Станислав Шевердяев: «Законы о доступе к информации меняются быстро,

но стандарты открытости, подотчетности и транспарентности правительств меняются еще быстрее»

Станислав Шевердяев, исполнительный директор Научно-образовательного центра конституционализма и местного самоуправления Юридического факультета МГУ им. Ломоносова, кандидат юридических наук.

- Станислав, ваши профессиональные интересы связаны с изучением конституционного права, антикоррупционного законодательства и реализации стратегий по борьбе с коррупцией в разных странах. Вы также занимаетесь изучением и продвижением принципов «открытого правительства». Сейчас в Казахстане много говорят об «открытом правительстве». Но что это такое, с точки зрения международных стандартов?

- Давайте проясним сразу, что такое «открытое правительство» и чем оно не является. Есть три распространенных заблуждения, когда говорят об «открытом правительстве». Первое - это когда считают, что «открытое правительство» - это изобилие правительственной информации. Второе заблуждение - когда говорят, что «открытое правительство» эквивалентно электронному правительству и означает расширенное предложение электронных услуг и новых технологий доставки информации до потребителя. И, наконец, третье заблуждение - это когда считают, что «открытое правительство» уже гарантировано конституционным правом на доступ к информации.

Почему все эти три утверждения относительно «открытого правительства» являются заблуждением? Во-первых, изобилие правительственной информации не всегда порождает доверие граждан к правительству, а именно это ключевой элемент «открытого правительства». Во-вторых, большинство законов о свободе или доступе к информации появились задолго до появления интернета и возможностей получения государственных услуг в онлайн-режиме. Так что, «открытое правительство» определенно не является эквивалентом «электронного правительства». В-третьих, «открытое правительство» отнюдь не может быть гарантировано только одним правом - правом на свободу информации. Внедрение и реализация принципов «открытого правительства» затрагивает сразу комплекс конституционных прав и свобод: право на обращения в государственные органы, право на участие в управлении делами государства и т.д.

По современным стандартам, принятым в Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), «открытое правительство» - это совокупность сразу нескольких факторов: транспарентность и подотчетность органов государственного управления плюс общественное участие в процессе управления государством. Стандарты международного партнерства «Open Government Partnership» идут еще дальше, включая в принципы «открытого правительства» прозрачное декларирование активов государственных служащих и выборных лиц.

Поэтому, конечно, законы о доступе к информации меняются быстро, но стандарты открытости, подотчетности и транспарентности правительств меняются еще быстрее.

 - Скажите, пожалуйста, насколько Казахстан соответствует современным критериям «открытого правительства»?

- Для внедрения «открытого правительства» уже создана правовая основа - в 2015 году были приняты три закона: «О доступе к информации», «Об общественных советах» и «О противодействии коррупции». Все три закона, при эффективной их реализации, могут способствовать и обеспечению доступа к информации, и большей подотчетности правительства, и развитию различных форм общественного участия. Но для этого требуется провести некую правовую ревизию этих законов. В каждом законе буквально не достает одного или двух главных положений для соответствия современным критериям «открытого правительства».

- Какие?

- В Законе РК «О доступе к информации» - это четко выраженная презумпция открытости информации и наличие органа для осуществления институционального контроля за соблюдением этого закона. Не имеет смысла, на мой взгляд, создавать специальные собрания лояльных власти единомышленников - общественные советы. Необходимы выстраивать и поддерживать механизмы сотрудничества с независимыми институтами гражданского общества, коль скоро в Казахстане гарантированы Конституцией базовые политические права граждан. Вызывает всяческую поддержку положения по введению декларирования активов государственных служащих, депутатов, судей и других лиц в Законе РК «О противодействии коррупции». Это современная и взвешенная политика, которая направлена на повышение подотчетности и снижения коррупционных рисков в органах власти. Однако все указанные преимущества нивелируются тем, что введение декларирование активов государственных служащих, депутатов, судей и иных лиц отложено до 2020 года, и сейчас действует положения, которые несут прямо противоположный смысл - вместо опубликования деклараций они объявлены служебной тайной. Это, конечно, большой шаг назад и серьезный отрыв от современных стандартов «открытого правительства».

- Что можно рекомендовать правительству и парламенту Казахстана для реформирования правовой и институциональной основы «открытого правительства»?

На мой взгляд, для Казахстана было бы важно обратить внимание на перспективные, передовые правовые ориентиры; взять их за основу при разработке стратегических документов. Это - стандарты Совета Европы, ОЭСР и международной инициативы «Партнерство открытого правительства».

Далее - просто необходимо четко следовать этим стандартам. Например, ОЭСР в своих рабочих документах формулирует определенное представление о последовательности шагов, которые должны предпринять государства, чтобы в полной мере реализовать требования по воплощению идеалов «открытого правительства». Среди основных можно выделить следующие:

1) Хорошо определенные и проработанные законодательные рамки, включающие среди прочего взаимосвязь идеи транспарентности с конституционным текстом и доктриной, а также наличие закона о доступе к информации, раскрывающего широко известные принципы обеспечения доступности информации;

2) Наличие правительственного центра (агентства), которое координирует все правительственные инициативы и контролирует выполнение обязательств в связи с задачами «открытого правительства»;

3) Организация управления «человеческими ресурсами», то есть подготовка кадров государственной службы, которые способны работать в условиях открытости;

4) Финансирование инициатив в области «открытого правительства», выделение необходимых фондов на совершенствование и поддержание технологической инфраструктуры;

5) Наконец, собственно внедрение информационных технологий в государственное управление.

 

В настоящее время в Казахстане реализуется Страновая программа сотрудничества между Правительством РК и ОЭСР и это очень хорошая основа для внедрения и развития в стране «открытого правительства», с учетом передового опыта и лучшей практики стран-членов ОЭСР.

Другие рекомендации могут касаться реформирования уже упомянутых мной выше трех законов - «О доступе к информации», «Об общественных советах», «О противодействии коррупции». Необходимо привести их в соответствие с международными принципами в сфере свободы информации, подотчетности и гражданского участия.

И самая последняя рекомендация - присоединение Казахстана к международной инициативе «Партнерство открытого правительство» (Open Government Partnership), которая предлагает своим участникам богатую методологию оценки прозрачности в различных секторах управленческой и хозяйственной деятельности государства, а также возможность включения в различные тематические рабочие группы для обсуждения существующих в государствах проблем и совместного поиска их решения. Напомню, что у Казахстана высокий потенциал по вступлению в это партнерство, не достает только обязательств по введению прозрачной системы декларирования активов государственных служащих.

- Большое спасибо за интервью!

Наталья Архипова

12 июня 2017, 14:09
Источник, интернет-ресурс: ИА ZAKON.KZ

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript