Даурен Абаев разъяснил наиболее критикуемые нормы законопроекта в сфере работы СМИ

 

Министр информации и коммуникаций Даурен Абаев на своей странице в Facebook в видеоролике разъяснил самые обсуждаемые нормы законопроекта в области информации и коммуникаций, сообщает Zakon.kz.

«Пожалуй, самый критикуемый пункт законопроекта - введение обязанности получать согласие на распространение в СМИ личной, семейной, врачебной, банковской, коммерческой и иных охраняемых законом тайн. Ряд представителей СМИ утверждают, что данная поправка поставит крест на проведении журналистских расследований. Мол, те же коррупционные расследования позволяют раскрытие коммерческой и банковской тайны. Эти утверждения стереотипны и в корне неверны», - сказал он.

Как отметил министр, государство заинтересовано в развитии четвертой власти, которая помогает в борьбе с различными проявлениями безнравственности и беззакония.

«Дело в том, что понятие коммерческой, банковской, врачебной, семейной и личной тайны уже описаны в других законодательных актах. Все перечисленные тайны разглашать нельзя. А значит, и публиковать в СМИ без разрешения. Эти виды тайн защищены законом в большинстве стран мира. Мы не намерены запрещать журналистам публиковать информацию о дорогих авто, или недвижимости тех или иных чиновников. Это никак не подпадает под все вышеперечисленные тайны, - пояснил он. - А уж неподобающие поведение чиновников и их родственников - тем более.Некоторые считают, что под видом семейной тайны чиновники смогут скрывать свои нетрудовые доходы. Скажу так - не смогут!»

Как пояснил Абаев, к семейной тайне относится усыновление детей и к финансам она никакого отношения не имеет.

Следующая норма, на которой остановился министр, введение понятия «журналистская этика».

«Ее принципы звучат так: объективность, законность, достоверность, уважение частной жизни и достоинства граждан. Данный пункт не предполагает наказания за его неисполнение. По мнению некоторых представителей СМИ, необходимость прописывать в законодательстве данное понятие отсутствует, - сказал Д.Абаев. - Мы считаем иначе. Давайте вспомним прошлогодний теракт в Алматы, когда в городе орудовал террорист-одиночка. В считанные минуты после начала преступления поползло огромное количество слухов. Некоторые СМИ поддались этим слухам и опубликовали непроверенную информацию, спровоцировав панику. Силовикам пришлось бросить значительные силы на проверку информации, чтобы позже дать опровержение слухам».

По его словам, это служит наглядным примером непрофессионального подхода.

Еще один обсуждаемый момент - увеличение сроков ответа государственными органами на запрос СМИ до 15 дней. Он отметил, что позиция противников этой нормы понятна, ведь сейчас этот срок составляет 3 дня. Для журналистов это потеря времени. Вместе с тем министр посоветовал не делать поспешных выводов.

«За последние годы число запросов от СМИ увеличилось в десятки раз. Зачастую предоставление ответов требует тщательной проработки. Однако ограничение по времени заставляет госорганы часто отвечать формально, это нужно признать. Чтобы вернуть качество, мы и предлагаем увеличить срок предоставления ответов до 15 дней, что соответствует общемировой практике, - сказал он.

При этом он отметил, что речь не идет о предоставлении срочной информации на резонансные вопросы.

«В экстренных случаях правила «золотого часа» для госорганов никто не отменял, и порядок реагирования четко прописан внутренними регламентами. Более того, мы сокращаем срок с 3 до 2 дней предоставления ответа на запрос, касающийся официальных сообщений.То есть, если у журналиста возникли вопросы по поводу заявления госорганов, то последние обязаны предоставить информацию в течение 2 дней», - подчеркнул глава ведомства.

Еще одним резонансным нововведением является так называемый запрет на анонимность. Речь идет о том, что казахстанские интернет-издания должны идентифицировать комментаторов. Позиция некоторых представителей СМИ и общественности, что это является концом самовыражения в Сети.

«Наша же позиция иная - индентификация пользователя никак не мешает ему выражать свое мнение, но она его внутренне дисциплинирует. Ведь некоторые пользователи считают, что анонимность позволяет оскорблять на национальной почве, подстрекать к насилию, дезинформировать граждан. Мы считаем, что интернет-пользователи должны нести ответственность за свои слова, - пояснил министр. - Это требованием станет своеобразным внутренним фильтром».

Следующий спорный момент - понятие пропаганды. По словам Д.Абаева, ни в одном законодательном акте республики не дано определение данному понятию.

«Мы предлагаем его ввести. Речь идет о навязывании идей, имеющих негативный оттенок. Пропаганда суицида, терроризма, радикальных взглядов, национальной и расовой нетерпимости. Ряд некоторых представителей СМИ предлагают описать этот термин более детально, более четко очертить границы дозволенного. Мы готовы в парламенте вместе с представителями СМИ и общественных организаций сформулировать детальное понятие пропаганды», - заключил министр.

27 сентября 2017, 15:55
Источник, интернет-ресурс: Социальная сеть

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код