Как рассматриваются судебные споры по банковским займам

 

При рассмотрении банковских споров необходимо отметить, что главным нормативным правовым актом, на основе которого регулируются правоотношения по взысканию задолженности с граждан РК и обращению взыскания на их залоговое недвижимое имущество, является Конституция РК.

Банковская деятельность, составляющая основы экономической деятельности РК, обладает властными полномочиями по возврату заемных средств по отношению к физическим лицам, в связи с чем не может не затрагивать основополагающие конституционные права и свободы граждан. Далее по иерархии идут Гражданский кодекс РК, законы РК «О банках и банковской деятельности», «Об ипотеке недвижимого имущества», «Об оценочной деятельности», «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество» и др.

 

О взыскании задолженности

 

В соответствии с требованиями п. 1 ст. 727 ГК по договору банковского займа займодатель обязуется передать деньги заемщику на условиях платности, срочности и возвратности. Особенности договора банковского займа подробно регламентированы в ст. 728 ГК РК. Таким образом, предполагается, что при надлежащем исполнении сторонами заключенных договоров банковского займа, у сторон не должно возникать проблемных вопросов по возврату предмета займа. Однако, как показывает практика рассмотрения таких споров в судах Астаны, причина споров до банальности проста: денежные средства берутся чужие, а отдавать приходится свои. Как следует из рассмотренных дел, граждане, пользуясь доступностью и легкостью в получении кредитных средств, охотно берут во всевозможных банках значительные денежные суммы, которые превосходят материальные возможности по их возврату.

При этом в соответствии с условиями банковского займа, заключают договоры о залоге недвижимого имущества, в виде жилых и нежилых помещений, различных объектов производственного назначения. На практике, этим имуществом, как правило, является единственное жилье семьи заемщика. Впоследствии ввиду выхода заемщика на просрочку возврата при неисполнении или ненадлежащем исполнении последним своих обязательств по условиям договора и в силу п. 3 ст. 722 ГК РК, у банка возникает законное право требовать от заемщика досрочного исполнения обязательств по возврату займа. Кроме того, банк в соответствии с условиями договора, вправе обратить взыскание на залоговое имущество, как во внесудебном, так и в судебном порядке.

В таких случаях, как правило, к заемщикам задним числом возвращается здравое осмысление возможности наступления неблагоприятных материальных последствий. При оспаривании банковских исков о взыскании задолженности, у ответчиков, как правило, необоснованно возникают претензии к банкам по расчетам задолженности, в основном в части начисления вознаграждения. В подавляющем большинстве случаев этим обстоятельством объясняется непризнание исков банка в части взысканий вознаграждения. Со ссылкой на свои материальные трудности и положения ст. 364 Гражданского кодекса РК о вине кредитора ответчики в подавляющем большинстве случаев необоснованно требуют от суда освободить их от обязанности по надлежащему исполнению договоров банковского займа в части задолженности по вознаграждению.

В обоснование этого высказывается мнение о сомнительности требований о досрочном возврате всей оставшейся суммы предмета займа вместе с вознаграждением, поскольку, мол, такая практика противоречит требованиям ст.ст. 317, 321 ГК и нормам Закона РК «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей», регулирующих способы и очередность обращения взыскания на имущество. Выдвигаются и иные надуманные возражения, однако для должника цель одна - отсрочить официальную принудительную процедуру взыскания задолженности. Полагаю, что подобные суждения не являются бесспорными и не способствуют укреплению сложившейся финансовой денежно-кредитной системы государства, поскольку в соответствии с требованиями ст.ст.272, 273, 380, 715, 728 ГК РК и в соответствии с законом РК «О банках и банковской деятельности в Республике Казахстан», односторонний отказ от исполнения обязательств по договору и одностороннее изменение его условий по закону не допускаются. Доступность и простота механизма, предлагаемого банком в заключении договора займа, вовсе не означает необязательности исполнения его условий. Как правило, значительная часть подобных исков банков к заемщикам удовлетворяется судами в полном объеме, поскольку для этого имеются все установленные законом основания.

 

По делам заемщиков

 

Наряду с изложенным, следует отметить, что в отдельных случаях доводы заемщиков о необоснованности и необъективности начислений по задолженности (особенно по вознаграждению и, соответственно, по неустойке) находят в судебном заседании неоспоримое подтверждение. Так, например, 8 января 2006 года АО «Казкоммерцбанк» и заемщик А. заключили кредитный договор, согласно которому А. был предоставлен заем в размере 4 906 501 тенге сроком до 26 декабря 2033 года, со ставкой вознаграждения за пользование займом в размере 12,75 процента годовых на условиях срочности, обеспеченности, платности и возвратности.

Заем был выдан для оплаты стоимости однокомнатной квартиры по долевому строительству. В обеспечение надлежащего исполнения кредита ответчик по договору залога предоставил банку право имущественного требования данной квартиры по окончании строительства. Однако ввиду ненадлежащего исполнения договора ответчиком с октября 2008 года образовалась задолженность в сумме 5 216 679 тенге, в том числе просроченный основной долг в сумме 4 864 225 тенге, просроченное вознаграждение в сумме 325 152 тенге, пеня 30 000 тенге. Учитывая эти обстоятельства, с целью восстановления предмета займа, а именно возврата денежных средств, направленных на оплату строительства, банк решением суда расторг договор долевого строительства ответчика с застройщиком. И 15 июня 2009 года официально уведомил об этом ответчика.

Но, несмотря на это обстоятельство, продолжал начислять процентное вознаграждение. Затем в связи с окончанием строительства и передачей квартиры ответчику в октябре 2012 года банк объявил ответчику об аннулировании соглашения о расторжении договора и в начале 2013 года предъявил иск о взыскании задолженности, рассчитанной до января 2013 года в сумме 9 236 114 тенге, в том числе просроченный основной долг в прежней сумме 4 864 225 тенге, просроченное вознаграждение в сумме 2 584 128 тенге и пени 1 787 760 тенге, то есть задолженность возросла за счет начислений процентов по вознаграждению и пени за период в 1531 день, когда договор долевого строительства был расторгнут по инициативе банка. Очевидно, что расчеты по вознаграждению не соответствовали обстоятельствам, приведены неверно, поскольку в соответствии с требованиями ст. 718 ГК вознаграждение выплачивается заемщиком за пользование займом в соответствии с условиями договора. Невзирая на это, решением Алматинского районного суда г. Астаны от 18 апреля 2013 года иск банка был удовлетворен в полном объеме. Данное решение постановлениями апелляционной и кассационной инстанций оставлено без изменения.

 

При новом рассмотрении дела

 

25 февраля 2014 года постановлением надзорной судебной коллегии по гражданским и административным делам Верховного Суда РК, все ранее состоявшиеся по делу судебные акты были отменены с направлением на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию в связи с неправильной оценкой обстоятельств дела, а именно действий банка по косвенному увеличению убытков заемщика. При новом рассмотрении 26 августа 2014 года иск был удовлетворен частично путем снижения взыскания задолженности с пени в соответствии с требованиями ст. 297 ГК РК с 1 787 760 тенге до 178 776 тенге, таким образом, суд снизил сумму иска с 9 236 114 тенге до 7 358 011 тенге, при этом, по-прежнему, не входя в обсуждение правильности начислений по вознаграждению за период, когда договор был расторгнут. Хотя это однозначно ранее было отмечено в мотивировочной части надзорного постановления Верховного Суда при отмене. В связи с неполным исследованием обстоятельств по делу и другими допущенными процессуальными нарушениями 31 марта 2015 года данное постановление вновь отменено кассационной инстанцией и отправлено на новое рассмотрение. И только при очередном рассмотрении в мае 2015 года этот банковский спор нашел окончательное разрешение путем вынесения решения о частичном удовлетворении иска банка о взыскании задолженности с исключением суммы незаконно начисленной неустойки в период расторжения договора.

При этом, несмотря на то обстоятельство, что банк не произвел возврата основной суммы займа и аннулировал расторжение договора, суд исходил из достоверно доказанного факта вины банка, умышленно способствовавшего увеличению убытков ответчика, что в соответствии с требованиями ст. 364 ГК влечет уменьшение его ответственности перед кредитором, на что ранее не было обращено внимание. Как видно, из истории движения одного гражданского дела по банковскому спору, субъективный характер оценки банком обстоятельств периода предоставления займа в свою пользу, вопреки требованиям действующего законодательства, существенно нарушил права заемщика, что также не может не отразиться на имидже банка, поскольку преследование только своих интересов, без учета интересов другой стороны, не отражает целей и задач известного финансово-кредитного учреждения.

 

Договорной характер

 

Об этом, весьма кстати, есть разъяснение Национального банка РК в ноябре 2014 года (сведения из СМИ), которое напоминает, что отношения между банками и заемщиками носят договорной характер. И все вопросы, связанные с договором, исполнением могут быть урегулированы исключительно сторонами договора либо в суде. При этом банкам указывалось на необходимость использования разработанных программ реструктуризации, включающих отсрочку исполнения обязательств, уменьшение размера вознаграждения, уменьшение (списание) пени (штрафов) и т.д. Однако эти разъяснения носят рекомендательный характер.

Согласно требованиям ст. 34 Закона РК «О банках и банковской деятельности в Республике Казахстан», указанные выше дополнительные правила поведения и условия разрабатываются в целях снижения риска при осуществлении банковских заемных операций. Выдвигать банкам требование изменить условия договора - право заемщика, но это не корреспондируется с обязанностью банков в обязательном порядке изменять условия в пользу заемщика, поскольку правила носят рекомендательный характер.

В связи с изложенным, приведенный пример уменьшения задолженности по вознаграждению на основании требований ст. 364 ГК является исключением из правил, поскольку суд при рассмотрении спора о взыскании задолженности не вправе вторгаться в ранее установленные условия договора сторон, в том числе и по начислению неустойки, за исключением случаев неправильного расчета и установленной вины кредитора.

На практике суды, как правило, принимают во внимание факты несвоевременного обращения банков в суды, что необоснованно влечет увеличение задолженности, и в основном снижают пени до минимально разумных пределов. Недобросовестность и неразумность отдельных специалистов банков при определении действительной задолженности, путем необоснованного увеличения задолженности по вознаграждению за счет неустойки, на наш взгляд, усматривается из вышеприведенного права суда в соответствии с требованиями ст. 297 ГК уменьшить неустойку. Так, на практике в сумму иска о задолженности, кроме просроченного основного долга, необоснованно включается вознаграждение в значительных размерах путем следующих обозначений: просроченное вознаграждение плюс отсроченное вознаграждение плюс просроченное отсроченное и тому подобные начисления. Тогда как в соответствии с требованиями ст. 718 ГК процент вознаграждения выставляется в одном наименовании и выплачивается только за период пользования предметом займа. При этом, как правило, вознаграждение является фиксированной суммой, определенной в графике платежей к основному договору. Следовательно, представление в расчетах и включение сумм неустойки (пени) в задолженность по вознаграждению явно незаконно.

 

Судебная практика

 

Следует также обратить внимание на имеющиеся в практике случаи обращений некоторых банков о взыскании задолженности по вознаграждению после досрочного взыскания всей задолженности по решению суда, по тем основаниям, что решение суда не исполнено и якобы заемщик продолжает пользоваться займом фактически. Требования явно незаконны, поскольку после взыскания задолженности и, в том числе, вознаграждения, начисление дополнительного вознаграждения невозможно, так как предмет займа, на который начисляется вознаграждение, уже взыскан судом. И в этом случае в процесс по взысканию задолженности вступает юрисдикция судебного исполнения, банк, в соответствии с требованиями ст. 234 ГПК РК имеет право на индексацию присужденных сумм и не более того, для чего банку необходимо обратиться согласно требованиям ст.140 ГПК РК с соответствующим заявлением о вынесении судебного приказа об индексации. В таких случаях суды обоснованно выносят решение об отказе в удовлетворении исков банков о взыскании дополнительной необоснованно начисленной задолженности по вознаграждению.

Следует также обратить внимание на неосведомленность простых граждан при оплате задолженности по карт-счету, когда банк бесцеремонно производит блокировку их карточных счетов. Учитывая, что карт-счет является единственным источником получения средств существования, например, зарплаты, действия банка в этом случае незаконны. Согласно сложившейся практике суды, как правило, в таких случаях принимают решения о признании блокирования карт-счетов незаконными.

Вместе с тем относительно безакцептного изъятия денег с карточного счета должника, являющегося единственным механизмом получения зарплаты, действия банков по отношению к истцу противоречат ст. 28 Конституции РК, прямо устанавливающей, что гражданину РК гарантируется минимальный размер заработной платы. В данном случае банк вправе блокировать только оставшиеся 50 процентов зарплаты, так как в соответствии с п.п. 1, 3 ст. 137 Трудового кодекса удержания из заработной платы работника производятся по решению суда, а также в случаях, предусмотренных законами РК, удержание не может превышать 50 процентов причитающейся работнику заработной платы.

Взыскание банковской задолженности с должников путем передачи своего права требования цессионарию в судебной практике также не является редкостью. Однако следует обратить внимание на возникающие в практике особенности такого взыскания. Например, 5 ноября 2014 года ТОО «Бюро по работе с дебиторами» обратилось в суд с иском к должнику И. о взыскании суммы задолженности в размере 565 930 тенге, мотивируя требования тем, что 14 декабря 2006 года между АО «Альянс банк» и И. заключен договор банковского займа, в соответствии с которым банк предоставил ответчику заем в размере 503 712 тенге сроком на 36 месяцев. Однако обязательства не исполнялись ответчиком с 14 декабря 2007 года. В связи с чем банк передал свое право требования дебиторской задолженности ТОО «Бюро по работе с дебиторами», заключив договор факторинга. По состоянию на 31 мая 2014 года общая сумма задолженности ответчика перед истцом составила сумму 565 930 тенге. Представитель ответчика в судебном заседании заявил ходатайство о применении срока исковой давности по данному делу, мотивируя тем, что договор банковского займа с ответчиком был заключен 14 декабря 2006 года и срок его оплаты закончился 14 декабря 2009 года.

Решением Сарыаркинского районного суда г. Астаны от 6 января 2015 года в удовлетворении иска ТОО «Бюро по работе с дебиторами» к И. о взыскании суммы задолженности отказано. Постановлением апелляционной инстанции данное решение оставлено без изменений, апелляционная жалоба ТОО без удовлетворения.

В соответствии со ст. 178 ГК РК, общий срок исковой давности устанавливается в три года. Требования ст. 37 Закона РК «О банках и банковской деятельности» о бессрочности требований банка в данном случае на новый договор о передаче прав требований от 29 июля 2011 года не распространяются, поскольку цессионарий ТОО «Бюро по работе с дебиторами» по отношению к заемщику не является банком. АО «Альянс банк», как займодатель, удовлетворил свои требования передачей своих прав другому лицу по договору от 29 июля 2011 года. Следовательно, трехгодичный срок исковой давности по настоящему делу у ТОО «Бюро по работе с дебиторами» необходимо исчислять не с окончания срока договора банковского займа 14 декабря 2009 года, как ошибочно посчитал суд первой инстанции, а с момента передачи права требования другому взыскателю, то есть с 29 июля 2011 года, и который оканчивается 29 июля 2014 года.

 

Резюмируя изложенное, следует отметить, что получение кредита почти всегда ассоциируется с новыми возможностями и перспективами. Однако нарушение обязательств по банковским займам, как правило, неминуемо приводит к судебным спорам и разбирательствам, зачастую заканчивающимся не в пользу должников. Поэтому гражданам следует помнить, что любой займ нужно возвращать.

 

 

Ермек Сисимбаев,

судья апелляционной судебной коллегии

по гражданским и административным делам суда г. Астаны

 

 

10 октября 2015, 12:42
Источник, интернет-ресурс: ИА ZAKON.KZ

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript