К вопросу о наследовании долгов

 

Акатов Ильяс Ергалиевич,

магистр юридических наук,

директор ТОО

«Юридическая компания  «АИ»

 

К вопросу о наследовании долгов (Акатов И.Е., магистр юридических наук, директор ТОО «Юридическая компания «АИ»)С обретением Казахстаном государственной независимости, восстановлением в стране права частной собственности, для большинства граждан вопрос о судьбе имущества после смерти, о получении имущества в наследство стал одним из значимых.

Этот момент не мог остаться без внимания законодателя. 1 июля 1999 года в Казахстане был принят Гражданский кодекс РК (Особенная часть), раздел 6 которого посвящен наследственному праву (далее - ГК) [1].

Вместе с тем, несмотря на то, что вопрос наследственного права решен законодательно, практика показала, что нормы, регулирующие эти отношения, не всегда совершенны и требуют дополнительного раскрытия и доработки.

К примеру, вопрос о взыскание долгов наследодателя кредиторами требует более тщательного изучения.

Заметим, что после смерти человека нередко остается не только представляющее какую-то ценность имущество, но и долги умершего. В связи с эти часто возникает вопрос: переходят ли долги по наследству и как по ним отвечают наследники.

Суть наследования, на наш взгляд, весьма удачно выразил Г.Ф. Шершеневич: «Совокупность юридических отношений, в которые поставило себя лицо, со смертью его не прекращается, но переходит на новое лицо. Конечно, те отношения, которые обусловливались личными качествами, с исчезновением личности должны прекратиться сами собою. Это - отношения семейные, личные, даже некоторые имущественные, если права и обязанности, из них вытекающие, находились в тесной зависимости от личности, были неразрывно связаны с известным лицом, например, права и обязанности содержания, личные сервитуты, личные договоры. За исключением этих сравнительно немногочисленных отношений, все прочие сохраняют свою юридическую силу. Новое лицо заменяет прежнее и занимает в его юридических отношениях активное или пассивное положение, смотря по тому, какое место занимал умерший. Оно является субъектом прав собственности, сервитутов, залога, прав требования; на него падают обязанности по всем долгам умершего» [2, с. 467].

Такой подход к наследованию принят за основу казахстанским законодателем. Однако, на практике он не всегда последовательно применяется в отношении наследования долгов умершего лица.

Из анализа правоприменительной практики видно, что взыскание долгов наследодателя производится кредиторами после того, как наследники приняли наследство. То есть кредиторы обращаются в суд к наследникам, которые уже приняли наследство, совершенно не подозревая о наличии долгов наследодателя, их объемах и кредиторах.

Реализуя свое право на обращение в суд, кредиторы ссылаются на статью 1081 ГК, согласно которой кредиторы наследодателя вправе предъявить свои требования, вытекающие из обязательств наследодателя, к исполнителю завещания (доверительному управляющему наследством) или к наследникам. При этом кредиторы не сообщают об этих требованиях нотариусу и наследникам в период уточнения и формирования состава наследства [1].

Между тем, долги наследодателя также относятся к имуществу наследодателя и, следовательно, должны быть включены в состав наследства до того, как наследник примет наследство. Однако, на практике это не происходит.

Вместе тем, из норм статей 1038, 1040 ГК следует, что от умершего гражданина (наследодателя) к другому лицу (лицам) - наследнику (наследникам) переходит принадлежащее наследодателю имущество, а также права и обязанности, существование которых не прекращается с его смертью. При этом наследство умершего гражданина переходит к другим лицам на условиях универсального правопреемства как единое целое и в один и тот же момент, если из правил раздела 6 ГК не вытекает иное [1].

Таким образом, наследник, приняв наследство, занимает место наследодателя (своего предшественника) во всех правоотношениях, за исключением тех, в которых правопреемство не допускается законом (часть 2 статьи 1040 ГК и др.) [1]. Он становится активным субъектом прав наследодателя и пассивным субъектом его обязанностей.

Такое понимание наследства находится в связи с указанным в ГК представлением об имуществе [3].

Согласно статьей 115 ГК к имущественным благам и правам (имуществу) относятся: вещи, деньги, в том числе иностранная валюта, финансовые инструменты, работы, услуги, объективированные результаты творческой интеллектуальной деятельности, фирменные наименования, товарные знаки и иные средства индивидуализации изделий, имущественные права и другое имущество [3].

Из приведенной нормы закона, следует, что долги наследодателя также являются его имуществом и должны быть включены в состав наследства, а также приняты наследниками, чтобы у кредиторов появилось право на предъявление своих требований, вытекающих из обязательств наследодателя, к наследникам.

Правильность данного подхода также вытекает из норм статьи 1081 ГК, которая устанавливает, что кредиторы вправе предъявить свои требования, вытекающие из обязательств наследодателя, не только к наследникам, но и к исполнителю завещания (доверительному управляющему наследством) [1].

То есть наследник, перед тем как принять наследство, должен знать, в чем оно заключается, что включает в себя, и насколько оно в таком виде ему необходимо.

Мнение о том, что наследство есть совокупность только прав, оставшихся после умершего, а ответственность по обязательствам основывается на особой норме статьи 1081 ГК, нельзя признать верным ни с теоретической, ни с законодательной стороны [1; 2, с. 72-73].

Очень важно понять, применительно к вопросу о наследовании долгов, что для нашего наследственного права не свойственны и не приемлемы подходы, которые имелись в советский период, поскольку советское социалистическое законодательство о праве наследования с первых дней Великой Октябрьской социалистической революции было основано на положениях марксизма. Это подтверждается анализом первого советского закона о праве наследования - Декрета ВЦИК «Об отмене наследования» (27апреля1918г.), гражданских кодексов союзных республик (к примеру, статьи 549, 550 Гражданского кодекса Каз. ССР) [4, с. 2].

Из смысла и содержания законодательных актов советского периода следовало, что имущество гражданина - это совокупность принадлежащих ему реальных ценностей. В число этих ценностей входили, в первую очередь, различные материальные объекты (вещи); могли входить и другие объекты, например, права требования. Но, во всяком случае, в состав имущества не могли входить долги, а тем более имущество не могло состоять из одних долгов [5, с. 7].

По мнению некоторых советских юристов, буржуазные юристы, чтобы доказать, что у людей, у которых нет ничего, кроме долгов, есть имущество, лицемерно создали понятие так называемого «отрицательного имущества». Таким образом, «имущество выступает, как некое абстрактное юридическое единство, которое в известных случаях может даже состоять из одних долгов. Оказывается, и капиталист - банкир или предприниматель, обладатели крупных капиталов, - и рабочий, у которого ничего нет за душой, оба имеют имущество» [5, с. 10].

Советскому правосознанию, советскому законодательству абсолютно было чуждо представление, что имущество гражданина может состоять из долгов, это было вообще немыслимо в условиях социалистического общества [4, с. 3; 5, с. 12].

Понимание наследства как совокупности только прав противоречит казахстанскому законодательству.

Не исключено, что после наследодателя могут остаться только долги. И все эти долги будут наследством, поскольку из статей 1038, 1040 ГК следует, что обязанности наследодателя по исполнению обязательств перед кредиторами также должны входить в состав наследства [1].

Состав наследства проверяется и устанавливается нотариусом, ведущим производство по наследственному делу, путем истребования соответствующих доказательств (статьи 71, 72 Закона РК «О нотариате») [6;7].

Учитывая, что свидетельство о праве на наследство выдается по истечении шести месяцев со дня открытия наследства (пункт 2 статьи 1073 ГК), в этот же период нотариусом устанавливается и соответственно формируется состав наследства. Отсюда следует, что кредиторы должны сообщить нотариусу о своих претензиях, требованиях по долгам наследодателя для включения их в состав наследства. То есть до того, как наследник примет наследство, и нотариус выдаст ему свидетельство о наследовании [1;6;7].

Кроме того, кредиторы должны представить нотариусу документы, подтверждающие законность своих претензии и требований к наследодателю, а нотариус обязан их проверить, принять или мотивированно оказать в их принятии [6;7].

Заявления о принятии наследства, о выдаче свидетельства о праве на наследство, об оплате расходов за счет наследственного имущества, о принятии мер к охране наследственного имущества, по которым приняты эти меры, а также претензии кредиторов, формируются нотариусом в отдельные наследственные дела, каждое из которых получает индекс, соответствующий номенклатуре дел (нарядов). В наследственное дело подшиваются все документы, связанные с оформлением наследства по указанному заявлению (пункт 93 Правил по нотариальному делопроизводству от 31 января 2012 года № 32) [7].

Однако, на практике кредиторы не представляют нотариусу претензии, требования по долгам наследодателя. Поэтому они не включаются в состав наследства. И, как следствие, принятие наследником обязанностей наследодателя по исполнению обязательств перед кредиторами не оформляется как принятие наследства.

Принятие наследства представляет собой волевой, осознанный и добровольный акт наследника, в результате которого он замещает наследодателя во всей совокупности имущественных прав и обязанностей, иных имущественных состояний, участником которых при жизни был наследодатель. Принятием наследства обеспечивается достижение результата наследования, т.е. переход к наследникам всей наследственной массы, состав которой, по нашему мнению, наследник должен знать [8, с. 43-44].

На наш взгляд, не включение в состав наследства требований кредиторов, с одной стороны, нарушает интересы последних, поскольку создает препятствия в предъявлении их требований к наследникам. С другой стороны - нарушает интересы наследников, которые, зная о больших долгах наследодателя, могли бы не принимать такое наследство.

Данный вопрос не урегулирован законодателем.

Считаем, что радикальным выходом из такой ситуации является введение в главу 57 ГК новой статьи 1040-1 «Порядок включения требований кредиторов наследодателя в состав наследства» следующего содержания: «Кредиторы наследодателя вправе в течение шести месяцев со дня открытия наследства заявить о своих требованиях, вытекающих из обязательств наследодателя, путем подачи по месту открытия наследства заявления нотариусу или уполномоченному в соответствии с законом на выдачу свидетельства о праве на наследство должностному лицу [1].

Требования кредиторами предъявляются независимо от наступления срока соответствующих требований.

Несоблюдение этих правил влечет за собой утрату кредиторами принадлежащих им прав требования.».

Такая норма закона позволит защитить права, как наследников, так и кредиторов, а также возложит на них определенные законом обязанности, определит сроки их реализации.

В юридической литературе высказано мнение о том, что заявление кредиторами своих претензий не изменяет, по существу, времени исполнения обязательств и имеет целью лишь установление состава долгов. Поэтому кредитор не вправе требовать выполнения обязательства, ранее обусловленного в нем срока исполнения, хотя бы он и сделал соответствующее заявление. Кредитор наследодателя может требовать удовлетворения своих претензий в пределах соответствующих сроков исковой давности, исчисляемых не с момента заявления претензии, а с момента возникновения у него права на иск [9, с. 27; 10, с. 67].

Соглашаясь с подобным мнением, позволим себе добавить, что такой подход основан на нормах действующего законодательства и универсальном характере наследственного правопреемства.

Вместе с тем, при рассмотрении данного вопроса нельзя не учитывать следующее. Согласно статье 367 ГК основанием прекращения обязательства полностью или в части является смерть гражданина. Однако, такое прекращение может иметь место, если исполнение обязательства не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника (пункт 1 статьи 376 ГК) [3].

К примеру, смерть должника прекращает обязательства, если их исполнение возможно только с использованием определенных способностей, которыми обладал должник, либо обязательство основано на доверительных отношениях должника и кредитора. Так, договор заказа на создание произведения искусства прекратится в случае смерти автора [3].

На практике не редко возникают споры относительно прекращения или продолжения обязательств по договорам банковского займа в случае смерти заемщика [1;3].

Анализ дел и принятых по ним судебных решений свидетельствует о том, что по вопросу о последствиях, возникающих в случае смерти должника по договору банковского займа, в судебной практике нет единообразия в понимании и применении норм, регулирующих соответствующие отношения [11]. В связи с этим возникает необходимость в постановке и обсуждении ряда вопросов.

Думается, что в этих вопросах следует исходить из того, что, принимая решение о заключении договора банковского займа и выдачи определенной суммы займа, банк в первую очередь верил и доверял имущественной состоятельности, платежеспособности конкретного заемщика, что вытекает из смысла и содержания пункта 10 статьи 34 Закона РК «О банках и банковской деятельности в Республике Казахстан»[12].

Поэтому обязательства заемщика перед банком по получению и возврату займа по договору банковского займа неразрывно связаны с личностью должника-заемщика. Следовательно, после смерти заемщика обязательства по договору займа прекращаются на основании статьи 376 ГК. Поскольку обязательство прекращается на будущее время, полученное сторонами до момента прекращения обязательства, не подлежит возврату [3].

Между тем, на практике банки обращаются в суд с исками к наследникам умершего гражданина. При этом нередки случаи, когда такие иски предъявляются к несовершеннолетним, а порой и малолетним детям наследодателя, к его престарелым родителям, которые в силу своего физического, материального состояния, не могут исполнить те обязательства, которые имелись у умершего.

Не исключено, что у данного подхода много противников, апеллирующих тем, что банковские займы должны возвращаться. Однако, не следует забывать, что у банков есть множество механизмов по минимизации своих рисков по займам, а именно: привлечение наряду с заемщиком как созаемщика другого лица, обеспечение возврата займа гарантией платежеспособного лица и другие, которые будут способствовать возврату выданного займа.

Интересен вопрос и о применении сроков исковой давности по требованиям кредиторов наследодателя, которые не следует отождествлять со сроками подачи кредиторами заявления о требованиях, вытекающих из обязательств наследодателя [1; 3; 13, с.409].

Следует исходить из того, что сроки исковой давности по требованиям кредиторов наследодателя продолжают течь в том же порядке, что и до момента открытия наследства (открытие наследства не прерывает, не приостанавливает их течения). Требования кредиторов могут быть предъявлены в течение оставшейся части срока исковой давности, если этот срок начал течь до момента открытия наследства. По требованиям кредиторов об исполнении обязательств наследодателя, срок исполнения которых наступил после открытия наследства, сроки исковой давности исчисляются в общем порядке, поскольку перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления (статья 181 ГК) [3].

При рассмотрении вопроса о наследовании долгов следует отметить следующее. Так как наследник вступает во все юридические отношения, в которых состоял наследодатель, и так как они сливаются, объединенные одним субъектом, с отношениями, в которых состоял до этого времени сам наследник, то наследник отвечает за долги наследодателя, как за свои собственные. Его ответственность перед кредиторами наследодателя не ограничивается ценностью приобретенного наследства, но распространяется на все его собственное имущество.

Принятое наследство, как совокупность имущественных отношений, сливается с имуществом самого наследника, как совокупность имущественных отношений, которыми он был связан до принятия наследства. Слитые в одно, два имущества образуют одну массу, на которую могут обратить свое взыскание кредиторы, как наследодателя, так и наследника [2, с. 520].

В тех случаях, когда в наследственном имуществе есть долги, то для наследника возникает опасность, что его собственное имущество может пойти на удовлетворение кредиторов наследодателя. Но положение может быть и иным: в наследстве актив превышает пассив, а у наследника много своих собственных долгов. Тогда не исключено, что принятое в наследство имущество может пойти на удовлетворение кредиторов наследника. Поэтому при большой задолженности наследника кредиторы наследодателя рискуют не получить удовлетворения из-за этой конкуренции кредиторов наследника. Причем этот факт не мог быть ими учтен, когда они вступали во взаимоотношения с наследодателем [14, с 299-300].

В юридической литературе давно высказано мнение о том, что правильнее было бы ликвидировать каждое наследство и только оставшуюся, за удовлетворением кредиторов, ценность распределить между лицами, имеющими право на наследования, что на наш взгляд является верным [2, с. 470].

Так решает вопрос англо-американское наследственное право. Однако, наследственное право стран, подвергнутое влиянию римского права, построено на иных началах. Такова именно точка зрения французского и германского права. Элементы этой системы взяты за основу нашим законодателем, что в настоящее время не оправдывает себя, поскольку становится тормозом в развитии рыночных отношений.

В связи со сказанным представляется, что данный подход казахстанского законодателя также нуждается в исследовании и указанном изменении.

Рассмотрев некоторые аспекты проблемы наследования долгов, можно резюмировать, что наследственное право РК еще не до конца свободно от неточностей, противоречий, которые выявляются в результате научного анализа его норм, а также в правоприменительной практике.

В тоже время развивающиеся в нашем обществе рыночные отношения свидетельствую о необходимости корректировки и пересмотра некоторых правовых норм, регулирующих наследование.

 

 

Список литературы

 

1. Гражданский кодекс Республики Казахстан (особенная часть) от 01 июля 1999 года № 409 // Ведомости Парламента Республики Казахстан, 1999, № 16-17, ст. 642.

2. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995, 545 с.

3. Гражданский кодекс Республики Казахстан (общая часть) от 27 декабря 1994 года // Ведомости Верховного Совета Республики Казахстан, 1994 г., № 23-24 (приложение)

4. Антимонов Б.С., Граве К.А. Советское наследственное право. - М.: Юр.лит. - 1955. - 264 с.

5. Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. М., 1998, 210 с.

6. Закон Республики Казахстан «О нотариате» от 14 июля 1997 года № 155 // Ведомости Парламента Республики Казахстан, 1997 г., № 13-14, ст. 206

7. Приказ Министра юстиции Республики Казахстан от 31 января 2012 года № 32 «Об утверждении Правил по нотариальному делопроизводству» // Собрание актов центральных исполнительных и иных центральных государственных органов Республики Казахстан № 1, 2012 года.

8. Лайко Л.В. Принятие наследства: понятие, правовая сущность и содержание // Нотариус, 2008, № 2.

9. Перетерский И. С. ГК. Комментарий, вып. VI. Наследственное право. М.-Пг., 1924, 120 с.

10. Серебровский В. И. Наследственное право. Комментарий к ст. 416-435 ГК РСФСР. М., 1925, 210 с.

11 Банк судебных актов Верховного Суда и местных Судов http://supcourt.kz/rus/acts/ - сайт Верховного Суда Республики Казахстан.

12. Закон Республики Казахстан «О банках и банковской деятельности в Республике Казахстан» от 31 августа 1995 года № 2444 // Ведомости Верховного Совета Республики Казахстан, 1995 г., № 15-16, ст. 106.

13. Сергеев А.П., Толстой Ю.К. Гражданское право. Том 3. Учебник. Изд. 5-е. - М.: Проспект, 1999, 624 с.

14. Новицкий И.Б. Римское право. - Изд. 7-е стереотипное. - М., 2002, 310 с.

 

*******

 

Автор бұл мәселені шешу үшін Қазақстан Республикасының Азаматтық кодексінің қолданыстағы нормалар бойынша толықтырулар мен өзгерістер бойынша ұсыныстар енгізу үшін, осы қарыздарын кредиторлар мұра және борыштық қалпына келтіру сабақтастығы мәселесін талдайды.

Түйінлі сөздер; мұрагерлік, мұра, мұрагері, мұрагерлік, мүлікті.

 

Автор анализирует вопрос наследования долгов наследодателя и взыскания этих долгов кредиторами, высказывает предложения по дополнению и изменению действующих норм Гражданского кодекса Республики Казахстан для решения указанной проблемы.

Ключевые слова: наследование, наследодатель, наследник, имущество, состав наследства

 

The author provides analysis of the question about the inheritance of debts of the testator and collection of these debts by creditors, also provide suggestions for additions and changes for the existing norms of the Civil Code of the Republic of Kazakhstan for solving this problem.

Key words: inheritance, testator, heir, property, composition of the inheritance

 

 *************************

Статья опубликована в 2015 году в журнале Вестник законодательства Республики Казахстан

http://www.iz.adilet.gov.kz/sites/default/files/filesdu/vestnik_v_tirazh_339-2015pdf.pdf

 

27 января 2016, 18:56
Источник, интернет-ресурс: Прочие

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript