К вопросу о признании прав на недвижимость
в Республике Казахстан

Ильясова К.М.

ГНС НИИ частного права КазГЮУ,

д.ю.н. 

 

В условиях введения права частной собственности на земельные участки и иную недвижимость в Республике Казахстан особое значение приобретает правовой механизм, обеспечивающий стабильность отношений собственности и эффективность защиты прав субъектов права частной собственности и иных вещных прав в сфере недвижимости. В настоящее время в законодательстве РК нет специальных норм, которые бы устанавливали бы особые способы, используемые только для защиты прав на недвижимость. Из этого следует вывод о том, что права на недвижимое имущество защищаются способами, которые используются для защиты иных гражданских прав. Вместе с тем, необходимо отметить, что универсальные способы при их применении для защиты прав на недвижимость имеют свою специфику, обусловленную особенностями объекта. Кроме деления способов защиты на универсальные или общие и специальные[1], в литературе известно деление способов на защиты по сфере их применения в рамках отдельных институтов (подотраслей) гражданского права: средства защиты вещных прав, средства защиты обязательственных прав, средства защиты прав в сфере интеллектуальной собственности[2]. В сфере недвижимости, в связи с изложенным, особенности защиты обусловлены не только спецификой объекта, но и природой права на него, а также характером правонарушения. В частности, различаются способы защиты вещных и обязательственных прав на недвижимое имущество. Так, по мнению В.В. Витрянского, во-первых, объем возможностей защиты (содержание права на защиту) субъективного гражданского права во многом определяется природой этого права. Если речь идет о нарушении права собственности или иного вещного права, то можно констатировать, что возможности их защиты иные, нежели при нарушении какого-либо обязательственного права, возникшего из договора. И это различие в возможностях диктуется различием в природе названных субъективных гражданских прав[3].

В литературе к вещно-правовым способам защиты в основном относят виндикационный и негаторный иски, а к обязательственным - принудительное исполнение существующих обязанностей; принудительную реализацию обеспечения исполнения обязанностей (залог, поручительство, гарантия); меры ответственности; оперативные санкции, применяемые самостоятельно (например, удержание)[4].

Вместе с тем, анализ показывает, что такие способы защиты вещных прав на недвижимость как виндикационный или негаторные иски могут быть использованы только тогда, когда нет сомнений в принадлежности прав на недвижимость. В частности, если лицо было лишено фактического владения недвижимостью, то оно не может воспользоваться виндикационным иском, если его права на недвижимость не подтверждены необходимыми правоустанавливающими документами или иными доказательствами. В отличие от движимого имущества, в отношении которого может быть применена презумпция права собственности фактического владельца, кроме случаев, когда право собственности, сделка или само имущество подлежат регистрации, в отношении недвижимости презумпция права собственности фактического владельца неприемлема. Так, К.И. Скловский справедливо отмечает, что когда речь идет о недвижимости, такие компромиссные решения по принципу меньшего зла ввиду публичной важности самих объектов, с одной стороны, и специфики обладания ими - с другой, оказались неудобными, а содержащаяся в них доля риска - неприемлемой даже с учетом нужд оборота, который, вообще говоря, без традиции едва ли смог бы достичь существующего уровня». Эти соображения, - отмечает автор, - привели к установлению иного порядка перехода собственности на недвижимость. Если система традиции зиждется на общей презумпции собственности владельцев, то регистрационный порядок недвижимости вводит прямую перепись собственников, вследствие чего все презумпции, которым теперь противопоставлены несомненные доказательства, теряют смысл[5].

В связи с изложенным, мы полагаем, что одной из особенностей вещно-правовых способов защиты прав на недвижимость заключается в том, что выбор способа зашиты, направленного на защиту владения или устранение нарушений, не связанных с лишением владения, зависит, прежде всего, от того, есть ли доказательства принадлежности права. Если право на недвижимое имущество подтверждено, то в зависимости от характера правонарушения лицо может воспользоваться виндикационным или негаторным иском. При отсутствии доказательств принадлежности права, предъявлению виндикационного или негаторного исков должен предшествовать иск о признании права. Необходимость в предъявлении такого иска может быть никак не связано с лишением владения или нарушениями, не связанными с лишением владения. Так, нередки случаи, когда лицо не имело владения в отношении недвижимости, но претендует на то, чтобы считаться собственником такого имущества.

Вопросы, связанные с виндикационным или негаторным исками, неоднократно освещались в литературе[6]. Такой же способ защиты как признание прав применительно к недвижимости в связи с введением в РК системы государственной регистрации прав на указанные объекты приобрел специфику, которая не была достаточно исследована в литературе. Более того, в литературе высказано мнение о том, что иски о признании права собственности с существенными оговорками могут быть отнесены к способам защиты права собственности[7]. В этой связи мы полагаем, что одним из недостаточно исследованных вопросов защиты прав на недвижимость является вопрос о признании прав на указанное имущество.

Правовым основанием для предъявления иска о признании права собственности на недвижимое имущество является статья 259 ГК РК, в которой предусмотрено, что собственник вправе требовать признания права собственности. Приведенная формулировка может дать основание для предположения, что указанный способ является способом защиты только права собственности. Однако правовой анализ показывает, что путем признания права могут быть защищены и иные права на недвижимое имущество (сервитуты, право хозяйственного ведения, право оперативного управления, право постоянного землепользования и др.). Во-первых, ст. 259 ГК РК помещена в главе 15 ГК РК, которая называется «Защита права собственности и иных вещных прав», и, во-вторых, в соответствии со ст. 265 ГК РК права, предусмотренные статьями 259 - 264 настоящего Кодекса, принадлежат также лицу, хотя и не являющемуся собственником, но владеющему имуществом на праве хозяйственного ведения, оперативного управления, постоянного землепользования либо по иному основанию, предусмотренному законодательными актами или договором. Это лицо имеет право на защиту его владения также против собственника. Так, например, в научной литературе обосновано, что защита сервитута может быть осуществлена иском о признании[8].

В научной литературе высказывались различные точки зрения о правовой природе иска о признании права собственности и условиях его предъявления.

Согласно мнению одних авторов, иск о признании права собственности не является самостоятельным видом иска, поскольку такое требование входит в качестве одного из притязаний в состав виндикационного или негаторного иска. Так, У.К. Ихсанов пишет, что гражданское законодательство, как прежнее (ГК 1964 года), так и ныне действующее (ГК), никакого самостоятельного иска о признании права собственности не предусматривает. Возможные требования о признании права собственности могут быть рассмотрены в составе таких традиционных вещно-правовых исков, как виндикационный или негаторный иски[9].

Другие авторы исходят из признания рассматриваемого способа защиты как самостоятельного иска. Так, по мнению О.Ю. Скворцова, возможна конкуренция между виндикационным иском и иском о признании права собственности в случае, когда лицо, обращающееся за судебной защитой, не владеет спорным имуществом[10]. Согласно мнению Т.Т. Киреевой и С.И. Климкина позиция, высказанная У.К. Ихсановым, противоречит как содержанию статьи 259 ГК РК, так и самой практике казахстанских судов[11].

Не вдаваясь подробно в рассмотрение вопроса о правовой природе иска о признании права собственности, мы вместе с тем признаем, что рассматриваемый иск носит самостоятельный характер, не только в связи с тем, что из анализа ст. 259 ГК РК вытекает, что предметом указанного иска является признание права собственности, в то время как виндикационный иск направлен на истребование вещи из чужого незаконного владения. Правовой анализ показывает, что условия предъявления иска о признании права собственности, виндикационного иска и негаторного иска различны. В частности, виндикационный и негаторный иски являются способами защиты права собственности на недвижимость, которое подтверждается необходимыми правоустанавливающими документами и, в установленных случаях, в зависимости от даты возникновения права (до введения системы регистрации или после), зарегистрировано в правовом кадастре. Если для истребования вещи из чужого незаконного владения или устранения препятствий, не связанных с лишением владения, лицу необходимо предъявить доказательства принадлежности права, но нет необходимости в признании такого права, то мы полагаем, что этом случае соответственно, достаточно предъявления виндикационного иска, поскольку виндицировать может только собственник, но не лицо, права которого не подтверждены, либо требовать устранения препятствий, не связанных с лишением владения. В связи с изложенным, мы полагаем обоснованным мнение О.Ю. Скворцова, который пишет, что резолютивная часть судебного решения будет звучать по-разному: в случае заявления виндикационного иска - как императивное требование к ответчику о возврате имущества; в случае иска о признании права собственности - как констатация факта наличия права на спорное имущество. Справедливо, также мнение указанного автора о том, что для заявления иска о признании права собственности совершенно не имеет значения, владеет ли заинтересованное лицо спорным имуществом либо имущество находится у третьих лиц[12].

В российской научной литературе иск о признании права собственности характеризуется как внедоговорное требование собственника имущества или субъекта иного вещного права о констатации права перед третьими лицами факта принадлежности истцу права собственности на спорное имущество, не соединенное с конкретным требованием о возврате имущества или устранении иных препятствий, связанных с лишением владения[13].

Что касается природы и основания предъявления указанного иска, то в казахстанской литературе обосновано мнение о том, что иски о признании права собственности могут с равным успехом вытекать из договорных отношений, подтверждением чему является судебная практика[14]. По мнению Е.Б. Осипова, требование о признании права, в том числе и о признании права собственности, может возникнуть из спора, связанного с договорными отношениями. В частности, по договору купли-продажи может возникнуть спор о моменте возникновения права собственности покупателя, и одним из требований может выступить требование о признании права[15]. Вместе с тем, мы полагаем, что спор между участниками договора купли-продажи о моменте возникновения права собственности на недвижимое имущество не превращает рассматриваемый иск в иск признании права собственности, и, соответственно, иск покупателя в вещно-правовой способ защиты. В частности, на наш взгляд, если между участниками договора купли-продажи возник спор о моменте перехода права собственности от продавца к покупателю, то мы полагаем, что такой спор нельзя признать внедоговорным требованием, поскольку спор возник из договорных отношений, направленных на передачу имущества в собственность, и спор о моменте возникновении права собственности покупателя обусловлен договорными условиями. Наряду с указанным, мы считаем, что возникновение права собственности из договора не препятствует применению такого способа защиты как признание права. Однако, мы полагаем, что такой иск не должен вытекать из условий договора и вытекать из спора между его участниками.

Из легального определения, данного в ст. 259 ГК РК вытекает, что данным способом защиты может воспользоваться собственник. Вместе с тем, мы полагаем, что в сфере недвижимости данное определение требует существенной корректировки. На наш взгляд, это правило применимо только к тем случаям, когда объектом права собственности является движимое имущество, право на которое не подлежит государственной регистрации. Право собственности фактического владельца такого имущества должно презюмироваться. Указанная презумпция может опровергаться в судебном порядке лицом, оспаривающим права фактического владельца. Обоснование презумпции прав фактического владельца давалось в литературе. Так, А. Кобан, исходя из «теории доверия к внешнему фактическому составу и внешней видимости права», отмечает, что если вещь находится в фактическом обладании несобственника, то в его лице создается внешняя видимость собственности. Для третьих лиц недостаток права нераспознаваем. Безопасность оборота требует доверия к такому внешнему составу. Буржон говорил: для третьих лиц владение (движимостями) является указателем собственности: «Какой другой указатель можно взять, не впадая в заблуждение»[16].

В отношении недвижимости презумпция права собственности фактического владельца неприемлема. Право собственности на недвижимое имущество необходимо подтвердить необходимыми правоустанавливающими документами. В связи с введением в Казахстане системы регистрации прав на недвижимое имущество право собственности на такое имущество без регистрации не считается возникшим[17]. Таким образом, до введения систематической регистрации в Казахстане права на недвижимое имущество, возникшие до 1 марта 1996 г., признаются действительными без государственной регистрации, за исключением случаев, когда ранее действовавшее законодательство требовало регистрации сделок с недвижимостью либо самих объектов (ст.ст. 190, 226, 249, 251, 331 ГК КазССР). В случае, если права на недвижимое имущество, кроме преимущественных интересов, действительных без государственной регистрации, возникли после введения системы регистрации, то указанные права могут быть подтверждены правоустанавливающими документами с отметками о государственной регистрации.

В связи с изложенным, если лицо имеет доказательства принадлежности права на недвижимое имущество, и, в соответствующих случаях, права на указанное имущество зарегистрированы, то такому лицу нет необходимости предъявления иска о признании права собственности. Необходимость в предъявлении такого иска возникает тогда, когда лицо не имеет доказательств принадлежности ему права на недвижимое имущество. В частности, такая ситуация может возникнуть в тех случаях, когда лицо не оформило надлежащим образом свои права на недвижимое имущество. В случае отсутствия у лица правоустанавливающих документов на недвижимое имущество и отсутствия в регистрационной системе сведений о принадлежности права, правовых оснований для того, чтобы лицо считать собственником имущества, нет. В этом случае возникает необходимость признания за таким лицом соответствующего права на недвижимое имущество.

На основании изложенного мы полагаем, что если право на недвижимое имущество подлежит государственной регистрации и без регистрации не считается возникшими, то иском о признании права на недвижимое имущество может воспользоваться не собственник, а лицо, которое заинтересовано в признании за ним права собственности.

Наряду с изложенным, мы полагаем, что возможны ситуации, когда таким иском может воспользоваться лицо, которое имеет соответствующее право на недвижимое имущество, однако, по тем или иным основаниям не может подтвердить такие права. В частности, существуют права не недвижимое имущество, которые возникли до введения системы регистрации и действительны без регистрации. При отсутствии правоустанавливающих документов, которые подтверждают такие права, например, в связи с их уничтожением, невозможностью их восстановления, заинтересованное лицо, на наш взгляд, может воспользоваться рассматриваемым видом иска. В Казахстане нередки также случаи, когда участники гражданского оборота не оформили надлежащим образом свои права на недвижимое имущество, возникшие до введения системы регистрации, и в этой связи им отказывают в государственной регистрации перехода ранее возникшего права или совершения иных операций с недвижимостью. Речь идет о тех случаях, когда имели место юридические факты, влекущие возникновение права. Например, под строительство жилого дома был в установленном порядке произведен отвод земельного участка, хотя не был выдан акт на земельный участок. Указанным иском, на наш взгляд, могут воспользоваться лица, которым до введения права частной собственности земельный участок для строительства жилого дома был предоставлен на праве пожизненного наследуемого владения землей. В соответствие с п. 1 ст. 122 Указа Президента РК, имеющего силу Закона, от 22 декабря 1995г. «О земле» в этом случае указанное право трансформировалось в право частной собственности. Соответственно, актом на право пожизненного наследуемого владения землей подтверждается право частной собственности. Вместе с тем, практика предоставления и регистрации права частной собственности на земельные участки показывает, что регистрирующие органы нередко отказывают в регистрации права собственности или операций с земельным участком на основании указанного акта, а государственные органы, оформляющие (переоформляющие) права на земельные участки по тем или иным основаниям отказывают в выдаче правоустанавливающих документов, подтверждающих право частной собственности на такой земельный участок. Отсутствие документов о частной собственности на земельный участок в рассматриваемом случае не является свидетельством отсутствия указанного права, поскольку все юридические факты, влекущие возникновение права наступили, а старые формы документов в соответствии с п. 9 ст. 170 ЗК РК имеют юридическую силу. В случае, когда лицо не утратило владения земельным участком и нет препятствий в осуществлении права, не связанного с лишением владения, при отказе регистрирующих органов в совершении регистрационных действий на основании старых форм актов, а земельных органов - в выдаче документов о праве собственности на земельный участок, заинтересованное лицо вправе воспользоваться правом на подачу иска о признании права частной собственности.

Кроме того, мы полагаем, что иском о признании права собственности могут воспользоваться лица, которые заинтересованы в признании судом указанного права в связи с подтверждением в судебном заседании наступления юридических фактов, на основании которых возникает право, однако только судом могут быть подтверждены такие основания приобретения права. В частности, в соответствие с п. 1 ст. 240 ГК РК гражданин или юридическое лицо, не являющееся собственниками имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющие как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность). Фактический владелец недвижимого имущества не может самостоятельно установить условия для приобретения права собственности на недвижимое имущество в силу приобретательной давности. Более того, в п. 1 ст. 240 ГК РК предусмотрено, что право собственности на недвижимое и иное имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает у лица, приобретшего это имущество в силу приобретательной давности, с момента такой регистрации. Следовательно, для возникновения права собственности на недвижимое имущество по указанному основанию необходимо не только наступление указанных фактов, но и установление их суде с признанием права собственности и регистрация права собственности в регистрирующих органах.

В отношении прав на недвижимое имущество, не подлежащих регистрации и действительных без государственной регистрации, также может возникнуть ситуация, когда необходимо их признания в судебном порядке. Так, в соответствии со ст. 8 Закона РК от 26 июля 2007 г. «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее - Закон о регистрации прав на недвижимость) преимущественными интересами, не подлежащими обязательной государственной регистрации в правовом кадастре, являются:

1) обременения, выступающие как общие правила и запреты, установленные законодательными актами Республики Казахстан;

2) права (обременения прав), которые возникают на основании нормативных правовых актов, в том числе право нахождения на не закрытых для общего доступа земельных участках и проходов через них, публичные сервитуты;

3) право землепользования на срок менее одного года;

4) право пользования чужим недвижимым имуществом на срок менее одного года, в том числе право аренды, безвозмездного пользования, сервитуты менее года;

5) право доступа людей и проезда транспорта к линиям электропередач, телефонным и телеграфным линиям и столбам, трубопроводам, геодезическим точкам и другим коммуникационным линиям, обусловленные общественными нуждами;

6) фактическое владение недвижимым имуществом лиц, не являющихся правообладателями, до признания в установленном порядке за фактическим владельцем права собственности на недвижимость в силу приобретательной давности;

7) право пользования жилыми помещениями, находящимися в государственном жилищном фонде, или право пользования жилыми помещениями, арендованными местными исполнительными органами в частном жилищном фонде.

В ряде случаев в перечисленных случаях права на недвижимое имущество необходимо подтвердить правоустанавливающими документами, например, право пользования чужим недвижимым имуществом на срок менее одного года, в том числе право аренды, безвозмездного пользования, сервитуты менее года. Основанием возникновения права на недвижимое имущество в указанных случаях являются различные юридические факты (сделки, административные акты и др.). Однако, если, например, сделка с недвижимостью может быть совершена устно, поскольку не требуется регистрации права на основании такое сделки и, кроме того, закон не требует совершения такой сделки в письменной форме, но вместе с тем лицо не может осуществить свое право в связи с тем, что его права не признаются возникшими, то мы полагаем, что иск о признании права может стать тем способом, который может защитить существующее право.

В перечне преимущественных интересов указаны права, для которых нет необходимости подтверждать их возникновение правоустанавливающими документами. В частности, речь идет о таких правах как права (обременения прав), которые возникают на основании нормативных правовых актов, в том числе право нахождения на не закрытых для общего доступа земельных участках и проходов через них. Если лицо встречает препятствие в осуществлении права, то он может воспользоваться негаторным иском. Однако, если его права не признаются возникшими, то, наш взгляд, он может воспользоваться иском о признании права.

Таким образом, анализ показывает, что потребность в иске о признании права собственности на недвижимое имущество возникает в тех случаях, когда:

1) лицо, права которого возникли до введения системы регистрации, не имеет необходимых доказательств принадлежности ему соответствующего права, в связи с отсутствием правоустанавливающих документов или ненадлежащим оформлением своих прав;

2) для признания права собственности на недвижимое имущество, подлежащего регистрации в связи с введением системы регистрации, необходимо в судебном порядке установить наступление юридических фактов, влекущих возникновение права и, соответственно, признания права (приобретательная давность, наследование и др.);

3) для осуществления права на недвижимое имущество, действительного без государственной регистрации, необходимо признание такого права, поскольку препятствия в осуществлении права связаны с непризнанием существования такого права.

На основании изложенного, мы полагаем, что в отношении недвижимого имущества в иске о признании права участники гражданского оборота нуждаются в одних случаях для подтверждения существующего права, однако, в большинстве случаев, такие иски необходимы для установления юридических фактов (юридических составов), влекущих возникновение права и, соответственно, признания права.

В этой связи, мы полагаем, что в сфере недвижимости иск о признании права собственности является не только способом защиты существующего права, но и, в соответствующих случаях, способом признания права, которое до указанного момента не признавалось возникшим. Указанные выводы в равной мере применимы в отношении иных прав недвижимое имущество (сервитутов, права пользования, права доверительного управления и др.).

Проведенный нами анализ вопросов об условиях предъявления иска о признании права собственности или иных прав на недвижимое имущество показывает, что условия предъявления рассматриваемого иска для защиты прав на движимое имущество и недвижимое имущество отличаются. Так, в учебной литературе отмечается, что требование о признании права собственности может быть заявлено собственником индивидуально-определенной вещи, права которого оспариваются, отрицаются или не признаются третьим лицом, не находящимся с собственником в обязательственных или иных относительных отношениях. Требование собственника в этом случае должно основываться на сущности абсолютного права, предполагающего обязанность всех сограждан не нарушать право собственности, в т.ч. и признавать его. В качестве обязанного лица может выступать третье лицо, как заявляющее права на вещь, чем нарушается права собственности, так и не заявляющее таких прав, но не признающее за заявителем требования права собственности на имущество, что своим результатом может иметь нарушение права собственности в виде нарушения права собственности в виде нарушения правомочия владения, пользования или распоряжения. Предметом требования признания права собственности, в этой связи признается констатация юридического факта принадлежности заявителю права собственности[18].

Из изложенного следует, что, если лицо не обладает правом собственности, то указанным иском он воспользоваться не может. Между тем, как показывает анализ, рассматриваемый иск может быть предъявлен и для установления фактов, влекущих возникновение права и, соответственно, признания права, как это, например, имеет место при приобретательной давности. В этой связи, полагаем, что правы Т.Т. Киреева и С.И. Климкин, которые утверждают, что основанием для подобных дел являются не только споры между титульными и фактическими владельцами, но и необходимость судебного признания права на вещь при отказе соответствующих органов (центры по регистрации недвижимости, государственная автомобильная инспекция, нотариусы и так далее) в оформлении прав на имущество или сделок с ним[19]. Вместе с тем, мы отмечаем, что регистрация не всегда носит правообразующее значение. Поэтому если право возникло еще до регистрации, а регистрация ее оформляет или носит учетный характер, то иск о признании права собственности является способом защиты существующего права. Только при правообразующей регистрации до момента совершения регистрации права не считаются возникшими.[20] Соответственно, иск о признании права на недвижимое имущество предъявляется для признания права, которое до такого момента не признавалось возникшим.

Кроме того, анализ показывает, что иск о признании права на недвижимое имущество, в одних случаях, может быть обусловлен спором на указанное имущество, а в других - нет. Не требуется также для предъявления указанного иска лишение владения или наличие препятствий для осуществления правомочий. Так, например, лицо добросовестно, открыто и непрерывно владеющее недвижимым имуществом как своим в течение пятнадцати лет может путем предъявления рассматриваемого иска требовать признания за ним права собственности. Истцом в этом случае является фактический владелец. Поскольку в силу приобретательной давности может быть признано право собственности на бесхозяйное недвижимое имущество (п. 2 ст. 242 ГК РК), то это означает, что в отношении такого имущества не всегда возникает спор.

В связи с изложенным, считаем обоснованным мнение О.Ю. Скворцова, который утверждает, что заинтересованное лицо может заявить иск о признании права собственности на вещь, которая не имеет определенного юридического статуса даже в том случае, если никто не предъявляет свои прав на нее[21]. Одним из таких случаев, когда иском о признании права устраняется неопределенность в юридическом статусе недвижимости, является признание права собственности в силу приобретательной давности. Условия признания права собственности при приобретательной давности, на наш взгляд, не являются вполне определенными. В этой связи при разрешении дела в суде и последующей регистрации могут возникнуть вопросы, связанные с основанием возникновения права на недвижимое имущество в указанном случае. В частности, к дискуссионным вопросам приобретательной давности относятся вопросы о понятии бесхозяйной вещи, начале течения срока приобретательной давности, понятии добросовестности и открытости владения, которые могут возникнуть при разрешении дела в суде. В ст. 240 ГК РК не устанавливается судебный порядок признания права собственности в силу приобретательной давности. Вместе с тем норма, в соответствии с которой установлено, что право собственности на недвижимое имущество и иное имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает у лица, приобретшего это имущество в силу приобретательной давности, с момента такой регистрации, на наш взгляд, однозначно предполагает судебный порядок признания права собственности, поскольку регистрирующие органы не устанавливают факты, являющиеся основанием возникновения права не недвижимое имущество в силу приобретательной давности (добросовестность, открытость и непрерывность владения недвижимым имуществом как своим в течение пятнадцати лет).

Изложенное свидетельствует о том, что основания и условия предъявления иска о признании права собственности на недвижимое имущество имеют существенные отличия, что, на наш взгляд, необходимо отразить в ст. 259 ГК РК.

 


[1] Басин Ю.Г., Диденко А.Г. Защита субъективных гражданских прав // Басин Ю.Г. Избранные труды по гражданскому праву. Предисловие: Сулейменов М.К. Ихсанов Е.У. Составитель Сулейменов М.К. - Алматы: АЮ - ВШП «Адiлет», НИИ частного права КазГЮУ, 2003. С. 349

[2] Сулейменов М.К. Защита гражданских прав: Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной 10-летию Казахского гуманитарно-юридического университета (в рамках цивилистических чтений). Алматы, 13-14 мая 2004 г./ Отв. ред. М.К. Сулейменов. - Алматы: НИИ частного права, КазГЮУ, 2005. С. 19

[3] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. - М.: Издательство «Статут», 1997 г. С. 626

[4] Яковлев В.Ф. Принуждение в гражданском праве. Проблемы современного гражданского права: Сб. ст. - М., 2000. С. 210-222; Сулейменов М.К. Защита гражданских прав: Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной 10-летию Казахского гуманитарно-юридического университета (в рамках цивилистических чтений). Алматы, 13-14 мая 2004 г./ Отв. ред. М.К. Сулейменов. - Алматы: НИИ частного права, КазГЮУ, 2005. С. 19; Осипов Е.Б. Защита гражданских прав: учеб. и практ. пособие. - Алматы: КазГЮУ, 2000. С. 49-87

[5] Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. Учебно-практическое пособие. - М.: Дело, 1999. С. 224-225

[6] Косанов Ж.Х. Право собственности, право землепользования и иные права на землю: Монография. - Алматы: Данекер, 2002. С. 124-129; Гражданское право. Том I. Учебник для вузов (академический курс). Отв. ред.: М.К. Сулейменов, Ю.Г. Басин. - Алматы, 2000; Гражданское право. Часть I. Учебник/ Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. - М.: Издательство ТЕИС, 1996 г.; Гражданское право. В 2 т. Том I. Учебник/ Отв. ред. проф. А.Е. Суханов - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Издательство БЕК, 2000 г., С. 615-620; Шагова В.В. Применение норм о праве титульных владельцев на защиту своих прав в Российской судебной практике // Защита прав граждан и юридических лиц в Российском и зарубежном праве (проблемы теории и практики). Сборник статей и тезисов аспирантов и молодых ученых. - М.: МЗ Пресс, 2002. С. 14- 20; Киреева Т.Т. и Климкин С.И. Негаторный иск// Гражданское право. Сборник статей. Общая часть. Учебное пособие.- Алматы, 2003. С. 314- 320; Джусупов А.Т. Право собственности и иные вещные права.- Алматы: Жетi жаргы, 1996. С. 109-120 и др.

[7] Косанов Ж.Х. Право собственности, право землепользования и иные права на землю: Монография. Алматы: Данекер, 2002. С. 131

[8] Нурланова Ж.Н. Гражданско-правовое регулирование сервитута: дисс. канд. юрид. наук.- Алматы, 2007, С. 139-141

[9] Гражданское право Республики Казахстан. (Часть Общая). Учебное пособие. Том 2 /Отв. ред. Г.И. Тулеугалиев, К.С. Мауленов. - Алматы: Гылым, 1998. С. 438-439

[10] Скворцов О.Ю. Иски о признании права собственности в судебно-арбитражной практике. - М.: ЗАО «Бизнес-школа «Интел-Синтез», 1997, С. 8-9

[11] Киреева Т.Т., Климкин С.И. Защита права собственности. Учебное пособие.- Алматы: Издательство КазГЮА, 2000, С. 12

[12] Скворцов О.Ю. Указ. соч., С. 8-9

[13] Гражданское право. Часть I. Учебник/ Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. - М.: Проспект, 1997 г.. Часть 1, С. 457.

[14] Киреева Т.Т., Климкин С.И. Указ соч., С. 16.

[15] Гражданское право. Том I. Учебник для вузов (академический курс). Отв. ред.: М.К. Сулейменов, Ю.Г. Басин.- Алматы, 2000, С. 545

[16] Цит. по: Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. Учебно-практическое пособие. - М.: Дело, 1999, С. 224

[17] В настоящее время в РК законодательно признано, что система регистрации введена с 1 марта 1996 г., хотя нами обосновывается необходимость признания таким моментом дату создания регистрирующего органа МЮ РК, в который участники гражданского оборота могли обратиться с заявлением о правообразующей регистрации.

[18] Гражданское право. Том I. Учебник для вузов (академический курс). Отв. ред.: М.К. Сулейменов, Ю.Г. Басин.- Алматы, 2000, С. 545-546

[19] Киреева Т.Т., Климкин С.И. Указ соч., С. 15

[20] Подробнее о правообразующей, правооформляющей и учетной регистрации см.: Ильясова К.М. О соотношении правообразующей, правооформляющей и учетной регистрации прав на недвижимое имущество в Республике Казахстан// Вестник Института законодательства Республики Казахстан.-2006, № 4, С. 54-63

[21] Скворцов О.Ю. Указ. соч., С. 12-13.

21 сентября 2015, 18:37
Источник, интернет-ресурс: Ильясова К.М.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript