Совет Сеитов: Казахстанская молодежь хорошо умеет самоорганизовываться

Zakon.kz Zakon.kz
Молодежь составляет 40% от населения страны, а соответствующий регулирующий орган так бездумно упраздняют.
Одно в кризисных ситуациях хорошо: они всегда выявляют сильные и слабые стороны общества. Среди волонтеров, устраняющих последствия недавнего селя в Алматы, потрясающе много молодых людей, даже подростков. И ведь никакой комсомол их туда не подряжал! Удивительный уровень сознательности, правда? Об этой и многих других особенностях жизни и развития современной казахстанской молодежи мы узнали из разговора с экспертом – с Директором государственного Фонда развития молодежной политики города Алматы Сеитовым Советом Саутовичем.

-Совет Саутович, как вам наша молодежь?

-Прекрасная! Удивительно, как хорошо они умеют само-организовываться, у них талант к коллаборации по любому поводу: университетские движения, спорт, музыка, танцы, интеллектуальные игры, социальные акции и благотворительность… Плохо, конечно, что в этой связи к ним иностранные структуры проявляют больше внимания, чем наши.

-Почему?

-Не удивлюсь, если ими интересуются даже разведывательные службы, ведь умы и преданность молодых – стратегически важный ресурс. Они – наше будущее, неиссякаемый источник хороших идей и доброй воли. Нынешняя молодежь очень интересная, сообразительная, инициативная, но ей, судя по моему опыту, не хватает большой идеи и ярких личностей, за которыми они могли бы пойти. Конечно, выдающаяся личность – это дело случая, такие рождаются один на тысячу, на миллион, на поколение. Тут мы бессильны. Выдающийся талант в некоторой степени может заменить опыт, но квалифицированных кадров, которые хотят и умеют грамотно работать с молодежью у нас, увы, по пальцам можно сосчитать. Даже для формулировки и продвижения реально нужного им законопроекта нужен, как минимум, человек с определенным именем и опытом.

-Думаете, не вытянуть молодым себя за волосы, как Мюнхгаузену?

-Я вот смотрю на всех этих ребят, которые сейчас играют в КВН, участвуют в конкурсах красоты, организуют благотворительные акции, и – знаете что? Для них это – увлечение момента, студенчества. В реальности они не видят свое будущее в политике, в социальной активности. Они хотят сесть в коммерческую структуру, работать с 9 до 6, получать хорошую зарплату и не вспоминать о работе на выходных. Есть правда еще такие, которые «видят», но хотят, чтобы их сразу в кресло министра посадили, но это, сами понимаете, не вариант. Говорю же, им не хватает идеологической заряженности, в хорошем смысле.

-А какую роль, по-вашему, в контексте такой идеологической потерянности играют конкурсы типа «Мисс Казахстан», большие спортивные мероприятия, типа Азиады и Олимпиады, и прочие грандиозные акции?

-Самую позитивную! С чисто практической точки зрения та же Олимпиада стимулирует появление инфраструктуры, а окружающая среда неизбежно влияет на поведение людей, независимо от их возраста. Плюс – это же в некотором роде патриотическое воспитание. Да, дорого, но в стратегическом плане его значение сложно переоценить.

-Хорошо, а как насчет СМИ, и того же телевидения – как одного из самых массовых инструментов?

-Мы производим мало хорошего собственного контента. Даже самый популярный Первый канал был больше известен сериалами да передачами российского производства. Конечно, сейчас на Первый канал «Евразия» набрали хорошую новую команду, толковых и красивых молодых ведущих, но на них еще посмотреть надо, время им дать. Сейчас же вся самобытность и воспитательная ценность наших СМИ сводится к использованию государственного языка.

-Как же у вас все мрачно! Неужели нет ни одного хорошего примера?

-КВН. Все начиналось с молодых и амбициозных ребят, сотрудничества с теми же вашими СМИ, Первым каналом, тривиального перевода и адаптаций. С тех пор из бывших КВН-щиков вышла целая плеяда видных деятелей, руководителей и социальных активистов. Сам же казахстанский КВН обрел свою идентичность, и был удостоен самой высокой оценки далеко за пределами нашей родины – даже Масляков не раз хвалил наших ребят! Что же до конкретно казахоязычной лиги, то она и вовсе самая популярная в нашей стране, и во многих аспектах даст фору русскоязычной. Это уже не просто вещание на государственном языке по указке закона, как это происходит на телевидении.

-Хорошо, что вы законы вспомнили! Что вы думаете о последнем законе «О государственной молодежной политике»?

-Думаю, он носит скорее декларативный характер, и больше похож на программу, чем на реальный регулятор развития молодежной политики. Роль государства должна сводиться к созданию среды, в которой молодые люди сами смогут развиваться, а новый закон с данной функцией пока едва ли справится. Старый закон, 1991 года, мне в этом смысле больше нравился: он был очень конкретным, имел практический характер. То есть там четко были прописаны важные для молодых проблемы: жилплощадь, семья, построение бизнеса, что, как, какие квоты и льготы – там было все. И это работало! Та же старая система регуляции молодежного предпринимательства позволила подняться многим из современных «акул» казахстанского бизнеса. В общем, это реально был рабочий, полезный закон.

Однако, некоторое несовершенство закона не так страшно: закон в целом есть, а значит с ним и по нему можно работать. Тут-то мы и подбираемся к главному злу – непоследовательности чиновников.

-В чем она на этот раз выражается?

-Глава государства принимает стратегически важный закон в начале года, и тут же – в четырех крупнейших регионах нашей республики упраздняется Управление по делам молодежи. То есть закон, который надо проводить в жизнь, и есть молодежь, которая составляет аж 40% от всего населения страны, а регулирующий орган берут и так бездумно упраздняют. Такие же нелогичные действия наблюдаются не только на местном уровне – Государственый Комитет по молодежной политике так же был упразднен. Сейчас у нас Министерство образования ответственно за реализацию молодежной политики, а это, на мой взгляд, в корне не верно. Во-первых, большинство молодых казахстанцев завершают свое обучение к 22 годам. Следовательно, большая и важная группа молодых трудящихся специалистов в возрасте от 22 до 29 выпадает из поля зрения государства. Во-вторых, даже охват студентов получается неполный, ведь сейчас многие ВУЗы подотчетны не общему Министерству образования, а отраслевым министерствам: медицинские ВУЗы – Министерству здравоохранения, аграрные – Министерству сельского хозяйства, и

так далее. В итоге Министерство образования не способно обеспечить нужный охват молодых людей.

-В итоге-то, есть ли у молодежи будущее с этим законом и в этих обстоятельствах?

-Давно, в 1991 году рабочей группой по данному вопросу руководил Имангали Тасмагамбетов, и, на мой взгляд, есть определенная личная его заслуга в том, что закон был принят в том виде и успешно реализовался. Если сейчас подключить к данному вопросу таких же высококлассных специалистов, все тоже может получиться. Не важно, начнем ли мы с дополнения текущего закона или через умелое его развитие на практике. Главное, что мы получим хороший результат. Как говорится, кадры решают все.

Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления