Горячие новости
Читайте также

Судебный процесс: особенности допроса свидетеля

Свидетелем может быть любое лицо, которому стали известны обстоятельства, подлежащие доказыванию.

Фото : 10 ноября 2015, 14:29
Показания свидетеля, являющиеся самым распространенным видом доказательств в уголовном процессе, представляют из себя его устное сообщение об обстоятельствах, имеющих значение для дела, сделанное в ходе допроса и запротоколированное в установленном законом порядке (в ходе досудебного расследования и в судебном заседании).

Субъектом свидетельских показаний может быть любое лицо, которому стали известны обстоятельства, подлежащие доказыванию. В то же время, согласно ч.5 ст.115 УПК РК, не могут служить доказательствами сведения, сообщаемые свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности.
В законе предусмотрены случаи, когда запрещено допрашивать в качестве свидетелей. Так, никто не обязан давать показания против самого себя, супруга и своих близких родственников; священнослужители против доверившихся им на исповеди (ст.214 УПК).

Не подлежат допросу в качестве свидетеля:

- судья – об обстоятельствах уголовного дела, которые стали ему известны в связи с участием в производстве по уголовному делу, а также в ходе обсуждения в совещательной комнате вопросов, возникших при вынесении судебного акта;
- защитник подозреваемого, подсудимого, а равно представитель потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика – об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с выполнением своих обязанностей по уголовному делу;
- лицо, которое в силу своего малолетнего возраста либо психических или физических недостатков не способно правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них показания;
- медиатор – об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с проведением медиации, за исключением случаев, предусмотренных законом (ч. 2 ст. 78 УПК).

Закон запрещает совмещение обязанностей свидетеля с другими процессуальными функциями (следователя, судьи, эксперта и др.).

Свидетель появляется в деле с момента вызова его к следователю или в суд. Именно с этого момента у него появляются права и обязанности, и может наступить ответственность. Основная обязанность свидетеля – явиться по вызову следователя или суда и дать правдивые показания: сообщить все известное ему по делу и ответить на поставленные вопросы (ч.4 ст. 78 УПК).

Определяя суть показаний свидетеля, обычно отмечают, что это – сообщение лица, непричастного к преступлению. Действительно, на практике чаще всего так и бывает. Однако бывают отдельные случаи, когда свидетель по своей инициативе может рассказать о своем участии в уголовном правонарушении или об участии в уголовном правонарушении близких родственников.

Поэтому свидетелю до дачи показаний в обязательном порядке разъясняется его законное право не давать показаний против самого себя и его близких родственников, но, если свидетель не воспользовался данным ему правом, он предупреждается об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

УПК не предусматривает каких-либо исключений для получения свидетельских показаний, касающихся государственных, служебных секретов. В этих случаях установлен особый порядок допроса (допуск следователя, судьи, защитника, оформляемый в установленном законом порядке органами КНБ, закрытый судебный процесс).

Свидетель может дать показания об обстоятельствах, которые он воспринимал непосредственно, либо о тех, которые ему стали известны со слов других лиц. В первом случае его показания будут первоначальным доказательством, во втором – производным.

Однако, сообщая сведения, известные ему со слов других лиц, свидетель должен указать источник своей осведомленности, иначе его показания не могут иметь доказательственного значения.

За дачу заведомо ложных показаний и отказ от дачи показаний свидетель несет уголовную ответственность, предусмотренную ст.ст.420,421 УК РК.

При этом, при оценке показаний свидетеля, производимой судом в порядке ст.125 УПК, следует учитывать встречающуюся на практике возможность в отдельных случаях умышленного искажения допрашиваемым лицом информации об исследуемом событии, дачи заведомо ложных сведений.
Именно поэтому судом (а до этого следователем) в обязательном порядке проверяется заинтересованность свидетеля в исходе дела (не является ли он родственником кому-либо из проходящих по делу лиц, знакомым или посторонним), а также его моральные и психофизиологические качества (честность или лживость, склонность к фантазированию, наличие абстинентного синдрома алкоголика или «ломки» наркомана и т.п.). Особенно осторожно следует подходить к показаниям малолетних свидетелей (потерпевших), поскольку дети, как известно, весьма склонны к фантазированию, внушению.

Во-вторых, необходимо учитывать возможность неумышленного искажения информации, добросовестного заблуждения или ошибки.
Процесс формирования свидетельских показаний включает в себя три стадии: восприятие, запоминание и воспроизведение. Ошибки и искажения возможны на каждой из них.

При восприятии события они могут быть обусловлены состоянием здоровья, личными психофизиологическими качествами свидетеля (например, плохое зрение, слух; наблюдательность либо напротив, рассеянность), его состоянием в момент восприятия (алкогольное опьянение, усталость, болезнь), условиями восприятия (время суток, освещенность, погода и др.).
Точность запоминания зависит также от личных качеств свидетеля, а также от промежутка времени, прошедшего с момента наблюдения события до момента допроса.

И, наконец, различные искажения возможны при воспроизведении воспринятого. Далеко не каждый человек способен грамотно, четко и ясно изложить увиденное или услышанное. Особенно это относится к малолетним (не случайно судебная практика идет по пути того, что свидетелем может быть допрошен малолетний, лишь начиная с пятилетнего возраста, а в необходимых случаях проводится экспертиза о возможности лица правильно воспринимать обстоятельства происшедшего и давать о них показания).

Следует внимательно относиться к показаниям так называемых сведущих свидетелей, т.е. лиц, обладающих специальными познаниями в области, которой касается рассматриваемое событие: например, врач, оказавший первую помощь потерпевшему или сотрудник дорожной полиции, оказавшийся свидетелем ДТП; в любом случае, следует при оценке показаний указанных свидетелей учитывать, что указанные свидетели могут не владеть всей полнотой информации (например, быть очевидцами лишь фрагмента происшедшего события, в силу скоротечности событий), поэтому диагноз пострадавшему, который поставит врач в такой ситуации или выводы сотрудника дорожной полиции о виновнике ДТП, могут носить субъективный характер и быть неверными. Показания таких свидетелей не заменяют результаты необходимых судебных экспертиз.

Показания потерпевшего, как и показания свидетеля – полученное и закрепленное в установленном законом порядке устное сообщение о любых имеющих значение для дела обстоятельствах, ставших известными непосредственно либо со слов других лиц или документов.

Потерпевший, как и свидетель, обязан давать правдивые показания, указывая источник своей осведомленности. Он также, как свидетель, несет уголовную ответственность за отказ от дачи и за дачу заведомо ложных показаний. Другими словами, показания потерпевшего имеют много общего с показаниями свидетеля, однако потерпевший, в силу требований УПК, обладает гораздо большими по объему, чем свидетель, процессуальными правами (например, заявлять отводы следователю, судье, прокурору, участвовать в судебном разбирательстве дела на протяжении всего его рассмотрения в суде первой инстанции, иметь представителя, выступать в судебных в прениях; знакомиться со всем протоколом судебного заседания, а не только с правильностью записи только своих показаний; получать копии вынесенных по делу судебных актов, обжаловать их в апелляционном, кассационном порядке и т.д.)

Оценка показаний потерпевшего судом производится в полном соответствии с требованиями УПК, в том же порядке, что и в отношении показаний свидетелей. При этом следует иметь в виду, что все вышеизложенные моменты, касающиеся причин дачи неправдивых, либо неточных, недостоверных показаний при допросе свидетелями в полной мере относятся и к допросу потерпевших.

В любом случае, как в отношении свидетеля, так и потерпевшего, запрещены наводящие вопросы, т.е. вопросы, в которых уже заключен ответ. Например: «Не Иванов ли нанес удар ножом потерпевшему?», «Не красного ли цвета была скрывшаяся с места происшествия машина?» и др.

Следует соблюдать все установленные УПК дополнительные требования в отношении допроса несовершеннолетних свидетелей, потерпевших (участие законного представителя несовершеннолетнего, педагога); а также при допросе немых, глухих должен участвовать сурдопереводчик.

При допросе лиц, не владеющих языком судопроизводства, обязательно участие переводчика.

Следует иметь в виду, что в отличие от свидетеля или потерпевшего, дача показаний – это право, а не обязанность подсудимого. Показания подсудимого (как и подозреваемого в ходе досудебного производства по делу), можно условно разделить на два вида: показания, в которых содержится признание им своей вины (полное или частичное), и показания, в которых эта вина отрицается.

Рассмотрим доказательственное значение признания подозреваемым (подсудимым) своей вины.

Здесь необходимо, на наш взгляд, сделать историческое отступление. Так, в период т.н. сталинских репрессий, концепция признания обвиняемым своей вины как «царицы доказательств», особенно в отношении политических обвинений, обосновывалась и развивалась Генеральным прокурором СССР А.Я. Вышинским, утверждавшим, что объяснения обвиняемых в такого рода уголовных делах неизбежно приобретают характер и значение основных доказательств, важнейших, решающих доказательств, имеющих преимущество перед другими доказательствами.

Ненаучность такой концепции в настоящее время не вызывает никаких сомнений. Теперь известно, какие недозволенные методы ведения следствия применялись для получения таких «признательных» показаний, и к каким тяжелым последствиям все это привело (огромное число репрессированных, а впоследствии реабилитированных лиц).

К сожалению, и в настоящее время не исключены отдельные случаи, когда под воздействием незаконных методов ведения следствия люди могут признать себя виновными в преступлениях, которых не совершали (т.н. самооговор). Не случайно, действующим Уголовным Кодексом РК предусмотрена строгая уголовная ответственность за такое уголовное правонарушение против конституционных и иных прав свобод человека и гражданина, как пытки (ст.146 УК).

Однако не только порочные методы расследования могут повлечь ложный самооговор подозреваемого. Практике известно немало случаев такого самооговора, сделанного из самых различных побуждений: с целью взять на себя вину близкого человека, скрыть совершение другого, более тяжкого преступления, из-за боязни расправы над собой или близкими выдать подлинных виновников и т.д.

Так, лицо, подозреваемое в совершении ряда краж, может признаться еще в одной краже, фактически совершенной другим лицом, поскольку это практически никак не повлияет в плане назначенной ему судом меры наказания, но может способствовать поблажкам со стороны органов досудебного расследования.

Так, несовершеннолетний может взять на себя вину взрослого соучастника в условиях, когда последнему грозит, например, пожизненное лишение свободы, к примеру, при рассмотрении дела об убийстве нескольких лиц.

Таким образом, суд всегда должен иметь в виду, что само по себе признание обвиняемым своей вины, взятое изолированно, еще ничего не означает. Признание подсудимым своей вины может быть положено в основу обвинительного приговора лишь при подтверждении признания всей совокупностью имеющихся по делу доказательств.

Поэтому недопустимо при допросе подсудимого ограничиваться констатацией факта признания им вины. Необходимо в случае его согласия дать показания допрашивать подсудимого как можно подробнее, в деталях об обстоятельствах инкриминируемого ему деяния, имея в виду необходимость установления совокупности доказательств, подтверждающих его признательные показания.

Подсудимый, как и подозреваемый на досудебной стадии уголовного процесса, не всегда говорит правду. Известно немало случаев самооговора, вызванных самыми различными причинами, часть из которых мы привели выше. В то же время, следует иметь в виду, что, как и в показаниях свидетеля (потерпевшего), в показаниях подозреваемого (подсудимого) встречаются ошибки, возникшие вследствие плохой памяти, психофизиологических особенностей, неблагоприятных условий восприятия и т.д.

Другая разновидность показаний подозреваемого (подсудимого) – это отрицание им своей вины, что часто встречается на практике. Это отрицание вины может относиться ко всему объему обвинения или его части. Подсудимый может отрицать свою вину и в случае фактического признания в совершении каких-либо действий (например, указывая о необходимой обороне).

Особую группу составляют показания подсудимого (подозреваемого) в отношении других лиц, или, как их иногда именуют, оговор. Из буквального значения термина «оговор» следует, что оговор всегда направлен на обвинение, а не на оправдание лица, при этом обвинение заведомо ложное. В остальных случаях (даче правдивых показаний, либо показаний, оправдывающих других лиц), можно говорить о показаниях подсудимого (подозреваемого) в отношении других лиц и не более того.

Следует иметь в виду, что отрицание вины подозреваемым (подсудимым) не влечет для него никаких негативных последствий.

Оценку показаний подсудимого (подозреваемого), в любом случае, следует проводить с позиции презумпции невиновности, как в отношении того, чьи показания проверяются, так и в отношении тех лиц, в отношении которых показания даются.

Практика свидетельствует, что в показаниях подозреваемого (подсудимого) зачастую ложь сочетается с правдой. Ложь часто выражается в уменьшении своей личной роли в совершенном уголовном правонарушении и преувеличении такой роли в отношении других лиц. Мотивы этого: страх наказания; сокрытие соучастников – из боязни мести, а также из родственных, дружеских отношений и т.д., надежда на то, что преступление не будет раскрыто; опасение, что станут известны обстоятельства интимной жизни допрашиваемого или близких ему лиц и т.д.

Во всех случаях, как в ходе досудебного производства, так и при рассмотрении дела в суде необходимо всячески избегать обвинительного уклона. Так, нельзя придавать решающего значения самому факту непризнания вины подсудимым и истолковывать это против него как косвенное доказательство его вины; нельзя возлагать ни него и обязанность предоставления доказательств, выдвигаемых им в свою защиту или доводов в обоснование причастности к инкриминируемым ему преступным деяниям других лиц. Необходимо в этой связи иметь в виду, что уголовно-процессуальный закон прямо запрещает перелагать обязанность доказывания на подозреваемого (подсудимого).

Лишь неукоснительное соблюдение судом всех требований уголовно-процессуального закона является гарантией соблюдения конституционных прав граждан, способствует своевременному и качественному отправлению правосудия по делам об уголовных правонарушениях.

Александр Зенковский, судья Северо-Казахстанского областного суда


Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии