Самрук-Казына» - образец отсутствия реформ

Финансовая отчетность ФНБ «Самрук-Казына» за девять месяцев этого года показала, что в фонде не происходит никаких изменений, несмотря на текущие антикризисные программы и грандиозные планы по трансформации и приватизации фонда, сообщает Кursiv.kz .

В начале года была запланирована большая антикризисная программа

В середине января этого года президент страны встречался с главой ФНБ «Самрук-Казына» (далее Фонд или СК). На встрече Нурсултан Назарбаев поручил пересмотреть планы работы компаний Фонда на 2015 год, а также разработать специальные антикризисные программы. В свою очередь Умирзак Шукеев доложил, что в этом году Фонд запланировал снижение себестоимости продукции на 7,8%, всех текущих и административных затрат на 20%, а также инвестиционной программы на 18%. Теперь, давайте посмотрим, как реализовывались данные обещания.

На сайте Фонда в конце прошлой недели была опубликована его финансовая отчетность за 9 месяцев 2015 года (далее отчет). В отчете дается сравнение доходов и расходов между 9 месяцами этого и прошлого года. Перед тем, как сделать сравнение между годами необходимо отметить, что средняя цена нефти марки Brent по итогам 9 месяцев 2015 года сократилась по сравнению с аналогичным периодом прошлого года практически вдвое (c $107 за баррель до $56).

Где снижение себестоимости и расходов?

В 2015 году по сравнению с прошлым годом выручка от продажи продукции и услуг Фонда упала на 10% (снижение на 369 млрд тенге), в основном за счет падения от продаж нефтепродуктов. При этом себестоимость продаж почему-то немного выросла (на 47 млрд тенге), в основном за счет роста расходов на материалы и запасы. При этом,по зарплате, включенной в себестоимость, был хотя и небольшой, но рост.

В этом году общие и административные расходы практически не изменились (263 млрд тенге в 2015 и 267 млрд в 2014). Расходы по зарплате снизились всего на 4 млрд (до 106 млрд тенге). При этом вознаграждение управленческому персоналу увеличилась на 186 млн тенге до 18,1 млрд (эта сумма входит в расходы по зарплате).

Единственный положительный момент - это то, что расходы СК на спонсорскую помощь и благотворительность снизилась с 22,8 до 12,5 млрд тенге, но, тем не менее, с учетом кризиса эта сумма остается большой.

Где снижение инвестиционной программы?

Увеличение основных средств за 9 месяцев этого года составило 688 млрд тенге, что немного выше, чем за аналогичный период прошлого года.

Также на странице 34 отчета Фонда указываются его обязательства инвестиционного характера. Судя по отчету эти обязательства даже увеличились. По некоторым холдингам произошли уменьшения, но судя по их небольшому размеру, они объясняются исполнением этих обязательств в течении 9 месяцев.

На начало года у НК КМГ были обязательства по приобретению и строительству основных средств на сумму 832 млрд тенге, а на конец сентября они лишь чуть уменьшились до 825 млрд. За этот период инвестиционные обязательства НК КТЖ увеличились с 555 до 576 млрд тенге.

«Самрук-Энерго» за девять месяце сократил такие обязательства с 191 до 137 млрд тенге. При этом в своих совместных предприятиях холдинг увеличил инвестиционные обязательства с 14 до 41 млрд тенге.

Но больше всех удивила «Объединенная Химическая Компания». Она за 9 месяцев увеличила свои обязательства по приобретению и строительству основных средств в четыре раза с 31 до 126 млрд тенге. Об этом феномене, я еще напишу ниже.

Где прибыль?

18 ноября этого года на расширенном заседании правительства с участием Президента страны, Умирзак Шукеев заявил, что «в текущем году в группе компаний «Самрук-Қазына» сокращены затраты на 519 млрд тенге, что позволило значительно улучшить финансовые результаты и уйти от убытков. По итогам 2015 года ожидается прибыль в 300 млрд тенге».

Снижение затрат мы уже обсудили выше, теперь давайте посмотрим на прибыль. Она за девять месяцев этого года составила 396 млрд тенге. При этом, прибыль в основном возникла за счет доходов по курсовой разнице (из-за девальвации) в сумме 332 млрд тенге. Чистый доход на переоценке валюты практически полностью произошел в НК КМГ, так как у этой компании, помимо денежных активов, в долларах учитываются нефтегазовые активы (месторождения и прочее).

В результате,из-за девальвации НК КМГ получил очень большой доход на переоценке валютных активов. Однако все мы знаем, что девальвация не имеет никакого отношения к фактическим операционным результатам. Если вы посмотрите страницу 36 отчета, то увидите, что без учета дохода по курсовой разнице в нефтегазовом сегменте у Фонда был убыток.

Также можно отметить, что на конец сентября курс был 270 тенге за доллар. Если на конец года курс будет за 300, то доход Фонда на переоценке вырастет на более чем 10%. То есть, если СК ожидает на конец года прибыль в 300 млрд, то это означает, что без учета курсовой разницы, в целом за год Фонд сработает с убытком. Здесь сразу возникает вопрос.Почему при таких плохих операционных результатахв финансовой отчётности не видно сокращения расходов в этом году?

В конце прошлого года были начаты масштабные преобразования (трансформация) Фонда

В январе этого года на заседании правительства Умирзак Шукеев заявил, что «Трансформация фонда, запуск которой был дан Главой государства 6 октября прошлого года, является основой развития фонда. Она усилит иммунитет компаний фонда к кризисным ситуациям». На начало программы трансформации у нашего Фонда было множество очень принципиальных недостатков по сравнению с аналогичными фондами в других странах. Лучшим образцом для нас является сингапурский Temasek.

Давайте посмотрим на основные отличия между СК и Temasek и разберемся, что изменилось Фонде за это время.

Масштабная приватизация иснижение доли в рыночной экономике Казахстана

В 2014 году новым правительством была расширена программа приватизации, в которой главную роль играют бизнес активы Фонда. Сколько красивых слов и планов было тогда сказано.

При этом активы СК за 9 месяцев выросли с 16,6 до 18,9 трлн тенге (рост на 13,7%). На начало года активы Фонда составляли 43% от ВВП. То есть, на конец сентября эта доля еще больше выросла, так как ВВП за это период вырос всего на 1%.

Конечно, большая часть роста Фонда произошла из-за переоценки валютных активов. Однако если из отчёта убрать эффект девальвации, то все равно будет рост активов СК.

Интересно отметить, что на стр. 14 отчета указана сумма активов Фонда, выставленных на продажу по текущей программе приватизации. Она составляет 143 млрд тенге или 0,75% (!) от всех активов СК. Вот вам и масштабная приватизация и снижение доли фонда в рыночной экономике.

Непонятные и непрозрачные инвестиции фонда

Если вы откроете страницу 20 отчета, то вы увидите, что Фонд разместил 2.1 трлн тенге на долгий срок в банках. Данная инвестиция фонда составляет 11% от его активов. Как указано там же, 99% этих денег ушли в местные банки по средней ставке 4,53% годовых. Здесь важно отметить, что такие размещения денег Фонда в местных банках осуществляются только по фиксированной ставке.

Теперь давайте перейдем на страницу 24 отчета. Там указаны займы, которые СК брал у банков для финансирования своей деятельности. Нам интересна строка - займы с фиксированной ставкой на сумму 4.3 трлн тенге. В отчете указана средняя ставка по таким займам - 6,17% годовых.

Интересный получается бизнес «по-казахски» от нашего фонда национального благосостояния. То есть он занимает деньги у одних банков по 6% и передает их другим по 4% (себе в убыток!).

С точки зрения работы с местными банками также будет интересно заглянуть на страницу 38 отчета, где указаны новые займы Фонда. Там говорится, что в октябре дочерняя компания фонда получила кредит от Казкоммерцбанка на сумму 12 млрд тенге на 5 лет, для рефинансирования долларовых займов от Ситибанка Казахстан. Ставка по этому кредиту не указана, но ниже есть ставка по аналогичному кредиту от другого местного банка, которая составляет 12% годовых.

Здесь опять возникают вопросы. Недавно правительство (единственный акционер Фонда) дало 250 млрд тенге Казкоммерцбанку по ставке 3% годовых. Получается, что теперь банк дает эти деньги Фонду в кредит по ставке не менее 12%. Что за непонятная благотворительность в пользу банка со стороны правительства и Фонда?

Нарушение принципа YellowPagesRule

Принцип YellowPagesRule означает сворачивание госкомпаний во всех сферах, где может существовать частный бизнес.

На странице 38 отчета говорится, что в ноябре Казахтелеком заключил сделку с Tele 2 group на объединение двух казахских мобильных операторов «Алтел» и «Tele2». В результате сделки контрольный пакет (51%) будет у госкомпании. Спрашивается, зачем Фонду контрольный пакет в сфере мобильной связи, которая характеризуется жесткой конкуренцией, и где в принципе не должно быть государства? Всем понятно, что до сегодняшнего дня государственный «Алтел» выживал только за счет монопольного права на определённые частоты.

Другим примером нарушения принципа YellowPages является «Объеденная химическая компания». Фонд является единственным акционером компании. В компанию уже вложены многие миллиарды тенге (а возможно уже миллиарды долларов) и, как было сказано выше, инвестиционные обязательства Фонда в эту компанию растут бешенными темпами (за 9 месяцев с 31 до 126 млрд тенге).

По этой инвестиции фонда возникает много вопросов. Зачем Фонд вкладывает громадные деньги и вкладывается на 100% в бизнес, где опять-таки в принципе недолжно быть государства? Если этот проект реально прибыльный, то почему Фонд не может продать его «на корню» с выгодой и прекратить тратить громадные госинвестиции (правительство специально выделяет деньги из бюджета и Нацфонда на эту компанию). Кстати, продажа этого проекта будет отличным тестом на эффективность программы индустриализации, а также на способность Фонда привлекать частные инвестиции (неважно иностранные или местные).

Использование фонда для скрытых бюджетных расходов

Отчет за 9 месяцев этого года показал, что правительство продолжает использовать СК для скрытых бюджетных расходов.

В этом году капитал Фонда вырос на 1 677 млрд тенге. Примерно половина этого роста приходится курсовую разницу в результате девальвации тенге. Однако 869 млрд тенге были влиты государством в капитал «живыми» деньгами. Из них 189 млрд дало правительство и 750 млрд Нацбанк (смотри стр. 22 и 23 отчета). И хотя Нацбанк вроде бы не правительство, однако всем понятно, что это деньги лишь из другого кармана одних и тех же брюк.

Также на странице 38 отчета говорится о том, что 20 октября Фонд, путем продажи своих облигаций, получил деньги от Нацбанка на сумму 752 млрд тенге. Срок облигаций 20 лет по ставке 3% годовых. При этом ЕНПФ покупает аналогичные облигации СК по ставке по 8% годовых. Почему такая разница? И в Нацбанке и ЕНПФ деньги государственные, а значит народные. Из-за такой низкой (субсидированной) процентной ставки Фонд в конце этого года признает доход в своем капитале на сумму около 50% от суммы облигаций. Спрашивается, зачем Нацбанк занимается благотворительностью, тем более, в такое сложное время?

Таким образом, в кризисное время Фонд был профинансирован и просубсидирован государством на грандиозную цифру, при этом, судя по отчётности, при резком снижении своих доходов, он даже не сделал явных усилий по уменьшению свои операционных и инвестиционных затрат.

При этом, как было описано выше, СК продолжает осуществлять непрозрачные и непонятные инвестиции, эффективность которых вызывает очень большие сомнения.

Также Фонд по поручению правительства продолжает тратить деньги на благотворительность, убыточные социальные и инфраструктурные проекты, которые по своей сути являются бюджетными расходами (смотри 22-ю, 23 и прочие страницы отчета). То есть вместо развития фонда, государственные деньги, переданные в фонд, идут на расходы, которые должны быть в бюджете страны и утверждаться парламентом.

****

В заключении хотел бы сказать, что практически полностью написал статью до послания президента, а заканчивал её после этого. Остался доволен тем, что после послания мне не нужно было переделывать статью, так как она получилась как раз в русле критики Президента по поводу Фонда.

В целом послание Главы государства мне понравилось, однако в нем мне не хватило несколько принципиальных моментов. Пара из них описана в этой статье.

Во-первых, наши экономически власти уже давно научились говорить правильные слова и готовить вполне реформаторские программы. Однако после этого слова начинают расходиться с делами.

Во-вторых, ФНБ «Самрук-Казана» в своих решениях должен быть полностью независим от правительства (как это осуществлено в сингапурском Temasek). В противном случае Фонд будет продолжать делать все те же непонятные вещи, которые были описаны выше.

Автор: Мурат Темирханов


2 декабря 2015, 11:39
Источник, интернет-ресурс: Деловой еженедельник «КУРСИВъ»

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript