О пересмотре судебных актов

 

 М. Жаркынбеков,

судья Актюбинского областного суда

 

Единообразное толкование и применение норм права и единство судебной практики - понятия одного порядка и имеют своей целью разрешение спора прогнозируемыми и предсказуемыми действиями суда, т.е. призваны повсеместно и последовательно гарантировать законность.

 

С 1 января 2016 года суды республики перешли на новый формат работы в рамках проводимой судебной реформы. Внесены изменения в законодательство, направленные на формирование корпуса высокопрофессиональных судей, на модернизацию судебной системы, создание новой модели судопроизводства по инвестиционным спорам, совершенствование вопросов пенсионного обеспечения судей, а также принят новый Гражданский процессуальный кодекс. Кроме того, в текущем году планируется принятие нового Этического кодекса судей.

Особое место в проводимой судебной реформе занимает оптимизация судебных инстанций путем перехода от пятиступенчатой системы правосудия к трехуровневой.

Одной из причин ее внедрения указывается обеспечение единообразного применения судами законов, что является одним из важнейших условий эффективной защиты прав и охраняемых законом интересов, а также сохранение единого и стабильного правового режима в стране, сокращение времени прохождения дел в судах и повышение ответственности судей местных судов за качество принимаемых судебных актов.

Выглядеть новая схема судопроизводства будет следующим образом: первая инстанция - районные и приравненные к ним суды; апелляционная - областные и приравненные к ним суды; кассационная инстанция - Верховный Суд РК.

В соответствии с ч. ч. 3, 5 ст. 434 ГПК РК, действующего с 1 января 2016 года, могут быть пересмотрены в кассационном порядке по представлению председателя Верховного Суда и протесту Генерального прокурора вступившие в законную силу судебные акты местных и других судов, в случае несоблюдения апелляционного порядка их обжалования; дела, указанные ч. 2 ст. 434 ГПК; постановления кассационной инстанции.

Ч. 6 ст. 438 настоящего Кодекса предусматривает следующие основания к пересмотру в кассационном порядке вступивших в законную силу судебных актов:

- когда исполнение принятого постановления может привести к тяжким необратимым последствиям для жизни, здоровья людей либо для экономики и безопасности РК;

- когда принятое постановление нарушает права и законные интересы неопределенного круга лиц или иные публичные интересы;

- когда принятое постановление нарушает единообразие в толковании и применении судами норм права.

Пересмотр судебного акта в третьем случае, по причине нарушения единообразия в толковании и применении норм права, является новацией в гражданском процессуальном законодательстве РК, поэтому более подробно рассмотрим указанное положение законодательного акта, в том числе на примере схожих норм российского законодательства.

Одним из основных принципов гражданского судопроизводства является принцип законности, устанавливающий обязанность суда при рассмотрении и разрешении гражданских дел точно соблюдать требования Конституции РК, конституционных законов, Гражданского процессуального кодекса, других нормативных правовых актов, подлежащих применению международных договоров РК (ст. 6 ГПК).

Единое толкование и применение судами норм законодательства на всей территории республики, независимо от местного влияния и попыток ограничить действие этих правовых актов в отдельных регионах, и будет являться единством судебной практики.

Судебная система должна выполнять стабилизирующую функцию, создавать уверенность в справедливости и надежности законов, объективности и предсказуемости правосудия, что, в свою очередь, является элементом принципа правового государства, верховенства права.

Дача разъяснения по вопросам судебной практики является конституционной задачей Верховного Суда РК как высшего судебного органа (ст. 81 Конституции РК).

Кассационная инстанция Верховного Суда при пересмотре судебного акта по основанию, предусмотренному п.п. 3) ч. 6 ст. 438 ГПК, своим постановлением исправляет судебную ошибку, допущенную при применении норм права, и в этом случае целью и задачей такого производства будет являться направление судебной практики, обеспечивающей ее единообразие. Следовательно, вынесенное в этом случае постановление будет «практикообразующим», и цель может быть достигнута лишь в том случае, если постановление по делу, рассмотренному в порядке, предусмотренном названной нормой, толкование нормы материального или процессуального права станет обязательным для нижестоящих судов при рассмотрении других дел, по которым применяются те же нормы права.

Таким образом, на наш взгляд, в Республике Казахстан законодателем сделан первый шаг к признанию судебного прецедента в качестве источника права.

 

Порядок осуществления правомочия

 

Схожая норма действовала в гражданском судопроизводстве Российской Федерации. В частности, в ст. 389 ГПК РФ, утратившей силу с 1 января 2012 года, согласно Федеральному закону от 9 декабря 2010 года № 353-ФЗ предусматривалось право председателя Верховного Суда РФ или его заместителя на внесение в Президиум Верховного Суда РФ мотивированного представления в порядке надзора в целях обеспечения единства судебной практики и законности.

Данная норма являлась дискуссионной среди российских юристов и была предметом изучения Конституционного Суда России. Постановлением данного судебного органа от 5 февраля 2007 года № 2-П ст. 389 ГПК РФ признана не противоречащей Конституции РФ, однако указано, что правомочие председателя Верховного Суда РФ, его заместителя внести в Президиум Верховного Суда РФ мотивированное представление о пересмотре судебных постановлений в порядке надзора в целях обеспечения единства судебной практики и законности может быть реализовано только при наличии обращения заинтересованных лиц, в пределах установленных Кодексом сроков для обжалования в надзорную инстанцию, истребования дела и вынесения определения по результатам его рассмотрения, при том, что председатель Верховного Суда РФ и его заместитель, внесшие представление, не могут участвовать в рассмотрении дела Президиумом Верховного Суда РФ. А законодателю, исходя из целей обеспечения единообразного применения закона, рекомендовано конкретизировать порядок осуществления правомочия, предусмотренного ст. 389 ГПК РФ.

В этом же постановлении Конституционного суда разъясняется, что особая процедура инициирования пересмотра судебных постановлений в порядке надзора предназначена исключительно для случаев, когда без устранения допущенных нижестоящими судами существенных нарушений норм материального или процессуального права невозможно обеспечение верховенства и единообразного применения закона в соответствии с требованиями Конституции РФ. В то же время внесением указанными должностными лицами Верховного Суда РФ представлений о пересмотре вступивших в законную силу судебных постановлений в порядке надзора затрагиваются права лиц, участвующих в деле, как они определены этими судебными постановлениями. Между тем из конституционных принципов состязательности и равноправия сторон и связанного с ними принципа диспозитивности следует, что процессуальные отношения в гражданском судопроизводстве возникают, изменяются и прекращаются, главным образом, по инициативе непосредственных участников спорного материального правоотношения, имеющих возможность с помощью суда распоряжаться своими процессуальными правами, а также спорным материальным правом. При этом предполагается такое построение судопроизводства, при котором функция суда по разрешению дела отделена от функций спорящих перед судом сторон: осуществляя правосудие как свою исключительную функцию, суд обязан обеспечивать справедливое и беспристрастное разрешение спора, предоставляя сторонам равные возможности для отстаивания своих позиций, и потому не может принимать на себя выполнение их процессуальных функций.

 

По собственной инициативе

 

Следовательно, председатель Верховного Суда РФ или его заместитель, будучи судьями, не могут вносить представления о пересмотре судебных постановлений в порядке надзора по собственной инициативе. Иное приводило бы к искажению природы правосудия, принципа состязательности и равноправия сторон при осуществлении судопроизводства, а также конкретизирующего его принципа диспозитивности в гражданском процессе.

В случаях, когда председатель Верховного Суда РФ либо его заместитель по обращениям заинтересованных лиц вносят соответствующее представление, основанное на сложившемся у них убеждении о нарушении вынесенными судебными постановлениями единства судебной практики и законности, они в дальнейшем не могут входить в состав суда, рассматривающего дело по существу. Их участие в рассмотрении дела Президиумом Верховного Суда РФ ставило бы под сомнение беспристрастность суда и противоречило бы принципу независимости судей.

Иное истолкование ст. 389 ГПК РФ приводило бы к произвольному ее применению и, соответственно, к неопределенности в спорных материальных правоотношениях, к неограниченному пересмотру вступивших в законную силу судебных постановлений, нарушающему как принцип справедливого судебного разбирательства, так и принцип правовой определенности, и тем самым - к неправомерному ограничению конституционного права на судебную защиту.

В полемике российских юристов, развернувшейся относительно существовавшей ст. 389 ГПК РФ и названного постановления Конституционного Суда РФ, приводятся различные точки зрения. В частности, прозвучали мнения о том, что возможность инициирования должностными лицами Верховного Суда РФ надзорного производства независимо от волеизъявления сторон ради обеспечения «единства судебной практики и законности» противоречит принципу разделения властей, нарушает принцип независимости суда и судей и подчинения его только Конституции РФ и федеральному закону. А вероятность отмены вступившего в законную силу решения без ограничения сроков несовместима с принципом правовой определенности.

 

Анализ и обмен мнениями

 

Между тем подвергнутые критике в российском законодательстве нормы гражданского процессуального законодательства нашли свое отражение в новом ГПК РК. Так, ч. 2 ст. 435 ГПК предусматривается право председателя Верховного Суда РК вносить представление и право Генерального прокурора РК приносить протест на вступившие в законную силу судебные акты по собственной инициативе, а также по ходатайству лиц, указанных в ч. 1 настоящей статьи.

То есть не исключается возбуждение производства по пересмотру судебных актов, вступивших в законную силу, по инициативе названных должностных лиц без волеизъявления заинтересованных лиц.

Кроме того, сроки для внесения представления, принесения протеста по основаниям, предусмотренным ч. 6 ст. 438 Кодекса, не ограничены (ч. 3 ст. 436 ГПК), а рассмотрение дел по пересмотру постановлений суда кассационной инстанции производится в коллегиальном составе в нечетном количестве (не менее семи) судей под председательством председателя Верховного Суда РК или одного из судей по его поручению (ч. 6 ст. 35 ГПК).

Возможность инициирования производства в отсутствие поступивших жалоб, неограниченная никакими сроками, также, по нашему мнению, не соответствует принципу правовой определенности. Мы обратили внимание на возможные проблемные ситуации, которые могут возникнуть в процессе применения норм нового ГПК РК. Однако надо учитывать, что новый кодекс вступил в силу совсем недавно, и только достаточно длительная судебная практика, активный анализ судебных дел, обмен мнениями действующих судей и видных ученых позволят обнаружить его сильные и слабые стороны, в целом покажут уровень его эффективности.

28 января 2016, 11:19
Источник, интернет-ресурс: Сайт газеты «Юридическая газета»

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript