Идеи в сфере исключительного права:
от понятия к оборотоспособности и правовой охране

 

Братусь Диана Валерьевна

магистр права, преподаватель

кафедры «Педагогики и арт-менеджмента»

КНК им. Курмангазы

 

 

«Можно сопротивляться вторжению армий,

вторжению идей сопротивляться невозможно»

Виктор Гюго

 

В основе всех существующих материальных объектов лежит идея. Идея - это оригинальная составляющая любого творения[1]. Поскольку в авторском праве оригинальность[2] является одним критериев охраноспособности, это наводит на мысль о первичности идеи. Современное общество столкнулось с переизбытком однотипных товаров, работ и услуг. В подобной ситуации оценка оригинальной идеи приобретает особую актуальность, напрямую влияет на повышение конкурентоспособности товара. Например, в гостиничном бизнесе потребность отдыха в необычной атмосфере красоты и эстетики привела к появлению бутик-отелей, ледяных отелей, прозрачных номеров, существенно отличающихся от обычных гостиничных комплексов. Подобные тенденции характерны для всех сфер деловой активности.

Тезис сформулированный К. Марксом: «спрос определяет предложение, и наоборот предложение определяет спрос…»[3], в современной интерпретации актуален и по сей день. Спросом всегда пользуются оригинальные, современные товары (новые модели техники, эксклюзивные вещи, новинки фармацевтики и т.д.). Предложение, по большому счету, представлено однотипными товарами (бытовые товары, продукты питания, услуги кабельного телевидения и т.д.), нуждающимися в особых способах продвижения. В связи с этим механизмы, способствующие продвижению подобных товаров, услуг, работ стали более эфемерными. Эфемерность выражается в частой смене идей и концепций продаж, необходимой для стимулирования спроса. Для современного потребителя важна «атмосфера» как правило включающая приятные запахи, высокий уровень сервиса, эксклюзивное отношение и т.п. Право не способно регулировать все эти аспекты, но поскольку сохраняется актуальность в распространении оригинальных идей и успешных прибыльных стратегий ведения бизнеса (у субъектов есть в этом потребность), то появление специальных правовых механизмов и институтов предсказуемо. Одним из таких институтов, по нашему мнению, является, например, договор франчайзинга (п. 1 ст. 1027 ГК РФ). По нему лицензиар передает лицензиату стратегию ведения бизнеса, потому-то в законе оговаривается возможность использования лицензиатом деловой репутации, коммерческого опыта, оригинальных разработок лицензиара. Эти элементы по сути не могут являться самостоятельным предметом договора.

Что же делать, когда люди, генерирующие оригинальные идеи и стратегии, хотят выгодно продавать их на рынке. Возникает вопрос: может ли идея стать объектом гражданских прав? Если существует объективная потребность и стабильный субъективный интерес, то право, видимо, должно как-то реагировать. Само по себе отмеченное желание, как минимум, не противоречит закону.

Одним из качеств принципа свободы договора является возможность заключения непоименованных договоров. Полагаем, возможность заключения договора, предметом которого является отчуждение прав на оригинальную идею, формально допускается. Какие это права? Пусть хотя бы обязательственные, если подразумевается договорная форма, опосредующая процесс возникновения прав на идею у одного лица (заказчика, приобретателя, вторичного правообладателя) от исходного разработчика (создателя, первичного правообладателя)[4]. Мы не стремимся декларировать охраноспособность идеи как объекта исключительного права. Пока оставим вопрос открытым. Он риторический. Однако… Если разработка идеи сулит выгоду, связана с затратами и является результатом труда, скорее всего и прежде всего труда творческого, то банальное неосновательное обогащение путем присвоения чужого продукта запрещается. Такое обогащение несправедливо. Мы предлагаем задуматься об объективном (юридическом) упорядочении оборота идей, отвечающих потребностям современного рынка, о способах предотвращения злоупотреблений, недобросовестного использования оригинальных результатов.

О значении идей рассуждали такие великие философы, как: Демокрит, Платон, Декарт, Дж. Локк, И. Кант, И.Г. Фихте, Гегель, А. Эйнштейн и многие-многие другие. Основой основ, не утратившей актуальность имеет учение Платона. Знаковым в этой связи представляется объяснение обособленного существования двух миров: мира идей и мира вещей. Современная система авторско-правового регулирования учитывает это деление - авторское право охраняет не саму идею, а материальную форму выражения. Отсюда, по всей видимости, вытекает стремление многих исследователей обращаться к истокам.

Платон утверждал, что вещи - блеклое отражение идей[5], подчеркивал в своих диалогах производность материального мира. Философ акцентировал внимание на автономной природе идей, называя их вечными. Идеи существуют сами по себе, но они постижимы, разум способен их «помыслить»[6]. Мыслительному процессу материализации идеи в учении Платона отводится важнейшая роль.

Поскольку идея материализуется благодаря интеллектуальной деятельности мыслящего субъекта (автора идеи), справедливым будет признание его авторского начала. «Признание» в форме личного неимущественного права на оригинальную идею. Абстрактность идеи как самоценности очевидна. Другое дело, когда идея вводится в оборот. В этот момент моральное право становится заметным, проявляется вместе с имущественными правами.

Предложение упорядочить оборот идей, укрепить его, обеспечить ему должную устойчивость отнюдь не является посягательством на классические устои теории интеллектуальных прав. О барьерах свободному обмену знаниями тоже говорить не приходится. Повторяем, озвученная мысль - это лишь попытка урегулировать оборот идей, намерение предложить их разработчикам хоть какие-то ощутимые гарантии. А оборот существует. Известных примеров множество.

С плагиатом объективно выраженных идей их авторы сталкиваются постоянно. Проще создавать «новое», перерабатывая ранее созданное. Экономика становится производной.

Примером незаконного использования чужих идей являются так называемые «фанфики»[7]. Подобных произведений, с точки зрения авторского права, не существует, так как фанаты создают свои продукты без разрешения автора перерабатываемого объекта, без заключения договора с ним (п. 3 ст. 1260 ГК РФ). Во многих случаях поклонники генерируют воистину уникальные результаты, способные «поспорить» даже с исходным творением.

Существуют специальные интернет-ресурсы, специализирующиеся на публикации «фанфиков». Некоторые приемы их работы порождают путаницу. Например, в правилах одного крупного интернет-сервиса[8] сказано: к публикации на сайте допускаются только тексты, созданные самим автором «фанфика», переводы иностранных «фанфиков» принимаются к публикации при наличии разрешения автора первоначального «фанфика» (договора с ним). Казалось бы, данное требование базируется на установлении закона (см., например, п. 3 ст. 1260 ГК РФ). С другой стороны, «фанфики» и их переводы воспринимаются как полноценные объекты авторского права! Безусловно, отождествление «фанфика» с объектом авторского права ущербно. Однако, может ли автор свободно пользоваться идеей своего фаната для, так сказать, «улучшения» исходного творения? Под словом «свободно» мы имеем в виду случай абсолютной свободы использования - без согласия «генератора» идеи и без уплаты ему вознаграждения.

Если автор перерабатываемого произведения решит воспрепятствовать применению незаконной переработки, он с легкостью сможет это сделать. На наш взгляд, авторам необходимо пресекать подобную деятельность - многие из «фанфиков» разрушают традиционные социальные поведенческие модели, являются откровенно нецензурными, порнографическими. Кроме того, любая незаконная переработка нарушает личное неимущественное право на неприкосновенность произведения (ст. 1266 ГК РФ).

Приведенный пример является отличной иллюстрацией тому, что подобное творчество не способствует развитию культуры, а лишь способствует появлению «сомнительных талантов». Представляется, что Л.Н. Толстому не пришло бы в голову переработать произведение И.С. Тургенева. Настоящему художнику нужна Муза. Копия всегда остается копией. Отмеченные тенденции не стимулируют развитие творчества. Скорее наоборот, они способствуют угасанию подлинного искусства.

На фоне изложенных выше тенденций в научной среде все чаще озвучиваются мнения о том, что право интеллектуальной собственности превращает результаты творческой деятельности в дефицитный продукт. На этой основе делается следующий вывод: в отсутствие правового регулирования авторских отношений результаты творчества могли бы распространяться свободно[9]. Подобная постановка «проблемы» выглядит очень упрощенной и даже странной. Право призвано регулировать общественные отношения, предупреждать конфликты, обеспечивать их справедливое разрешение. Более того, «там, где гражданское право не работает или работает плохо, нет отлаженной системы стимулирования, нет и не может быть эффективной экономики»[10].

Гражданское право, включающее право интеллектуальной собственности, призвано лишь регулировать отношения по созданию (в меньшей степени) и использованию результатов творческой деятельности. Поэтому уместна критика именно по поводу современной концепции развития рынка, а не в адрес правового регулирования.

В основе капиталистической модели лежит принцип коммерциализации товаров, работ, услуг, что способствует формированию «рыночного общества, т.е. такого общества, где почти все выставлено на продажу»[11]. Вместе с социальными благами приходят рыночное мышление и рыночные ценности, которые могут изменить значение этих благ, а также вытеснить сложившиеся отношения и нормы[12]. Многомиллиардные прибыли получают не авторы результатов интеллектуальной деятельности, а «перекупщики», посредники. Великая подлость псевдоборьбы с правовым регулированием отношений по созданию и использованию результатов творчества заключается в желании лишить авторов главного - права на защиту авторства! Прагматичные (так называемые «рыночные») подходы методично нивелируют статус автора как первичного правообладателя, «путающегося под ногами». Яркий пример - законодательство США, разрешающее полный отказ от моральных прав и признающее заказчика автором произведения. Так проще отчуждать и приобретать.

Несмотря на доводы скептиков[13], мысль о том, что добросовестным является указание подлинного автора идеи (как источника заимствования), является предопределяющей. Даже сторонники свободного использования результатов творческой деятельности и оригинальных идей отмечают: «общество ценит авторство и происхождение»[14], что демонстрирует важность института личных неимущественных авторских прав и абсурдность заявлений о его упразднении и ненужности.

Отрицая факт авторства на оригинальную идею, мы отрицаем значение личности творца для развития творчества и искусства (в глобальном масштабе). Данные тенденции обезличивают современное искусство, лишая его авторской индивидуальности. Создание уникальных произведений науки, литературы и искусства, возможно только тогда, когда человек верит в себя, осознает, что его (именно его) вклад в культуру и научно-технический прогресс способен изменить мир, принести пользу человечеству и останется в памяти потомков.

Практика признания у автора идеи личного неимущественного права набирает динамику. В США, например, особое значение придается указанию автора телевизионных передач и шоу. Например, Мерв Гриффин (Merv Griffin), придумавший игру «Колесо фортуны» («Wheel of Fortune Wheel»), указывается в качестве автора идеи при любом упоминании игры. Ларри Кинг (Larry King) является автором идеи ток-шоу «Larry King Live» (нового телевизионного формата). В 2013 году Ларри Кинг заключил договор о передаче исключительных прав на свое телешоу «Larry King Now» с каналом «Russia Today».

Массовость вышеперечисленных фактов оборота идей (в частности, телевизионных форматов) влечет необходимость концептуального осмысления нового объекта исключительного, например, авторского права - формата аудиовизуального произведения.

Понятие аудиовизуального произведения хорошо известно авторскому праву (п. 1 ст. 1263 ГК РФ). Под форматом аудиовизуального произведения следует понимать представленную в объективной форме совокупность самостоятельных охраняемых и неохраняемых отдельно от формата результатов интеллектуальной творческой деятельности, составляющих единый сложный объект, систематизированных таким образом, чтобы они могли быть использованы в целях создания аудиовизуального произведения, имеющего повторяющийся (устойчивый) характер[15].

Телевизионный формат - это алгоритм будущего аудиовизуального произведения. Его главным, системообразующим элементом является объективированная оригинальная идея будущей телепередачи. Отсюда - основная сложность в авторско-правовой защите. Ведь идея, алгоритм, концепция, система, метод, принцип и т.п. не охраняются авторским правом[16].

Поскольку телевизионный формат является сложным объектом, состоящим из множества элементов, детально прописанных в производственной инструкции (чаще называемой «производственной библией»), базовый принцип теории авторского права - принцип дихотомии[17] - к данному объекту не применяется. Согласно данному принципу авторско-правовая охрана, повторим, распространяется на форму выражения, а не на идеи, процессы, методы функционирования или математические концепции.

«Производственная библия» включает детальное описание следующих элементов телевизионного формата:

- тема;

- сюжет;

- действующие лица: типажи, особенности характера каждого героя и взаимоотношений между ними;

- сцена, интерьер;

- запрет на определенные сюжеты;

- принципы кастинга;

- технология производства, техническое оснащение, расположение камер, особые условия светового освящения, расписание репетиций, примерок, грима, условия сотрудничества и иные формальные и производственные вопросы.

Телевизионный формат охватывает охраноспособные (сценарий, музыкальные произведения, фотографии, логотип и т.д.) и, как видим, неохраноспособные элементы.

Практическая востребованность телевизионного формата, как объекта гражданских прав, несомненна.

Функционирует, например, Международная ассоциация по признанию и охране форматов, FRAPA. Её членами являются создателями телевизионных форматов, производители, дистрибьюторы, вещательные компании. Обязательным для членов является соблюдение Кодекса поведения. FRAPA публикует ежегодный обзор о глобальной торговле телевизионными форматами, учредила ежегодную церемонию награждения лучшего международного формата, ведет на своем сайте[18] электронный каталог форматов.

Примечательна деятельность компании «Endemol Shine Group», занимающейся созданием и распространением по всему миру завершенных программ и собственно телевизионных форматов[19]. Endemol Shine Group успешно продает форматы многим известным гигантам теле- и шоуиндустрии. Каждый созданный ею телевизионный формат - уникальный продукт, в принципе полноценный объект авторского права.

Актуальность договоров об использовании или передаче прав на телевизионный формат подтверждают практики[20].

Нам не известны факты легального закрепления телевизионного формата в качестве самостоятельного объекта интеллектуальной собственности (авторского права) в законодательстве какого-либо государства. Специалисты свидетельствуют о наличии лояльной судебной практики по защите прав на форматы в ряде европейских странах, в частности в Италии[21].

Думается, согласно неисчерпывающей градации объектов гражданских, например, по гражданскому законодательству России телевизионный формат может быть на текущий момент признан иным объектом гражданских прав - «иным имуществом» (ст. 128 ГК РФ). Его свободное использование (без согласия создателя и без уплаты ему вознаграждения), как минимум, влечет неосновательное обогащение. Допустимым представляется и применение нормативного потенциала антимонопольного законодательства, а также общегражданских принципов честной конкуренции, добросовестности и справедливости, незлоупотреблении правом, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела (п. 1 ст. 1, п. 1 ст. 10 ГК РФ). Такой подход может быть подкреплен ссылкой на нормы международного права интеллектуальной собственности (ч. 7 пп. viii ст. 2 Конвенции, учреждающей ВОИС). В России защитить право на телевизионный формат как на объект интеллектуальных прав пока невозможно. Этот вывод следует из формирующейся судебной доктрины по данной категории дел.

Очень интересное судебное разбирательство состоялось между компаниями «Gestmusic Endemol» и «Вайт Медиа», с одной стороны (истцы), и ОАО «Первый Канал», с другой (ответчик).

Истцы обратились суд с требованием о признании факта создания и публичного сообщения программы «Точь-в-точь» нарушающими исключительное право на формат программы «Your face sounds familiar» («Ваше лицо кажется мне знакомым»)[22]. Ответчик не отрицал факт заимствования формата. Более того, признал факт сотрудничества ООО «Вайт медиа» с ОАО «Первый Канал». Первое занималось производством программы «Один в один» на основе оригинального формата «Your face sounds familiar» для ОАО «Первый Канал». В первом сезоне программа пользовалась большой популярностью[23]. По какой-то причине отношения между ООО «Вайт медиа» и ОАО «Первый Канал» не сложились, и второй сезон шоу «Один в один» вышел на канале «Россия 1». ОАО «Первый Канал» заменил популярное шоу «Один в один» другим, по сути изменив лишь название - программа стала называться «Точь-в-точь».

Нормы об охраноспособности телевизионного формата в Части четвертой ГК РФ отсутствуют. Судейское усмотрение - вещь субъективная. Истцам не удалось доказать факт нарушения исключительного права на творческий результат.

С одной стороны, список объектов авторских прав, указанный в ГК РФ (п. 1 ст. 1259), не является исчерпывающим. То есть объектом авторского права может быть признан любой не поименованный в законе объект, отвечающий критериям охраноспособности.

С другой стороны, мы не знакомы с деталями дела и поэтому можем только предполагать неправильно избранную истцами (рискованную) материально-правовую позицию и связанную с ней судебную (процессуальную) тактику. Требования следовало обосновывать в комплексе, указывая не только (и не столько!) основания из сферы авторского права (смежных прав), что, учитывая «идейное наполнение» телевизионного формата, - рискованная позиция (судебная практика по определению консервативна).

В первую очередь, видимо, должны были звучать доводы о:

- недопустимости злоупотребления правами, раз уж имело место сотрудничество на первом этапе;

- тождественности до степени смешения телевизионных передач (сценариев, персонажей и т.д.) «Один в один» и «Точь-в-Точь». Не мешало бы по этому вопросу провести судебную или внесудебную (до обращения в суд, например, на основании запроса адвоката) экспертизу;

- запрета неосновательного обогащения;

- и лишь затем, как бы в дополнение уместен довод об исключительном праве на телевизионный формат.

Независимо, от материально-правовых и процессуальных нюансов отстраненность судебной системы, мотивированная неверно избранной позицией по делу, всегда вызывает сомнения.

Постановление СИП по данному делу, как и судебное решение, базируются строго на принципе дихотомии. Постановление гласит: «Указанные истцами элементы Формата, которые, по их мнению, были использованы ответчиком, являются способами, методами, идеями и последовательностями действий, которые необходимо произвести для создания телепередачи. Такие способы, методы, идеи и последовательности действий не относятся к процессу творчества, а лишь описывают технологию производства, а, следовательно, не являются объектом авторского права»[24].

Суд апелляционной инстанции, оставляя решение суда первой инстанции без изменения, подтвердил правильность содержащихся в нем выводов. К сожалению, при буквальном толковании вышеуказанного принципа возникает риск того, что новые объекты авторского права, такие как телевизионный формат, еще долгое время не будут охраноспособными. Ведь, по сути, в основе каждого такого объекта, как, впрочем, и любого иного творческого результата, лежит оригинальная идея!

Довод о том, что например описание главных героев (типажи, особенности характера, описание взаимоотношений между действующими лицами, разработка имиджа, сценарная основа и т.д.) будущей передачи или ток-шоу не являются творческим достижением или его охраноспособными элементами вызывает большие сомнения. Например, описание главных героев (персонажей) в художественных произведениях является базовой частью произведения, оригинальные персонажи могут признаваться самостоятельными объектами авторского права (п. 7 ст. 1259 ГК РФ).

Согласно пп. 2 п. 2 ст. 1259 ГК РФ к объектам авторского права также относятся составные произведения, представляющие по подбору или расположению материалов результат творческого труда. В ч. 3 п. 28 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации № 5 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 29 от 26.03.2009 г. «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского Кодекса Российской Федерации» говорится: «Необходимо также иметь в виду, что само по себе отсутствие новизны, уникальности и (или) оригинальности результата интеллектуальной деятельности не может свидетельствовать о том, что такой результат создан не творческим трудом и, следовательно, не является объектом авторского права».

Полагаем, «производственная библия» может охраняться по аналогии с составными произведениям.

Процессуальная позиция ответчика основывалась на следующем доводе: в шоу «Первого канала» не использовано ни одного охраноспособного элемента телевизионного формата программы «Your face sounds familiar».

Данная позиция не выдерживает критики. Вопрос охраноспособности телевизионного формата как единого объекта является дискуссионным, что подтверждается международной судебной практикой[25]. Некоторые правоведы считают, что телевизионный формат «не является в чистом виде объектом авторского права или патентного права, а является своеобразным гибридом, объектом «на стыке» различных областей права интеллектуальной собственности. Поэтому для его защиты могут использоваться не только механизмы, предусмотренные авторским правом, но также и, например, законодательством о защите конкуренции или о секрете производства (ноу-хау), а в отдельных случаях наиболее удачным способом охраны формата является заключение договора о конфиденциальности, иначе именуемого договор о неразглашении информации, с установлением существенной ответственности сторон за его нарушение»[26]. Данная точка зрения не вносит ясность в вопрос места телевизионного формата в системе объектов исключительных прав. Предложение об охране формата в режиме коммерческой тайны будет актуально лишь до момента первого публичного сообщения соответствующей телепередачи, следовательно, не решает проблему концептуально.

Объективная форма телевизионного формата - «производственная библия».

В анализируемом деле, фигурирует заключение специалиста - искусствоведа Генриетты Гамалея, которая пришла к выводу о безусловном сходстве сценарной основы (тема, сюжет передачи, структура, образы действующих лиц) телевизионного формата «Your Face Sounds Familiar» и программы «Точь-в-точь». В данном случае, мы можем говорить не о простом использовании идеи, а об использовании оригинальных элементов телевизионного формата.

Истец оплачивал труд компании «Gestmusic Endemol». Следовательно, если ОАО «Первый Канал» без разрешения воспользовался результатом этой деятельности (телевизионным форматом) и получил прибыль, мы можем говорить о неосновательном обогащении[27]. Более того, ответчик не отрицал, использование «оригинальной идеи», под которой на самом деле подразумевается использование всех элементов входящих в состав «производственной библии», иными словами, поведение ответчика не отвечало принципу добросовестности (п. 1 ст. 1, пп. 4 ст. 1103 ГК РФ).

Мнение специалиста суд не учел. В постановлении СИП от 08.05.2015 г. № С01-320/2015 отмечается: «Проведенный судом первой инстанции анализ текста производственной библии показал, что она не может рассматриваться в качестве сценария телепередачи, поскольку она не может быть сценарием цикла выпусков телепередач, каждый из которых снимается по собственному сценарию. Суд отметил, что производственная библия является лишь описанием концепции уже существующей испанской телепередачи, принципов и методов ее создания»[28]. В судебном акте «производственная библия» признана литературным произведением.

Судебная доктрина, прогрессивное судейское усмотрение имеют важное значение для развития новых институтов права. Р. Дюма подчеркивал несомненную значимость судейского усмотрения для развития института личных неимущественных прав в период его становления: «Судебная практика в данном случае совершила героический акт, пытаясь приспособить к создавшейся новой ситуации явно недостаточные законы»[29].

Как отмечает исполнительный директор международной Ассоциации по признанию и охране форматов FRAPA Бьянка Роотсаэрт: «на сегодняшний день нигде нет какой-то специальной правовой формы защиты формата, несмотря на то, что это многомиллиардная индустрия. Если в 2000 г. рынок форматов составлял всего 160 млн. евро, то в 2015 г. показатели достигли уже 12,8 млрд евро. В отсутствие четкой правовой системы производители форматов сами договариваются между собой, что является нарушением, а что нет»[30].

В настоящее время складывается классическая ситуация: в отсутствие нормативных конструкций отношения по созданию и использованию форматов регламентируются договорами и обычаями делового оборота. По нашему мнению, по тому же пути развивалась регламентация авторских отношений в античный период.

Поскольку суды, как видим, придерживаются крайне консервативной позиции, защита прав на телевизионный формат на местном уровне крайне проблематична. В этой связи представляется перспективным обращение к альтернативным процедурам урегулирования споров. Центр ВОИС по арбитражу и посредничеству и FRAPA предоставляют услуги альтернативного урегулирования споров для решения проблем, связанных с незаконным использованием форматов (телевизионных, игровых, шоу-форматов и других)[31]. Если авторитетная международная организация (ВОИС) признаёт существование такого объекта, как телевизионный формат, то существует перспектива его «оформления» и в российском законодательстве об интеллектуальной собственности.

Оборот идей становится все более глобальным, но по-прежнему нормативно не урегулирован и не поддерживается, как мы успели заметить, судебной практикой. Ситуация превращается в поле раздора, позволяет разного рода дельцам проворачивать махинации с уникальными идеями в ущерб их авторам.

Обратим внимание на широко известный сайт «Интеллектуальная защита»[32]. На его главной странице имеется раздел «Защита идей. Регистрация идей»[33]. Владелец сайта сообщает технику «защиты» идеи при условии её регистрации на сайте. В действительности неискушенным пользователям навязывается глубоко сомнительная правовая тактика (защита идей способами, приемлемыми для традиционных объектов интеллектуальной собственности), которая в действительности приводит к захвату перспективных идей владельцем сайта.

На свой вопрос: «Можно ли и как защитить идею?» владелец сайта дает незамысловатый декларативный ответ: «Идеи не только можно, но и нужно защищать! Особенно это относится к инновационным идеям, которые могут быть быстро востребованы. Только возникшую, еще сырую идею следует опубликовать и зарегистрировать». Примеры «зарегистрированных» идей, доведенных на сайте до всеобщего сведения, сопровождаются типичными оговорками: «Воспроизведение в прессе, в Интернете, перепечатка в других изданиях, сообщение в эфир материала без разрешения автора / правообладателя запрещено».

Авторов заведомо вводят в заблуждение грубой подменой понятий, отождествляя оригинальную идею с произведением. Идея - особый объект. Тем более, на современном этапе развития законодательства.

Ценность идеи - в её оригинальности, эксклюзивности и неизвестности (до определенного момента) для широкой аудитории. Любые «регистрации» делают идею общедоступной, то есть явно обесценивают её как с точки зрения коммерческой привлекательности, так и в юридическом плане.

Другой пример идеи, «зарегистрированной» на указанном сайте (в разделе «Техника»)[34]:

- регистрационный № A2B024 atk (идея);

- дата представления произведения / дата публикации: 01.04.2016 / 01.04.2016;

- автор(-ы): Сергей Кудрявцев;

- заявитель(-и) на право собственности: Сергей Кудрявцев;

- шифры: ISBN 64-7-4756-345;

- название: «Предоставление услуги клиентам на Интернет-портале»;

- © Сергей Кудрявцев, 2016;

- условное название услуги: «Капсула будущего»;

- суть сервиса: предоставить возможность клиентам Интернет-портала: создать и разместить виртуальное мультимедийное послание кому-либо на указанную дату в будущем; рассылка созданного сообщения в указанную дату по указанным адресам (электронным и почтовым); создание виртуальной капсулы с важными мультимедийными вложениями (завещание, подарок к важной дате, карт-счет, номер банковской ячейки и т.д.); обеспечение публичного доступа к посланию (по запросу, по оповещению); обеспечение приватного доступа к посланию при одновременной авторизации двух и более человек (актуально для завещания);

- монетизация сервиса: размещение информации на текущий год - бесплатно, гарантированное размещение информации на большой период - платно.

С точки зрения действующего законодательства, очевидно, что любое лицо может без каких-либо юридических последствий реализовать данную идею и автор этой идеи никогда не сможет добиться получения какой-либо компенсации за подобное использование.

Анализируемая идея, к слову, не является оригинальной, следовательно, она не охраноспособна. Но аналогичное доведение до всеобщего сведения уникальной идеи абсолютно иррационально.

С учетом изложенного, полагаем, в законодательстве об исключительных правах грядут изменения. Они неизбежны. Практика деловых отношений внушает эту мысль. Полагаем, законодатель к ней прислушается.

 


[1] Тема значения идеи в процессе развития нашего мира волновала и волнует многих исследователей. Существует отдельное направление, изучающее идеи, называемое «Историей идеи». Основатель данного направления А. Лавджой именует его наукой об историческом процессе создания, сохранения и изменения человеческих идей (Лавджой А. Великая цепь бытия: История идеи / Пер. с англ. В. Софронова-Антомони. - М.: Дом интеллектуальной книги, 2001). В России функционируют, например, такие организации, специализирующиеся на развитии идей: Санкт-Петербургский центр истории идей (http://ideashistory.org.ru/index.html) и Институт мировых идей (http://ideasforworld.org/about/memorandum_imi/).

[2] Оригинальность (от лат. - первоначальный, первичный) - качество личности или продукта деятельности, выражающееся в самобытности, неповторимости, своеобразии, нестандартности (Безрукова В.С. Основы духовной культуры (энциклопедический словарь педагога). - Екатеринбург, 2000 // http://dic.academic.ru).

[3] Маркс К. Капитал // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 25. Ч. 1. - М.: Политиздат, 1961 - 1962. - С. 209.

[4] Использование в данном случае интеллектуально-правовой терминологии представляется заманчивой и естественной возможностью. Мы пока не хотим предугадывать последовательность изложения.

[5] Асмус В.Ф. Античная философия. Учеб. пособ. Изд. 3-е, доп. - М.: Высшая школа, 2005. - С. 186 - 197.

[6] Платон. Диалоги. - М.: Мысль, 1986. - С. 449.

[7] Сокращённое fan fic, или fanfic, от fan fiction, fanfiction - производное произведение, созданное фанатами по мотивам оригинального без разрешения автора.

[9] Lemley M.A. IP in a World Without Scarcity. Р. 2 - 3 // http://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=2413974; См. доп.: Kapczynski A. The Cost of Price: Why and How to Get Beyond Intellectual Property Internalism // http://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=2103821.

[10] Гражданское право: Учебник. В 2 т. / Под ред. Б.М. Гонгало. Т. 1. - М.: Статут, 2016. - С. 49. (автор главы В.Ф. Яковлев).

[12] Там же.

[13] См., напр.: Буркус Д. Муза не придет: Правда и мифы о том, как рождаются гениальные идеи / Пер. с англ. - М.: Альпина Паблишер, 2015. - С. 53 - 70.

[14] См.: Seth Godin. Why I want you to steal my ideas? // Ted.com, February 3, 2014 // http://ideas.ted.com/the-big-mistake-we-all-make-about-ideas.

[15] Горчаков А. В. Правовая природа формата аудиовизуального произведения // Автореф. дисс. … к.ю.н. - М.: РГАИС, 2013.

[16] См. п. 5 ст. 1259 ГК РФ, ст. 2 ДАП, ст. 9.2 ТРИПС.

[17] См. доп.: Edward Samuels. The idea-expression dichotomy in copyright law. Part I // Tennessee Law. University of Tennessee. № 321. 1989.

[19] См.: Formats catalogue // http://www.endemol.com

[20] См.: Каннский телекинорынок MIP TV глазами российского телесообщества // http://kvgresearch.com/en/about-the-company/kvg-research-in-the-mass-media/281/.

[21] См. материалы «круглого стола» «Телепередачи и интеллектуальная собственность: правовая мозаика» // http://www.iccwbo.ru/news/2015/kruglyy-stol-teleperedachi-i-intellektualnaya-sobs/.

[22] См. описание телевизионного формата «Your Face Sounds Famillar» на сайте компании «Endemol Shine Group»: http://www.endemolshinegroup.com/key-shows/.

[23] По данным TNS «Один в один» посмотрел каждый третий зритель страны старше 18 лет.

[24] Постановление СИП от 08.05.2015 г. № С01-320/2015 по делу № А40-84902/2014 // http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70925436/#ixzz4FhY9ixxp.

[25] См. об этом: Капустина Н. Защита авторских прав на телевизионный формат // http://goldmark.ua/articles/copyright/131-zaschita-avtorskih-prav.

[26] Горчаков А. В. Правовая природа формата аудиовизуального произведения // Автореф. дисс. … к.ю.н. - М.: РГАИС, 2013.

[27] См. п. 1 ст. 1102 «Обязанность возвратить неосновательное обогащение» ГК РФ.

[28] Постановление Суда по интеллектуальным правам РФ от 8 мая 2015 г. № С01-320/2015 по делу № А40-84902/2014 // ГАРАНТ.РУ: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70925436/#ixzz4FhY9ixxp.

[29] Дюма Р. Литературная и художественная собственность. Авторское право Франции. - М: Международные отношения, 1989. - С. 17.

[30] Кузнецов Г. Защита формата // Новая адвокатская газета, 14.03.2016 // http://www.advgazeta.ru/newsd/1264.

[32] http://www.a-priority.ru

[33] «На страницах этого раздела Вы сможете опубликовать свои идеи, защитить авторство на идею, подтвердить авторские права на описание идеи, провести её обсуждение, получить консультацию специалистов, начать популяризацию и рекламу идеи. Для реализации этих возможностей разработаны специальные подходы и методики. В частности подтверждению авторства на идею способствует изложение её по определенной форме, по определённым правилам» (http://www.a-priority.ru/Priority/11Priority/11Priority.html).

[34] http://www.a-priority.ru/Priority/2tech/2tech_catalog.html

 

30 сентября 2016, 10:05
Источник, интернет-ресурс: Братусь Диана

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript