«Разумный срок» в уголовном процессе Республики Казахстан

 

Хан А.Л.

Карагандинский ЧУ «Болашак»

Биндюкова Т.С.

КЮИ МВД РК им. Б. Бейсенова

 

В Концепции правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 года, утвержденной Указом Президента Республики Казахстан № 858 от 24 августа 2009 года, отмечено, что эффективная уголовная политика государства невозможна без оптимальной модели уголовного судопроизводства [1], поскольку именно по состоянию уголовно-процессуального законодательства можно судить об устройстве государства и форме его правления, о положении личности в государстве и обществе [2]. Формой реализации указанных положений явилось принятие и вступление в законную силу с 1 января 2015 года нового уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан [3].

Одной из новелл указанного закона явилось введение нового оценочного понятия «разумный срок» применительно к досудебному расследованию (ч.1 ст.192 УПК РК) и главному судебному разбирательству (ч.5 ст.322 УПК РК). В этой связи возникает вопрос, каким образом положение о «разумности срока» отразится на системе уголовного судопроизводства и распространяется ли оно на весь институт процессуальных сроков.

В уголовном процессе процессуальные сроки рассматриваются как одна из разновидностей процессуальных гарантий, суть которой заключается в ограничении времени, в пределах которого допускается выполнение соответствующих процессуальных действий, обеспечивающих быстроту уголовного процесса [4]. Процессуальные сроки, отражая количественно продолжительность производства по уголовному делу, стимулируют государственные органы и лиц, участвующих в уголовном процессе, к качественной деятельности, т.е. к своевременности, достаточности и эффективности проводимых процессуальных и непроцессуальных действий. В этом плане к понятию «разумный срок» относимы слова М.С. Строговича о том, что соблюдение процессуальных сроков обусловливает достижение юридического эффекта того или иного действия [5].

Различается два вида сроков: сроки, установленные законом и рассчитанные на все случаи возникновения однородных правоотношений, и сроки в рамках конкретных правоотношений, устанавливаемые органами и должностными лицами, осуществляющими уголовное судопроизводство [6]. Первый вид подразделяется на продляемые и непродляемые сроки, выступающие в качестве законодательного императива, а второй вид зависит от внутреннего убеждения должностных лиц в зависимости от сложившейся конкретной следственной или судебной ситуации, и могут устанавливаться как в сторону их увеличения (продления), так и в сторону сокращения (установления конкретного срока).

Полагаем, что термин «разумный срок» относится ко второму виду процессуальных сроков, поскольку в ч.1 ст. 192 УПК РК резюмируется то, что досудебное расследование должно быть закончено в разумный срок с учетом сложности уголовного дела, объема следственных действий и достаточности исследования обстоятельств дела, но не более срока давности уголовного преследования. При определении разумного срока уголовного судопроизводства учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность уголовного дела, реализация процессуальных прав участниками досудебного производства, способ реализации лицом, осуществляющим досудебное расследование, своих полномочий в целях своевременного осуществления досудебного производства. Аналогичные требования о необходимости завершения главного судебного разбирательства в разумные сроки содержатся и в ч.5 ст.322 УПК РК.

Анализ указанных положений позволяет прийти к выводу о том, что положение о «разумности срока» распространяется только на отдельные, прямо указанные законодателем, стадии уголовного процесса и не охватывают все судопроизводство в целом. Это объясняет то, что рассматриваемая дефиниция не содержится в перечне терминов, содержащихся в ст.7 или в гл. 6 УПК РК, т.к. не носит общеобязательного характера, распространяясь только на стадию досудебного расследования в форме предварительного следствия и дознания и стадию главного судебного разбирательства. При этом установление «разумного срока» не применимо и к ускоренному досудебному расследованию (ст. 190 УПК РК), а также к протокольной форме (ст. 191 УПК РК), проводимыми в сокращенном режиме в четко установленные законом сроки, нарушение которых влечет отказ от их проведения. Не применимо оно и к непродляемым срокам расследования, например к сроку задержания подозреваемого.

Каковы же границы «разумности» срока расследования, установленные законодателем?

В соответствии с положениями ст. 192 УПК РК, срок досудебного расследования исчисляется с момента регистрации заявления и сообщения в Едином реестре досудебных расследований до дня направления уголовного дела прокурору с обвинительным актом или постановлением о передаче дела в суд для рассмотрения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера либо до дня вынесения постановления о прекращении производства по делу.

При этом досудебное расследование по делам дознания не должно превышать один месяц и два месяца по делам предварительного следствия. Указанные сроки досудебного расследования могут быть продлены по мотивированному ходатайству следователя, начальника органа дознания ввиду:

- сложности дела районным и приравненным к нему прокурором - на разумный срок, но не более чем до трех месяцев;

- особой сложности дела или при решении вопроса о направлении материалов уголовного дела в иностранное государство для продолжения уголовного преследования - прокурором области и приравненным к нему прокурором и их заместителями на разумный срок, но не более чем до двенадцати месяцев.

Дальнейшее продление срока досудебного расследования допускается лишь в исключительных случаях и может быть осуществлено Генеральным Прокурором Республики Казахстан, его заместителями на разумный срок, но не более срока давности уголовного преследования.

Таким образом, предельные границы «разумного срока» расследования, так же как и по ранее действовавшему законодательству четко ограничены законом и устанавливаются прокурором соответствующего уровня. При этом, так же как и по УПК РК 1997 года, продление срока расследования распространяется только на предварительное следствие, как основную форму досудебного расследования. Об этом свидетельствует то, что в соответствии с положениями ст. 189 УПК РК, в случаях невозможности обеспечить достаточность и полноту исследования обстоятельств дела в установленные законом сроки, по решению начальника органа дознания протокольная форма переходит в режим дознания, а дознание в режим предварительного следствия. Дальнейшее продление срока досудебного расследования производится на общих основаниях, указанных ранее.

Что же касается уменьшения срока расследования по сравнению с общими сроками, то они устанавливаются прокурором независимо от форм досудебного расследования исходя из его внутреннего убеждения либо по собственной инициативе, либо по ходатайству заинтересованных сторон. Так, в соответствии с положениями ч. 7 ст. 192 УПК РК, при возвращении прокурором дела для дополнительного расследования досудебное расследование производится в срок, установленный прокурором, но не более одного месяца с момента поступления дела к лицу, осуществляющему уголовное преследование. А в ч. 8 данной статьи указывается на то, что подозреваемый, потерпевший вправе обжаловать необоснованное затягивание расследования и заявить ходатайство прокурору об установлении определенного срока, в течение которого лицу, осуществляющему уголовное преследование, необходимо закончить расследование дела в полном объеме либо обжаловать в суд в порядке, предусмотренном законом. В последнем случае разумность срока определяется следственным судьей.

С учетом того, что в соответствии с ч. 4 ст. 193 УПК РК, указания прокурора лицу, осуществляющему досудебное расследование являются обязательными и их обжалование вышестоящему прокурору не приостанавливает их исполнения, можно констатировать, что установление «разумного срока» процессуальным прокурором носит характер императива на основе только его субъективного мнения (внутреннего убеждения). При этом процессуальный прокурор должен исходить из того, что «разумность», это оценочное понятие, рассчитанное на деятельность абстрактного, усредненного следователя (дознавателя), раскрываемое через указание на обстоятельства, которые следует учитывать при оценке отклонения от процессуального срока по уголовному делу, как модель возможного его поведения в конкретной следственной ситуации.

Поэтому к субъективным критериям оценки разумности срока можно отнести: поведение участников уголовного судопроизводства; достаточность и эффективность действий суда, прокурора, начальника следственного отдела, следователя, начальника органа дознания, дознавателя. Так же необходимо учитывать возможность затягивания сроков, волокиты со стороны профессиональных и непрофессиональных участников уголовного процесса. К объективным критериям оценки разумности срока уголовного судопроизводства законодатель относит правовую и фактическую сложность уголовного дела, достаточность и эффективность действий органов уголовного преследования и суда; общую продолжительность уголовного судопроизводства.

С другой стороны, установленный прокурором срок может быть разумным, но при этом недостаточным для разрешения дела. Например, если увеличение срока вызвано не напряженностью следственной ситуации, а наоборот, желанием оттянуть срок принятия итогового решения. Не станет ли тогда синонимом «разумного срока» известная поговорка «не буди лихо, пока оно спит»? А сокращение срока, даже с учетом обстоятельств, указанных в законе, завуалированной формой воздействия для устранения «неугодных» или «несговорчивых» следователей? При таком положении «процессуальная самостоятельность» следователя фактически сводится на «нет», уступая место полицейскому дознанию под руководством прокурора [7], в котором нет места и предварительному следствию, как самостоятельной форме расследования.

Полагаем, что в целях недопущения подобной ситуации основным критерием «разумности» в досудебном расследовании должен выступать такой оценочный критерий как «достаточность» для принятия решения, производства процессуального (следственного) действия или разрешения дела (по аналогии с элементами оценки доказательств). При этом должны учитываться такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность уголовного дела, реализация процессуальных прав участниками досудебного производства, способ реализации лицом, осуществляющим досудебное расследование, своих полномочий в целях своевременного осуществления досудебного преследования.

В этой связи предлагается дополнить первый абзац ч. 1 ст. 192 УПК РК после слов «…в разумный срок…» словами … «достаточный для принятия решения, производства процессуального (следственного) действия или разрешения дела,…», изложив ее в следующей редакции:

… «1. Досудебное расследование должно быть закончено в разумный срок, достаточный для принятия процессуального решения, производства процессуального (следственного) действия или разрешения дела, с учетом сложности уголовного дела, объема следственных действий и достаточности исследования обстоятельств дела, но не более срока давности уголовного преследования. Ответственность за нарушение установленного разумного срока возлагается на лицо, проводящее расследование в соответствии с настоящим Кодексом...».

Таким образом, признаками «разумности срока» должны выступать:

- наличие существенных оснований для увеличения или сокращения срока расследования или главного судебного разбирательства (например, невозможность окончить дело в установленные сроки либо ходатайство заинтересованных сторон, либо ходатайство о заключении процессуального соглашения);

- достаточность установленного срока для принятия итогового решения по делу;

- наличие ответственности за необоснованное нарушение установленного срока расследования или главного судебного разбирательства;

- право на судебное обжалование установленных процессуальным прокурором сроков досудебного расследования.

В завершение предлагается следующая формулировка «разумного срока» как одного из критериев быстроты уголовного процесса:

«…разумный срок - это обязательный для исполнения, устанавливаемый процессуальным прокурором или следственным судьей в досудебных стадиях, либо судьей в главном судебном разбирательстве, по собственной инициативе либо по ходатайству заинтересованных (заинтересованной) сторон временной промежуток, достаточный для принятия необходимого решения, производства нужного процессуального или непроцессуального действия или разрешения дела по существу».

 

 

Список использованной литературы

 

[1] Концепция правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 года, утвержденная Указом Президента Республики Казахстан № 858 от 24 августа 2009 года.

[2] См.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства: В 2 т. СПб., 1996. Т. 2. С. 586 - 587, Вандышев В.В. Уголовный процесс Общая и Особенная части /Учебник для юридических ВУЗов и факультетов: МИЭП «Wolters Kluwer», М., 2009г.-С. 8

[3] УПК РК от 4 июля 2014 года //Каз.правда от 10.07.2014

[4] См.: Томин В.Т., Якупов Р.Х., Дунин В.А. Процессуальные документы, сроки и судебные издержки в уголовном судопроизводстве.-Омск,1973.- С.19, Гуляев А.П. Процессуальные сроки в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования.-М.,1976.С.10, Хан А.Л. Система и процессуальный статус органов, осуществляющих досудебную деятельность: Учебное пособие. - Караганды, 2004.-С.23

[5] Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. Т.1. - С. 201

[6] Уголовный процесс. Общая часть. Учебник- М., «Спарк», 1977.-С.177

[7] О понятии полицейского дознания см.: Головко Л. В. Дознание и предварительное следствие в уголовном процессе Франции. - М.: «Спарк», 1995. - С.10

 

Источник: Қазақстан Республикасы ІІМ Алматы академиясының ғылыми еңбектері. 2014. №4(41).- С.102-105

 

21 октября 2015, 18:43
Источник, интернет-ресурс: Биндюкова Т.С., Хан А.Л.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript