Карагандинка с ребёнком ночует под трубами

Zakon.kz Zakon.kz
Эта история о том, как обычная карагандинская семья вынуждена жить под открытым небом.
Вот уже больше года Татьяна Богданова вместе с сыном-подростком живет на улице. У нее есть своя, законно принадлежащая ей комната в родительском доме. Но туда Татьяну не пускает родная племянница, сообщает NV.

Эта история о том, как обычная карагандинская семья вынуждена жить под открытым небом. Шалаш под трубами теплотрассы, построенный во дворе одной из хрущевок в 12-м микрорайоне, заменяет Татьяне Богдановой и ее двенадцатилетнему сыну дом. Больше одиннадцати лет Татьяна жила в этой пятиэтажке. С разрешения председателя КСК она заселилась в брошенную квартиру, без окон, дверей и сантехники. Бывшие владельцы этой двушки уехали в Астану и возвращаться, а также претендовать на жилье, не собирались. По крайней мере, так думали в КСК.

- В прошлом году ко мне стали приходить какие-то аферисты. Уговаривали поменять мою двухкомнатную квартиру на однокомнатную. Потом выяснилось, что бывшая хозяйка узнала, что квартира до сих пор записана на ней. И продала квартиру. Однажды я пришла с работы домой, а наши вещи уже вынесли, – рассказывает Татьяна.

Так получилось, что за эти годы Татьяна Богданова не смогла переоформить двушку на себя. Уже после продажи квартиры Татьяна пыталась вернуть жилье обратно. Но суд встал на сторону первоначальной владелицы. Судью не убедил тот факт, что эта квартира долгое время находилась в аварийном состоянии и Татьяна Богданова собственными силами привела ее в порядок. Не смутило его и то, что хозяйка столько лет не проявляла интереса к своей разваливающейся собственности.

Так карагандинка вместе с сыном Сашей оказалась на улице. Богдановы возвели под трубами теплотрассы временное убежище и стали в нем ночевать. Как говорит Татьяна, летом здесь оставаться еще можно, хоть и опасно.

- Рядом с нами ночью околачиваются местные бичи. Ходят тут. Лезут к нам. Я сплю здесь, с краю. Если что и случится, то пусть лучше со мной, – переживает женщина.

А зимой ночевать на улице просто невозможно. Татьяна стала проситься на ночлег к знакомым. Чаще всего семью соглашались приютить неблагополучные граждане.

- Ну а какой нормальный человек поселит у себя посторонних людей? – задается вопросом Кульпаш Омарова, мастер КСК, где работает Татьяна. -  Все это время она жила то у одних, то у других. Эти люди требовали, чтобы она покупала им водку или платила деньги. Без денег не запускали. А спать укладывали прямо на пол, бросят какое-то тряпье и все. Бывало, что напьются и дерутся между собой. Саша боялся и убегал ночью на улицу. А она бегала его искала. Не могла найти. Он то в траве где-нибудь прячется, то еще где. Последнее время она жила тут у одних, но они собираются переезжать и сейчас продают квартиру.

Все бывшие соседи Татьяны Богдановой, как и ее коллеги, отзываются о ней очень хорошо. Стараются хоть как-то помочь и поддержать. Говорят, что, несмотря на чудовищные условия, в которых они вынуждены жить, Саша всегда выглядит опрятным.

- Она нормальная женщина была. Потом вот так ее жизнь подкосила. Она раньше не пила, а сейчас иногда выпьет, мы у нее спрашиваем: «Зачем пьешь?» А она говорит, что с горя, – рассказывает Кульпаш Омарова. – Туда-сюда мыкается, хочет, чтобы все нормально было, но у нее не получается. Не хватает денег. Нет ни от кого помощи. Она такая чистоплотная была. Каждый день у нее дома стирка была. Я и не знаю, что там можно было каждый день стирать. Сейчас она взяла пять домов убирать, чтобы побольше заработать. Хочет квартиру снять да сына к школе подготовить. А платят у нас мало – по 8800 за дом. Говорит, что очень устает. Тяжело!

- Чисто по-человечески очень ее жалко, – говорит еще одна сотрудница КСК. – Была бы у нее квартира или хотя бы комната в общежитии, тогда бы все у них было хорошо. Сын у нее хороший. Учится на 4 и 5. Очень боится, что его у нее отберут и отправят в интернат. Говорит, что будет оттуда сбегать и к матери возвращаться…

Самое страшное в этой истории то, что в соседнем дворе в трехкомнатной квартире проживают ближайшие родственники Татьяны. Эта квартира принадлежала родителям Богдановой. Последние годы в ней живет ее родная сестра и племянница с детьми. По словам Татьяны, племянница не пускает к себе ни ее, ни сына. Хотя по закону одна комната в квартире принадлежит ей.

- Я стала судиться с племянницей и выиграла. 5 августа судья сказал, что спальня – моя. А племянница заявила, что все равно меня не пустит. Стала кричать, оскорблять. И алкашка я, и такая, и сякая, – переживает Татьяна. – А с сестрой мы не разговариваем с тех пор, как стали делить квартиру. Она говорит, что у них пятеро детей. А у меня разве не ребенок? Ему разве не надо в нормальных условиях жить?

После того как о ситуации Татьяны рассказали карагандинские СМИ, в отделе образования обещали помочь. С 15 августа Саша поедет отдыхать в детский лагерь на Самаркандском водохранилище. А в школу его соберет государство. Пока Саша будет отдыхать, Татьяна вместе с участковым и судебными исполнителями попытается попасть в свою комнату в родительской квартире.

Еще одна мать с ребенком оказалась на улице на прошлой неделе. Воспитанницу детского дома Яну Кириченко с пятимесячным ребенком выставила крестная мама. Когда-то эта квартира принадлежала Яниной бабушке и должна была достаться ей и брату. Но старший брат умер. Вступить в наследство Яна не смогла из-за того, что у нее не было денег. Помочь вызвалась крестная брата. Женщина оформила квартиру на себя, а потом выкинула сироту с малышом из квартиры. Причем все вещи девушки остались внутри. Сейчас Яна не знает, куда ей идти и у кого просить помощи. Временно девушку приютили сердобольные соседи. Но девушка понимает, что скоро ей придется уходить.

 Евгения Вологодская


Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления