Депонирование показаний потерпевшего и свидетеля в уголовном процессе Республики Казахстан (Ахпанов А.Н., доктор юридических наук, профессор, заслуженный работник МВД РК)

23 октября 2015, 11:09
Фото:

Ахпанов А.Н., доктор юридических наук,

профессор, заслуженный работник МВД РК

До принятия новой редакции УПК РК 2014 года ряд потерпевших и свидетелей, в том числе ключевых, по разнообразным уважительным причинам не являлись и по неуважительным причинам уклонялись от явки в судебное заседание. Это порождало отложение судебного разбирательства, влекло избыточность уголовной репрессии и уголовно-процессуального принуждения при обеспечении их явки, затягивание рассмотрения и разрешения дела и, в конечном счете, не способствовало решению задач уголовного процесса.

Разрешение проблемы стало возможным при сочетании разумного баланса публичных и частных интересов, обеспечиваемого, в частности, депонированием показаний.

В этой связи ст. 217 УПК РК [1] меняет подходы к теории и практике собирания доказательств в уголовном процессе. Кодекс предусматривает новый для Казахстана институт депонирования показаний — особенности допроса следственным судьей потерпевшего и свидетеля.

В структуре уголовно-процессуального закона депонирование показаний потерпевшего и свидетеля регламентировано главой 26 УПК РК «Допрос и очная ставка». На первый взгляд, вполне логично рассматривать депонирование таких показаний как разновидность допроса потерпевшего и свидетеля.

Но депонирование существенно отличается от других его разновидностей: первичного, дополнительного и повторного, с использованием НТС, несовершеннолетнего. Последние по основным параметрам практически тождественны стандартному допросу в стадии досудебного расследования. Они производятся и процессуально оформляются следователем, дознавателем. При их проведении могут участвовать защитник, представители, специалисты. Допрос идет по общим правилам досудебного расследования (ст. 210 УПК РК), которые не совпадают с ведением допроса на судебном следствии. Предварительно полученные в стадии досудебного расследования показания в силу непосредственности исследования доказательств оцениваются судом, как правило, в совокупности с результатами допросов в судебном следствии тех же участников процесса.

Несмотря на такие общие черты как поисковая, познавательная, удостоверительная направленность [2], депонирование показаний потерпевшего и свидетеля отличается от классического следственного допроса следующими признаками:

- не совпадающие с традиционным допросом инициаторы данного следственного действия (лицо, осуществляющее досудебное расследование, вправе инициировать перед прокурором, а прокурор, подозреваемый или его адвокат-защитник вправе ходатайствовать перед следственным судьей о допросе потерпевшего и свидетеля);

- исполнитель депонирования - следственный судья;

- депонированные следственным судьей показания потерпевшего и свидетеля как «законсервированный» источник доказательства непосредственно проверяются и оцениваются при рассмотрении уголовного дела судом;

- в стадии досудебного расследования исключается последующий допрос таких депонентов следователем, дознавателем;

- допрос следственным судьей депонента проводится по общим правилам судебного следствия главного судебного разбирательства;

- депонирование обеспечивается гарантиями достоверности и допустимости полученных показаний, осуществляется в условиях гласности, участия сторон, их равноправия и состязательности, с привлечением защитников, представителей, прокурора;

- депонированные показания оформляются секретарем судебного заседания в виде протокола судебного заседания;

- присутствовавшие при депонировании показаний участники процесса вправе получить копию протокола судебного заседания, в котором зафиксированы депонированные следственным судьей показания, и принести на него свои замечания.

Вероятно, на основании подобного сущностного разграничения ранее законодатель выделил в самостоятельное следственное действие очную ставку.

Таким образом, представляется, что изложенные доводы достаточны для вывода о сложной правовой природе депонированных показаний потерпевшего и свидетеля, которые значительно отличаются по процессуальной форме от традиционного допроса следователя, дознавателя. Это дает основание ставить вопрос о самостоятельном характере депонированных показаний потерпевшего и свидетеля и выделении их в самостоятельную разновидность следственных действий наряду с допросом и очной ставкой.

Ст. 217 УПК РК содержит закрытый перечень обстоятельств - юридических оснований заявления прокурором, подозреваемым или его адвокатом-защитником ходатайства перед следственным судьей о депонировании показаний потерпевшего и свидетеля. Заметим, что отечественный круг таких оснований более систематизирован, чем например, украинский, который к тому же открытый (ст. 225 УПК Украины).

Предусмотренные основания депонирования показаний потерпевшего и свидетеля можно классифицировать по общепринятому в теории уголовного процесса критерию как обоснование основания на две группы:

1) фактические основания;

2) юридические (правовые) основания.

По справедливому утверждению проф. С.А. Шейфера, фактическими основаниями производства тех или иных следственных действий служат данные, указывающие на возможность извлечения искомой доказательственной информации из предусмотренных законом источников [3].

Фактические основания депонирования в формулировке части первой ст. 217 УПК РК «если имеются основания полагать» представляют собой совокупность достаточных доказательств, обосновывающих перед следственным судьей вывод инициатора данного следственного действия о необходимости его производства.

Данные доказательства образуют показания других участников процесса на допросах, очных ставках, проверке и уточнении показаний на месте, результаты иных гласных и негласных следственных действий, заключения и показания эксперта, специалиста, документы и материалы, иные источники доказательств.

А.С. Шейфер отмечает, что правовыми (юридическими) основаниями проведения следственного действия является наличие общих правомочий следователя на производство расследования [4]. В условиях реформированного уголовно-процессуального закона Казахстана, в контексте рассматриваемого следственного действия - допроса следственным судьей потерпевшего, свидетеля (депонирование показаний) необходимо уточнить такой подход.

Представляется более предпочтительным относить к правовому основанию производства следственного действия урегулированные УПК формально-юридические предписания:

- наличие уголовного производства;

- полномочия следователя, дознавателя, других уполномоченных субъектов (прокурора, следственного судьи, начальника органа дознания) и участников (стороны, их защитники и представители) уголовного процесса;

- предварительные условия законности процессуального решения (например, преодоление иммунитета и привилегий лиц, свидетельского иммунитета и т.п.);

- обобщенные законом формализованные обстоятельства;

- при необходимости согласование или санкция уполномоченного должностного лица;

- вынесение соответствующего постановления или заявление ходатайства.

Обобщенными и формализованными юридическими основаниями допроса следственным судьей потерпевшего, свидетеля (депонирование показаний) служат нормы, закрепленные в части первой ст. 217 УПК РК. Они отражают наиболее типичные следственные ситуации, когда более поздний их допрос в ходе досудебного расследования либо судебного заседания может оказаться невозможным в силу объективных причин.

Исходя из разнообразного и успешно апробированного зарубежного опыта, законодатель Казахстана перечислил ряд объективных обстоятельств, препятствующих явке потерпевшего, свидетеля в суд:

1) постоянное проживание за пределами Республики Казахстан;

2) выезд за границу;

3) тяжелое состояние здоровья;

4) применение мер безопасности;

5) исключение последующего психотравмирующего воздействия на несовершеннолетних свидетелей и потерпевших.

Отсутствие потерпевших и свидетелей в главном судебном разбирательстве не нарушает его общего условия - непосредственности исследования судом обстоятельств уголовного правонарушения и очности судебного процесса. Оно компенсируется депонированным «производным» личным источником доказательства, предварительно моделирующим ситуацию, если бы процесс доказывания происходил бы в суде с их участием.

Заслуживает внимания зарубежный законодательный опыт, связанный с несколько иным аспектом. В частности, правилом 15 (с) (3) Федеральных правил уголовного судопроизводства США регулируется депонирование показаний свидетеля, находящегося вне территории США, которое осуществляется в отсутствие обвиняемого. Такое депонирование может быть осуществлено, если по обстоятельствам конкретного дела суд выяснит следующее:

а) с целью осуществления уголовного преследования по делам о тяжких преступлениях показания свидетеля могут считаться важным доказательством для установления фактических обстоятельств дела;

b) существует большая вероятность того, что окажется невозможным обеспечить участие свидетеля в судебном разбирательстве;

c) присутствие свидетеля во время депонирования, осуществляемого в США, невозможно;

d) обвиняемый не сможет участвовать в допросе свидетеля, находящегося в другой стране, потому что страна, в которой находится свидетель, не разрешит обвиняемому присутствовать при депонировании;

e) путем применения разумных средств обвиняемый может присутствовать в процессе депонирования показаний свидетеля, находящегося в другой стране.

Применение мер безопасности должно иметь под собой фактическое обоснование, а не опираться на мнимые страхи и предположения потерпевшего и свидетеля. Органы уголовного преследования, следственный судья обязаны основывать свое решение о депонировании показаний на реальности угрозы, невозможности её предотвратить иными мерами (например, избранием или изменением меры пресечения, иных мер процессуального принуждения - запрет на приближение и т.д.).

Несомненно, что часть третья ст. 97 и ст. 217 УПК РК содержат достаточно действенные процессуальные гарантии надежности депонированных анонимных показаний. Исходя из особенностей нашей национальной следственной и судебной практики, уместно их усиление при применении мер безопасности к анонимным депонентам - свидетелям стороны обвинения. Безусловно, во многих случаях они не напрасно опасаются возмездия и противодействия со стороны подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, их окружения.

Вместе с тем смеем предположить, что именно в этой области органами уголовного преследования будет допускаться больше всего злоупотреблений под предлогом такого основания депонирования. Анонимное депонирование станет применяться по уголовным делам, как правило, о сбыте наркотиков после привлечения в качестве основных свидетелей обвинения зависимых от правоохранительных органов и наркозависимых лиц [5]. Подобная негативная практика широко распространена и в Европейском Союзе. Наглядно её демонстрирует достаточно типичная ситуация с анонимными свидетелями по уголовному делу «Doorson v. the Netherlands» (постановление от 26 марта 1996 года) [6].

Основания депонирования для исключения психотравмирующего воздействия на несовершеннолетних потерпевших и свидетелей, к сожалению, пока не детализированы. Как представляется, в данном контексте речь, прежде всего, должна идти о показаниях малолетних потерпевших по уголовным делам в сфере половой неприкосновенности.

Помимо этого казахстанскому законодателю может быть полезен опыт Эстонии. Согласно ст. 691, 70 (2) УПК данного государства предусмотрены следующие специальные условия депонирования показаний несовершеннолетних потерпевших и свидетелей:

1) свидетель не достиг десятилетнего возраста, и повторный допрос может оказать вредное влияние на психику несовершеннолетнего;

2) свидетель не достиг четырнадцатилетнего возраста, а допрос связан с семейным насилием или с ненадлежащим сексуальным обращением;

3) свидетель имеет речевое или сенсорное нарушение, психический недостаток либо страдает психическим расстройством (с выраженным заболеванием нервной системы).

Вместе с тем зарубежная правоприменительная практика допускает следственные и судебные ошибки, когда обвинение в суде строится не на депонированных показаниях малолетнего потерпевшего, а на «производных» показаниях свидетелей с его слов. Характерным примером служит дело «P.S. v. Germany» (постановление от 20 декабря 2001 года) [7].

Актуально расширение казахстанских оснований депонирования показаний потерпевшего и свидетеля. В этой связи разумна рецепция нормы статьи 691 УПК Эстонии, устанавливающей:

- ограничительное материально-правовое основание депонирования - умышленное преступление, за которое в качестве наказания предусматривается тюремное заключение на срок не менее трех;

- помимо объективных причин невозможности допроса в ходе досудебного расследования либо судебного заседания второе уголовно-процессуальное основание депонирования - опасение, что лицо могут принудить к даче ложных показаний.

Наряду с изложенным и содержащимся в ст. 217 УПК РК общим основанием депонирования - невозможность более позднего допроса потерпевшего и свидетеля в ходе досудебного расследования либо судебного заседания - нам представляется целесообразным дополнить его случаем затруднительности допроса.

Вышеизложенное позволяет сконструировать уточненную редакцию части первой ст. 217 УПК РК:

«1. Прокурор, подозреваемый или его адвокат, участвующий в деле в качестве защитника, вправе ходатайствовать о допросе следственным судьей лица, являющегося потерпевшим, свидетелем, в случае, если досудебное расследование осуществляется в отношении подозреваемого в совершении умышленного преступления, за которое законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет, и имеются основания полагать, что более поздний их допрос в ходе досудебного расследования либо судебного заседания может оказаться невозможным либо затруднительным в силу объективных причин (постоянное проживание за пределами Республики Казахстан, выезд за границу, тяжелое состояние здоровья, применение мер безопасности), а также ввиду опасения, что потерпевшего и свидетеля могут принудить к даче ложных показаний, и в целях непроведения последующих допросов несовершеннолетних свидетелей и потерпевших для исключения психотравмирующего воздействия на них.».

Установленный в Казахстане порядок депонирования следственным судьей показаний потерпевшего и свидетеля гарантирует их достоверность и допустимость, объективную их оценку судом первой инстанции при рассмотрении уголовного дела в отсутствии депонентов.

Не случайно, допрос депонента у следственного судьи и протоколирование его показаний производятся с соблюдением правил главного судебного разбирательства, предусмотренных статьями:

- 347 УПК РК - протоколирование секретарем судебного заседания процесса депонирования показаний потерпевшего и свидетеля по общим правилам, предусмотренным для протоколирования главного судебного разбирательства.

Протокол судебного заседания, фиксирующий депонированные следственным судьей показания допрошенного лица, подписывается следственным судьей и секретарем судебного заседания. Присутствовавшие при депонировании показаний участники процесса вправе получить копию протокола судебного заседания, принести на него свои замечания в течение пяти суток после его подписания. Замечания на протокол рассматриваются следственным судьей в день поступления с вынесением постановления об их принятии или отклонении. После этого протокол судебного заседания, замечания на него, если они были принесены, и постановление судьи об их рассмотрении направляются прокурору для приобщения к материалам уголовного дела.

- 369 и 370 УПК РК - депонированный допрос потерпевшего и свидетеля ведется гласно, в условиях состязательности и равноправия сторон, при возможности допроса депонента следственным судьей и сторонами: прокурором, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком, их представителями, подозреваемым, его адвокатом-защитником, а также с применением научно-технических средств фиксации показаний депонента [8].

- 371 УПК РК - допрос несовершеннолетнего депонента (потерпевшего и свидетеля) в присутствии их законных представителей и педагога.

Помимо этого нормы УПК о порядке проведения судебного следствия прямо указывают на возможность использования судом показаний потерпевшего и свидетеля, депонированных следственным судьей в стадии досудебного расследования:

- часть четвертая ст. 366 УПК РК - вызов и допрос в суде свидетеля и потерпевшего не проводятся в случаях, если их показания депонированы следственным судьей в порядке, предусмотренном статьей 217 УПК РК.

- часть пятая ст. 371 УПК РК - вызов в судебное заседание и допрос несовершеннолетних потерпевших и свидетелей не производятся, если их показания в ходе досудебного производства депонированы следственным судьей.

- пункт 3) части первой ст. 372 УПК РК - оглашение в главном судебном разбирательстве показаний потерпевшего и свидетеля, данных ими при досудебном производстве по делу, а также видеозаписи и киносъемки их допроса допускается при их депонировании следственным судьей.

Руководствуясь правилом свободной оценки доказательств, законом и совестью (ст.ст. 25, 125 УПК РК), судья, рассматривающий в главном судебном разбирательстве уголовное дело по существу, при его разрешении вправе по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности рассмотренных в судебном следствии доказательств, мотивированно признать достоверными или недостоверными, допустимыми или недопустимыми доказательства, полученные следственным судьей в форме депонированных показаний потерпевшего и свидетеля. В данном случае действует общее правило - никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

При необходимости судья (суд) первой инстанции, рассматривающий уголовное дело по существу, правомочен в судебном следствии повторно допросить депонентов - свидетеля и потерпевшего, вызвав их в суд либо дистанционно по месту нахождения в режиме онлайн с применением научно-технических средств. Основаниями повторного допроса могут быть необходимость уточнения существенных противоречий, восполнения значительных пробелов в ранее данных депонированных показаниях, допущенные нарушения гарантий достоверности и допустимости доказательств при депонировании. В такой ситуации судья (суд) также может воспользоваться правом на оглашение (воспроизводство) в суде депонированных показаний для сопоставления их с теми, которые получены в главном судебном разбирательстве.

Пределы депонирования показаний. В соответствии с УПК РК процессуальная форма допроса в виде его депонирования следственным судьей возможна лишь в стадиях досудебного производства: начала досудебного расследования, досудебного расследования и предания обвиняемого суду прокурором.

Депонирование показаний допускается законодателем применительно только к двум видам источников доказательств - показаниям потерпевшего и показаниям свидетеля. В связи с различными формами закрепления показаний правомерен вопрос: являются ли предметом данного действия показания, сообщенные указанными лицами на допросе, либо это могут быть и показания в ходе других смежных следственных действий, направленных на фиксацию показаний потерпевшего и свидетеля?

Полагаем, что законодатель не случайно упомянул в редакции названия ст. 217 УПК РК семантический ряд «особенности допроса следственным судьей потерпевшего, свидетеля» и «депонирование показаний».

Такой подход диктует необходимость расширительного толкования термина «депонирование показаний». На наш взгляд, помимо допроса следственным судьей потерпевшего и свидетеля он может включать также их показания, полученные на очных ставках, при проверке и уточнении их показаний на месте, предъявлении для опознания. Единым предметом обширного депонирования следственным судьей служат показания потерпевшего и свидетеля, сообщаемые ими в ходе производства названных следственных действий.

В отличие от уголовного судопроизводства США казахстанский уголовный процесс не ограничивает количество депонентов для сторон обвинения и защиты. В перспективе полагаем разумным лимитировать количество депонированных показаний по уголовным делам, например, не более 5 лиц для каждой из сторон уголовного процесса. Это позволит не превращать главное судебное разбирательство в заочный процесс, не подталкивать стороны к сокрытию слабой доказательственной базы, к уклонению сомнительной репутации свидетелей, чаще обвинения, от очного участия в суде первой инстанции.

Допрос следственным судьей потерпевшего и свидетеля производится в присутствии прокурора, подозреваемого (при его наличии), его адвоката-защитника, а в случаях необходимости и других участников процесса. К иным участникам процесса, по нашему мнению, могут быть отнесены другие потерпевшие, представители, свидетели обвинения и защиты, а также эксперты, специалисты.

К сожалению, УПК РК не регламентирован вопрос об альтернативном месте допроса тяжелобольного свидетеля, потерпевшего, который не может явиться по вызову в суд. Например, в ряде стран (ст. 225 УПК Украины [9], проект УПК Армении и др.) допрос депонента следственным судьей может быть осуществлен в ходе выездного судебного заседания по месту излечения или пребывания данного лица.

Таким образом, депонирование следственным судьей показаний потерпевшего и свидетеля в досудебном производстве обеспечивает ускорение и упрощение всего уголовного судопроизводства.

Примечания:

1. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан от 4 июля 2014 г. № 231-V c изменениями и дополнениями от 7 ноября 2014 года № 248-V [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://adilet.zan.kz/rus/docs/K1400000231.

2. Кальницкий В.В. Следственные действия. - Омск, 2003. - С. 4.

3. Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. - М., 2001. - С. 60.

4. Шейфер С.А. Цит. работа.

5. Балтабаев К.Ж. и др. Рассмотрение судами уголовных дел, связанных с незаконным изготовлением, переработкой, приобретением, хранением, перевозкой, пересылкой либо сбытом наркотических средств или психотропных веществ. - Астана, 2011. - С. 200-201.

6. См.: Стандарты справедливого правосудия (международные и национальные практики) / колл. авторов; под. ред. д. ю. н. Т.Г. Морщаковой. — М., 2012.- С. 407-409.

7. См.: Стандарты справедливого правосудия (международные и национальные практики) / колл. авторов; под. ред. д. ю. н. Т.Г. Морщаковой. — М., 2012.- С. 401-402.

8. В целях повышения надежности депонированных показаний потерпевшего и свидетеля представляется очевидным закрепить в УПК РК обязательность их видеозаписи.

9. Комментированный Уголовно-процессуальный кодекс Украины от 13.04.2012 № 4651-VI под редакцией А.П. Гетьмана. - Харьков: Национальный университет Юридической академии им. Ярослава Мудрого [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://pravo-ukraine.org.ua/resyrsi/kz/ugolovno-protsessualnyj-kodeks/5395-statya-225-dopros-svidetelya-postradavshego-vo-vremya-dosudebnogo-rassledovaniya-v-sudebnom-zasedanii.


Читайте новости zakon.kz в
Показать комментарии

Популярное

все топ новости

НОВОСТИ

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:

Хотите быть в курсе важных новостей?