Перспективы применения международных и развитие национальных
правовых механизмов по предотвращению пыток и других жестоких
или унижающих человеческое достоинство
видов обращения и наказания

 

Канафин Д.К.

адвокат АГКА,

к.ю.н., доцент

 

Проблема предотвращения пыток и иных жестоких и унижающих человеческое достоинство видов обращения и наказания является одной из самых актуальных для правоохранительных систем стран переходного периода. В прошлом наших государств годы тоталитаризма, когда внутриполитическая стабильность и низкий уровень преступности обеспечивался беспрецедентными по жесткости мерами правоограничительного характера в отношении лиц, оказавшихся в орбите уголовного судопроизводства. Отсутствие эффективных механизмов защиты прав участников процесса и лиц, осужденных к лишению свободы, признание абсолютного приоритета государственного интереса, состоящего в необходимости суровой борьбы с преступностью, перед правами и свободами личности создавали достаточно благоприятные условия для применения такого рода мер.

Однако, сегодня универсальные стандарты, определяющие правовой статус лиц, обвиняемых или осужденных за совершение преступлений, определены достаточно четко в международном и национальном законодательстве. Республика Казахстан ратифицировала Конвенцию против пыток, криминализировала это деяние в Уголовном кодексе, внедрила в процедуру уголовного судопроизводства совокупность правовых механизмов, защищающих граждан от незаконных методов дознания и следствия. Однако, дальнейшее совершенствование средств и способов борьбы с этим социальным злом необходимо.

Международное право предлагает совокупность юридических институтов и методов воспрепятствования пыткам и иным жестоким и унижающим человеческое достоинство видам обращения и наказания. Эти институты основаны на мировом опыте правового регулирования рассматриваемых вопросов, проверены временем, доказали свою эффективность на практике и вполне применимы в любой, в том числе и казахстанской системе права.

Попытаемся рассмотреть их в деталях. Конвенцией против пыток, определены полномочия Комитета против пыток, юрисдикция которого, к сожалению, не распространяется в полном объеме на территорию Республики Казахстан. Речь в данном случае идет о праве Комитета, установленном ст. 20 Конвенции, на расследование фактов пыток на территории государства-участника. Казахстан, также не ратифицировал Факультативный протокол к этой конвенции и не признал компетенцию Подкомитета против пыток.

Указанные оговорки при ратификации Конвенции существенно ограничивают действие международно-правовых норм, направленных против данного вида правонарушений. Подобного рода исключения, на наш взгляд, не обоснованны, противоречат подлинному стремлению нашей страны искоренить пытки и иные жестокие и унижающие человеческое достоинство виды обращения и наказания из практики правоохранительных органов. Возможно, указанные оговорки порождены желанием нашего государства сохранить суверенитет от вмешательства каких-либо международных структур, тем более уполномоченных проводить конфиденциальные расследования в отношении государства-участника.

Однако, основные неотъемлемые права человека имеют универсальный характер, у них нет национальности и гражданства и ущемления этих прав, тем более такие вопиющие как «причинение какому либо лицу сильной боли или страдания, физического или нравственного, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо или в совершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить его или третье лицо, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера...» не допустимы и Комитет, борющийся с такого рода преступлениями, должен иметь исключительные международные полномочия. Преследование пыток - не только внутренне дело государства, но и задача международных институтов, специально созданных для ликвидации этой формы незаконного правоограничения. Кроме того, следует иметь в виду, что Конвенция против пыток предполагает такой порядок расследования, который осуществляется на основе сотрудничества с государством участником. В этой связи, представляется необходимым признать компетенцию Комитета, установленную положениями ст. 20 Конвенции.

Другим механизмом, призванным обеспечивать права лиц, лишенных свободы, является установленная ст. 1 Факультативного протокола к Конвенции «система регулярных посещений независимыми международными и национальными органами мест лишения свободы с целью предотвращения пыток и других видов жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения и наказания». По сути речь идет об общественном мониторинге мест лишения свободы. Попытки внедрения этого института в деятельность уголовно-исполнительной системы предпринимаются уже в течение нескольких лет, есть некоторые положительные достижения. Однако, необходимо добиться скорейшего законодательного оформления и практического использования этого механизма.

Общественный мониторинг предполагает огромное позитивное воздействие на всю систему исполнения наказаний, не только потому, что является способом контроля со стороны гражданского общества над деятельностью УИС. Общественный мониторинг представляет собой форму сотрудничества этих государственных учреждений с населением, оказания взаимной помощи и поддержки, разрешения возникающих споров и конфликтов. При разумной организации данного процесса он позволил бы создать наиболее гуманные и благоприятные условия для обнаружения и устранения проблем, возникающих в местах лишения свободы, исправления и перевоспитания лиц, нарушивших закон. Мониторинг помогает независимым экспертам отслеживать соответствие правоприменительной практики в местах лишения свободы международным стандартам, признанным Республикой Казахстан и в итоге, поддерживать положительный имидж нашего государства. Общественный мониторинг может быть полезен сотрудникам системы, поскольку во многих случаях защищает их от необоснованных обвинений в ненадлежащем поведении, домыслов, слухов создающих отрицательную репутацию тюремной службе. Мониторинг позволяет получить объективную и подробную информацию о положении в местах лишения свободы, которая помогает устранить трудности и противоречия, существующие в деятельности этих учреждений, привлечь внимание общественности к проблемам не только заключенных и арестованных, но и самих работников УИС. Необходимо предусмотреть возможность мониторинга всех без исключения мест лишения свободы.

В рамках национального законодательства, предусмотреть реальные условия для полноценного использования участниками уголовно-процессуальных и уголовно-исполнительных отношений, принадлежащих им по закону прав. В частности, ч. 2 ст. 68 УПК РК предоставляет каждому задержанному подозреваемому право немедленно сообщить по телефону или иным способом по месту своего жительства или работы о своем задержании и месте содержания. Однако, на практике далеко не всегда предоставляется право беспрепятственно сделать такой телефонный звонок. В этой связи, было бы целесообразно установить в нормах УПК обязательное фиксирование в протоколах задержания и (или) допроса в качестве подозреваемого факта предоставления возможности сделать телефонный звонок, и содержания последующих действий задержанного (произвел звонок, отказался и т.п.). Отражение этих действий в процессуальных документах гарантировало бы соблюдение данного права, а органам судебного контроля и прокурорского надзора позволило бы своевременно обнаруживать и пресекать его нарушение.

Кроме этого, необходимо законодательно закрепить право каждого задержанного и арестованного на медицинское освидетельствование не зависимым медицинским работником. Способ и форма практической реализации этого института, конечно, требует всестороннего и глубоко изучения. Вопрос о субъекте, проводящем такое освидетельствование, является дискуссионным. Возможно несколько вариантов его решения: проведение освидетельствования сотрудником медицинского экспертного учреждения, либо врачом обычного медицинского учреждения, на территории которого находится данный правоохранительный орган (районной поликлиники, например). В любом случае участие в уголовно-процессуальных отношениях «постороннего» независимого субъекта, создает дополнительные препятствия для применения пытки, способствует защите оказавшегося в неволе лица от произвола и насилия со стороны иных участников судопроизводства. Указанное процессуальное действие должно осуществляться в обязательном порядке при направлении подозреваемого, обвиняемого в следственный изолятор, а также в любой момент расследования по письменному ходатайству защитника или самого задержанного, арестованного.

Другим эффективным средством предотвращения пыток могло бы явиться обеспечение допуска адвоката (защитника) с момента задержания и первого допроса по всем без исключения уголовным делам, а не только в случаях, перечисленных в ст. 71 УПК РК. Право на защиту и квалифицированную юридическую помощь носит универсальный характер и должно соблюдаться в любом случае, вне зависимости от степени тяжести инкриминируемого деяния или особенностей личности привлеченного к уголовной ответственности субъекта. К сожалению, в настоящее время в деятельности органов расследования укоренилась порочная практика получения от подозреваемых, обвиняемых заявлений об отказе от защитника. При этом очень часто нарушается требование закона о получении такого отказа только в присутствии адвоката, могущего быть назначенным в качестве защитника. Следует искоренить этот атавизм советского репрессивного судопроизводства.

В деле борьбы с пытками и иным бесчеловечным и унижающим достоинство обращением играют важную роль принципы оценки доказательств этих противоправных деяний. При исследовании обстоятельств дела, следует принять в качестве примера юридическую традицию некоторых цивилизованных стран, когда обязанность доказывания факта неприменения пытки возложена на органы уголовного преследования. При таком положении вещей полиция сама будет заинтересована в обеспечении прав, оказавшегося в орбите уголовного судопроизводства лица.

Одним из основных процессуальных способов защиты гражданина является процедура немедленного рассмотрения жалоб на действия органов, ведущих уголовный процесс, непосредственно судом. Судебное санкционирование ареста также сыграло бы положительную роль в предотвращении рассматриваемых противоправных деяний.

Конечно, перечисленные правовые механизмы далеко не в полном объеме охватывают существующий инструментарий обеспечения свободы гражданина от пытки и бесчеловечного обращения. Совершенствование законодательства в этом направлении необходимо продолжать постоянно, поскольку пытка является одним из самых жестоких способов нарушения прав человека и любые кардинальные юридические меры по борьбе с ней оправданы.

 

Июнь 2012 года

6 июня 2012, 17:44
Источник, интернет-ресурс: Канафин Д.К.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript