О недействительных и ничтожных сделках

 

Алина Москаленко,

LLB, Высшая Школа Права «Әділет»,

Каспийский Общественный Университет

 

Институт сделки в гражданско-правовых отношениях, как Казахстана, так и других государств, занимает центральное место. Это связано с тем, что отношения граждан с каждым годом все чаще приобретают установленную законом форму. Письменная форма сделок становится все более популярной и выгодной для сторон.

На данный момент можно отследить высокий уровень количества судебных споров о признании сделок недействительными. Так, судебная практика показывает, что предметом большинства всех рассматриваемых гражданских процессов в первой инстанции, являются иски, так или иначе связанные именно с признанием сделок недействительными.

Кроме того, в связи с введением в гражданское законодательство Казахстана изменений в отношении разграничения недействительных сделок, положения Гражданского кодекса требуют проведения соответствующего анализа.

 

За последние годы заметно увеличилось количество споров, рассматриваемых казахстанскими судами по искам о признании сделок недействительными и связанными с ними требованиями. Представляется, что данный факт вызван не только сугубо быстроразвивающимися экономическими отношениями, но и определенными законодательными пробелами, позволяющими сторонам сделки в определенных случаях использовать судебное решение для уклонения от своих договорных обязанностей.

Как известно, 27 февраля 2017 года был подписан Закон Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам совершенствования гражданского, банковского законодательства и улучшения условий для предпринимательской деятельности» (далее - «Закон»). Законом были внесены изменения и в Гражданский кодекс (далее - «ГК РК»), которые предусматривают разграничение недействительных сделок на оспоримые и ничтожные. Нововведение гласит, что оспоримой сделкой является сделка, ничтожность которой не предусмотрена законодательными актами. Таким образом, ничтожна сделка, признанная недействительной в силу прямого указания в законе, независимо от установления ее таковой судом.

Как отмечал Новицкий И.Б., «противопоставление ничтожным сделкам оспоримых сделок не покоится на принципиальной основе: если оспаривание осуществляется, оно приводит к «ничтожности» сделки, притом не с момента оспаривания, а по общему правилу с момента совершения сделки, т.е. с обратной силой».

Принимая во внимание последние новшества ГК РК, думается верным придерживаться позиции Басина Ю.Г., согласно которой деление на ничтожные и оспоримые сделки имеет практическое значение лишь для определения того, кто вправе требовать признание сделки недействительной - участник сделки, другое заинтересованное частное лицо, либо уполномоченный государственный орган. Ведь об этом специально указано в статьях, определяющих конкретные основания недействительности сделок.

Требования законодательства для действительных сделок остались неизменными и заключаются в следующем: в сделке должна быть выражена подлинная воля сторон в необходимой форме, и участники сделки должны обладать полной дееспособностью. Нарушение одного из этих условий является основанием недействительности сделки.

Так, к противозаконным приравниваются сделки, заведомо противные основам правопорядка. До внесения Законом изменений в ГК РК статья 158 предусматривала условием противозаконности не только противоречие основам правопорядка, но и нравственности.

Это основание недействительности призвано восполнить возможную неполноту закона в области защиты наиболее важных интересов общества. Поэтому при его применении может отсутствовать ссылка на то, какой конкретный закон нарушен участниками сделки, что требует особой осторожности признания недействительности сделки по данному основанию, и основание должно быть весьма серьезным. Необходимо также доказательство того, что участники сделки хорошо понимали ее противозаконную направленность.

Кроме того, пункт 3 ст.158 ГК предусматривает, что лицо, умышленно заключившее сделку, которая нарушает предписания законодательства Республики Казахстан, устава юридического лица либо компетенцию его органов, не вправе требовать признания сделки недействительной, если такое требование вызвано корыстными мотивами или намерениями уклониться от ответственности.

По указанным мотивам недопустимо удовлетворение требования лица, сознательно нарушившего законодательство при заключении сделки, а затем, ссылаясь на свое же нарушение, требующего признания ее недействительности.

Рассматриваемая норма соответствует общему принципу, хорошо известному зарубежному праву: «Do not go to сourt with the dirty hands» («Нельзя идти в суд с грязными руками»).

Вместе с этим, нельзя не принять к сведению, что сделка, предусмотренная п.3 ст.158 ГК, объективно может нарушать требования законодательства независимо от намерений ее участников. И это связано не только с частными интересами участника, совершившего такое нарушение, но и с публичными интересами.

Таким образом, сделка не может быть признана недействительной по иску того, кто совершил нарушение и стремится использовать сам факт нарушения в собственных частных интересах, но нарушение, задевающее публичный интерес, может послужить основанием признания сделки недействительной по иску лиц и органов, представляющих публичные интересы (лицензионный орган, налоговый орган, прокуратура).

Признание сделок недействительными связано с устранением тех имущественных последствий, которые возникли в результате их исполнения. Статья 157-1 ГК РК закрепляет общие положения о последствиях недействительности сделки. Согласно данной статье сделка не влечет юридических последствий кроме тех, которые связаны с ее недействительностью, и сделка считается недействительной не с момента установления или признания этого факта судом, а с момента ее совершения. Поэтому правовые последствия данной сделки применяются к действиям участников сделки, произведенным с момента ее совершения до вступления в силу соответствующего судебного решения, и могут распространяться на действия, которые еще не произведены одним из участников сделки.

В соответствии с гражданским законодательством можно выделить 3 группы правовых последствий:

1) общим правилом является возврат сторон в то имущественное положение, которое имело место до исполнения недействительной сделки, и каждая из сторон обязана возвратить другой стороне все полученное по недействительной сделке (реституция).

2) последствием недействительности сделок является также односторонняя реституция, при которой одна из сторон возвращает полученное ею по сделке другой стороне, и

3) недопущение реституции: все, что обе стороны получили или должны были получить по сделке, взыскивается в доход государства.

Несмотря на то, что ГК РК предусматривает три общих последствия недействительности сделок, применяются и специальные, в виде возложения обязанности возместить ущерб, понесенный одной из сторон вследствие заключения и исполнения недействительной сделки

О возможных проблемах, которые могут возникнуть в результате введения в законодательство Казахстана разграничения на оспоримые и ничтожные сделки, до введения такового, писали, выступали и дискутировали самые авторитетные цивилисты Казахстана.

Данной теме была посвящена Конференция «Недействительные сделки в Гражданском праве»[1], где большое количество юристов делилось опытом применения судебной практики при существующем разграничении на ничтожные и оспоримые недействительные сделки. И, как оказалось, практики, сложившейся не совсем удачно.

На Конференции обсуждался такой важный вопрос: признать ничтожные сделки в Казахстане, тем самым пойти по пути цивилистики некоторых иностранных государств, восприняв все ее пробелы, либо подвести научную базу под концепцию, закрепленную в ГК РК.

Несмотря на возможное возникновение сложностей, с нововведением в гражданское законодательство нужно смириться. Ведь, не так опасен закон, как практика его применения.

К примеру, законодательство Российской Федерации видит основным различием между ничтожной и оспоримой сделками (ст.166 ГК РФ) то, что оспоримая сделка признается недействительной в силу решения суда, а для признания сделки ничтожной, судебный акт не требуется.

Таким образом, в настоящее время мы можем только предполагать о влиянии данного нововведения на имущественные отношения граждан и юридических лиц Казахстана. И на данный момент не представляется возможным расценивать целесообразность замены устоявшейся практики на систему, неизвестную Казахстану и не позволяющую однозначно сказать, что ничтожные сделки - это путь к совершенствованию национального гражданского законодательства.

В связи с тем, что казахстанское общество на сегодняшний день находится только на пути к высокой степени правосознания и правовой культуре, необходимо более широкое и частое обращение государственных органов к проблемам недействительности сделок. К примеру, опубликование рекомендаций Верховного Суда РК нижестоящим судам на постоянной основе для формирования единой судебной практики по установлению недействительности сделок, начиная со стадии принятия искового заявления к производству суда и заканчивая вынесением судебного акта.

 


[1] Алматы, 19-20 мая 2016г.

27 марта 2017, 16:25
Источник, интернет-ресурс: Москаленко А.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript