Проблемы уголовно-правовой защиты начала человеческой жизни (С. Журсимбаев, доктор юридических наук, профессор)

18 марта 2016, 17:25
Фото:

С. Журсимбаев

доктор юридических наук, профессор

Если для создания рая на земле

потребуется всего одна слезинка невинного ребенка,

мне уже не нужен будет такой рай.

Ф. Достоевский

Согласно Конституции Республики никто не вправе произвольно лишать человека жизни. Право на жизнь - это фундаментальное право человека, считающееся «царицей прав», естественным и неотъемлемым правом любого человека. И потому любое, а тем более преступное лишение жизни человека есть величайшее зло перед природой и обществом. В этой связи нет ничего удивительного в том, что убийство отнесено уголовным законом к категории особо тяжких преступлений, за которые предусмотрено наказание в виде длительного (до пожизненного) лишения свободы или смертная казнь.

Убийство есть противоправное умышленное причинение смерти другому человеку и для определения наличия посягательства на жизнь человека необходимо знать, прежде всего, ее начальный и конечный моменты. С учетом этого, законодательство устанавливает период уголовно-правовой охраны с момента начала человеческой жизни до ее окончания.

В уголовно-правовом плане по поводу момента окончания жизни особых дискуссии не замечено, тем более по закону в нашей стране осуществление эвтаназии запрещено. Вместе с тем, конечная граница жизни человека имеет важное юридическое значение. Наличие четких критериев констатации смерти особенно необходимо в условиях распространения трансплантологии. При пересадке отдельных органов вероятность успешной трансплантации тем выше, чем меньше времени прошло после момента смерти. Поэтому во избежание злоупотребления смерть человека должна констатироваться бригадой медиков, независимо от тех, кто занимается заготовкой и пересадкой органов. Согласно закону биологическая смерть представляет собой прекращение жизнедеятельности организма с необратимым угасанием жизненно важных функций, которая констатируется медицинским работником на основании совокупности признаков: остановки сердечной деятельности; прекращения дыхания; прекращения функций центральной нервной системы.

Более сложное и дискуссионное в науке - это правильное определение момента её начала. По этому поводу есть разные точки зрения. Одни полагают, что моментом начала самостоятельной жизни младенца является либо начало дыхания, либо момент отделения пуповины. Другие считают моментом начала жизни ребенка то мгновение, с которого его организм способен самостоятельно функционировать, и полностью отделен от организма матери. Также есть мнения, что начало жизни следует считать с момента зачатия. По нашему закону объектом убийства является жизнь новорожденного, которая начинается с момента физиологических родов, когда какая-либо часть тела ребенка показалась из утробы матери. Согласно данной позиции посягательство на жизнь человеческого плода до родов не образует убийство, а является абортом.

Таким образом, в доктрине уголовного права нет единства мнений относительно начала «порога» жизни. С какого периода должна начинаться уголовно-правовая охрана и защита человека: с минуты зачатия или с момента исхода плода из лона матери? По мнению биологов, жизнь нового организма начинается с оплодотворенной яйцеклетки и с 12-й недели беременности у ребенка функционируют все системы организма.

Современная наука доказала, что уже 19-недельный плод может быть выхожен в специальных условиях, создаваемых в перинатальных центрах. Есть случаи, когда женщина умерла, а врачи спасли 19-недельного плода путем операции кесаревого сечения и его выходили. Может быть, это и есть та грань (срок беременности), за которой у внутриутробного младенца появляется реальная возможность существовать вне чрева матери. Возможно поэтому, в некоторых странах жизнь внутриутробного ребенка начинает защищаться государственными законами уже после 12-20 недель беременности.

Такие важнейшие общепризнанные акты как Международный Пакт о гражданских и политических правах и Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод указывают о праве каждого лица на жизнь, которая должна охраняться законом, и на то, что никто не может быть произвольно лишен жизни. Так, статья 6 Международного Пакта, запрещая приводить в исполнение смертный приговор в отношении беременных женщин, косвенно признает и гарантирует права на жизнь нерожденного ребенка. А вот статья 4 Американской Конвенции о правах человека более конкретно утверждает, что «каждый человек имеет право на уважение его жизни. Это право защищается законом и, как правило, с момента зачатия. Никто не может быть произвольно лишен жизни».

Некоторые страны еще при обсуждении проекта Конвенции о правах ребенка предлагали ребенком считать человеческое существо с момента зачатия. Поэтому об обязательствах государства гарантировать жизнь еще не рожденному ребенку упоминается лишь в преамбуле Конвенции, которая не обладает юридической силой.

Еще в 1993 году церковь обратилась к эмбриологам биофака МГУ с вопросом, когда с точки зрения науки начинается человеческая жизнь и получила официальный ответ, что жизнь человека начинается с момента зачатия. Если современные биологи (генетики и эмбриологи) научно доказали о начале жизни, а теологи утверждают, что Бог влагает душу в зародыш непосредственно в момент зачатия, то насколько правильно законодателям доказывать обратное?

Конституции ряда стран членов Европейского Союза признают право на жизнь человека до рождения. Так, в законах некоторых стран провозглашена, что «человеческая жизнь достойна охраны уже до рождения». Это дает надежду на то, что в недалеком будущем большинство стран признает право на жизнь и внутриутробного ребенка. Тем более в октябре 2011 года Европейский суд признал, что оплодотворенная человеческая яйцеклетка уже является человеком и запретил любые манипуляции с эмбриональными стволовыми клетками человека. И нашим законом запрещено использование человеческого эмбриона для коммерческих, военных и промышленных целей, а также клонирование человека - воспроизведение генетически идентичных особей.

К сожалению, с советских времен нерожденного ребенка считали придатком, частью женского организма, поэтому за лишение его жизни в утробе матери не была установлена ответственность, полагая это добровольным прерыванием беременности. И жизнь внутриутробного биологического существа до начала физиологических родов выпал из-под уголовно-правовой охраны.

В соответствии с законом республики, женщина имеет почти неограниченное право на искусственное прерывание беременности. В частности, прерывание проводится по желанию женщины при сроке беременности до двенадцати недель, по социальным показаниям - при сроке беременности до двадцати двух недель, а при наличии медицинских показаний, угрожающих жизни - независимо от срока беременности.

Особенно удивляют такие социальные показания разрешающие прерывать беременность: когда женщина и ее супруг признаны безработными, если женщина не состоит в браке или расторгнут брак, в случаях многодетности и т.д. Осталось к этим социально-экономическим причинам добавить мировой экономический кризис и девальвация национальной валюты.

Если по негативным медицинским последствиям не рекомендуется рожать женщине, то никаких споров не возникает. А если нет, то насколько правильно, что законодатель дает женщине полное право распоряжаться жизнью уже оформившегося полноценного человеческого существа, которое не в состоянии сопротивляться несправедливым решениям. Именно эта особенность начальной стадии человеческой жизни повышает меру нашей моральной ответственности за нее. Чем беззащитней существо, тем более оно нуждается в защите. Где золотая середина, позволяющая органически сочетать важнейшие принципы о репродуктивной свободе женщины, ее правом на прерывание беременности и правом на жизнь уже зачатого, но еще не рожденного ребенка?

Современные научные исследования давно доказали, что плод на всем протяжении внутриутробного развития не является органом или частью тела своего носителя - материнского организма, поскольку генетически он отличен от матери и даже может иметь другую группу крови. Из этого вытекает, что аборт на любом сроке беременности является намеренным прекращением жизни самостоятельного биологического индивидуума - убийством нерожденного младенца. Более того, в некоторых странах появились клиники по умерщвлению и торговле органами эмбрионов. С помощью ультразвуковой техники научились извлекать плод абсолютно целым для получения хорошего качества сердца и печени на продажу или использования для косметики и биодобавки. Никого не интересует естественное право нормально развивающего биологического существа - внутриутробного ребенка или его представителей. И это когда вегетарианцы ради сохранения жизни животных отказываются от использования их продуктов в питании и быту. Самая преданная мать в природе - осьминоги в период развития яиц остаются у гнезда без еды и погибают от голода. Даже звери за возможность оставить потомство дерутся насмерть. Наиболее кровожадные звери и то обладают надежным механизмом торможения, запрещающим убийство или ранение своих сородичей. Все живые существа неизменно стараются использовать этот великий дар природы.

Думается, что немало женщин, посмотрев на свое любимое чадо, обрадуются, что в тяжелые минуты не пошли на эти крайние меры. Совершенно права Н.Е. Крылова, которая пишет, что любой живущий на земле человек проходит через стадию эмбрионального развития, и если уж Уголовный кодекс становится на защиту животных, предусматривая ответственность за жестокое с ними обращение, то почему в этом отказывает человеческому эмбриону.

Аборты противоречат не только национальным интересам, но и религиозным убеждениям подавляющего большинства населения. Поэтому в целом в мире аборты, если не запрещены, то хотя бы ограничены. И в основном аборты запрещены в большинстве мусульманских стран, стран Африки, Латинской Америки. Из 198 стран мира, аборты ограничены в 139. Полностью разрешены аборты только в 59 странах, и то в 39 из этих стран аборты производятся только до 12 недель.

Казахстан входит в число стран, где любая женщина может сделать аборт на сроке беременности до 12 недель совершенно свободно. Закон не возлагает на женщину обязанность вынашивания плода при каждой беременности, и она самостоятельно решает вопрос о материнстве. В результате чего распространение абортов и насильственное прерывание жизни ребенка стало национальной трагедией. По некоторым данным в республике ежегодно совершается порядка 80 тыс. абортов. Это в три раза больше, чем в Европейских странах. Такая цифра скорее условная, поскольку широко практикуются подпольные аборты, использование всевозможных медицинских препаратов, а некоторые женщины, заинтересованные в сохранении конфиденциальности, просто выезжают в сопредельные страны, где этот вопрос решается быстро и дешево. Безответственное отношение к данной проблеме в значительной степени определяет мораль общества, и, в конечном счете, сказывается на численности населения.

Научная актуальность данной проблемы в том, что рождение ребенка является также конкретным демографическим событием, основообразующей единицей рождаемости. Если посмотреть на эту проблему в общегосударственном масштабе, то от уголовно-правовой охраны жизни ребенка и уровня рождаемости детей зависит будущее всего государства.

Это можно увидеть на примере двух республик. Так, по данным переписи населения в 1959 году в СССР, число белорусов было 8 млн., в 1970 г. 9 млн., а узбеков соответственно - 6 млн. и 9 млн.

То теперь, по состоянию на 2016 г. если белорусов осталось на прежнем уровне около 9 млн., то узбеков стало более 30 млн. и они заняли 43 место в мире. В век сверхдержав демографический кризис может отрицательно сказаться на территориальной целостности страны. У кого больше население, у того огромные потенциальные возможности.

Таким образом, уголовно-правовая охрана жизни ребенка, находящегося в утробе матери, право на искусственное прерывание беременности и демографическое состояние страны тесно взаимосвязаны. И от правильного определения уголовной политики в этом вопросе в конечном результате зависит уровень социально-экономического благополучия всего государства.

В связи с этим во многих странах особое внимание уделяется защите прав ребенка и демографической политике, которая реализуется в виде национальных проектов. Возможно поэтому из национальных уголовных кодексов ряда европейских стран (Германия, Испания, Италия, Польша, Франция) исключены такие статьи как привилегированные составы преступлений, по мотивам распространения христианских этических норм, осложнения демографической ситуации и исчезновения у женщин оправдывающей социальной мотивации.

В Казахстане, ответственность за убийство матерью своего новорожденного ребенка, как во время родов, так и в последующий период, совершенное в условиях психотравмирующей ситуации или в состоянии психического расстройства не исключающего вменяемости, предусмотрена в ст.100 УК.

Однако, в законе почему-то не раскрыто, что означает слова «и в последующий период». Также понятие «новорожденного» трактуется разными специалистами по-разному. Дискуссионным и неурегулированным законодательством являются конкретные сроки периода новорожденности. В педиатрии длительность периода новорожденного признается равной одному лунному месяцу (28 календарных дней), в акушерстве - одной неделе, в судебной медицине - одним суткам.

Поэтому целесообразно доработать данную статью и дополнить нормой, устанавливающей момент начала уголовно-правовой защиты жизни человека и дать определение понятиям новорожденности. Для этого должна быть исключена размытая неконкретная сегодняшняя диспозиция «в последующий период» и заменена на слова «сразу же после родов». Под этим термином, как правило, признается промежуток времени, совпадающий с ранним послеродовым периодом, то есть от 2 до 4 часов после выделения последа. Именно спустя данный промежуток времени роженицу обычно переводят из родильного зала в послеродовое отделение.

Как аргументировано выше следует законодательно признать нерожденную жизнь ребенка самостоятельным объектом уголовно-правовой охраны, сроки которого следует определить с учетом мнений причастных к этой проблеме специалистов, а также выработать рациональную моральную оценку прерывания беременности. Тем более, согласно ст.1044 ГК РК наследниками могут быть граждане, зачатые при жизни наследодателя и родившиеся живыми после открытия наследства, тем самым государство косвенно признает права человеческого зародыша, не считая его «частью» материнского организма.

Как известно, субъектом рассматриваемого преступления по закону считается мать новорожденного ребенка, достигшая шестнадцатилетнего возраста. Но наличие в ней термина «мать», не имеющего законодательной дефиниции порождает некоторые проблемы его прикладного толкования. И представляется не совсем справедливым использовать святое слово «мать». Разве правомерно признать матерью, женщину согласившейся на суррогатство, которая в физиологическом смысле не является матерью новорожденного, или называть матерью - шестнадцатилетнюю девочку, умерщвляющую своего первенца. В связи с этим будет правильным субъектом данного преступления признать «роженицу», исключив из диспозиции статьи слова «мать».

Кроме того является излишним указывать: «совершенное в условиях психотравмирующей ситуации или состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости» (обязывающего органов расследования, как правило, проводить экспертизу), тогда как об этом уже дано соответствующее разъяснение в ст.17 УК РК и само беременное состояние женщины является обстоятельством, смягчающим уголовную ответственность и наказания.

Но лучше всего конечно, не доводить женщин до этого, для чего следует принять комплекс мер, направленных на предотвращение нежелательных беременностей. Со школьной скамьи разъяснять всю важность материнства и отцовства, необходимость духовного и нравственного отношения к этому вопросу. С момента обращения в медицинские учреждения беременной женщины дальнейшую судьбу внутриутробного ребенка необходимо взять на особый контроль. Искусственное прерывание беременности должно быть разрешено только заключением медицинской комиссии лишь в исключительных случаях, когда беременность представляет собой угрозу жизни или здоровью женщины или медицинские показатели свидетельствуют о высокой вероятности серьезного и необратимого дефекта плода или о неизлечимой болезни, угрожающей его жизни, а также если есть основание считать, что беременность явилась результатом преступных действий.

Защита естественных прав людей, прав на жизнь и свободу является высшей ценностью любого демократического общества, одним из важнейших обязанностей государства. Если власть, чтобы защитить жизнь особо опасных преступников, уже более десять лет как объявила мораторий на смертную казнь, их кормит и охраняет, то наше будущее потомство тоже вправе рассчитывать на защиту его жизни со стороны государства.

И всегда помнить слова лауреата Нобелевской премии мира мать Терезы, причисленная к лику святых: «Нет ни одного народа, который был бы настолько беден, чтобы убивать своих детей и тем самым уничтожать свое будущее. Не убивайте зачатых детей!».

Источник: Материалы международной научно-практической конференции Каспийского университета.


Читайте новости zakon.kz в
Показать комментарии

Популярное

все топ новости

НОВОСТИ

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:

Хотите быть в курсе важных новостей?