Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

О чем договорились Китай и США?

Итоги встречи лидера Китая Си Цзиньпина и президента США Барака Обамы.

Фото : 29 сентября 2015, 11:42
Завершается (с 22 по 28 сентября) первый официальный визит председателя Китайской Народной Республики Си Цзиньпина в Соединенные штаты Америки. О том, какое значение имеет этот визит, достаточно красноречиво высказал госсекретарь США Джон Керри: «Американско-китайские отношения сегодня имеют самое важное значение для мирового развития — и точка. Именно они определят, каким будет мир в XXI веке. Значит, мы просто обязаны сделать то, что от нас требуется».

Несмотря на то, что в официальной повестке переговоров двух лидеров даже близко нет темы постсоветских стран, в нашем регионе взаимоотношения Китая и Соединенных штатов вызывает особую реакцию. Что неудивительно, интересы обоих держав ярко представлены в регионе, а самое главное, в последний год идет жаркая пропагандисткая война, где отношения с Китаем являются весомым аргументом.

Поэтому интернет-сайты полны самых противоречивых оценок проходящего визита: от взвешенных экспертных до желтушно истеричного безумия в вариациях: «Китай всех предал и уходит на Запад», «хитрый план в действии, Обаме выставили ультиматум» и т.п.

Однако, анализируя итоги переговоров председателя Си и президента Обамы, нужно обратить внимание на массу нюансов, так как, китайско-американские отношения это самые противоречивые отношения в текущей системе мировой геополитики.



От любви до ненависти

У американцев есть меткое выражение: «love hate relationship», обозначающее отношения любви и ненависти между возлюбленными. Если попробовать в двух словах выразить всю противоречивость отношений Пекина и Вашингтона, то здесь можно попробовать передать смысл перефразировав как «hate love relationship», то бишь вынужденная любовь тех, кто терпеть друг друга не может.

С одной стороны Китай и США объединяет огромный товарооборот, например в прошлом году он составил 590 млрд. долларов США.

Более того, только за последние десять лет, с 2004 по 2014 гг. экспорт США в КНР вырос на 255%, в среднем ежегодно увеличиваясь на 15%. Сегодня Китай - третий по величине экспортер для США (после Канады и Мексики). А США является пятым источником импорта для Китая (после ЕС, Южной Кореи, Японии и Тайваня).

Такие цифры заставляют политиков с обеих сторон не просто быть максимально осторожными в действиях против друг друга, но и предпринимать усилия по расширению этой базы. Такой капитал взаимной торговли - это не только живые деньги в экономику обеих стран, но и могущественные лоббисты с солидным политическим капиталом.

И это отражается на риторике, несмотря на то, что в Китае правит Коммунистическая партия, к ценностям которой Демократическая партия США традиционно питает не самые нежные чувства. Тем не менее, «демократ» и президент Барак Обама перед началом переговоров отметил, что совместно Вашингтон и Пекин «имеют несравненную возможность определять характер предстоящего столетия».

В свою очередь, Китай нуждается в дальнейшем развитии, ведь, несмотря на огромные достижения китайской экономики и формирование среднего класса численностью больше чем все население США, еще сотни миллионов остаются за гранью бедности. При полутора миллиардном населении даже пятьсот миллионов зажиточных это еще недостаточно. Поэтому рынки США и его союзников жизненно необходимы Китаю.

Но помимо этого, очевидно, что никакое качественное развитие невозможно, если отсутствует доступ к современным технологиям. А они преимущественно сосредоточены либо на Западе, либо в аффилированных с западными странами экономиках, как например Япония и Южная Корея. В соответствие с этим Пекин крайне заинтересован в минимизации препятствий для крупных китайских компаний, покупающих высокотехнологичные активы, особенно в тех сферах, где у Китая есть пробелы. На данный момент каждая крупная сделка с китайской компанией вызывает в США бурные дебаты и расследования с целью не допустить утечки в Поднебесную технологий двойного назначения. То есть, тех, которые можно использовать в военной сфере.

Да и если посмотреть на тонкости предыдущих встреч председателя Си и президента Обамы, то весьма странные жесты в сторону «дорого» экономического партнера. Первый свой государственный визит в качестве главы государства совершил Си Цзиньпин в Россию, а не в США. Хотя товарооборот, а самое главное его качество, даже близко несопоставимо. На саммите АТЭС, где страной-хозяйкой была КНР, президенту Обаме досталось место с краю, а не в центре рядом с председателем Си Цзиньпином.

А общий информационный фон и обмен риторикой так вообще зашкаливает. Особенно стоит отметить, что Китаю угрожают санкциями за кибершпионаж и введение в военную доктрину США о возможности ядерного удара в ответ на хакерскую атаку из этой же серии неприкрытых угроз. А создание Китаем ракет «Дунфен» с красноречивым прозвищем «убийца авианосцев» - не менее понятный намек 6-му флоту США.



Вечно живая «Большая игра»

И это вполне объяснимо. Так как, несмотря на мощный экономический базис, политические противоречия между Вашингтоном и Пекином просто огромны. Причем, мало того что с повестки дня не уходят традиционные вопросы, как права человека, демократия, проблема Тайваня, критика по Тибету и Синьцзяну, спорные острова с Японией, заниженный, по мнению американцев, курс юаня и т.д., так еще добавляются новые и новые.

Причем объяснение нарастанию противоречий, несмотря на экономическое сотрудничество достаточно простое – ее величество геополитика. В классической геополитической науке США, на протяжении многих лет конкуренции с СССР теоретизировали, прежде всего, о противостоянии «Морской силы» («Sea power») и «Хартленда», сердцевина которого удалена от морских путей. Понятное дело, что имеется ввиду господствовавшая на море Британская империю, а затем США, с соответственно обладавшей в определенный исторический момент мощными сухопутными силами Германией, а затем СССР.

Как «Морской силе» заблокировать Хартленду, не дать ему выйти на оперативный простор, использовать для этого прибережные зоны - «Римленд» - такова гипертрофированная суть многих рассуждений классиков геополитической науки. В лучшем случае теории носят характер возможностей взаимоотношений «Морской силы», Римленда» и «Хартленда».

Конечно, современная геополитическая наука носит более разносторонние и многоплановые подходы к изучению вопросов геополитического взаимодействия. Однако классика на то и классика, что практически не стареет. Поэтому в аналитических, научных, а самое главное политических кругах США идет серьезная дискуссия о сдерживании зарождающегося нового конкурента на Востоке.

Однако в отличие от того же СССР или России, Китай совсем не Хартленд, это как минимум «Римленд», если не нарождающаяся «Морская сила». Огромная протяженность побережья, развитый торговый флот, запуск авианосца «Ляонин», развитие ВМС и ВВС, а самое главное, что все конфликты КНР сосредоточены в морской зоне, ставят перед теоретиками и практиками геополитики США выработки новой концепции. Собственно, в американской прессе много голосов, ратующих за «сдерживание» Китая, укрепление доминирования США в АТР, подталкивание союзной Японии к более активной политике.

Более того, внешнеполитическая концепция президента Обамы «Поворот в Азию» затронула страны непосредственно входящие в зону интересов Китая. Это в немалой степени говорит о том, что теории противостояния далеко не убраны в шкаф, а позиции «ястребов» еще сильны. Хотя конечно есть предложения «голубей», как например, создание «Чимерики» («Chimerica»), то есть геополитического альянса на базе экономического сотрудничества. Такая противоречивость связана с тем, что США еще находятся в поиске ответа на взлет китайского дракона.



Китайская грамота

Но и Китай жаждет новых отношений. В рамках текущего визита председатель Си Цзиньпин четко высказался, что «новая глава в истории китайско-американских отношений» должна писаться на основе «новой модели отношений между крупными державами». То есть, Пекин также отчетливо понимает, что переходит в категорию супертяжеловесов и жаждет соответствующего отношения. Это серьезное изменение со времен создателя современного Китая Дэн Сяопина, призывавшего «скрывать свои силы» и сосредоточится на экономике.

Сегодня Китай уже достаточно окреп, чтобы не боятся в диалоге с Вашингтоном говорить о создании новых правил в мировой политике. Вместе с тем Пекин не готов оказаться в изоляции, поэтому говоря о новом мироустройстве, председатель Си Цзиньпин призвал отказаться «от старой концепции игры с нулевым результатом». Тем самым, глава КНР продемонстрировал, что в Пекине прекрасно осведомлены о позиции вашингтонских «ястребов». Также эта фраза подчеркивает, что, по мнению Чжуннаньхая (китайский аналог Кремля или Белого дома), именно в США имеются люди с мышлением «холодной войны». Это довольно забавный нюанс, так как в диалоге с Россией наоборот США упрекают Москву в одержимости геополитическими концепциями первой половины 20-го века.

Не менее интересно отметить слова Си Цзиньпина о том, что народ Китая претворяет в жизнь китайскую мечту о великом возрождении китайской нации, чем на практике содействует социальной справедливости и прогрессу в области прав человека. Здесь также очередной ясный посыл о том, что не только Вашингтону суждено печься о правах человека. К тому же явный намек, что в отличие от американских слов о правах человека, китайская мечта на деле несет результат для соблюдения таковых.

И такая пикировка наблюдалась практически по всем ключевым спорным вопросам. Естественно риторика председателя Си Цзиньпина в соответствии с основами китайской дипломатии была максимально насыщена призывами мирного урегулирования и соблюдения консенсуса. Но с другой стороны китайский лидер достаточно жестко отметил: "Острова в Южно-Китайском море с древних времен являются территорией Китая. У нас право защищать суверенитет и блюсти свои интересы на море".

Собственно единственный относительный прорыв был только по кибершпионажу. И это понятно, Китаю и США важно было сбросить накал напряжения, хотя не исключено, что американская сторона особо нагнетала данный вопрос, чтобы потом создать видимость большой уступки. Как бы то ни было, Си Цзиньпин, по всей видимости, на обвинения в кибершпионаже напомнил о необходимости взаимного уважения в выстраивании безопасности: "Международное сообщество должно на основе взаимного уважения и доверия работать вместе, чтобы создать мирное, безопасное, открытое, совместное киберпространство"

В итоге обе стороны договорились создать полноценный и оформленный диалог по кибервопросам. Договоренности включают «горячую линию» по консультации о спорах по кибербезопасности между силовыми структурами, своевременно обмениваться информацией по запросам друг друга о "злонамеренной киберактивности", но, что более важно, содействовать выработке и внедрению международных норм поведения в киберпространстве. С учетом будущего потенциала киберпространства, то возможно новые правила международной системы вообще будут писать именно исходя из ключевых особенностей именного этой сферы.



В сухом остатке

Конечно, в повестке встречи лидеров двух глобальных держав вопросов было намного больше. В частности:

* торговля

* экономика и инвестиции

* права человека

* гуманитарный обмен

* реализация всестороннего соглашения по иранской ядерной проблеме

* содействие денуклеаризации на Корейском полуострове

* восстановление Афганистана

* противодействие изменениям климата

* миротворческая деятельность

Однако практически по всем этим вопросам никакой сенсации не прозвучало. Необходимо учитывать, что первый официальный визит председателя Си проходит в то время, когда Обама находится в положении «хромой утки», а новый президент внесет свои коррективы. Это в очередной раз показывает всю непростую ситуацию китайско-американскими переговорами.

Одним из крупных подписанных контрактов стало соглашение о покупке партии самолетов компании «Боинг» в количестве 300 штук. Кстати, качественная авиация - это один из тех технологических рубежей, который Китай никак не может перейти.

В информационном поле отличился создатель социальной сети "Фейсбук" Марк Цукерберг, который на всех фотографиях опять безуспешно показывал, как он хочет, чтобы его компании открыли китайский рынок. Но, несмотря на знание г-ном М. Цукербергом китайского и жены этнической китаянки, Пекин остается непреклонным и почти полмиллиарда пользователей останутся вне рекламного таргетирования Фейсбука.

В завершение необходимо отметить, что опосредовано казахстанская тематика прозвучала на данных переговорах председателя Си и президента Обамы. Глава КНР предложил США поучаствовать в китайском

региональном проекте «Экономический пояс Шелкового пути»: «Выдвинутые Китаем инициативы "один пояс, один путь", "экономический пояс Шелкового пути" и "морской Шелковый путь 21-го века", создание Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (АБИИ) носят открытый, прозрачный и инклюзивный характер. "Мы приветствуем активное участие США и других сторон", - заявил Си Цзиньпин.

Однако крайне сомнительно, что американская сторона с энтузиазмом примет данное предложение. Соединенные штаты уже неоднократно предлагали региону собственные проекты, как «Большая Центральная Азия» и «Новый Шелковый путь», поэтому, вероятнее всего, эта практика будет продолжена.

Также очевидно, что китайско-американские отношения носят все более глобальный и вместе с тем, все более противоречивый характер. Изменится ли мир с ростом Китая и по чьим лекалам будет создана новая система, остается только ждать…

Адиль Каукенов

Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии