Гражданско-правовые отношения в сфере финансов

 

Сулейменов М.К.

 Директор НИИ частного права

Каспийского университета,

академик Национальной академии

наук Республики Казахстан,

доктор юридических наук,

профессор

 

 

Введение

 

Происходящие коренные преобразования в общественных отношениях нередко вызывают тревогу и непонимание происходящего у ученых-юристов. 

Например, Ю.С. Харитонова и В.И. Иванов пишут, что ходом исторического развития современной России и в силу складывающихся обстоятельств внутри частных отношений наметились появления так называемых «пограничных отношений», еще недавно позиционируемых в качестве публичных. Таковы, например, финансовые, земельные, медицинские, образовательные, природоресурсные, имущественные (в границах гражданского права), отношения в области оказания услуг и прав человека. Эти примеры можно умножить, но их достаточно, чтобы констатировать наличие сложной общественной проблемы.

Если обратиться к финансовым отношениям, то можно увидеть их неоднородность. В СССР практически все финансы (начиная с реформы 1930 г.) были предметом публичных отношений и находились в исключительной сфере государственного ведения.

Однако затем положение стало меняться, и мы стали свидетелями образования большой банковской системы, подчиняющейся частному регулированию. Дело не ограничилось только банками - частными становились ломбарды, страхование (его финансовая составляющая, общества взаимного кредитования, создаваемые как кооперативы, часть инвестиционных программ и т. д).

Таким образом, финансовые отношения утратили свою однородность в качестве исключительно публичных и сейчас находятся в стадии «пограничных», в значительной степени смещаясь в частную сферу.

Данная ситуация вынуждает нас пересмотреть устоявшиеся взгляды на природу финансов, их правовое регулирование и даже на методику преподавания прежде единого финансового права.

Действительно, можно ли сейчас говорить о банках как только о государственных учреждениях? Ведь они в основном акционерные общества, подчиняющиеся гражданско-правовому регулированию, начиная от организационно-правовой формы и завершая процедурами банкротства, хотя и имеющие определенную специфику. И теперь весьма затруднительно преподавать «банковское право» в рамках единого финансового права. Пограничность отношений требует нового взгляда на них не только в области теории, но и в области преподавания, управления, практической деятельности.

Появление новых финансовых образований - бирж также требует нового осмысления их как финансовых учреждений, отличных от всех известных ранее СССР институтов. Даже в такой традиционной части финансовых отношений, как налогообложение, прослеживаются «пограничные» состояния применительно к налогообложению частноправовых соглашений - договоров, их сложная и противоречивая дифференциация[1].

При определении понятия «финансовые правоотношения» основные трудности возникают при попытках отграничить их от гражданско-правовых отношений. Именно на этом оселке оттачивались многие финансово-правовые теории и концепции, и многие из них лопнули, не выдержав этой проверки.

Задача поэтому заключается в том, чтобы четко выделить гражданско-правовые отношения в сфере финансов.

 

Финансы и финансовые отношения

 

Прежде всего следует определиться со сферой финансов.

Как отмечал А.И. Худяков, при понимании финансов в широком значении финансовыми признаются любые денежные отношения, т.е. финансовые отношения выступают синонимом денежных отношений. Поскольку страховые отношения (как на стадии уплаты страховой премии, так и на стадии страховой выплаты) обычно представляют собой денежные отношения, то делается вывод, что эти отношения являются разновидностью финансовых отношений.

Однако при таком подходе к пониманию финансов под одну категорию подводятся весьма разнородные денежные отношения. В результате финансовыми можно признать и налоговые отношения, и отношения, скажем, по оплате труда или любые товарно-денежные отношения.

Поэтому большинство теоретиков-экономистов и представителей финансовой науки относят к финансам лишь те денежные отношения, которые носят распределительный характер. Это выражает понимание финансов в узком, специальном значении. При таком понимании финансовых отношений они возникают лишь на такой стадии общественного производства, как распределение. В силу этого данные отношения опосредуют одностороннее движение стоимости в денежной форме, не сопряженное со встречным движением стоимости в товарной форме. Этим самым финансовые отношения отличаются от тех денежных отношений, которые возникают на стадии обмена, которые опосредуют встречное движение стоимостей в денежной и товарной формах (т.е. выражают сделки типа Д-Т и Т-Д). Это позволяет отграничить финансовые отношения от товарно-денежных, где как раз и имеет место обмен стоимостями. Данный подход к пониманию финансов и финансовых отношений представляется более правильным[2].

Нередко финансовые отношения отождествляют с отношениями, возникающими в процессе финансовой деятельности государства.

Однако, как отмечает А.И. Худяков, «уже при самом поверхностном рассмотрении выясняется, что государство осуществляет формирование, распределение и использование своих денежных фондов не только на основе экономических финансовых отношений, но и других видов экономических отношений. Так, формирование бюджета может осуществляться, например, путем получения доходов от сдачи в наем государственного имущества.

Возникающее при этом отношения с экономической точки зрения являются товарно-денежными. Использование государственных денежных фондов, где государство, выступая в качестве покупателя товаров (работ и услуг), оплачиваемых за счет средств соответствующего денежного фонда (например, бюджета), также осуществляется в рамках отношений, являющихся товарно-денежными. Причем, в обоих случаях отношения регулируются гражданским правом, т.е. с правовой точки зрения они являются гражданско-правовыми[3]».

Далее А.И. Худяков приводит многочисленные примеры, когда авторы многих учебников отождествляют предмет финансового права со сферой финансовой деятельности государства, включая в него и гражданско-правовые отношения, хотя эти же авторы утверждают, что финансовое право - это самостоятельная отрасль права, методы которой является метод властных предписаний.

Более того, в учебниках освещаются денежные отношения, вообще не имеющие никакого отношения к обозначенному в них же предмету финансового права и относящиеся к другим отраслям права (страховые отношения, банковское кредитование, расчетные отношения, ценные бумаги, опосредующие частные финансы (например, акции) и т. п.[4]

Основной вывод из анализа, проведенного А.И. Худяковым, следующий:

«Традиционное определение предмета финансового права - отношения, возникающие в процессе финансовой деятельности государства, - не дает правильного представления об истинном предмете данной отрасли права. В процессе формирования, распределения и использования своих денежных фондов государство использует не только финансово-экономические отношения, но целый ряд иных экономических отношений (в первую очередь, кредитных и товарно-денежных). И регулируются данные отношения не только финансовым, но и гражданским правом (а во внешнеэкономической деятельности - международным правом). В силу этого и само наименование данной деятельности государства - «финансовая деятельность» - неточно: деятельность, в процессе осуществления которой возникают не только финансовые, но и иные виды экономических отношений, регулируемых не только финансовым, но и другими отраслями права, не может именоваться «финансовой»[5].

Понятие «финансы» нельзя отождествлять с понятием «деньги». Деньги - понятие более широкое. С деньгами имеет дело, например, гражданское право, регулируя товарно-денежные отношения. Финансовыми отношениями не будут отношения, возникающие в таких сферах общественного воспроизводства, как обмен и потребление. К их числу относятся отношения, опосредующие акты Д-Т и Т-Д, то есть отношениях купли-продажи, которые возникают между предприятиями и организациями, причем независимо от их формы собственности.

Поэтому существует узкое понятие «финансы», которым охватываются денежные средства государства и юридических лиц. Поскольку юридические лица могут быть государственными и негосударственными, а денежные фонды - соответственно частными и государственными, возникло деление финансов на частные и государственные. В специальном значении под финансами (в материальном значении) понимаются лишь государственные деньги, сосредоточенные в процессе распределения совокупного общественного продукта в фондах денежных средств.

Следовательно, в материальном смысле государственные финансы представляют собой совокупность денежных средств, находящихся в собственности государства. Государственные финансы (в экономическом смысле) представляют собой совокупность экономических отношений по формированию и распределению государственных денежных фондов.

В свете существования частных и государственных финансов логично предположить, что существуют частные финансовые отношения, возникающие в процессе осуществления частными субъектами своей финансовой деятельности, и государственные финансовые отношения, которые возникают в процессе осуществления финансовой деятельности государством.

Следовательно, предметом финансового права выступают не все финансовые отношения, а их определенная часть - отношения, возникающие в процессе финансовой деятельности государства, которые можно именовать «государственные финансовые отношения». Для такого рода финансовых отношений характерно, что они всегда выражают движение денег либо в государственный фонд, либо из него. Отношения, опосредующие движение денежных средств в рамках частной собственности, выражая собой категорию «частные финансы» (или «частные финансовые отношения»), при всех обстоятельствах не должны быть объектом ни финансовой деятельности государства, ни финансового права.

Вообще-то говоря, регулирование частных финансов в целом осуществляется по линии гражданского права. При этом следует исходить из того, что гражданское право не сводится только к регулированию договорных отношений, где гражданско-правовые нормы определяют исключительно права и обязанности сторон этого договора. Гражданское право содержит и такие нормы, которые порождают определенные обязанности участников гражданских правоотношений перед государством и соответственно, права государства в отношении этих участников. Так, к сфере гражданско-правового регулирования относится и установление размеров уставных капиталов юридических лиц (смотри, например, статьи 64, 74, 78, 88-90 ГК). К числу гражданско-правовых норм относятся и нормы, определяющие порядок размещения резервных фондов негосударственных коммерческих организаций, включая страховые организации и банки.

Что касается таких видов правового регулирования, как государственная регистрация негосударственных юридических лиц, лицензирование деятельности частных предпринимателей, осуществление государственного контроля или надзора за их деятельностью, установление правил ведения бухгалтерского учета и представления финансовой отчетности и т.п., то это типичное административно-правовое регулирование, даже если оно в некоторых случаях касается денежных фондов (т.е. частных финансов) негосударственных юридических лиц[6].

 

Гражданско-правовые отношения в сфере финансов

 

Таким образом, отношения в сфере государственных финансов - это финансовые отношения, отношения в сфере частных финансов - это гражданско-правовые отношения.

Однако эта классификация нуждается в существенном уточнении. Дело в том, что отношения в сфере частных финансов - это отношения физических и юридических лиц, связанные с частной собственностью.

Но если взять отношения в сфере государственных финансов, то здесь есть две нестыковки с концепцией А.И.Худякова.

Во-первых, в какой сфере финансов: государственных или частных возникают отношения с участием государственных юридических лиц?

Ясно, что не государственных ибо это отношения не в сфере распределения государственных финансов, а в сфере обмена, а это гражданско-правовые отношения. Но это и не отношения в сфере частных финансов, по концепции А.И. Худякова, ибо они основаны не на частной, а на государственной собственности.

Во-вторых, и это главное, государство не только совершает распределительные функции, основанные на власти-подчинении, но и заключает гражданско-правовые сделки, например, договор государственного займа. А это уже не публичные отношения, основанные на власти-подчинении, а частные отношения, основанные на равенстве их участников.

Следовательно, отношения в сфере государственных финансов регулируются финансовым правом, когда государство выступает в качестве властного субъекта, и гражданским правом, когда отношения строятся на началах равенства государства и другой стороны правоотношения.

Исходя из этого, следует решать проблему финансового договора, наличие которого обосновывал А.И. Худяков[7].

Многие договоры из тех, которые А.И Худяков считает финансовыми, являются гражданско-правовыми, так как в них государство выступает в качестве равноправного субъекта. В частности, договор государственного займа в гражданско-правовой литературе приводится как классический пример участия государства в гражданско-правовых отношениях и гражданско-правового договора[8]. Что же касается доводов А.И. Худякова, приводимых им в доказательство финансово-правовой природы договора государственного займа, то, во-первых, все эти доводы вполне приложимы к гражданско-правовому договору присоединения, во-вторых, трудно все-таки найти признаки неравенства сторон и подчиненности одной стороны другой, когда гражданин покупает облигации государственного займа или государство берет кредит у банка (а если иностранного?).

Гражданско-правовую природу имеют и другие, так называемые финансовые договоры (договор банковского счета, договор государственного кредитования)[9].

Надо отметить, что в последние годы А.И. Худяков пересмотрел свою позицию по этому вопросу, по крайней мере, в отношении государственного заимствования и государственного кредитования. Теперь А.И. Худяков рассматривает эти отношения как гражданско-правовые, оставляя за финансовым правом регулирование только неимущественных (организационных) отношений[10].

Методологическая ошибка А.И. Худякова (как, впрочем, и других исследователей в области гражданского, финансового и других отраслей права) заключается в то, что он произвел выделение финансового права по предмету правового регулирования (государственные финансы, частные финансы), хотя на самом деле это даже не предмет, а сфера правового регулирования (ибо предметом финансового права являются имущественные и организационные отношения). По сфере правового регулирования можно делить отношения весьма произвольно, в зависимости от пристрастий или компетентности каждого исследователя (исходя из тех конструкций, которые они выстраивают).

Причем эта позиция вполне осознанна. А.И. Худяков выступает против использования метода правового регулирования в качестве критерия отграничения финансового права от гражданского. Он считает, что исходя из примата содержания над формой, характер правоотношения должен определяться предметом правового регулирования, а не его методом.

А.И. Худяков делает такой вывод, исходя из разработанной им конструкции финансового договора. При этом он пытается опровергнуть вывод, им самим же и придуманный: одностороннее-властные финансовые отношения - это сфера финансового права, а договорные - сфера гражданского [11].

Именно на этом основании он отвергает применение метода правового регулирования как критерия разграничения финансового и гражданского права. Между тем методы публичного и частного делятся не на одностороннее - властные и договорные, а на властные и равноправные. Сам А.И. Худяков пишет, что главное отличие финансового договора от гражданско-правового «заключается в том, что гражданско-правовой договор опосредует отношение равноправных субъектов, а договор, применяемый в процессе осуществления финансовой деятельности государства - отношение неравноправных субъектов»[12]. То есть, по его же концепции, различие проводится не по предмету, а по методу: равноправие и неравноправие субъектов.

Между тем единственным критерием определения отраслевой принадлежности тех или отношений как раз может выступать только метод правового регулирования. Если к регулированию отношений применяется метод власти-подчинения, то это публичное право (т.е. финансовое), если метод равенства участников отношений, то частное право (т.е. гражданское)[13].

Поэтому отношения в сфере государственных финансов могут быть как финансовыми (когда государство выступает как властный субъект), так и гражданско-правовыми (когда государство - равноправный участник отношений).

Отношения с участием государственных юридических лиц в любом случае не финансовые (или гражданско-правовые - в гражданском обороте, или административно-правовые - по управлению государственными юридическими лицами). При этом не имеет никакого значения, к какой сфере эти отношения отнести: к сфере государственных, или к сфере частных финансов.

Поэтому можно заключить, что финансовые отношения - это отношения в сфере государственных финансов, основанные на началах власти-подчинения.

Гражданско-правовые отношения - это отношения в сфере частных финансов, а также отношения в сфере государственных финансов, основанные на началах равенства участников отношений.

 

Страховые отношения

 

Справедливость определения правовой природы отношений в зависимости от принадлежности к сферам государственных или частных финансов можно проиллюстрировать на примере страховых правоотношений. Свой анализ я проведу, руководствуясь положениями замечательного, последнего в его жизни, труда А.И. Худякова «Теория страхования»[14].

Эта книга заслуживает того, чтобы она была как можно полнее введена в научный оборот. В то же время с этим могут возникнуть объективные трудности, так как она написана классиком теории финансового права,но целиком с точки зрения цивилистики. В этом плане она не очень интересна специалистам в сфере финансового права, а цивилисты ею не очень интересуются, так как, к сожалению, мы мало читаем труды по смежным отраслям права. В своих бы разобраться! Поэтому так важны конференции, подобные этой, где можно рассмотреть проблемы на стыке наук.

В теории финансового права имеют распространение утверждения, что страховые правоотношения относятся к финансовым.

Например, Ю.А. Колесников в обоснование признания страховых правоотношений финансовыми приводит следующие доводы. Во-первых, страхование носит денежный и распределительный характер, т.е. обладает теми же признаками, что и финансы. Во-вторых, признаком страховых отношений выступает то, что они носят волевой характер. Это выражается в том, что государство своей волей очерчивает рамки, в пределах которых субъекты вступают во взаимоотношения по поводу страхования. Кроме того, эти отношения носят публичный характер, что в свою очередь выражается в двух моментах: 1) социально-экономическое значение страхования заключается в обеспечении бесперебойности и непрерывности воспроизводственного процесса;

2) формируемые страховщиками страховые фонды являются неприкосновенными, независимыми, не подлежат изъятию в вышестоящий бюджет, за счет их не могут уплачиваться штрафные санкции, налоги, погашаться хозяйственные нужды страховщика. Поэтому, утверждает Ю.В. Колесников, «даже вступая в частноправовые, гражданско-правовые отношения, стороны ограничены строго очерченными рамками, которые уже заданы самой спецификой деятельности страховщика, которая заключается в формировании страховых резервных фондов»[15].

Последнее утверждение не может не вызвать недоумения: если отношение с юридической точки зрения является гражданско-правовым, то оно никак не может быть в то же время финансово-правовым, поскольку это разные виды правовых отношений, причем их различия во многом носят существенный характер[16].

Как отметил далее А.И. Худяков, денежный и распределительный характер страхования вовсе не является свидетельством того, что страховые отношения выступают предметом финансового права. Даже если признать страхование частью финансов (что в настоящей работе опровергается), то и при этом варианте следует иметь в виду, что финансы, как и известно, делятся на государственные (публичные) и частные. Предметом финансового права выступают лишь публичные финансы. Страхование, осуществляемое негосударственными страховыми организациями, относится к категории частных финансов. Поэтому не всякая деятельность, связанная с формированием денежных фондов, выражает собой финансовую деятельность государства, которая выступает предметом финансового права. Деятельность негосударственных хозяйствующих субъектов, связанная с формированием их собственных денежных фондов, находится вне сферы финансовой деятельности государства (и соответственно вне сферы финансового права), так как эти фонды не входят в состав финансовой системы государства. Поэтому тезис «финансовое - значит финансово- правовое» несостоятелен по своей сути. К тому же страховые отношения вовсе не являются с экономической точки зрения финансовыми, т.е. распределительными, а представляют собой разновидность товарно-денежных отношений (отношений экономического обмена), т.е. являются отношениями, основанными на экономическом равенстве сторон, что требует их равноправия. А именно это свойство правовому отношению придает гражданское право, но отрицает финансовое. В итоге страховые отношения не есть отношения «по формированию и распределению страхового фонда», а представляют собой отношения по платному предоставлению страховой услуги в виде страховой защиты.

Не выступает признаком финансового отношения и то, что государство регулирует страховые отношения, придавая им, по мнению Ю.В. Колесникова, некий «волевой» характер и устанавливая рамки поведения субъектов данных отношений. Сам по себе факт государственного регулирования общественного отношения не превращает его в финансово-правовое отношение. Государство регулирует не только финансовые отношения, но и многие другие виды экономических отношений, в том числе товарно-денежные отношения, устанавливая правила поведения сторон. Отраслевая принадлежность правового отношения (является ли оно гражданско-правовым или финансово-правовым) определяется тем, находятся ли стороны в отношениях «власти и подчинения», что свойственно финансовым правоотношениям, или в отношениях юридического равноправия, что свойственно гражданским правоотношениям[17].

Я обращаю ваше внимание на то, что А.И. Худяков фактически признает в этой фразе метод правового регулирования основным критерием разграничения отраслей права.

Однако теория о страховом праве как совокупности норм финансового и гражданского права, продолжкет А.И. Худяков, оказалась, несмотря на очевидные изменения, которые произошли в экономической системе, удивительно живучей и продолжает находить место даже в новейших работах по финансовому праву. При этом некоторые представители финансово-правовой науки вроде бы как и не заметили произошедших со страхованием качественных изменений и в своих теоретических посылках по поводу места финансового права в системе страхового права остались по сути на тех же позициях, что и при социализме. Для этого достаточно сопоставить советские учебники по финансовому праву с ныне существующими.

Не обходится, правда, и без курьезов. Так, в одном из учебников по финансовому праву утверждается (кстати, совершенно справедливо), что «страховое правоотношение представляет собой разновидность гражданско-правового обязательства», и далее следует описание этого обязательства, по своему содержанию ничем не отличающееся от аналогичного описания, даваемого в любом учебнике по гражданскому праву[18]. Авторы другого учебника по финансовому праву также утверждают, что «действующее законодательство определяет страхование как институт гражданского права, поскольку страховые отношения основаны на имущественных обязательствах субъектов страхового правоотношения», и далее следует описание этого института в гражданско-правовом духе[19].

Но тогда возникает естественный вопрос: если страховое правоотношение является гражданско-правовым, а страхование - институтом гражданского права, то, причем здесь финансовое право и почему страхование рассматривается в учебнике по этой отрасли права?[20].

По мнению большинства авторов, признаком того, что страхование относится к финансам, выступает наличие страховых фондов. «Страхование, - пишет Т.А. Федорова, - является частью системы финансовых отношений общества, так как связано с формированием и использованием страховых денежных фондов[21]. В другой работе отмечается, что «страхование представляет собой финансовые экономические отношения, которые являются, во-первых, денежными, во-вторых, перераспределительными, так как на их основе происходит перераспределение (вторичное распределение) части национального дохода»[22].

При этом считается, что страховые фонды формируются за счет взносов страхователей. Возникающие в процессе уплаты страховой премии отношения между страхователем и страховщиком, будучи страховыми, с экономической точки зрения являются распределительными и, следовательно, финансовыми[23]. Смысл распределения выражается в том, что страхователь часть своего дохода вкладывает в страховой фонд.

А из этого фонда денежные средства доводятся до того страхователя, который пострадал в результате страхового случая. В итоге перераспределительный характер страховых отношений выражается в том, что деньги одних страхователей перемещаются через страховой фонд до других страхователей, пострадавших от страхового случая.

По данному поводу, пишет далее А.И.Худяков, необходимо сказать то, что, во-первых, само по себе формирование и расходование денежных фондов вовсе не является свидетельством того, что возникшие в ходе этих процессов денежные отношения являются финансовыми. Денежные фонды могут формироваться и расходоваться не только на основе распределительных отношений. Они могут и формироваться, и расходоваться и на основе товарно-денежных отношений.

Во-вторых, страховая премия не есть взнос страхователя в страховой фонд. Это есть плата за страхование, выступающая доходом страховщика.

И уж конечно движение денежных средств в процессе страхования не выражает собой их распределение от одного страхователя к другому, поскольку между ними не возникает никаких денежных отношений и ни один из них по отношению к другому не выступает ни в качестве должника, ни в качестве субъекта, имеющего право требовать от других страхователей (по одиночке от каждого или всех вместе, образующих «страховое сообщество») выплаты каких-либо денежных средств.

В силу этого страховое отношение, являясь в экономическом смысле эквивалентным, не выступает в качестве распределительного денежного отношения, а представляет собой разновидность товарно-денежного отношения, в рамках которого движение стоимости в денежной форме в виде страховой премии сопровождается встречным движением стоимости в товарной форме в виде страховой защиты. Страховые отношения функционируют не на стадии распределения, что свойственно финансовым отношениям, а на стадии обмена[24].

А.И. Худяков отмечает, что в литературе в защиту финансового характера страхования порой приводятся доводы, порождающие своей надуманностью. Так, И.П. Денисова пишет, что «финансовая категория страхования выражает свою сущность прежде всего через страхование финансовых рисков: предпринимательских, коммерческих, биржевых, валютных, банковских и кредитных»[25]. Но если следовать этой логике, то страхование рисков, скажем, в сфере торговли будет выражать «торговую категорию» страхования, страхование экологических рисков - его «экологическую категорию», а страхование фотомоделью своего бюста выразит, наверное, «бюстовую категорию» страхования. Страхование как экономическая категория определяется не тем, что выступает предметом страхования (т.е. не тем, что страхуется), - страховать можно любой правомерный интерес в любой сфере. Сущность страхования выражается в том общественном отношении, которое возникает в процессе его осуществления[26].

По А.И. Худякову, - можно выделить три вида страховых правоотношений:

1) материальные страховые правоотношения - гражданско-правовое обязательство, возникающее на основе договора страхования между страховщиком и страхователем по поводу страховой защиты страхователя (застрахованного лица);

2) вспомогательные страховые правоотношения - гражданско-правовые правоотношения по оказанию услуг страховщику либо страхователю страховыми агентами, страховыми брокерами или страховыми актуариями;

3) организационные страховые правоотношения - административные правоотношения, возникающие в процессе государственного страхового надзора[27].

Таким образом, А.И. Худяков - основатель казахстанской школы финансового права, один из ведущих ученых в сфере финансового права России, - блестяще доказал в своем блестящем научном труде «Теория страхования», что страховые правоотношения никакого отношения к финансовым правоотношениям не имеют.

Это гражданско-правовые отношения в сфере частных финансов с добавлением небольшой группы административных правоотношений по страховому надзору.

 


[1]. См.: Концепция частного и публичного права России: Монография / Под ред. В.И. Иванова, Ю.С. Харитоновой. М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2013. С. 9.

[2]. См.: Худяков А.И. Теория страхования. М.: Старт, 2010. С. 82-83.

[3]. См.: Худяков А.И. к вопросу о предмете финансового права. - Ученые записки юридического факультета Санкт-Петерб. гос унив-та экономики и финансов. 2007. №8. С. 100.

[4]. См.: Худяков И.А. К вопросу о предмете финансового права. С. 100-109.

[5]. См.: Там же. С. 109.

[6]. См.: Худяков А.И. Финансовое право Республики Казахстан. Общая часть. Алматы, ТОО «Баспа», 2001. С. 7, 8, 10, 14, 55-57.

[7]. См., например: Договор в народном хозяйстве (вопросы общей теории). Алма-ата: Наука, 1987; Худяков А.И. Финансовое право Республики Казахстан. Общая часть. Алматы: Баспа, 2001. С. 92-95.

[8]. См.: Гражданское право: учебник для вузов (академический курс) / Отв. ред. М.К. Сулейменов, Ю.Г. Басин. Т. 1. Алматы, 2000. С. 227; Т. 3. Алматы, 2004. С. 437.

[9]. См.: О видах финансовых договоров, предложенных А.И. Худяковым, см.: Договор в народном хозяйстве (вопросы общей теории). Алма-Ата: Наука. 1987; Худяков А.И. Основы теории финансового права. Алматы: Жеті жарғы, 1995. С. 73-177.

[10]. См.: Худяков А.И. Правовые основы государственного и муниципального кредита. Финансовое право Российское право Российской Федерации / Под ред. М. Карасевой. Гл. 35. М.: Юристь. 2009. Цит. по: Худяков А.И. Избранные труда по финансовому праву / Сост. М.К. Сулейменов, Е.В. Порохов, М.В. Карасева, А.Т. Шаукенов. СПб.: Изд. «Юридический центр - Пресс», 2010. С. 321-365.

[11]. См.: Худяков А.И. Финансовое право Республики Казахстан. Общая часть. Алматы: Баспа, 2001. С. 92.

[12]. См.: Там же. С. 95.

[13]. Подробнее см.: Сулейменов М.К. Взаимодействие гражданского и налогового права: взгляд цивилиста. Научные труды по финансовому праву: гражданское и налоговое право: проблемы взаимодействия: Материалы Четвертой международной научно-теоретической конференции «Худяковские чтения по финансовому праву» (Алматы, 2 ноября 2013г.) / Под общ ред. Е.В. Порохова. Алматы: ТОО Налоговый эксперт, 2014. С. 243-258.

[14]. См.: Худяков А.И. Теория страхования. М.: Статут, 2010. 656 С.

[15]. См.: Колесников Ю.В. Страховое право как подотрасль финансового права // Проблеми фiнансового права. Чернiвцi, 1996. С. 229-231.

[16]. См.: Худяков А.И. Теория страхования. С. 624.

[17]. См.: Там же. С. 625.

[18]. См.: Мандрица В.М. Рукавишникова И.В., Дружинин Д.Н. Финансовое право / Под ред. проф. В.М. Мандрицы. Ростов н/Д, 1998. С. 339; Мандрица В.М. Финансовое право. 2-е изд., перераб. Ростов н /Д, 2003. С. 313.

[19]. См.: Финансовое право: Учебное пособие для вузов / Под ред. проф. М.М. Рассолова. М., 2001. С. 258.

[20]. См.: Худяков А.И. Теория страхования. С. 632.

[21]. См.: Страхование: Учебник / Под ред. Т.А. Федоровой. 2-е изд., перераб. и доп. С. 31.

[22]. См.: Прокошин В.А., Косаренко Н.Н. Финансово-правовое регулирование страховой деятельности в современной России. М., 2004. С. 12.

[23]. См., напр.: Шуляк П.Н., Белотелова Н.П. 2-е изд., испр. и доп. М., 2001. С. 12.

[24]. См.: Худяков А.И. Теория страхования. С. 86-88.

[25]. См.: Денисова И.П. Страхование. М.: Ростов н /Д, 2003. С. 14.

[26]. См.: Худяков А.И. Теория страхования. С. 88.

[27]. См.: Худяков А.И. Теория страхования. С. 648-655.

15 октября 2015, 14:21
Источник, интернет-ресурс: Сулейменов М.К.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript