Материнство и детство под защитой закона

 

С. Нуров,

судья Костанайского областного суда

 

Конвенцией ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин от 18 декабря 1979 года, к которой присоединилась и Республика Казахстан, установлен запрет на увольнение с работы на основании беременности или отпуска по беременности и родам.

Тем не менее, как показывает судебная практика, казахстанским женщинам нередко требуется защита от дискриминации со стороны государственных органов.

Так, индивидуальный предприниматель К. обратилась в суд с заявлением в порядке главы 29 ГПК РК об обжаловании действий и решения областного Департамента государственных доходов и Комитета государственных доходов Министерства финансов РК.

Женщина указала, что с 2010 года зарегистрирована в качестве индивидуального предпринимателя по осуществлению деятельности администратора (временного управляющего, банкротного управляющего, временного администратора, реабилитационного управляющего).

В ноябре 2016 года Департамент государственных доходов направил в Комитет государственных доходов Министерства финансов РК ходатайство о снятии К. с регистрационного учета как администратора. 15 декабря 2016 года решением Комитета госдоходов женщина была исключена из Единого реестра лиц, зарегистрированных в уполномоченном органе в целях осуществления деятельности администратора.

К. указала в заявлении в суд, что данные действия и решения являются незаконными, поскольку отказа от осуществления деятельности администратора она не допускала. С ее стороны имела место просьба к собраниям кредиторов освободить ее от полномочий банкротного управляющего в связи с декретным отпуском и рождением ребенка, что было удовлетворено кредиторами.

В соответствии со ст. 99 Трудового кодекса РК беременным женщинам, женщинам, родившим ребенка (детей), женщинам (мужчинам), усыновившим (удочерившим) новорожденного ребенка (детей), предоставляются отпуска в связи с рождением ребенка.

Для восстановления в прежней деятельности ей по окончании отпуска по уходу за ребенком необходимо вновь сдавать квалификационные экзамены.

Решением Специализированного межрайонного экономического суда было постановлено признать незаконным и отменить решение Комитета государственных доходов Министерства финансов РК об исключении К. с 15 декабря 2016 года из Единого реестра лиц, зарегистрированных в уполномоченном органе в целях осуществления деятельности администратора, а также обязать Комитет государственных доходов устранить нарушение прав заявителя.

В апелляционной жалобе Комитет госдоходов просил пересмотреть судебное решение и в удовлетворении требований К. отказать. Указывал, что в соответствии с законодательством уполномоченный орган при двух и более отказах от осуществления деятельности в качестве администратора в течение 12 последовательных календарных месяцев исключает администратора из реестра. Трудовое законодательство РК на администраторов не распространяется. Профессиональная деятельность администратора не предусматривает ее приостановления на период отпуска по беременности и родам.

В отзыве на апелляционную жалобу представитель истца указал, что отказов от осуществления деятельности не было, с заявлениями об освобождении по собственному желанию К. не обращалась, во всех случаях она указывала о декретном отпуске в связи с рождением ребенка.

При апелляционном рассмотрении дела было установлено, что с 2010 года гражданка К. была зарегистрирована в качестве индивидуального предпринимателя в местном налоговом органе и в Едином реестре Комитета государственных доходов Министерства финансов РК, после чего осуществляла полномочия администратора в процедурах реабилитации и банкротства.

5 марта 2016 года у нее родилась дочь. В период беременности, родов и ухода за ребенком К. своевременно оформляла листы нетрудоспособности в органах здравоохранения. По состоянию на 1 января 2016 года в производстве администратора К. находилось несколько предприятий-банкротов.

На собрании кредиторов ИП «Г» 16 февраля 2016 года был поставлен вопрос об освобождении банкротного управляющего в связи с направлением К. в адрес собрания кредиторов заявления об освобождении от должности по состоянию здоровья в связи с уходом в декретный отпуск.

Единогласным голосованием собрание кредиторов решило освободить К. от полномочий и предложило кандидатуру иного лица. Приказом Департамента государственных доходов от 29 ноября 2016 года К. была отстранена от управления делами имуществом и делами ИП «Г» по ее заявлению.

19 февраля 2016 года на собрании кредиторов ТОО «К» был обсужден вопрос об освобождении К. от полномочий банкротного управляющего в связи с ее заявлением о предоставлении декретного отпуска. Единогласным голосованием собрание кредиторов решило освободить К. от полномочий и предложило кандидатуру иного лица.

Приказом Департамента государственных доходов от 28 марта 2016 года К. была освобождена от управлениями делами имуществом и делами ТОО «К» в связи с подачей заявления об освобождении по собственному желанию.

Впоследствии департаментом было направлено ходатайство в Комитет государственных доходов Министерства финансов Республики Казахстан для рассмотрения вопроса об исключении К. из Единого реестра уведомлений лиц, зарегистрированных в уполномоченном органе в целях осуществления деятельности администратора, в связи с поступлением протокола собрания кредиторов ТОО «К» от 28 марта 2016 года и протокола собрания кредиторов ИП «Г» от 16 февраля 2016 года, на которых были приняты решения об удовлетворении заявления К. об освобождении от управления делами и имуществом банкротов.

15 декабря 2016 года решением Комитета государственных доходов как уполномоченного органа К. была исключена из Единого реестра лиц, имеющих право осуществлять деятельность администратора в процедурах реабилитации и банкротства со ссылкой на пп. 3) п. 8 ст. 12 Закона РК «О реабилитации и банкротстве».

В соответствии с указанной нормой уполномоченным органом уведомление администратора исключается из реестра уведомлений лиц, имеющих право осуществлять деятельность администратора, в случаях неоднократного (два и более раза в течение 12 последовательных календарных месяцев) отказа от осуществления деятельности в качестве администратора.

Постановлением судебной коллегии по гражданским делам областного суда решение суда первой инстанции было оставлено без изменения, жалоба ответчика - без удовлетворения.

Оценивая доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приняла во внимание, что исключением истца из реестра затрагивались гарантированные Конституцией РК права на материнство и детство. В связи с этим коллегия указала следующее.

В соответствии со ст. 27 Конституции брак и семья, материнство, отцовство и детство находятся под защитой государства. Как предусмотрено п. 8 ст. 87 Кодекса РК «О здоровье народа и системе здравоохранения» государство гарантирует гражданам Республики Казахстан свободу репродуктивного выбора, охрану репродуктивного здоровья и соблюдение репродуктивных прав.

Согласно п. 2 ст. 88 указанного Кодекса женщина имеет право решать вопрос о материнстве. Помимо этого в соответствии с пп. 2 п. 2 данной статьи режим рабочего времени, отпуск по беременности и родам и условия труда беременных женщин и кормящих матерей устанавливаются в соответствии с трудовым законодательством РК.

Поскольку причиной невозможности осуществления К. деятельности администратора явилась ее беременность, роды и уход за ребенком, о чем было известно ответчикам, исключение ее из реестра, не позволяющее в дальнейшем беспрепятственно продолжать прежнюю деятельность администратора, не может быть квалифицировано иначе как форма дискриминации женщины, что прямо запрещено национальным (ч. 2 ст. 14 Конституции РК), а также международным законодательством.

Так, в соответствии с п. 2 ст. 25 Всеобщей декларации прав человека, принятой резолюцией 217А Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 года, материнство и младенчество дают право на особое попечение и помощь.

Конвенцией ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин от 18 декабря 1979 года (Республика Казахстан присоединилась к Конвенции Законом от 29 июля 1998 года) установлен запрет на увольнение с работы на основании беременности или отпуска по беременности и родам, а также введение оплачиваемого отпуска или отпуска с сопоставимыми социальными пособиями по беременности и родам без утраты прежнего места работы (пп. a, b п. 2 ст. 11).

Как установлено п. 2 ст. 8 Конвенции МОТ об охране материнства № 183 (Женева, 15 июня 2000 года), ратифицированной Законом РК от 14 февраля 2012 года, по окончании отпуска по беременности и родам женщине гарантируется право вернуться на свое прежнее или эквивалентное место работы с оплатой труда по прежним ставкам.

Согласно Декларации ООН от 11 декабря 1969 года «О социальном прогрессе и развитии» (ч. II, ст. XI, раздел а) социальный прогресс и развитие должны быть в равной мере направлены на достижение охраны прав матери и ребенка, заботы о воспитании и здоровье детей, проведение мероприятий, направленных на охрану здоровья и благосостояния женщин и особенно работающих женщин во время беременности и младенческого возраста их детей, а также матерей, заработок которых является единственным источником обеспечения семьи; предоставление женщинам отпусков и пособий в связи с беременностью и материнством с сохранением за ними места работы и зарплаты.

Общеизвестно, что женщины составляют большинство администраторов в процедурах реабилитации и банкротства в республике. Изложенный пример свидетельствует о том, что как нормативная база, регулирующая процедуры реабилитации и банкротства, так и правоприменительная практика государственных органов нуждаются в совершенствовании и приведении в соответствие с высшими стандартами международного и национального законодательства.

29 сентября 2017, 09:42
Источник, интернет-ресурс: Медиа-корпорации «ЗАЊ»

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript