Горячие новости
Читайте также

Аскар Нурша: конфликт России и Турции носит все признаки системного характера

Неожиданностью для многих стало резкое обострение отношений между Россией и Турцией в ходе Сирийского кризиса, высшей точкой которого стало уничтожение российского военного самолета и гибели пилота.

Фото : 4 декабря 2015, 16:05
Казахстан является партнером обоих государств, с которыми его связывают прочные отношения, в связи с чем казахстанская дипломатия выдвигает инициативы миротворчества.

Как выглядит общая ситуация, возможности и риски для Казахстана, а также как обстоят дела в самой напряженной точке планеты, на эти и другие вопросы редакции Zakon.kz ответил с эксперт Института мировой экономики и политики при Фонде Первого Президента РК, Аскар Нурша.

- Аскар, как вы охарактеризуете текущую ситуацию между Россией и Турцией?

- Ситуация была накалена в первые дни, но ее острота постепенно идет на спад. Хотя Россия и вводит специальные экономические меры против Турции, - это самое меньшее и достаточно мягкое из того, что она могла и должна была сделать, чтобы продемонстрировать миру и внутренней аудитории свою силу и решительность. Время для ответного военного удара с каждым днем проходит. Вопрос перенаправлен в бюрократическое русло. Полемика ведется гражданскими структурами. Но любой новый военный инцидент между странами может вернуть ситуацию в острую фазу.

- А почему вообще случился конфликт между Россией и Турцией?

- В складывающейся ситуации самый важный вопрос, как мне представляется, это следующий: действовала ли Турция по своей инициативе и в одиночку, либо она сыграла отведенную ей роль, выступая от имени широкой международной коалиции стран. Думаю, в первую очередь именно это пытались выяснить в Москве, прежде чем начать меры возмездия в отношении Турции.

В первом случае мы видим столкновение военно-силовых подходов двух стран и их противоположных стратегий в сирийском вопросе. В случае если подтвердится второй вариант, то ситуация выглядит намного серьезнее. Россия вмешалась в сирийский вопрос по просьбе сирийского руководства и помешала реализации определенных планов противников Б. Асада, получив определенный сигнал с их стороны. Турция в таком случае выступила инструментом этой политики, пробным шаром, чтобы прозондировать намерения и потенциал российской стороны.



- Этот конфликт системный или между личностями Эрдоганом и Путиным?

- В конфликте между Россией и Турцией присутствует личностный фактор. Об этом много говорится сейчас, особенно после известного инцидента. И Эрдоган, и Путин - политики волевого склада, с сильными авторитарными чертами. Психологические моменты имеют значение. В то же время конфликт носит все признаки системного характера. Даже если полноценные политические и экономические контакты будут восстановлены, - а это рано или поздно произойдет, - напряжение в российско-турецких отношениях будет наблюдаться еще длительное время.

Оба государства после окончания «холодной войны» шли навстречу друг другу медленно, преодолевая взаимное недоверие. Сказывалась не только историческая память, отягощенная многовековыми войнами и насильственной передачей земель от одной империи к другой. Само восприятие политики друг друга в Центральной Азии и на Кавказе в современную эпоху было конфликтным длительное время. К примеру, Россия обвиняла Турцию в поддержке чеченских сепаратистов и по-прежнему подозревает Анкару в пантюркистских устремлениях. К существующим противоречиям добавился Ближний Восток. Доверие будет восстановить труднее всего.



- Будет ли охлаждение отношений влиять на Казахстан? Чего ожидать?

- Если брать экономику, то существенного влияния на Казахстан данная ситуация не окажет. Турецкому бизнесу и местным предпринимателям, которые работают с турецкими партнерами, придется пересмотреть логистические маршруты по доставке своих товаров в Казахстан. Усилится роль транскаспийского, азербайджанского и грузинского транзита. Определенные дискуссии возникнут на уровне евразийских интеграционных структур, где Москва попытается ввести ограничительные меры и добиться их поддержки своими партнерами по интеграции.
В политической сфере мы видим, что одним из первых пострадало тюркское сотрудничество, в связи с тем, что Кремль пересмотрел целесообразность участия в нем тюркских республик в составе России.

Если новых военных инцидентов не возникнет, то в целом нас ожидает схожая ситуация, какая сейчас существует в треугольнике Россия-Запад-Казахстан. Однако если выяснится, что мы имеем дело с очередным витком противостояния между Россией и Западом, то последствия могут быть для Центральной Азии более серьезными.

- Удастся ли Казахстану выступить в роли посредника-миротворца?

- Многое зависит от позиции России. Если она сама решит прибегнуть к посредничеству Казахстана, то так и произойдет. Как мне представляется, вопрос выходит за рамки традиционных российско-турецких отношений. Этот вопрос будет решаться в пакете с сирийским комплексом проблем и включать поиск более широкого компромисса с участием НАТО и США. Думаю, Москва предпочтет обсуждать этот вопрос в Вашингтоне, Брюсселе, Париже или Берлине.

- Каков вообще ваш прогноз на дальнейшее развитие международной обстановки?

- Принципиально важно, как будут развиваться события в Сирии. Теракты в Париже послужили толчком к ужесточению позиций европейских стран в сирийском вопросе. Один за другим, сначала Франция, затем Германия и Великобритания принимают решение отправить в Сирию свои военные силы. Можно провести определенные параллели с Ливией, но ливийскому сценарию препятствует присутствие России, у которой свое понимание будущего режима Б.Асада. Франция выбрала для себя роль «доброго полицейского» и посредника между ЕС и Москвой. Турции определили роль «кнута». Великобритания и Германия дали понять, что не будут согласовывать свои операции с Россией. США направляют в Ирак спецназ для действия в Сирии.

Борьба международной коалиции с ИГИЛ может похоронить Сирию в том виде, в котором мы ее знали. Все зависит от того, как международная коалиция договорится с Россией, и будет ли она воспринимать Россию всерьез. Возможны два сценария. Согласно первому, Россию будут постепенно вытеснять из Сирии. Согласно второму, Запад постарается, чтобы присутствие России, как это произошло на Балканах в 90-х годах при Б. Ельцине, легитимизировало новую реальность, которую сейчас создают для Сирии. У России своя повестка дня.

Ситуация развивается сейчас настолько быстро, что по мере включения в сирийский конфликт все большего числа участников Турция и Россия могут еще успеть побывать какое-то время союзниками на Ближнем Востоке. В сторону Москвы Анкару могут подтолкнуть изменившийся на определенном этапе не в пользу Турции расклад сил в регионе и игнорирование ее интересов союзниками при определении политического будущего приграничных с Турцией сирийских территорий.



- Ситуация будет накаливаться или идти к разрядке?

- Предсказуемость международных процессов утрачивается. Даже при наличии умело срежиссированных процессов и событий, мировые и региональные игроки не могут быть уверены в том, что полностью управляют межгосударственными противоречиями и контролируют негосударственных игроков в регионе, роль которых возросла в последние годы. В движение приведены значительные народные массы, различные религиозные и экстремистские группы, мотивированные над личностными идеями и идеалами. Ситуация будет развиваться волнами, острые и спокойные фазы будут сменять друг друга от одного кризиса к другому. Но нас ожидает еще не один серьезный кризис.

Беседовал Адиль Каукенов

Фото: www.kursiv.kz


Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии