Право - многомерная система: проблемы транзитной эпохи
(Часть 2)

Токсан Шиктыбаев,

доктор юридических наук

 

Смотри часть 1

 

 

Право, политика и экономика

 

Право представляет собой продукт и регулятор социума, соответственно, для того, чтобы понять истинную сущность права и его проблемы необходимо ответить на следующие основные вопросы: кто (что) создает право? Каковы и в чем выражаются степень справедливости и сакральности права? В чем проявляются предназначение и цели права, его задачи? Каковы механизмы принятия законодательства и его обеспечения? Каковы эффективность законотворчества и правоприменения, эффективность деятельности их гарантов? Это концептуальные положения, которые имеют как теоретическую, так и ключевую практическую значимость.

Как показывает исторический опыт, если убрать всю словесную шелуху, всякая власть по своей природе классово-ориентирована и политизирована, отражает приоритет политических и имущественных интересов правящей и экономической элит, которые по существу тесно переплетены и даже сливаются в одну. Право здесь нужно для того, чтобы оформить интересы и идеологию господствующего класса (элиты) в легитимную юридическую оболочку, определить вид и меру государственного и надгосударственного принуждения. Государство и право это инструменты легитимного управления обществом со стороны господствующей элиты, в том числе и мерами принуждения. Однако человечество еще не придумало другого метода управления социумом. Поэтому вся суета относительно миропорядка сводится к модернизации политических систем и форм управления обществом.

Политизация (геополитизация) права проявляется через контроль (в широком понимании) государственной и надгосударственной власти за законотворчеством и правоприменением. На национальном поле и межгосударственном пространстве контроль за законотворчеством осуществляется в различных формах и различными методами. Например, (в самом общем представлении) в государствах с абсолютной монархией право законотворчества принадлежит всецело монарху (Бруней), при конституционной монархии законотворчество осуществляется парламентом. Форма правления как республика право законотворчества оставляет за парламентом. Однако так должно быть в идеале, в таком идеализированном варианте законотворчество формализуется во всех формах государственного правления. В реалии же ситуация значительно отличается от идеала. К примеру, в республиках право в проекции законодательной власти (как законодательная власть) принадлежит народу, но на самом деле нередко это больше декларация. Как отмечают в последнее время политологи: «в зависимости от характера политической системы и соответствующей ей степени участия народа в политике (реального или декларируемого) народ может быть реальным источником власти или же послушной толпой, безропотно исполняющей все распоряжения неконтролируемой им власти» /1/.

В эпоху глобализации контроль за законотворчеством все больше перемещается из государственного уровня в межгосударственный (надгосударственный). Право становится все больше зависимым от процесса всемирной экономической, политической, социально-культурной и религиозной интеграции и унификации. В юридической литературе справедливо отмечается: «глобализация оказывает существенное влияние на трансформацию, изменения и модернизацию государственно-правовых институтов, норм и отношений на всемирном, макрорегиональном и внутригосударственном уровнях, стимулирует, ускоряет и обновляет процессы универсализации в области права» /2.С.38/.

При этом жесткая конкуренция за пространство и ресурсы, за право (приоритет) управления в современном мире, происходящая из-за переплетения указанных элементов (политики и экономики, геополитики и геоэкономики) социума как системы в большинстве своем на едином конкурентном поле, детерминирует (предопределяет) концепцию государственного и межгосударственного (надгосударственного) управления, соответственно, идею и содержание национального и международного права. При этом в рамках государственного управления таковая предопределенность мало зависит от типа и формы государства.

Известно, что какой бы ни была государственная (надгосударственная) власть (демократичной, авторитарной и пр.), она всегда стремится создать в обществе представление о себе как об образцово нравственной, пекущейся об интересах общества, даже если это не соответствует действительности. А это в современном мире достигается через формализацию - право. Такое представление посредством права является важнейшим условием социальной легализации любой власти в обществе. Власть, преследующая цели и использующая методы, противоречащие нравственным идеалам и общественным ценностям, признавалась и признается аморальной, лишенной нравственного авторитета, антисоциальной и авторитарной. Поэтому важнейшей задачей права (позитивного) как инструмента управления обществом является облагораживание через формальные нормы концепции и идеологии правящей элиты (национальной или транснациональной).

Право в области законотворчества не всегда свободно и от различного влияния лоббистов: политических движений и партий, различных финансово-промышленных групп (в том числе транснационального), крупного бизнеса, семейных и региональных кланов, различных теневых и коррупционных схем. Особенно это сильно проявляется в авторитарных государствах, а также в условиях глобализации и усиливающейся конкуренции за мировые ресурсы и управление (контроль) за человечеством.

Таким образом, право как социальный институт и как система нейтрально, оно одинаково может быть использовано во благо всего общества и каждого индивида либо в интересах лишь правящей и экономической элиты под прикрытием красивых и популистских оболочек (лозунгов) как в глобальном, так региональном и национальном масштабах. Все зависит от того, кто (какая партия, какая группа) находится во главе легитимной власти, какие ценности и идеи она проповедует.

Исходя из исторической природы и сущности, право в обществе ассоциируется с равенством и справедливостью. Соответственно, предполагается, что субъекты общественных отношений должны руководствоваться нормами права, поскольку они соответствуют их ценностям и отражают их интересы. Однако на деле далеко не так. Формальное равенство и справедливость это оценочные категории, поэтому каждая цивилизация, каждое общество (государство) формализует их через свои регуляторы (в том числе и право) исходя из миропонимания и идеологии реальной власти. Поэтому является ли право нравственным и справедливым, отражает ли интересы всего общества или только отдельной его части (правящей элиты), также в каждом обществе и государстве проявляется по-разному.

Право (особенно в государствах, «объявленных» демократическими и правовыми) априори и тотально должно доминировать. Однако следует знать, что между истинно демократическим и правовым государством, с одной стороны, и авторитарным государством (или где демократия и верховенство права носят декларативный характер), с другой, - существует содержательное противоречие. В демократических и правовых государствах в достаточно высокой мере право надличностно и надинституционально, оно подчинено интересам гражданина этого государства и национальным интересам всего общества. В авторитарных, псевдодемократических и псевдоправовых государствах, право не является гарантией всего выше обозначенного. Как отмечается в литературе, право в лице конституции и иного законодательства ни у правящей и экономической элиты, ни у масс пиететом не пользуется /1/.

Проблемой права в глобальном межнациональном масштабе является то, что политический плюрализм и верховенство права еще не могут преодолеть границы отдельного государства или союза государств. Признавая и обеспечивая определенную демократию и верховенство права в странах демократии и их альянсах, легитимная власть этих образований по отношению к другим государствам и цивилизациям руководствуется не столько демократическими принципами и нормами международного права, сколько своими геополитическими и геоэкономическими, геостратегическими интересами. Данный подход получил название «двойной стандарт», термин который часто употребляется Востоком в современных противостояниях его и Запада.

 


Многомерность системы права

 

Многомерность системы права в основном проявляется в следующем:

а) о чем уже было отмечено, право, будучи разновидностью меры, берет начало как с самого Мироздания, так и является свойством, характеризующим человеческое общество и индивида;

б) право выступает в таких проекциях (моделях) как социальный регулятор, наука и учебная дисциплина;

в) право, с одной стороны, - это свойство, характеризующее полномочия субъектов общественных правоотношений (субъективное право), с другой, - совокупность формализованных правил поведения (объективное право);

г) право может рассматриваться как статичная система (материальное право), так и как процесс (процессуальное право);

д) право может выражаться как правотворчество, так и как деятельность (правоприменительная деятельность);

е) право это и культура (правовая культура) и внутренний ценностный мир (эзотерика) субъекта общественных правоотношений;

з) право это и само объективное право и его источники (законодательство, обычаи делового оборота и т.д.) и т.д.

Многомерность системы права, как видим, проявляется в самых разных проекциях. Как целостная система, право, о чем уже говорилось, вплетено в мироустройство и миропорядок. В свою очередь, элементы (компоненты) этой системы (права), будучи обеспечены внутренней органичной взаимосвязью, одновременно вплетены и в другие элементы окружающей действительности - взаимосвязаны с другими элементами такой системы как социум (политика, экономика, культура и т.д.).

Как юридическая наука право завязано на науку в целом и гуманитарную науку, в частности. Поэтому все проблемы мировой и национальной науки дополнительно проецируются на проблемы юридической науки как одной из проекций права. Как учебная дисциплина право встроено в систему профессионального образования, в частности, и образовательную систему государства и современной цивилизации, в целом. Соответственно, проблему права как учебной дисциплины в системе права нельзя понять и осмыслить без уяснения проблем общего и профессионального образования.

Как система, характеризующая правомочия человека (субъективное право), право основано не только на дозволениях объективного (позитивного) права, но выходит по своей природе и на естественные (неотъемлемые) права человека, на природу происхождения и сущности права в широком его понимании.

В единую целостную систему все эти проекции права как компоненты этой системы объединяет их функционально-структурированные внутренние и внешние связи с общим предназначением и едиными внешними целями. При этом надо выделять как промежуточные внешние цели, так и конечную цель. Если, например, целью юридической науки как элемента в общей системе науки является выработка новых системно-организованных объективных и аргументированных знаний о происхождении и сущности права (промежуточная внешняя цель). То конечной внешней целью юридической науки уже как компонента и проекции понимания права является эффективное и справедливое социальная регуляция - как общая цель (предназначение) права как системы в единстве и целостности.

Рассмотрение каждого из обозначенных и необозначенных проекций права представляет самостоятельное исследование, разумеется, во взаимосвязи со всеми другими проекциями и правом в целом как многомерной и сложной системы, но это уже отдельные темы. Мы их рассмотрим в будущем.

 

 

Проблема публичного и частного

 

Очень дискуссионным в правовой науке является вопрос касательно разделения права на частное и публичное /См. подробно. 2.С.37-48; 3.С.21-31 и пр./. Эта дискуссия в существующем доминирующем фрагментарном миропонимании места и роли права в функционально-структурированной системе миропорядка, на наш взгляд, не разрешима в принципе. Если исходить из теории существования частного и публичного права, то право как система и как социальный регулятор складывается из двух одноименных подсистем. При этом учеными в сфере права признается, что границы этих подсистем динамичны, право публичное в той или иной мере проникает в сферу частного, и наоборот. С уверенностью можно сказать, что как нет чистой сферы частного права, так и нет чистой сферы публичного права.

В одной из своих работ относительно дальнейшего деления права (публичного и частного) на отрасли М.К. Сулейменов вполне обоснованно обращается к вопросу «зачем» /4/. Мы этот вопрос также с чистой совестью поставили бы и перед необходимостью деления права на публичное и частное. Попробуем на этот вопрос здесь же кратко ответить.

Как нам представляется, право можно рассматривать и с позиции юридической догматики (аналитической юриспруденции) и с позиции социальной миссии. Так вот с позиции юридической догматики разделение право на публичное и частное является достаточно обоснованным, даже необходимым. Публичное и частное право взаимно дополняют и обогащают, конкурируют внутри права как системы, их соотношение носит внутренний (корпоративный) для права характер. Публичное и частное право это частные случаи (подсистемы) права как социального регулятора, это качественные и методологические (в узком понимании как метода) составляющие права как меры. По большому счету, будучи методом правового регулирования, тот и другой применимы ко всякой области общественных отношений. На наш взгляд, в понимании права как системы было бы более точным говорить не о публичном и частном праве, а о публичном и частном в праве, что не одно и то же. Именно так (Публичное и частное в праве) назвал М.К. Сулейменов один из параграфов в своей монографии «Право как система», хотя в самом содержании параграфа автор оперирует терминами «публичное и частное право», оставаясь сторонником деления права на частное и публичное /2.С.21.31/.

Для права (как социального регулятора и как целостной системы с общей миссией) в структуре социума разделение его на публичное и частное ровным счетом не имеет никакого значения. Для социума и всех его составляющих главным является справедливость и обоснованность, полнота регуляции и эффективность права. А это обеспечивается всей совокупностью институтов и норм права независимо от того будем ли мы относить эти нормы к частному или публичному праву. Исходя из того, что социальная миссия права по отношению к аналитической юриспруденции (догматике) является определяющей можно сделать вывод: деление права на частное и публичное необходимо, но она должна ограничиваться наукой права и методологией права.

Необходимость деления права на частное и публичное носит познавательный и исследовательский характер, она служит повышению эффективности норм права в их сочетании. Разделение права на публичное и частное это метод познания - анализ (др.-греч. ἀνάλυσις — разложение, расчленение) исследуемого объекта. Позитивное право - это социальный инструмент, чтобы он эффективно работал необходимо, во-первых, его конструктивное соответствие своему предназначению по содержанию и форме, во-вторых, необходимо уметь им пользоваться. Первое достигается в результате совершенствования правотворчества, второе - в результате совершенствования правоприменительной практики. Именно этим целям должно служить расчленение права на публичное и частное.

Для современного пилота, тем более пассажиров воздушного лайнера, безразлично как устроен в деталях двигатель этого судна, особенности его шасси и корпуса, для них главное безопасность, точность и комфортабельность. Так и для правоприменителя и общества важно не юридическая догматика (аналитическая юриспруденция), а соответствие права тем целям, ради которых оно и существует.

Новые реалии требуют нового подхода к архитектуре права. М.К. Сулейменов пересматривает свою научную позицию и отказывается не только от целесообразности деления права на отрасли (комплексные), но вполне аргументировано и от такого критерия разграничения базовых (профильных) отраслей права как предмет правового регулирования, каковым являются общественные отношения /4/. На наш взгляд, необходимо и дальше двигаться в этом направлении. В частности, беспредметным является спор касательно метода правового регулирования как критерия разграничения права на публичное и частное. Во-первых, это вытекает из уже обозначенного выше отрицания нами самой целесообразности деления права как социального регулятора на публичное и частное. Во-вторых, авторы различных точек зрения, находясь в плену этой непрагматичной теории (разделения права на публичное и частное), вступают в бурную полемику вещей, которые имеют, как было сказано, не столько социально-регулятивное, а сколько юридико-догматическое значение.

Право - это регулятор, который регламентирует определенное поведение в социуме. Его компетенция распространяется на все правоотношения, разница заключается лишь в том, что в одних случаях он дает участникам больше свободы, в других меньше. Как всякая река, немыслима без русла с правым и левым берегами, так и поведение субъектов правоотношений строится исключительно в рамках (границах), определенных правом. В гражданских правоотношениях свобода поведения субъектов значительно шире, в правоотношениях, касающихся государственного или корпоративного администрирования (управления), это свобода намного больше ограничена в интересах общежития и государства, его обеспечивающего, или какой-либо корпорации.

По большому счету, несмотря на все существующие различия, методы правового регулирования можно свести к следующим (уже озвученным в научной литературе) видам принуждения: дозволение, предписание и запрет. Государство это социальный институт принуждения, право, в свою, очередь, это в определенной мере инструмент принуждения со стороны этого государства. Соответственно, и методы государства и права являются принудительными, с той лишь выше обозначенными различиями. Равенство сторон, установленное законом для гражданских правоотношений, это предписание, нарушение которых влечет недействительность сделки и юридическую ответственность. Равенство сторон, на наш взгляд, это больше общие начала (принцип) гражданских правоотношений (гражданского права), нежели метод правового регулирования.

 

 

Проблема соотношения права и законодательства

 

Одним из принципиальных вопросов в теории права является различение права от законодательства, системы права от системы законодательства. В основе этой полемики лежат разные подходы, разные концепции (теории) понимания происхождения и сущности права. Правовая природа широкого понимания права несколько иная, чем позитивного права, соответственно, и соотношение права в широком его понимании с системой законодательства значительно отличается от соотношения с законодательством уже позитивного права.

В современном мире в общей системе социальной регуляции реальным регулятором выступает нормативное (позитивное) право. Поэтому, прежде всего, необходимо выяснить соотношения позитивного права и законодательства. По данному поводу достаточно было полемики, поэтому, не вступая в нее, а опираясь на исторический опыт, следует набраться смелости и признать правоту авторов, утверждающих следующее: «Право не существует вне законодательства, с этой точки зрения законодательство и есть право» /3.С.60-69/. На наш взгляд, это не недостаток позитивного права, как считают сторонники теории широкого правопонимания, а его преимущество, направленное на реализацию такого важнейшего принципа (одного из основных начал) права как определенность.

Непонимание того, что законодательство и есть институциональный и легитимный регулятор, ведет к нарушению данного принципа права как определенность. А это, в свою очередь, - к попиранию норм права и манипулированию ими в угоду политической или экономической целесообразности, корпоративных или иных интересов. Механизмом такового манипулирования является использование таких фундаментальных категорий права (и не только) как-то: принципы справедливости, разумности и добросовестности. Эти принципы уже вплетены в материю конкретного закона (позитивного права), поэтому правоприменитель, в том числе и суд обязан руководствоваться законом, а не оценочными категориями как справедливость, разумность и добросовестность. Если же суд усмотрит несоответствие правовых норм обозначенным принципам, то на это есть механизмы соответствующей их оценки. Это не компетенция правоприменителя. Несоответствие законодательства указанным принципам эта проблема (а может быть и воля) истинного законодателя (не абстрактного и фасадного), это проблема (беда) общества, которое допустило создание такового закона.

 

 

Право и кризис цивилизации

 

Сегодня перед правом, как и перед цивилизацией в целом, стоит далеко непростая задача, найти истинные причины глобального и глубокого кризиса и единственно верный путь его преодоления. Кризис права, кризис современный цивилизации - это признак того, что человечество на определенном этапе своей эволюции исчерпало свои ресурсы и находится в транзитной эпохе развития, перехода на следующую концептуально новую эру цивилизации.

В литературе справедливо отмечается, что данный «вызов времени привел к появлению большого количества книг и исследований, претендующих на роль путеводителя новой эпохи, неизбежность наступления которой очевидна уже каждому. Однако на поверку все известные тиражные издания не соответствуют этим требованиям. В лучшем случае их глубина проникновения в существо происходящего ограничивается экономическим приоритетом, теми фактами, дальнейшее сокрытие которых становится невозможным даже для самого наивного читателя. При этом мы наблюдаем смелое разоблачение разного рода следствий, вторичных проблем: от несостоятельности доллара и кредитно-финансовой системы до нелепых методов государственного управления» /5.С.4-5/.

К сказанному следует добавить, что с каждым годом все больше становится очевидным и тот факт, что предлагаемые подходы решения проблемы глобального кризиса, соответственно и кризиса права, в рамках существующих общественных и экономических, правовых концепций (систем) бесперспективны. Поэтому важной задачей науки, также философии и религии является переформатирование самого подхода к осмыслению самой сущности правопорядка и права на основе обновленных мировоззренческих и методологических концепций.

Суть смены концепции и доктрины права неразрывно связана с логикой кризиса современной цивилизации, общественного сознания и социального поведения. Если человек - это результат деятельности Творца (Создателя, Вседержителя, Бога и т.д.), то миропорядок, как эволюционно и исторически сложившаяся действительность на планете земля, в большей части - это результат творения самого человека. Поэтому, какова будет трансформация исчерпавшего на современном этапе развития человечества миропорядка и права также зависит от самого человека.

Вполне очевидным представляется также и то, что возникший в рамках современной ресурсно-потребительской конкуренции глобальный кризис по своей сущности одинаково трагичен (критичен) для всех конкурирующих участников политики (геополитики) и экономики (геоэкономики), принципиально опасен как для правящей и экономической элиты, так и основной массы подданных отдельного государства и человеческой цивилизации в целом. Поэтому сегодня обществу как никогда необходима консолидация как отраслей знания, так и всех интеллектуальных человеческих ресурсов на основе целостного мировоззрения и баланса экономических, этических и духовных ценностей. И здесь дорого участие каждого грамотного специалиста и индивида, с духовной культурой и высоким правосознанием.

Следует отметить, что в последние десятилетия, появляются исследования, которые позволяют надеяться, что человечество найдет правильный путь и способ выхода из сложившейся ситуации, которые, в общем понимании, должны быть целостными, глобальными и системными. На наш взгляд, в самом общем плане их надо, прежде всего, искать в фундаментальных основах, мировоззренческих, духовно-нравственных и методологических истоках формирования миропорядка, права. А это, в свою очередь, напрямую зависит от того, насколько человек правильно понимает и воспринимает окружающий мир (Мироздание), психофизическую и социальную сущность человека, его место и роль в окружающей действительности, роль права и правосознания в эпоху трансформации современной цивилизации. Сегодня нужно формировать качественно иное поколение исследователей и управленцев, способных непрерывно учиться, осваивать новые знания, чтобы вести общество по пути истинного его предназначения в соответствии с миссией индивида в этом мире.

Как уже говорилось, право (как многомерная система) органично вплетено в суперсистему как социум, поэтому проблема (кризис) права это признак и неотъемлемая составляющая глобального кризиса цивилизации. Таким образом, исходя из вышеизложенного проблема права может быть решена только посредством мер, направленных на преодоления кризиса цивилизации в целом. А начинать надо с трансформации мировоззрения, но это уже следующая тема.

 

 

Список использованной литературы

 

Сумеречная зона или «ловушки» переходного периода// http://www.ratel.kz//raw/sumerechnaya_zona_ili_lovushki_perehodnogo_perioda?mark=сатпаев досым.

Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 1999.

Сулейменов М.К. Право как система: Монография. - Алматы: Юридическая фирма «Зангер», 2011.

См. http://journal.zakon.kz/4601351-metod-pravovogo-regulirovanija-kak.html

См. Ефимов В. Курс эпохи водолея. Апокалипсис или преображение. СПб.: ИГ «Весь», 2011.

13 мая 2015, 16:36
Источник, интернет-ресурс: Шиктыбаев Т.Т.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript