Минус казахстанских IT-производителей - в отсутствии сервис-центров

Рынок информационных технологий Казахстана, как импортозависимая отрасль, одним из первых ощутил на себе последствия экономического кризиса в стране. О том, как в условиях ограниченного бюджета могут развиваться IT-компании и каким образом предприятия могут оптимизировать расходы на продукты высоких технологий, «Къ» спросил главу представительства Dell в Казахстане и Центральной Азии Нурлана Садыкова.

– Нурлан, каковы ваши прогнозы по поводу развития рынка IT в Казахстане при текущей экономической ситуации?

– IT-рынок Казахстана очень зависит от внешних факторов, так как страна разрабатывает и производит очень мало своей продукции. Все, что производится местными предприятиями – это так называемые базовые клиентские «железки» – на сегодняшний день занимают не более 10% корпоративного рынка. Все остальное импортируется. А бюджет в долларовом эквиваленте тем временем сокращается на фоне девальвации национальной валюты. IT-рынок в республике по результатам 2014 года в сравнении с 2013-м «просел» почти на 35%, в прошлом году эта цифра составила порядка 25%. Наши ожидания совпадают и роста в 2016 году не предвидится. Тем не менее рост наблюдается в абсолютном количестве единиц поставленного оборудования – людям необходимо удовлетворять растущие IT-потребности: мы наблюдаем тенденции, когда предпочтение отдается оборудованию по стоимости в более низких ценовых сегментах, а также когда клиенты предпочитают покупать то, что им необходимо прямо сейчас для удовлетворения текущих нужд.

– А рост рынка в Казахстане обычно идет за счет рядовых потребителей или за счет корпоративного сегмента?

– У Dell, к примеру, два направления – конечные потребители, для которых в торговых сетях выставлены компьютеры, мониторы, планшеты и прочие девайсы, а также корпоративные клиенты. В текущий момент спад наблюдается в обоих направлениях. Выбор клиентского оборудования уходит в более низкий ценовой сегмент, так как, к примеру, те же школьники и студенты не могут обойтись без компьютеров и в любом случае приобретают их. В корпоративном сегменте тоже есть такие потребности, на которые нужно отвечать незамедлительно. Скажем, нужно увеличивать емкость дата-центра при помощи дополнительных модулей, так как объем данных растет. Ранее предприятие закупало топовую продукцию, но спустя 5-7 лет оборудование стало неактуальным в плане технологий. Однако, несмотря на сузившийся бюджет, оборудование нужно заменять – любой руководитель сегодня понимает, что уровень информатизации сегодня является драйвером роста предприятия.

– Много ли смогут сэкономить потребители, если импортируемую технику начнут заменять тем, что производится в казахстанских IT-компаниях?

– Не исключаю. У нас налажены производство и сбор персональных компьютеров, базовых серверов. Клиентское оборудование производят на базе, например, Парка инновационных технологий. Но нельзя утверждать, что импортируемое оборудование ведущих мировых производителей дорогое по определению – даже в сравнении с продукцией китайских вендоров. Мы обычно предлагаем клиентам рассмотреть не только стоимость разовой закупки, но и стоимость владения, сервиса и дальнейшего масштабирования решения. Они могут приобрести оборудование где-то дешевле, но потом окажется, что оно гораздо больше потребляет электроэнергии, не покрыто сервисным обслуживанием, не имеет возможность модульно расширяться, и так далее. То есть стоимость владения техникой Dell в итоге за тот же пятилетний период может оказаться гораздо дешевле малоизвестных производителей.

– Насколько дешевле?

– Цифры могут значительно варьироваться в зависимости от решения.

– А местная, казахстанская продукция насколько дешевле?

У нас на сегодня не производят сложные системы хранения данных, нет широкой серверной и сетевой линейки, способной удовлетворить потребностям любого предприятия, либо их доля очень мала. К примеру, если сравнить серверы, которые производят у нас для малых офисов, с брендовыми, то они будут дешевле, но незначительно. Но для заказчика будет минусом отсутствие сервисных центров, которые смогут быстро обслужить эту компанию. То есть, чтобы развивать локальное производство, нужно подходить к спектру предоставляемых им услуг более широко и обеспечивать не только производство нескольких моделей, но и доступность сервиса, собственные ноу-хау.

– В таком случае от каких продуктов или комплектующих предприятия могут отказаться в целях экономии?

– В целом экономить можно двумя способами. Первый – обозначить приоритеты для компании, выделить именно то, что отразится на повышении эффективности предприятия в целом и выделит его на рынке. Второй способ – начать использовать для хранения данных облачные технологии на аутсорсе, что позволит сэкономить до 40% от тех расходов, что тратится на построение собственного дата-центра. Но опять же нужно подходить к этому осторожно, так как затрагиваются вопросы безопасности хранения данных, доступности, резервирования. К примеру, я бы не рекомендовал использовать облака, когда данные хранятся в другой стране – если данные потеряются, их очень сложно восстановить и это становится объектом международных разбирательств. Лучше работать с локальными провайдерами облачных технологий.

– Есть мнение, что импортируемая в Казахстан компьютерная техника могла бы быть намного дешевле, если бы не таможенные пошлины. Вы с этим согласны?

– В плане налоговых льгот мы, наоборот, отмечаем сильную поддержку со стороны государства. К примеру, таможенная ставка на системы хранения данных, сервера, сетевое оборудование нулевая или близка к этому. Вполне возможно, в будущем правительство разработает какую-нибудь специальную программу поддержки отрасли информационных технологий, что позволит снизить цены на импортируемую компьютерную технику, но, по моему мнению, в нынешних условиях лучше ничего не придумаешь.

– Госпредприятия собираются перейти на сервисную модель обслуживания. Что это даст IT-компаниям?

– Новый закон об информатизации предполагает переход государственных организаций на сервисную модель обслуживания. К примеру, сегодня госкомпаниям необходимо поддерживать свою собственную IT-инфраструктуру, для этого в штате имеется специальный отдел либо департамент, поддерживающий собственный центр обработки данных, включающий огромное количество вычислительной техники и пользовательского оборудования. Они по внешним каналам связи, в свою очередь, подключены к головным организациям, министерствам. То есть это большая инфраструктура – необходимо содержать собственный штат высококвалифицированных сотрудников, каждый их которых выполняет свою задачу и выставляет свои приоритеты. Сервисная модель предполагает появление оператора, который может предоставить госпредприятиям собственный унифицированный центр обработки данных, соответствующий всем государственным стандартам безопасности и именно текущим потребностям государственного предприятия. Планируется, что клиент будет платить оператору сервисную ежемесячную абонентскую плату, что предполагает значительную экономию средств, так как сумма затрат будет зависеть от объема нужных госоргану услуг на определенном промежутке времени и не будет необходимости самостоятельно содержать штат сотрудников по информационным технологиям. К тому же если раньше контракт государственного предприятия с частным поставщиком IT-услуг, согласно правилам госзакупок, заключался на год, то в рамках предложенной сервисной модели обслуживания, срок такого государственно-частного партнерства может достигать нескольких десятков лет. К примеру, если контракт заключен на 10 лет, поставщик может быть уверен в окупаемости всех затрат на оборудование в рамках проекта, и во вложении средств в дальнейшее развитие собственных решений для государственного заказчика. Это в первую очередь даст толчок уровню развития технической экпертизы казахстанских IT-компаний.

– Кто ваши основные покупатели – государственный сектор или рядовые потребители?

– В корпоративном сегменте продажи примерно 50/50 распределены между государственным сектором и крупными и средними предприятиями. Половина общего объема – это клиентское оборудование, которое продается населению. На рынке наша доля по продажам рабочих станций составляет 35%, по серверам – около 20% и по корпоративным компьютерам – 10%. Хочу отметить, что доля Dell на рынке Казахстана стремительно растет и за последние два года выросла в два раза.

– Dell также производит защищенные ноутбуки для военных и промышленных предприятий. На-сколько они востребованы сейчас на рынке?

– Есть не только ноутбуки, но и планшеты, защищенные от пыли и влаги, кроме того есть специальные защищенные серверы. Все вышеперечисленное оборудование рассчитано на узкий рынок – для тех, чья работа связана с суровыми условиями окружающей среды. В тех же самых силовых структурах очень мало людей работают в агрессивных условиях – имею в виду не только Казахстан, во всем мире так. Я думаю, что не больше 10% сотрудников из штата имеют реальную потребность работать онлайн в «поле», там, где может понадобиться защищенный, надежный ноутбук. Dell не один производит оборудование такого класса, есть еще несколько производителей, но наша доля в Казахстане по внутренним оценкам наибольшая и составляет около 50%. В количественном выражении это может быть несколько сотен штук в год. Предприятия закупают их по мере необходимости, поэтому давать оценку, что по данной линейке у нас наблюдается рост или спад продаж, сложно.

– Коснулись ли санкции продуктов Dell в России?

– Санкции нашей продукции в Казахстане не коснулись. Так же, как и в Казахстане доля Dell в России растет. Противодействий со стороны российских госорганов относительно распространения и продаж продуктов компании нет.


29 января 2016, 17:45
Источник, интернет-ресурс: Деловой еженедельник «КУРСИВъ»

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript