О переходе права собственности к государству на деньги налогоплательщика в процессе исполнения последним своего налогового обязательства (Евгений Порохов, Председатель Экспертно-методического совета Фонда «Формирование налоговой культуры», директор ТОО «Юридическая компания «Тенир Эдвайзер», кандидат юридических наук)

24 октября 2000, 00:00
Фото:


1) Ключевым вопросом исполнения налогового обязательства был и остается вопрос о праве собственности, поскольку главной целью существования налоговых обязательств является получение государством в свою собственность денег причитающихся ему от налогоплательщиков в виде законно исчисленных и подлежащих уплате налогов.

Естественно предположить, что государство заинтересовано в скорейшем получении в свою собственность денег от налогов. Возникновение государственного права собственности на деньги, причитающиеся ему в виде налогов всецело зависит от действий налогоплательщиков, совершаемых ими в рамках исполнения своих налоговых обязательств, действий налоговых агентов, способствующих исполнению налогового обязательства, а также от того момента, с которым законодатель связывает переход права собственности на уплаченные в виде налогов деньги в государственную собственность.

2) Вопрос о моменте возникновения права государственной собственности на деньги от налогов не имеет своего освещения в действующем законодательстве Республики Казахстан. Не нашел он своего освещения и в проекте Налогового кодекса, в связи с чем теоретически не исключена возможность появления налоговых споров по данному вопросу в случаях когда налогоплательщиком будут совершены все зависящие от него действия, направленные на исполнение налогового обязательства, а государство по вине третьих лиц не получит причитающихся ему налогов.

Косвенным образом ответ на данный вопрос можно получить, прояснив ситуацию с вопросом о моменте прекращения налогового обязательства налогоплательщика перед государством. Ведь если смысл исполнения налогового обязательства сводится к тому, чтобы государство получило налоги (т.е. стало собственником денег, причитающихся ему в виде налогов), то естественно предположить, что государство станет собственником этих денег только тогда, когда налоговое обязательство налогоплательщика будет исполнено надлежащим образом.

Вопрос о моменте прекращения налогового обязательства по основанию его надлежащего исполнения не имеет своего освещения в действующем налоговом законодательстве Республики Казахстан, но нашел свое отражение в п. 4 ст. 33 проекта Налогового кодекса.

Согласно приведенной выше норме проекта Налогового кодекса, налоговое обязательство по уплате налогов и других обязательных платежей в бюджет считается исполненным с момента перечисления банком сумм налогов и других обязательных платежей в бюджет и отражения указанных сумм в лицевом счете налогоплательщика.

Данное положение означает, что налогоплательщик, совершив все зависящие от него действия (поместив деньги на свой расчетный счет в обслуживающем его банке, заполнив платежное поручение и вручив его банку), считается не исполнившим свое обязательство по передаче денег в виде налогов в собственность государства до тех пор, пока эти деньги: во-первых, не будут перечислены банком и, во-вторых, не будут отражены в лицевом счете налогоплательщика.

Другими словами, факт надлежащего исполнения налогоплательщиком последней стадии своего налогового обязательства (уплаты налогов) поставлен в зависимость от не зависящих от него действий, как минимум, трех лиц:

а) банковского учреждения, отправляющего деньги от имени налогоплательщика (налогового агента государства);

б) банковского учреждения, принимающего деньги от имени государства (налогового агента государства), и

в) чиновников территориального налогового органа (должностных лиц государственного органа).

От последнего лица факт надлежащего исполнения налогоплательщиком его налогового обязательства зависит постольку, поскольку, согласно с п. 3 ст. 534 проекта Налогового кодекса, учет налогов производится территориальными налоговыми органами в отношении каждого налогоплательщика посредством ведения лицевого счета. Неотражение чиновником территориального налогового органа сумм налогов в лицевом счете налогоплательщика при их фактическом поступлении в обслуживающее государство учреждение банка также будет означать неисполнение налогоплательщиком своего налогового обязательства.

Получается парадоксальная ситуация: государство, которое больше всех заинтересовано в возникновении у него права собственности на деньги от налогов, ничего не говоря в законодательстве о моменте перехода к нему этого права, тем не менее, создает все условия для того, чтобы возникновение у него этого права не наступало как можно дольше и было поставлено в зависимость от действий не только налогоплательщика, но и множества других лиц, которые обязаны от имени государства в качестве его налоговых агентов и должностных лиц его органов совершать все вмененные им законодательством действия с деньгами государства (их перечисление со счетов налогоплательщика, получение в государственную собственность и зачисление на соответствующие счета).

3) В условиях действующего налогового законодательства Республики Казахстан весьма актуально выглядит и проблема перехода права собственности на безналичные деньги в процессе их банковского перевода с расчетного счета налогоплательщика на счета государства. Если вопрос о переходе права собственности на любое другое имущество достаточно подробно урегулирован действующим гражданским законодательством Республики Казахстан, то в отношении безналичных денег этот вопрос остается неразрешенным в сфере любой отрасли законодательства Республики Казахстан и порождает массу спорных ситуаций.

Предположим, налогоплательщик отправил деньги в виде налогов через обслуживающее его банковское учреждение. В положенный срок деньги не были зачислены на счет получателя. Возникают два вопроса: 1) кто считается собственником "потерявшихся" денег и 2) к кому должны обращаться требования собственника и уполномоченных им лиц об истребовании денег из чужого незаконного владения?

По общему правилу гражданского права, которое в гражданском законодательстве Республики Казахстан закреплено в статье 238 ГК РК (общая часть), право собственности у приобретателя имущества по договору возникает с момента передачи вещи, если иное не предусмотрено законодательными актами или договором. В гражданском законодательстве Республики Казахстан данная норма является диспозитивной, то есть стороны договора вправе самостоятельно своим соглашением определить момент перехода права собственности на имущество. Применительно к налоговым отношениям договорное регулирование данного вопроса исключено. Банковское законодательство Республики Казахстан не содержит каких-либо норм по этому поводу.

Поэтому, применяя по аналогии к возникающим в процессе банковского перевода денег налоговым отношениям общие нормы гражданского законодательства Республики Казахстан, можно сделать вывод о том, что право собственности у получателя безналичных денег возникает с момента передачи ему этих денег. Другими словами, до того момента, пока налогоплательщик не передаст деньги государству, право собственности на них у государства не возникнет. Но под передачей вещи (денег и имущества вообще) можно понимать как непосредственное ее вручение приобретателю, так и опосредованное, через третьих лиц. Норма статьи 239 ГК РК (общая часть) говорит по этому поводу, что передачей признается вручение вещей приобретателю, а равно сдача транспортной организации для отправки приобретателю и сдача на почту для пересылки приобретателю вещей, отчужденных без обязательства доставки, если иное не предусмотрено законодательством или договором. Банковский перевод денежных средств представляет собой такую передачу имущества от плательщика получателю, которая производится опосредованно - через банковское учреждение. Поэтому с учетом только приведенных выше положений применительно к банковскому переводу можно было бы сказать, что право собственности на переводимые денежные средства возникает у получателя с момента передачи денежных средств банковскому учреждению, обслуживающему плательщика.

На наш взгляд, данное утверждение не совсем соответствует природе договора банковского счета в банковских отношениях, поскольку обслуживающий плательщика банк при заключении договора банковского счета взял на себя обязательство производить фактические действия по распоряжению от имени и по поручению плательщика (своего клиента) его денежными средствами. Такие отношения носят характер доверительных, и банк выступает в них от имени своего клиента, действуя в данном случае как его представитель. Считать же, что вручение плательщиком денег своему представителю означало бы переход права собственности на них к получателю денежных средств, было бы неправильным, если, конечно, стороны (плательщик и получатель) сами не определили таким образом момент перехода права собственности на деньги.

Вместе с тем, в налоговых отношениях банки, в том числе и обслуживающие налогоплательщиков, напротив, должны выступать, прежде всего, налоговыми агентами государства по получению причитающихся последнему денег от налогов и перечислению их на счета государства в обслуживающих его учреждениях банка. В соответствии с действующим налоговым законодательством Республики Казахстан (ст. ст. 147 и 163-7 Закона Республики Казахстан "О налогах и других обязательных платежах в бюджет"), учреждения банков по объему вмененным им законодателем полномочий и по мере ответственности банков за неисполнение таких полномочий уже можно назвать налоговыми агентами государства.

Вследствие этого, представляется, что применительно к налоговым обязательствам правомернее было бы считать моментом перехода права собственности на переводимые безналичные деньги момент их списания с расчетного счета налогоплательщика обслуживающим его учреждением банка.

Обслуживающее налогоплательщика учреждение банка в данном случае будет выступать уже не столько представителем налогоплательщика, сколько действующим на основании налогового законодательства налоговым агентом государства, некоторое время обладающим деньгами государства от налогов и обязанным в кратчайшие сроки передать их государству как собственнику на его счета в обслуживающих его кредитно-финансовых учреждениях.

Таким образом, собственником денежных средств, списанных с расчетного счета налогоплательщика и находящихся на корреспондентском счете обслуживающего налогоплательщика банка, а также на корреспондентских счетах других банков, которые обслуживают банк налогоплательщика, должно выступать уже государство.

Сами же банки, несмотря на непосредственную причастность к переводимым денежным средствам, не будут обладать правом собственности на переводимые деньги ни при каких условиях.

После того, как мы условно определились в вопросе о праве собственности на безналичные деньги, переводимые по поручению налогоплательщика, можно перейти к исследованию вопроса о том, кем и к кому должны обращаться требования, вытекающие из нарушения обязательства по осуществлению банковского перевода.

На наш взгляд, в том случае, когда деньги уже списаны обслуживающим налогоплательщика учреждением банка с его расчетного счета, но не зачислены на счета государства в обслуживающих его кредитно-финансовых учреждениях в установленные для этого налоговым законодательством сроки, требования об уплате денег должны предъявляться государством, как собственником этих денег, к банковским учреждениям, как к налоговым агентам государства, не исполнившим свои перед ним обязательства.

Налогоплательщик же, совершив все зависящие от него действия, должен считаться исполнившим свое налоговое обязательство надлежащим образом и не должен нести ответственности за действия налоговых агентов (даже если таковыми являются обслуживающие его учреждения банков).

4) Во избежание нежелательных для налогоплательщика последствий, которые могут возникнуть в результате следования описанному выше в п. 2 порядку определения момента прекращения налогового обязательства по факту его надлежащего исполнения, предлагается определить в налоговом законодательстве моментом надлежащего исполнения налогового обязательства и, соответственно, моментом перехода права собственности на налоги к государству момент совершения налогоплательщиком всех зависящих от него и истребуемых налоговым законодательством действий, направленных на уплату налогов.

В каждом конкретном случае такими действиями налогоплательщика могли бы стать действия по передаче наличных денег лицу, уполномоченному от имени государства принимать их в качестве исполнения; или списание налоговым агентом денег с расчетного счета налогоплательщика по представленному им платежному поручению при наличии денег на расчетном счете, или получение дохода за вычетом удержанных налоговым агентом налогов.

В качестве гарантии прекращения налогового обязательства по основанию его надлежащего исполнения налогоплательщиком без применения к нему мер ответственности за действия, не зависящие от его воли, в налоговом законодательстве обязательно должна найти свое закрепление норма об обязательности принятия государством в лице уполномоченного им органа и налоговых агентов исполнения налогового обязательства. С целью возникновения права государственной собственности на уплаченные налогоплательщиком или его представителями налоги уполномоченный государственный орган и налоговые агенты должны совершать все зависящие от них действия по принятию исполнения налогового обязательства.

Непринятие государством в лице уполномоченного органа или налоговых агентов от налогоплательщика или его представителей надлежаще производимого ими исполнения должно влечь неблагоприятные для государства последствия в виде просрочки принятия исполнения и освобождение налогоплательщика от ответственности.

Евгений Порохов, Председатель Экспертно-методического совета Фонда "Формирование налоговой культуры", директор ТОО "Юридическая компания "Тенир Эдвайзер", кандидат юридических наук
Читайте новости zakon.kz в
Показать комментарии

Популярное

все топ новости

НОВОСТИ

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:

Хотите быть в курсе важных новостей?