Устранить пробелы в законодательстве (Б. Секербеков, председатель Катон-Карагайского районного суда Восточно-Казахстанской области)

15 октября 2015, 09:10
Фото:

Устранить пробелы в законодательстве

Б. Секербеков, председатель

Катон-Карагайского районного суда Восточно-Казахстанской области

Правоприменительная практика в административно-юрисдикционной деятельности, кроме положительных моментов, показала и высветила некоторые недостатки нового Кодекса об административных правонарушениях РК, введенного в действие с 1 января 2015 года, ряд норм которого вызывает неоднозначное толкование.

Так, если ранее судья при подготовке дела к рассмотрению вправе был принять решение о возвращении протокола об административном правонарушении и других материалов дела в орган (должностному лицу), составившему протокол, в случаях составления протокола и оформления других материалов дела неправомочными лицами, неправильного составления протокола и оформления других материалов дела либо неполноты представленных материалов, которая не может быть восполнена при рассмотрении дела, то в новом КоАП данная норма исключена.

Следует признать, что исключение вышеуказанного права осложнило процесс осуществления правосудия, т.к. в силу ч. 1 п. 3 ст. 813 действующего КоАП судья при подготовке к рассмотрению дела об административном правонарушении должен проверить, правильно ли составлены протокол об административном правонарушении и другие протоколы, предусмотренные Кодексом, а также как оформлены иные материалы дела, однако при выявлении существенных недостатков суд лишен возможности возврата материалов дела инициатору и вынужден принимать дело к производству, исправлять и восполнять их в судебном заседании, что не всегда представляется возможным.

К примеру, как поступить, если протокол и иные материалы дела составлены неправильно, не обеспечена необходимая полнота административного дела для объективного его рассмотрения, в частности, в протоколе об административном правонарушении не указана его квалификация, процессуальные документы не подписаны сторонами, к делу приобщены сведения ведомственных специальных учетов о привлечении правонарушителя к административной ответственности, тогда как должны быть предоставлены заверенные сведения из УКПСиСУ ГП РК.

Некоторые нерадивые сотрудники государственных органов стали все чаще пользоваться данным пробелом в законодательстве, заведомо зная, что суд не вправе вернуть дело, и перекладывают бремя сбора и истребования доказательств на суд. Таким образом, указанная норма ч. 1 п. 3 ст. 813 КоАП носит чисто декларативный характер.

Далее, согласно ч. 3 ст. 744 КоАП при рассмотрении дела об административном правонарушении, совершенном лицом, не достигшим восемнадцатилетнего возраста, либо совершение которого влечет административное взыскание в виде административного ареста, а также административного выдворения за пределы РК иностранца либо лица без гражданства или лишения специального права (за исключением права управления транспортными средствами), предоставленного лицу, присутствие лица, привлекаемого к административной ответственности, обязательно.

Вместе с тем ч. 3 ст. 817 КоАП императивно регламентировано, что дело об административном правонарушении, совершение которого влекут административный арест, административное выдворение за пределы РК, рассматривается в день получения протокола об административном правонарушении и других материалов дела, а в отношении лица, подвергнутого административному задержанию, не позднее сорока восьми часов с момента его задержания.

Кажется логичным, что орган, возбудивший дело, обязан доставить правонарушителя в суд, однако на практике встречаются случаи, когда материалы направляются почтой либо посредством онлайн-сервиса «Судебный кабинет» без последующего привода правонарушителя. Здесь возникает дилемма, как поступать суду по делам, где санкция за правонарушение предусматривает административный арест или выдворение, а правонарушитель в суд не доставлен, привод в день получения протокола и материалов дела исполнить не представляется возможным (например, административное дело поступило в суд к концу рабочего дня либо правонарушитель скрылся, выехал за пределы района, страны и т.д.), тогда как участие правонарушителя в судебном заседании обязательно? Возникает патовая ситуация: поступившие материалы и возвратить нельзя и рассмотреть также нельзя.

Решением данной проблемы, на наш взгляд, является включение в ст. 816 КоАП нормы о праве суда возвратить протокол об административном правонарушении и другие материалы дела в орган (должностному лицу), составившему протокол, для исправления недостатков и привода правонарушителя.

Некоторые нормы действующего Кодекса вызывают неоднозначное толкование в практической деятельности, например, в ч. 2 ст. 32 КоАП предусмотрено, что за нарушения режима Государственной границы РК, требований пожарной безопасности, Правил дорожного движения, таможенных правил вне места службы, лица, указанные в ч. 1 настоящей статьи, несут административную ответственность на общих основаниях.

Не совсем ясно, какой смысл вложен в понятие «вне места службы», можно ли это понимать как совершенное «не при исполнении служебных обязанностей», т.е. по аналогии с ч. 1 настоящей статьи.

Далее, ч. б ст. 62 КоАП закреплено, что в случае прекращения уголовного дела при наличии в действиях нарушителя признаков административного правонарушения лицо может быть привлечено к административной ответственности не позднее трех месяцев со дня поступления решения о его прекращении.

Но не указано, куда решение о прекращении должно поступить: в суд, в прокуратуру или в государственный орган, уполномоченный на возбуждение дела об административном правонарушении. Считаем, что в целях исключения споров в толковании, более целесообразно изложить данную норму в следующей редакции: «со дня принятия решения о его прекращении».

В соответствии со ст. 55 КоАП административное взыскание должно быть справедливым, соответствующим характеру правонарушения, обстоятельствам его совершения, личности правонарушителя, судья при наложении того или иного взыскания обязан принимать во внимание обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность. При установлении же абсолютно определенных размеров штрафа, когда судья не может принять решения исходя из обстоятельств дела, размера причиненного ущерба, поведения правонарушителя и т.д., обсуждение данного вопроса выглядит абсурдным.

Именно на основе принципа индивидуализации наказания должна строиться деятельность суда при назначении взысканий, в противном же случае судья превращается просто в фиксатора факта, поскольку санкция большинства статей действующего КоАП предусматривает безальтернативные взыскания. В юридической среде имеет место мнение, что суд не должен заниматься делами, где нет спора и альтернативы взысканиям.

С учетом изложенного предлагается передать нормы КоАП, предусматривающие безальтернативные виды наказания, на рассмотрение уполномоченным органам, предоставив правонарушителям право обжалования их решения в суд.

Также считаем, что требуют внимания и своего разрешения факты исключения из Кодекса статей, регламентирующих порядок освобождения от административной ответственности в связи с деятельным раскаянием и малозначительностью правонарушения, что суды считают неправильным.

Общеизвестно, что значительную часть дел об административных правонарушениях составляют дела о совершении дорожно-транспортных происшествий и дела, формально содержащие признаки административного правонарушения, однако не представляющие общественной опасности в связи с малозначительностью вреда. Ранее, если лицо впервые совершило административное правонарушение и добровольно возместило причиненный ущерб или иным образом загладило причиненный правонарушением вред, то суд или орган (должностное лицо), уполномоченный рассматривать дела об административных правонарушениях, в соответствии со ст.ст. 67, 68 прежнего КоАП мог освободить лицо от административной ответственности. То есть данная норма служила стимулирующим фактором для того, чтобы нарушитель причинил ущерб, предпринял все меры для скорейшего заглаживания ущерба, что отвечало интересам потерпевших, так как процесс возмещения ущерба через страховые организации занимает длительный срок и не в полной мере соответствует интересам сторон, что, в свою очередь, порождает дополнительные иски в суд.

В новом Кодексе законодателем также не предусмотрена возможность освобождения лица от административной ответственности при заслуживающих внимания обстоятельствах, например, если лицо страдает астмой, тяжелой (заразной) формой туберкулеза, сахарным диабетом и другими заболеваниями, при наличии которых им противопоказано содержание под стражей в местах, определяемых органами внутренних дел.

В ст. 71 КоАП в редакции от 30 января 2001 года предусмотрено освобождение лица, совершившего административное правонарушение, от административной ответственности вследствие изменения обстановки, а также болезни, препятствующей исполнению административного взыскания, в новом Кодексе данная норма была исключена, что не отвечает общепризнанным принципам гуманности.

Кроме этого в суды часто поступают дела в отношении лиц преклонного (пенсионного) возраста, впервые совершивших малозначительные правонарушения и являющихся единственным кормильцем в семье, которые раскаиваются в совершенном, загладили причиненный правонарушением вред, однако суды вынуждены привлекать таких лиц к установленной законом ответственности на общих основаниях.

В связи с этим необходимо, по нашему мнению, внести в действующий Кодекс норму, предусматривающую возможность освобождения правонарушителей от административной ответственности в связи с деятельным раскаянием, малозначительностью вреда, изменением обстановки, а также болезнью.

Судьи Катон-Карагайского районного суда Восточно-Казахстанской области поддерживают мнение вышестоящих судов о необходимости разрешения проблемных вопросов в части, касающейся административного задержания правонарушителей. Так, согласно ст. 789 КоАП административное задержание осуществляется в течение времени, необходимого для достижения целей, указанных в ст. 785 (меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении), и может длиться не более трех часов.

В соответствии с ч. 2 ст. 808 КоАП протокол об административном правонарушении, ответственность за совершение которого может повлечь применение административного ареста, направляется судье немедленно после его составления. Вместе с тем, ввиду того, что суды республики не работают в ночное или вечернее (после 19.00) время суток, а отдельные правонарушения фиксируются в такое время, исполнение вышеуказанных требований КоАП в реальности невозможно.

К примеру, ч. 6 ст. 608 КоАП (управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии алкогольного опьянения) предусматривает административный арест на 20 суток. При этом данное правонарушение в основном совершается в вечернее и ночное время суток. Таким образом, указанный вопрос требует дополнительной проработки.

Предлагаемые инициативы помогут устранить существующие пробелы в правоприменительной практике и повысить эффективность административного законодательства.


Читайте новости zakon.kz в
Показать комментарии

Популярное

все топ новости

НОВОСТИ

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:

Хотите быть в курсе важных новостей?