Конституционные основы гражданского законодательства (Сулейменов М.К., Директор НИИ частного права Каспийского университета, академик НАН РК, доктор юридических наук, профессор)

15 октября 2015, 11:33
Фото:

Сулейменов М.К.

Директор НИИ частного права

Каспийского университета,

академик НАН РК,

доктор юридических наук,

профессор

Нагашбай Шайкенов прославился, помимо всего прочего, еще и своими максимами - сгустками мысли и темперамента. Многие максимы напрямую связаны с экономикой и регулирующим ее гражданским правом, которое Н.А. Шайкенов знал, любил и поддерживал.

Приведу только некоторые из этих максим.

- Именно право частной собственности позволяет не проесть и не растащить созданное предыдущими поколениями.

- Как же не будет богатым общество, где не проклинаются, а воспеваются права собственников.

- Мы можем с полным основанием утверждать, что без права нет свободной рыночной экономики, а значит и материального благополучия общества.

- Общество без критической массы собственников не имеет социальной базы, демократии и правового государства.

- Три столпа цивилизованности казахстанцев - построить свободную экономику, утвердить Правосудие и научиться молиться богу на родном языке.

- Человек не бессмертен, но право авторства дает его носителю возможность волеизъявлять и после жизни.

- Без права нет экономики, есть лишь народное хозяйство.

- В обществе, где отсутствуют собственность и право, нет места личности.

- Личность - первичный субъект права, поэтому недопустим приоритет прав и интересов юридических лиц над ее правами и обязанностями.

- Право и экономика - два крыла цивилизации.

- Собственность - это своего рода чернозем на глиноземах, накапливающийся в человеческом сообществе тонким слоем, веками, разрушить который ничего не стоит, но, как всякую жизнь, уничтожить невозможно.

- Экономика должна быть правовой.

- Экономика не терпит произвола.

-Экономические показатели в отличие от идеологических не поддаются заклинаниям.

В Конституции РК закреплен ряд норм, которые относятся не только к конституционному праву, но и одновременно являются нормами различных отраслей права.

Например, как отнестись к такой норме: в Республике Казахстан признаются и равным образом защищаются государственная и частная собственность (п. 1 ст. 6 Конституции РК)?

Или к такой: граждане Республики Казахстан могут иметь в частной собственности любое законно приобретенное имущество (п. 1 ст. 26 Конституции РК). Несомненно, это нормы гражданского права. Они закрепляются и получают дальнейшее развитие в ГК (ст.ст. 191, 192 и другие). Несомненно также, что это одновременно нормы и конституционного права.

Нормы гражданского права закреплены во многих статьях Конституции Республики Казахстан, - например,: ст. 6 о государственной собственности, ст. 12 о правах и свободах человека и гражданина (в частности, п.4 ст. 12 о правах и обязанностях иностранцев и лиц без гражданства), ст. 13 о правосубъектности, ст. 18 о личных имущественных правах, ст. 20 об информации, ст. 21 о праве свободного передвижения, ст. 22 о свободе совести (объединяться в религиозные организации), ст. 23 об общественных объединениях, ст. 25 о праве на жилище, ст. 26 о праве граждан на частную собственность и на предпринимательство, ст. 29 - услуги на охрану здоровья, ст. 30 - услуги на получение образования, подпункт 4) ст. 66 о праве Правительства РК на организацию управления государственной собственностью.

То же самое можно сказать и о других отраслях права. Все отрасли как основные, так и комплексные, получили или должны получить закрепление в Конституции. Ибо Конституция является основой, базой и источником всех отраслей права.

Это значит, что Конституция является источником и конституционного, и всех других отраслей права. Это значит, что одна и та же норма находится в составе и конституционного права, и в составе, например, гражданского права.

Как раз этот вопрос является камнем преткновения для всех конституционалистов: как можно допустить, чтобы одна и та же правовая норма находилась одновременно в составе сразу двух отраслей права.

Между тем эта проблема легко решается с позиции теории комплексных отраслей права.

Догадка А.А. Чернякова о том, что конституционное право является частно-публичным правом, в общем-то является верной. Только он называет конституционное право интегрирующей отраслью права. Это неверно. Частно-публичным правом может быть только комплексная отрасль права.

Я знаю, что такое предположение сильно покоробит представителей конституционного права: как так, - фундаментальная и базовая, и вдруг какая-то комплексная. Но я не думаю, что такое предположение умаляет роль конституционного права.

В свое время В.А. Тархов высказал весьма интересную мысль, которая, к сожалению, оказалась в дальнейшем не развитой дальше.

Он писал: Конституционные отношения носят межотраслевой (надотраслевой) характер. Невозможно отрицать, что в Конституции СССР содержится ряд норм административного, земельного, финансового, гражданского права и т.д. Отнести все их к государственному праву было бы неправильно, это означало бы признание его надотраслью, для чего нет оснований. Государственное право, как любая другая отрасль, имеет свой предмет правового регулирования[1].

В этой фразе заложены очень важные положения: 1) конституционное право - это надотрасль; 2) в Конституции содержатся нормы других отраслей права.

Попытки отграничить нормы конституционного права от норм других отраслей права предпринимались в литературе. В частности, С.С. Кравчук пишет:

Таким образом, советское государственное право содержит нормы, определяющие основы всех других отраслей советского права. Но это не означает, что оно объединяет все отрасли права и что его нормы регулируют все общественные отношения. Государственно- правовые нормы - нормы только государственного права, а регулируемые ими общественные отношения - только государственно- правовые отношения. Вместе с тем они являются основой, на которой возникают общественные отношения, регулируемые другими отраслям права. Например, государственно-правовая норма закрепляет право граждан СССР на труд. Она регулирует только государственно-правовые отношения между советскими гражданами и государством, в которых на стороне граждан - право на труд, на стороне государства- обязанность обеспечить реальность этого права. Одновременно такие отношения служат основой, на которой возникают трудовые отношения, регулируемые трудовым правом. Если гражданин СССР реализует закрепленное государственно-правовой нормой право на труд, т.е. поступает на работу на предприятие или учреждение, то этот юридический факт является основой для возникновения новых, уже трудовых отношений - отношений между гражданином и администрацией предприятия или учреждения (См.: Советское государственное право: Учебник. 2-е изд.. М.:Юрид.лит., 1985. С.30).

Пример, конечно, интересный, но вряд ли убедительный. Право на труд (или как сейчас в п.1 ст. 24 Конституции РК - право на свободу труда) регулируется нормами конституционного права. Но одновременно это нормы и трудового права в том широком его понимании, которое господствует в науке трудового права. Если говорить о частном трудовом праве, то нормой трудового права является, например, норма п. 4 ст. 24 Конституции РК: «Работающим по трудовому договору гарантируется установленная законом продолжительность рабочего времени, выходные и праздничные дни, оплачиваемый ежегодный отпуск». Несомненно, одновременно это норма и конституционного права.

В литературе по конституционному праву периодически поднимается вопрос о соотношении понятий «государственное право» и «конституционное право».

В настоящее время господствующим является термин «конституционное право», хотя встречаются до сих пор сторонники термина «государственное право», утверждающее, что в научную дискуссию вторглась политика, которая встала на сторону понятия «конституционное право»[2].

Приведем наиболее распространенную аргументацию в пользу термина «конституционное право». Например, А.Н. Сагиндыкова пишет: «Следует поддержать позицию ученых о том, что термин «государственное право» неприемлем по следующим основаниям: во-первых, широкие круги населения, не знакомые с проблемами деления на отрасли, отождествляют государственное право со всем внутригосударственным правом, т.е. термин понятен только специалистам; во-вторых, очень часто под государственным правом понимают только отрасль, регулирующую вопросы организации государства, хотя в действительности это далеко не так. Нормы анализируемой отрасли наряду с вопросами организации государства регламентируют основы организации общества, положение в нем личности и др. Кроме того, отношения, связанные с организацией государства, опосредуются административным правом и другими правовыми отраслями[3].

Многие исследователи пришли в конце концов к отождествлению терминов «конституционное право» и «государственное право». Некоторые учебники называются «конституционное (государственное) право»[4].

Некоторые авторы прямо заявляют: «в настоящей работе термины «государственное право» и «конституционное право» рассматриваются как синонимы»[5].

М.В. Баглай назвал проведение различий между этими понятиями спором о терминах. Он считает, что между ними нет принципиальной разницы, и дело чаще всего в традиции. В США и во Франции используется термин «конституционное право», в Германии - «государственное право». В России в дореволюционный период - оба термина, после 1917 г. - «государственное право», в современных условиях - «конституционное право»[6].

Тем не менее, в литературе делаются попытки разграничить эти понятия.

Так, А.В. Зиновьев считает, что понятия «государственное право» и «конституционное право» не тождественны. Во-первых, не все нормы конституции имеют отношение только к государственному праву. Во-вторых, в конституции нет огромного количества государственно-правовых норм[7]. Не совсем понятно, в чем все таки отличие, но заявление сделано.

Различает эти понятия А.А. Черняков. По его мнению, нетрадиционный подход в таком различии должен быть проведен через алгоритм бинарных закономерностей в конституционном праве, который основывается на непрекращающемся (последовательном) действии базового (социоюридического) принципа - «верховенство права». В данном правовом режиме последовательно просматривается алгоритм приоритета, который указывает на исходное положение принципа верховенства права по основанию первичности воплощения в нем правовой идеи. Следовательно, если конституционное право непреложно основано на правовых принципах, то государственное право, как правило, построено на принципах юридического характера, выражающих в основном волю государства[8].

А.Т. Ащеулов тоже пытается провести какое-то разграничение. По его мнению, нормами государственного права регулируются общественные отношения, которые складываются в процессе осуществления власти. Конституционное право регулирует более широкий круг общественных отношений, поскольку в Конституцию включены нормы, относящиеся к собственности, семье, охране природы и т.д., которые получили дальнейшее развитие как исходные положения в соответствующих отраслях законодательства. Но и государственное право содержит положения, выходящие за пределы конституционных норм: ряд вопросов государственного управления, административного, финансового права[9].

На мой взгляд, слабость господствующей концепции конституционного права заключается в сохраняющейся неопределенности его предмета. Я приведу только два аргумента из той давней дискуссии о названии отрасли права и ответы на них. Аргумент первый против названия «конституционное право» такой: одна отрасль права не может быть ядром другой (других) отрасли права, не утратив своего специфического предмета, составляющего основание отрасли права: границы отрасли становятся при этом неопределенными, и ее невозможно отличить от других отраслей.

Каков же ответ на этот аргумент?

Ответ, я бы сказал, поэтически-математический.

Во-первых, конституционное право сравнивается с генеральным планом застройки города. Строительство конкретных объектов требует разработки типовых проектов, являющихся продолжением и завершением градостроительного проектирования. Градостроительный проект красной нитью проходит через детальное проектирование, «растворяется» в нем, но «растворяется» не исчезая, а воплощаясь, не теряя своего предназначения, а обретая его. Точно так же и конституционное право лежит в основе всей системы советского права, не утрачивая характера отрасли права.

Во-вторых, конституционное право сравнивается с арифметикой, которая лежит в основе комплекса различных отраслей математики - алгебры, геометрии, функциональных и интегральных исчислений и многих других.

В-третьих, право с его многочисленными отраслями можно сравнивать с большим ветвистым деревом. Каждая ветвь этого дерева - отрасль права, а его ствол, от которого отходят ветви, - конституционное право.

И после такого поэтического сравнения автор сам же признает неопределенность предмета конституционного права, невозможность отграничить его от предмета других отраслей права. Не надо даже опровергать автора, достаточно просто процитировать его:

«Конечно, с абсолютной точностью невозможно сказать, где кончается арифметика и начинается алгебра, ибо арифметика используется в алгебре, проникает в нее. Но это не значит, что арифметика исчезает, растворяясь в алгебре, и утрачивает свой предмет. Конечно, с абсолютной точностью невозможно показать ту точку, в которой кончается ствол и начинается ветвь дерева, ибо ветвь произрастает из ствола. Но это не значит, что порождая ветвь, ствол перестает существовать. С математической точностью невозможно очертить и круг тех общественных отношений, которые составляют объект регулирования нормами конституционного права, ибо эти отношения вплетены в сложный узор общественный отношений. Но сказанное не означает и того, что этого круга нет и что нет соответствующей отрасли[10].

Второй аргумент, который приводили противники конституционного права: конституционное право не только регулирует те общественные отношения, которые выражают основные черты организации общества и положения в ней личности, но детально определяет организацию и деятельность представительных органов государственной власти, в связи с чем далеко не все нормы этой отрасли можно рассматривать как ядро правовой системы. Ответ на этот аргумент такой: детальное регулирование деятельности представительных органов государственной власти не означает, что государственное право «опускается» до уровня других отраслей советского права и перестает быть ядром правовой системы. Потому что важнейшим, если не самым важным, элементом политического строя является государство. Политическую же основу Советского государства составляют представительные органы государственной власти- Советы депутаты трудящихся. Поэтому детальное регулирование их деятельности не «опускает» эту отрасль до уровня, например, административного права, а наоборот подчеркивает ведущую роль этой отрасли права, поскольку связано с проявлением ведущей роли Советов в системе Советского государства[11].

Замечательный по своей неубедительности ответ, особенно если учесть фиктивный характер деятельности Советов депутатов трудящихся в советское время, когда все решали обкомы и райкомы КПСС. Даже исполнительный комитет как орган государственного управления ничего не решал. Кстати, эта ситуация с представительными органами власти сохраняется и в современном Казахстане, где Парламент и маслихаты играют декоративно-представительную роль, все решает администрация Президента РК и акимы на местах и набирает силу руководящая партия Казхстана «Нур-Отан».

Но я хочу обратить внимание на самый важный момент в этой дискуссии. Аргументы и ответы на них связаны с двуединым характером конституционного права: как основы для всех отраслей права и как самостоятельной отрасли права, решающей вопросы организации и деятельности органов государственной власти и местного самоуправления.

Эта ситуация сохранилась и в настоящее время. Дискуссии сейчас поутихли, но неопределенность, нерешенность проблем и двуединый характер предмета конституционного права остается. Эту особенность предмета конституционного права признают практически все специалисты конституционного права.

Я приведу только несколько высказываний, от самых ранних до более современных.

1) Советское государственное право имеет, следовательно, таким предметом как бы двуединый объект регулирования, ибо нормы данной отрасли, с одной стороны, закрепляют основы экономической и политической организации общества (к ним относятся конституционные нормы, выражающие коренные устои общественного строя СССР), а с другой стороны, непосредственно и в полном объеме регулирует более конкретные общественные отношения, а именно: порядок организации и деятельности представительных органов государственной власти, их компетенцию, основы правового положения личности, национально-государственное устройство, различные формы осуществления непосредственной демократии и др.

Конституционные нормы, закрепляющие основы экономической и политической организации советского государства, являются исходными для всех других отраслей советского права[12].

2) Следует обратить внимание на ряд моментов определения предмета регулирования советского государственного права.

Здесь речь идет о двух группах общественных отношений. Первая группа - это общественные отношения, которые составляют основы полновластия народа в СССР. Закрепление основ полновластия народа является одной из основных характерных черт советского государственного права, отличающих его от других отраслей советского права.

Понятие полновластия народа не тождественно понятию государственной власти, им осуществляемой. Полновластие народа проявляется в различных формах, прежде всего в форме государственной власти. Поэтому во вторую группу входят общественные отношения, которые возникают именно в процессе осуществления принадлежащей народу государственной власти. В этом состоит другая характерная особенность общественных отношений, регулируемых советским государственным правом[13].

3) Предмет конституционного права охватывает две основные сферы общественных отношений:

1) охраны прав и свобод человека (отношения между человеком и государством);

2) устройства государства и государственной власти (властеотношения).

Отношения между человеком и государством регулируются не только конституционным правом, но и другими отраслями права (административным, трудовым и др.). Но конституционное право содержит нормы основополагающего характера, из которых складываются правовой статус человека, его основные права и свободы[14].

4) У конституционного права две главные задачи: во-первых, закрепление основ всего строя общества и государства, характера власти в стране, статуса личности; эти основы развиваются и детализируются далее в нормах различных отраслей права и, прежде всего, самого конституционного права; во-вторых, детальное урегулирование механизмов осуществления государственной власти и власти местного самоуправления[15].

5) И, наконец, последнее определение, наиболее четко и недвусмысленно отражающее, на мой взгляд, ситуацию, сложившуюся в современном конституционном праве:

Предмет конституционного права носит двуединый характер, т.е. включает в себя две группы общественных отношений:

1) общественные отношения, которые регулируются нормами конституционного права в общем, а конкретная регламентация осуществляется нормами других отраслей права;

2) общественные отношения, которые регулируются только нормами конституционного права (организация государственной власти и т.п.)[16].

Таким образом, совершенно очевидно, что конституционное право как отрасль права состоит из двух самостоятельных частей:

1) конституционное право, которое непосредственно регламентирует общественные отношения, связанные с осуществлением государственной власти. Эту часть конституционного права можно назвать «конституционное государственное право» или просто «государственное право»;

2) конституционное право, выступающее основой всех остальных отраслей национального права. Эту часть можно назвать «конституционные основы отраслей национального права».

Требует также решения вопрос, к какой группе отраслей - публичному или частному праву - относится конституционное право.

Конституционное право обычно относят к публичному праву, причем к его основной части[17]. Однако иногда его называют публично-частным правом[18].

С вопросом о публично-правовой или частно-правовой природе конституционного права связано решение другого вопроса: где проходит грань между конституционным и другими отраслями права? Или эту грань невозможно определить?

Возвращаясь к образу ствола и ветвей, как определить, где и в какой точке ствол переходит в ветви? А если у дерева два ствола? А так оно и есть: один ствол - конституционное государственное право, другой ствол- конституционные основы отраслей национального права.

Конституционное право - это суперотрасль, надотрасль, стоящая над всеми отраслями права. Оно стоит во главе пирамиды отраслей права. И все отрасли права берут из него начало. Нормы этих отраслей, проросшие в конституционное право, являются ведущими, основой и началом этих отраслей права. Но поскольку отрасли права являются и публичными, и частными, то и нормы конституционного права в этой части являются и публичными, и частными. А отрасль права, объединяющая в себе публичные и частные нормы, по моей концепции, является комплексной отраслью права.

Конституционное право, на мой взгляд - это комплексная суперотрасль права.

«Конституционное государственное право» - это публичное право. А вот «конституционные основы отраслей национального права» состоят из норм как публичного, так и частного права.

Как я уже отмечал выше, в Конституции РК много норм, которые являются одновременно гражданско-правовыми. Однако основное место среди них занимают нормы о праве собственности. Это нормы прямого действия.

В Конституции РК содержатся две статьи, посвященные собственности (статьи 6 и 26). В этих статьях закреплены основные положения, на основе которых развилось многочисленное и разветвленное законодательство о собственности.

Поскольку право собственности является центральным институтом гражданского права, практически можно говорить о влиянии этих статей Конституции на развитие всего гражданского законодательства.

В пункте 1 статьи 6 Конституции закреплено, что «в Республике Казахстан признаются и равным образом защищаются государственная и частная собственность».

Основные положения о праве собственности содержатся в Гражданском кодексе Республики Казахстан (далее - ГК). В п.1 ст. 188 ГК закреплено, что право собственности есть признаваемое и охраняемое законодательными актами право субъекта по своему усмотрению владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом.

В ГК закреплены и понятия государственной и частной собственности.

Государственная собственность выступает в виде республиканской и коммунальной собственности (п.1 ст. 192 ГК).

Во многих законодательных и иных нормативных правовых актах, в том числе и в постановлениях Конституционного совета РК применительно к государственной и частной собственности применяется термин «формы собственности». В силу его распространенности с этим термином можно примириться, хотя, строго говоря, его применение нельзя признать вполне точным. У собственности не должно быть форм, собственность едина, и правовой режим собственности должен быть единым. Деление на государственную (и далее - на республиканскую и коммунальную) и частную (и далее - на собственность граждан и негосударственных юридических лиц) - это деление по субъектам единой собственности (государство, административно-территориальная единица, гражданин, юридическое лицо).

По таким признакам может быть выделено множество видов собственности: корпоративная, кооперативная, кондоминиум, общая и т.п.

Отсюда вытекает важный принцип правового режима собственности, проявлением чего является закрепленное в Конституции равенство государственной и частной собственности.

Необходимость закрепления данной нормы связана с тем, что государство, помимо того, что оно является собственником, еще выступает и в виде властного суверена, могущего своими законами и действиями создать преимущества и предоставить льготы государственной собственности. Норма пункта 1 статьи 6 Конституции становится преградой этому стремлению государства и его органов.

Это положение играет важную роль при разработке и принятии законов. Многие нормы принимаемых законов подвергались в процессе принятия существенной корректировке в случае, если они нарушали принцип равенства государственной и частной собственности. Неоднократно вмешивался в этот процесс Конституционный Совет РК. В ряде постановлений он активно проводил в жизнь принцип равенства государственной и частной собственности, давал понимание этого равенства.

В пункте 3 статьи 6 Конституции говорится о государственной собственности на природные ресурсы. Раньше это называлось объекты исключительной собственности государства. Сейчас от термина «исключительный» отказались. В ст. 193 ГК просто воспроизведен текст пункта 3 статьи 6 Конституции.

Статья 26 Конституции развивает общие положения о собственности, закрепленные в статье 6 Конституции, применительно к собственности граждан.

В пункте 1 статьи 26 Конституции закреплено, что «граждане Республики Казахстан могут иметь в частной собственности любое законно приобретенное имущество».

В положении, закрепленном в пункте 1 статьи 26 Конституции, ключевыми словами являются «любое» и «законно приобретенное». Раньше в советское время была масса ограничений для объектов, которые могли находиться в собственности граждан. В настоящее время все эти ограничения сняты.

Однако имущество должно быть законно приобретено. В частности, не могут быть в частной собственности вещи, изъятые из оборота (наркотики, ядерное оружие) и без специального разрешения вещи, ограниченно оборотоспособные (оружие, сильнодействующие лекарства и т.п.) (ст.116 ГК).

«Законно приобретенное» означает также, что основания приобретения имущества должны соответствовать закону, в частности, ст. 235 ГК об основаниях приобретения права собственности.

Одним из самых важных и часто используемых на практике норм Конституции является нормы пункта 3 ст. 26 Конституции, которая гласит:

«Никто не может быть лишен своего имущества, иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд в исключительных случаях, предусмотренных законом, может быть произведено при условии равноценного его возмещения»

Данный пункт состоит из двух положений: 1) никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда; 2) принудительное отчуждение имущества для государственных нужд в исключительных случаях, предусмотренных законом, может быть произведено при условии равноценного его возмещения.

Первое положение общее, касающееся всех форм собственности. Второе- специальное, посвященное принудительному изъятию имущества для государственных нужд.

При анализе этих положений возникает два вопроса:

1) Вытекает ли из фразы «никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда» необходимость предшествующего такому лишению решения суда?

2) Несколько тесно связаны эти фразы между собой, то есть, возможно, ли принудительное отчуждение имущества для государственных нужд во внесудебном порядке?

На оба эти вопроса дал ответ Конституционный Совет. Рассмотрим их последовательно. Первый вопрос:

В постановлении от 16 июня 2000 г. № 6/2 «Об официальном толковании пункта 3 статьи 26 Конституции Республики Казахстан» Конституционный Совет отметил следующее:

Ограничение конкретного имущественного права в случаях, предусмотренных законами, правомерно как в гражданско-правовых отношениях, так и в публично-правовой сфере.

Это возможно, например, либо в порядке конфискации в виде наказания по суду за совершение правонарушение, либо в порядке реквизиции для государственных нужд, например, в случаях стихийного бедствия, иного чрезвычайного происшествия с последующим равноценным возмещением.

Норму пункта 3 статьи 26 Конституции Республики Казахстан «никто не может быть лишен своего имущества, иначе как по решению суда» следует понимать так, что это положение не требует во всех случаях предварительного судебного решения о наложении штрафа как меры административного принуждения.

Не противоречит пункту 3 статьи 26 Конституции случаи, когда виновное в совершении административного правонарушения лицо, не оспаривает в суде законность и обоснованность решения уполномоченного органа о наложении административного взыскания в виде денежного штрафа, несмотря на то, что Конституцией и процессуальными нормами законодательства об административной ответственности ему гарантировано обжалование этого решения в суде. Равно как и уполномоченному органу предоставлена судебная возможность добиваться выплаты наложенного штрафа лицом, уклоняющимся от исполнения данной меры административного принуждения.

Второй вопрос:

В постановлении от 20 декабря 2000 г. № 21/2 «Об официальном толковании пункта 3 статьи 26 и пункта 2 статьи 76 Конституции Республики Казахстан» Конституционный Совет отметил следующее:

Пункт 3 статьи 26 Конституции состоит из двух частей: первая - «никто не может быть лишен своего имущества, иначе как по решению суда», вторая - «принудительное отчуждение имущества для государственных нужд в исключительных случаях предусмотренных законом, может быть произведено при условии равноценного его возмещения».

Конституционная норма о том, что никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда, является конституционным правилом, предусматривающим гарантию защиты права собственности.

Однако указанное положение не является абсолютным и не предполагает обязательного предварительного судебного решения при отчуждении имущества. Такая правовая позиция Конституционного совета выражена в его постановлении от 16 июня 2000года №6 /2. Принудительное отчуждение имущества собственника возможно лишь при соблюдении следующих обязательных условий, названных во второй части пункта 3 статьи 26 Конституции: для государственных нужд в исключительных случаях, предусмотренных законом; при условии равноценного возмещения. Таким образом, Конституция Республики Казахстан допускает возможность лишения собственности вне рамок судебных процедур, но лишь при обязательном соблюдении этих конституционных условий.

Отчуждение имущества возможно в соответствии с законом как на основании предварительного судебного решения, так и при обязательном последующем судебном контроле за законностью и обоснованностью отчуждения имущества в случае обжалования собственником соответствующего решения государственного органа в порядке, установленном законом.

Что следует понимать под принудительном изъятием имущества для государственных нужд?

В Законе РК от 1 марта 2011 г. № 413-IV «О государственном имуществе» определяются три таких случая: национализация, реквизиция, изъятие земельных участков для государственных нужд.

Наиболее актуальным и спорным является принудительное изъятие земельных участков для государственных нужд. Все помнят, какая вакханалия творилась, когда во многих городах Казахстана, особенно в Алматы и Астане, под видом исполнения генерального плана застройки города сносились целые районы в самом центре города, причем не для государственных нужд, а для коммерческой застройки. Остановить эту вакханалию не смог никто, ибо цены на недвижимость росли в астрономической прогрессии и бешеные прибыли получали все, кто был причастен к строительству жилья. И только экономический кризис остановил этот разгул беззакония и нарушения прав граждан.

К чести Конституционного Совета, он пытался как-то остановить массовые сносы жилых зданий, и принял специальное постановление по этому вопросу. В постановлении от 1 июля 2005 г. № 4 «Об официальном толковании пункта 3 статьи 26 Конституции Республики Казахстан» Конституционный Совет отметил следующее:

Конституционный Совет полагает, что понятия «нужда» и «надобность» хотя и близки по содержанию, но, тем не менее, в контексте названных нормативных правовых актов несут не одинаковую смысловую нагрузку. Представляется, что термин «нужда» означает более высокую степень потребности, чем «надобность». В этой связи, термин «государственные нужды» в пункте 3 статьи 26 Конституции следует понимать и применять в сочетании с понятием «исключительный случай».

На основании изложенного Конституционный Совет постановил:

Признать пункт 3 статьи 26 Конституции Республики Казахстан предполагающим законодательное урегулирование порядка, условий и процедур, на основании и в соответствии с которыми осуществляется принудительное отчуждение имущества для государственных нужд, как затрагивающих права и законные интересы человека и гражданина.

Рекомендовать Правительству Республики Казахстан рассмотреть вопрос об инициировании внесения изменений и дополнений в законодательные акты Республики Казахстан по вопросам права собственности в целях обеспечения единообразного понимания и употребления понятий «государственная нужда», «исключительные случаи» и «равноценное возмещение имущества», а также урегулирование процедур, в соответствии с которыми осуществляются оценка и изъятие земли для государственных нужд по основаниям, предусмотренным законом.

Эти рекомендации Конституционного Совета были более или менее полно выполнены с принятием Закона о государственном имуществе, где большой раздел посвящен регулированию отношений,возникающих при принудительном изъятии имущества для государственных лиц.

В то же время реализация положений Конституции иногда приобретает уродливые формы и вступает в противоречие с самой Конституцией.

Например, в ст. 67 Закона о государственном имуществе закреплено, что стоимость земельного участка, отчуждаемого для государственных нужд, приобретенного собственником у государства, определяется в размере суммы, уплаченной государству. Стоимость земельного участка, перешедшего к собственнику по гражданско-правовой сделке, определяется в размере стоимости, указанной в гражданско-правовом договоре.

На основе этой статьи в Алматы во время прокладки северной окружной дороги были изъяты десятки земельных участков с выплатой собственникам по 1 тысяче тенге.

Мне кажется (нет, я уверен), что эта статья противоречит Конституции РК и в частности, пункту 1 статьи 6 Конституции о равенстве государственной и частной собственности. Получается, что если собственник земельного участка продал бы его другому частному собственнику, он получил бы рыночную стоимость участка. Но если этот участок приобретает государство (да еще и принудительно), то оно его забирает практически бесплатно.

[1] См.: Тархов В.А. Конституционные отношения. Известия высших учебных заведений. Правоведение. 1981. № 2. С. 22; См. также: Тархов В.А. Избранные труды. М.: Изд. группа Юрист, 2008. С. 231.

[2]. См., например: Зиновьев А.В. Конституционное право России: Учебник. - СПб.: Изд. Р. Асланова, 2010. С. 12-15.

[3]. См.: Сагиндыкова А.Н. Конституционное право Республики Казахстан: Курс лекций. Алматы: Білім, 1999. С. 8-9.

[4]. См., например: Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Под ред Б.А. Страшуна - М. (Том 1 - 1993г., Т. II. 1995г., Т. 3 - 1997г.); Смоляженский М.Б. Конституционное (государственное) право России. Ростов Н/ Д, 2002.

[5]. См.: Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. М., 2002. С.9.

[6]. См.: Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации:Учебник для вузов.6-е изд.М.:Норма,2007. С. 20-21.

[7]. См.: Зиновьев А.В. Указ.соч., С. 14.

[8] См.: Черняков А.А. Эволюция отраслевого содержания конституционного права: теоретические и методологические проблемы: Автореф. дис. …докт. юрид. наук. Алматы, 2009. С. 10.

[9]. СМ.: Конституционное право Республики Казахстан: Учебник/Составитель А.Т. Ащеулов. Алматы: КазГЮА, 2001. С. 12-13.

[10]. См.: Советское конституционное право /Под ред. С.И. Русиновой и В.А. Рянжина -Л.: Изд. ЛГУ, 1975. С. 10-11 (автор главы В.А. Рянжин).

[11].См.: Там же. С. 11.

[12]. См.: Уманский Я.Н. Советское государственное право / Под ред. К.А. Мокичева. М.: Госюриздат, 1959. С.5.

[13]. См.: Советское государственное право: Учебник 2-е изд. М.: Юрид. лит., 1985. С. 13 (автор главы С.С. Кравчук).

[14]. См.: Баглай М.В. Указ. соч., С. 17-18.

[15]. См. например, Агиевец С.В. Конституционное право зарубежных стран: Учеб.- метод. пособие /С.В. Агиевец, И.А. Белова. Гродно: ГрГУ, 2001. С.5.

[16]. См.: Сагиндыкова А.Н. Конституционное право Российской Федерации и Республики Казахстан: общие черты и особенности. Учебное пособие (курс лекций). Алматы: Білім, 2004. С. 6.

[17]. См., например: Конституционное право Республики Казахстан: Учебник /Сост.А.Т. Ащеулов. Алматы: КазГЮА, 2001. С. 13; Баишев Ж. Указ., соч. С.5.

[18]. См.: Черняков А.А. Конституционное право Республики Казахстан: проблемы теории и практики. Теоретические и дидактические материалы. Алматы: Изд. Әділет-Пресс, 1997. С. 91.


Читайте новости zakon.kz в
Показать комментарии

Популярное

все топ новости

НОВОСТИ

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:

Хотите быть в курсе важных новостей?