпеваемые, переживаемые) потерпевшим в результате совершенного против него правонарушения (ст. 951 ГК РК), также допускает компенсацию морального вреда юридическими лицами.

К сожалению, имеют место случаи, когда причиненный потерпевшему имущественный вред не возмещается из-за того, что не установлен виновный в его причинении или он установлен, но не имеет для этого средств, либо скрывается от следствия и суда. Долгое время потерпевшие не получают удовлетворения имущественных интересов, а то и вовсе утрачивают на это надежду, если осужденный, на которого судом возложена обязанность возмещения причиненного вреда, по каким-либо причинам не работает, освобожден от отбытия наказания по болезни, по окончании срока наказания [5].

Важной характеристикой вреда, причинённого преступлением, является его размер, который, как правило, влияет на оценку степени общественной опасности содеянного, а в ряде случаев определяет квалификацию преступления, размер наказания. На практике цена иска, заявленного в процессе производства по уголовному делу, часто определяется не истцом, а следователем, решающим вопрос о принятии иска и признании гражданским истцом [6]. Однако отсутствие критериев оценки размера, компенсации морального вреда и общего метода количественной оценки его размера порождает сложности в правоприменительной практике.

Возникает вопрос, каким образом суд устанавливает размер нематериального вреда, какие обстоятельства играют важную роль при установлении размера возмещения нанесенного вреда, каким образом потерпевший может указать цену иска, если его будет определять суд с учетом обстоятельств дела. По этому поводу А. Эрделевский указывает: «Лишь компенсация за перенесенные страдания может быть выражена в деньгах как своеобразный штраф, взыскиваемый с причинителя вреда в пользу потерпевшего и предназначенный для сглаживания негативного воздействия на его психику, перенесенных в связи с правонарушением страданий. Поскольку глубина страданий не поддается точному измерению, а в деньгах неизмерима в принципе, нельзя говорить о какой-либо эквивалентности ее размеру компенсации. Однако разумно и справедливо предположить, что большей глубине страданий должен соответствовать больший размер компенсации, и наоборот, т.е. размер компенсации должен быть адекватен перенесенным страданиям» [7].

Согласно п.1 ст. 917 Гражданского кодекса (далее - ГК) РК, моральный вред подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим его противоправными виновными (умышленно или по неосторожности) действиями (бездействием). Личность носит скорее не материальный характер, охватывает больше духовную сферу человека, поэтому определение размера компенсации вреда, который часто более чувствительный и более остро заставляющий страдать потерпевшего, чем имущественный вред, должен быть справедливым. Необходимо учесть, что в данном случае речь идет не об оценке в деньгах жизни и здоровья человека, а в том, чтобы хоть в какой-то мере сгладить тяжелые для потерпевшего последствия [8].

Невозможность точного определения денежного эквивалента не должна служить основанием для отказа в возмещении морального вреда в виде денежной компенсации. Ведь и определение имущественного вреда, причиненного личности, не лишено в определенной мере условности и неточности. Согласно ст. 952 ГК РК, размер возмещения морального вреда определяется судом по совокупности обстоятельств. Имущественный вред, как бы полно он ни был возмещен, может не дать возможности заменить того, чего он лишается в результате преступных действий другого лица. Возложение на ответственное лицо обязанности уплатить дополнительное возмещение за моральный вред в размере, установленном законом или судом, не решит проблемы, но хотя бы в какой-то мере смягчит боль потерпевшего.

Согласно п. 17 Нормативного постановления Верховного Суда РК от 20 июня 2005 г. № 1 «О рассмотрении гражданского иска в уголовном процессе» (с изменениями и дополнениями, внесенными нормативными постановлениями Верховного суда РК №10 от 25 июня 2010 года и № 1 от 21 апреля 2011 года) при рассмотрении исков о компенсации морального вреда следует руководствоваться Нормативным постановлением Верховного Суда РК от 21 июня 2001 г. № 3 «О применении судами законодательства о возмещении морального вреда» (с изменениями, внесенными нормативными постановлениями Верховного суда от 20 марта 2003 года), которое, в свою очередь, обращает внимание судов на то, что судебная защита личных неимущественных прав и благ, принадлежащих гражданам от рождения и в силу закона, и полное возмещение причиненного гражданам морального вреда является эффективным способом реализации конституционных прав и свобод, построение правового государства и гражданского общества. Поскольку в соответствии со ст. 952 ГК РК, моральный вред компенсируется только в денежном выражении, а размер компенсации определяется судом, то при определении размера компенсации судом надлежит исходить из принципов справедливости и достаточности, с условием, что при установлении размера компенсации судом будут учтены все конкретные обстоятельства, связанные с нарушением личных неимущественных прав гражданина, и установленный судом размер компенсации позволит сделать обоснованный вывод о разумном удовлетворении заявленных истцом требований. Также суд вправе принять во внимание и другие подтвержденные материалами дела обстоятельства, в частности, семейное и имущественное положение гражданина, несущего ответственность за причиненный потерпевшему моральный вред.

Сложившаяся практика свидетельствует, что суды установили для себя «потолок» возмещения морального вреда, и на месте же «не для протокола» разъясняют, что в случае удовлетворения исковых требований о возмещении морального вреда устанавливаются сумма не будет превышать определенных тысяч тенге. На наш взгляд, пострадавшим от торговли людьми невозможно возместить причиненный им моральный вред в твердыми суммами. В результате преступлений, связанных с торговлей людьми, жертва подвергается нравственным страданиям, не сравнимым со страданием от потери украденного имущества, и т.д.

В литературе высказывается мнение о теоретической обоснованности необходимости предоставления потерпевшему возможности получения компенсации морального вреда в случае совершения в отношении него и преступления имущественного характера. Аналогичной точки зрения придерживается С. Нарижний [9]. Он считает, что потерпевшие почти по всем видам преступлений корыстной направленности, составляющих более половины всех совершаемых преступлений, лишаются возможности компенсировать причиненные им психические страдания. Действительно, мало кто будет отрицать огромный психологический стресс, испытываемый людьми, которых подвергли сексуальной либо трудовой эксплуатации, не говоря о других формах торговли людьми.

Согласно Нормативному постановлению Верховного Суда РК от 21 июня 2001 г. № 4 «О судебной практике по применению ст. 67 Уголовного кодекса Республики Казахстан» (с изменениями и дополнениями, внесенными нормативными постановлениями Верховного суда РК №6 от 11.июля 2003 года и № 1 от 21 апреля 2011 года), правильное применение института примирения сторон способствует повышению роли и активности потерпевшего в уголовном процессе, полному и быстрому восстановлению его нарушенных прав и свобод, одновременно направлено на проявление гуманизма к лицам, совершившим преступления небольшой и средней тяжести, впоследствии проявившим позитивное поведение, выразившееся в примирении с потерпевшим и заглаживании вреда. К вреду, подлежащему заглаживанию лицом, совершившим преступление, следует относить любой вред, причиненный потерпевшему преступлением: моральный, физический и имущественный, при этом должны учитываться не только прямые, но и косвенные потери, связанные с преступлением, в том числе расходы, понесенные в связи с участием на предварительном следствии и в суде, включая расходы на представителя. При этом согласно нормативному постановлению заглаживание вреда может выражаться в восстановлении поврежденного имущества, возврате похищенного или предоставлении равноценного имущества, выплате денежной компенсации, приобретении лекарств, санаторно-курортных путевок, принесении извинения потерпевшему и других формах, не запрещенных законом.

Возвращаясь к уголовному праву, следует отметить, что в УК РК возмещения вреда как формы материального наказания виновного не существует, что является пробелом в силу неэффективности гражданского иска в уголовном процессе. Материальная ответственность является наиболее эффективной мерой наказания, в связи с чем она должна появиться в уголовном законодательстве как форма ответственности за преступление перед потерпевшим наряду с иными мерами наказания виновного, которые для его исправления и предупреждения совершения новых преступлений применяет государство.

В условиях снижения эффективности правоохранительной деятельности формируется практика внеправового реагирования граждан на преступность. Она включает:

а) спонтанную расправу с конкретными преступниками, в том числе путем совершения ответных преступлений;

б) создание не основанных на законе обычаев и стандартов реагирования на преступления и возмещения материального или иного вреда;

в) формирование системы теневой, в том числе и криминальной, юстиции.[10]

Одним из показателей внеправового реагирования на преступные действия является латентная преступность, в том числе торговля людьми. Исходя из нашей практики, на каждую выявленную жертву торговли людьми приходится 5-7 не выявленных. Лишь около 30 процентов из них обращаются в полицию. Остальные, не веря в справедливость, которая, по их мнению, заключается в возмещении причиненного материального и морального вреда, предпочитают самостоятельно решать свои проблемы. Таким образом, отсутствие справедливости в вопросах возмещения вреда потерпевшим от преступлений, связанных с торговлей людьми, приводит к безнаказанности торговли людьми, ее росту и увеличению количества пострадавших, а также их повторной виктимизации.

Но даже те, кто осмелился обратиться в правоохранительные органы, сталкиваются с недоверием к себе, коррупцией, дискриминацией.

В практике был случай трудовой эксплуатации двух гражданок Республики Узбекистан в г. Атырау, которые смогли добиться выплаты заработной платы в суде по гражданским делам после того, как они безуспешно попытались привлечь тех, кто их эксплуатировал, к уголовной ответственности.

Республике Казахстан в кардинально изменило доктрину в пользу жертв преступлений. Это требование уже отражено в новом Уголовном, Уголовно-процессуальном кодексе, где в ст.173 УПК указано о создания специального Фонда компенсаций жертвам насильственных преступлений, в том числе торговли людьми, разработан проект отдельного закона, регулирующего основания, механизм функционирования Фонда, компетентный уполномоченный орган, ответственный за его работу, а также такие детальные вопросы, как лица, имеющие право на компенсацию (и тут как раз необходим учет международного опыта), размер компенсаций и их виды, лимит компенсаций, методики расчета нанесенного вреда здоровью, морального вреда и т.д.

Разумеется, создание такого Фонда потребует значительного вложения бюджетных средств, однако в вопросе равенства прав обвиняемых/подсудимых/осужденных и жертв/потерпевших главная роль принадлежит все же не материальным соображениям, а правовым обязательствам государства (в том числе международным) защищать и обеспечивать права каждого, находящегося под его юрисдикцией.

В целях скорейшей компенсации вреда, причиненного преступлением, необходимо предусмотреть возможность конфискации имущества виновного в пользу жертвы преступления, а также выплаты штрафов в их же пользу, при этом такая конфискация должна быть видом наказания для лица, совершившего преступление.

Также считаю нужным отражать в судебной статистике сведения об участии потерпевших и гражданских истцов в уголовных судебных процессах, основания исковых требований и результаты их рассмотрения в уголовном судопроизводстве.

Непринятие установленных законом мер по защите прав и законных интересов потерпевших должно считаться существенным нарушением закона.

Хотелось бы отметить, что во всем мире, где существуют Фонды и программы компенсаций жертвам преступлений, вопрос возмещения вреда обязательно увязывается с предоставлением бесплатной медицинской, психологической и юридической помощи жертвам, их социальной интеграции, обеспечения их безопасности, что вкупе увязывается в единую систему помощи жертвам преступлений. Для жертв торговли людьми существуют целые программы, в которых задействованы как государственные, так и неправительственные организации.

Для этого необходимо изучить следственную и судебную практику зарубежных стран по делам, связанным с торговлей людьми, на предмет подачи в таких делах гражданских исков, присуждения компенсаций по приговорам и решениям судов, по количеству потерпевших и т.д.


[1] Ханов Т.А. Вопросы создания в Республике Казахстан государственного фонда компенсации имущественного вреда причиненного потерпевшему преступлением // Правовая реформа в Казахстане. - 2005. - № 3.См. http://niiep.keu.kz/publications_and_writings/article/article ha 2.php

[2] Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан 1997 г. и 2015 г. и Уголовно-процессуальный кодекс Казахской ССР, утвержденный Законом Казахской ССР от 22 июля 1999 года. Ведомости Верховного Совета и Правительства Казахской ССР. 1959. № 22-23. Ст. 178.

[3] Закон РК «О внесении изменений и дополнений в Уголовный, Уголовно-процессуальный, Уголовно-исполнительный кодексы Республики Казахстан и Кодекс Республики Казахстан об административных правонарушениях по вопросам упрощения процедур расследования уголовных дел, декриминализации некоторых составов преступлений и совершенствования законодательства об административных правонарушениях» от 9 декабря 2004 г. № 10. Ведомости Парламента РК. 2004. № 23. Ст. 139.

[4] Нормативное постановление Верховного Суда РК от 21 июня 2001 г. № 3 «О применении судами законодательства о возмещении морального вреда (с изменениями, внесенными нормативным постановлением Верховного Суда РК от 20 марта 2003 г. № 3).

[5] Ж. Имангазиева, помощник прокурора г. Атырау, юрист 2-го класса. Проблемы возмещения морального вреда в уголовном процессе//журнал «Юрист», №11, 2007 г. См. http://journal.zakon.kz/110498-problemy-vozmeshhenija-moralnogo-vreda.html

[6] Грось Л. Гражданский иск в уголовном деле. Советская юстиция. 1984. № 15-16. С. 49.

[7] Эрделевский А. Критерии и метод оценки размера компенсации морального вреда.Государство и право. 1997. № 4. С. 5-6.

[8] Шиминова М. Имущественная ответственность за моральный вред. Советское государство и право. 1970. № 1. С. 119-120.

[9] Нарижний С. Компенсация морального вреда: уголовно-процессуальный аспект. Автореф. дисс…канд.юр.наук. Спб., 1999.С. 13.

[10] Трунов И.Л. Обеспечение защиты жертв преступлений по законодательству Российской Федерации.2007.

4 апреля 2015, 14:51
Источник, интернет-ресурс: Прочие

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript