Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Запрет открывать банковские счета из-за долгов нарушает права налогоплательщиков

С 1 июля 2018 года банки обязаны отказывать в открытии банковских счетов налогоплательщикам, имеющим налоговую задолженность, а также задолженность по социальным платежам.

Фото : vesbiz.ru10 июля 2018, 09:56

Такие лица не смогут открыть депозит, пластиковую карточку или просто текущий счет. Исключение составляют банковские счета для получения пособий и социальных выплат по договору об образовательном накопительном вкладе; на их открытие запрет не распространяется.

Казалось бы, вполне справедливая норма: не платишь налоги - терпи лишения, ибо “уплата законно установленных налогов, сборов и иных обязательных платежей в бюджет является долгом и обязанностью каждого” (статья 35 Конституции Республики Казахстан).

Но так ли всё в действительности справедливо?

Право юридических лиц и граждан на открытие банковских счетов прямо предусмотрено статьей 747 ГК РК и входит в содержание их гражданской правоспособности.

Новая норма (абзац четвертый подпункта 15) статьи 24 Налогового кодекса) расширяет список ограничений в отношении лиц, имеющих налоговую задолженность. Нововведение дополнило действующий запрет на открытие новых счетов бездействующим налогоплательщикам, а также при наличии неисполненных инкассовых распоряжений налоговых органов или распоряжения о приостановлении расходных операций по счету налогоплательщика.

Запрет на открытие банковских счетов в подобных случаях - это не только мера, направленная на “поимку” денег налогоплательщика, но и мера, своего рода, частичного поражения (ограничения) в правах налогоплательщика.

Допуская определенные ограничения для налогоплательщика в качестве ответственности за неуплату налогов, обращу внимание вот на что. По сути, налогоплательщик ограничивается в доступе к банковским услугам не на основании судебного акта, а только лишь на том основании, что государство посчитало, что у налогоплательщика имеется задолженность перед бюджетом. Для запрета на открытие счета достаточно данных налогового органа о том, что налогоплательщик должен бюджету. Но если налоговой задолженности на самом деле нет? Такие ситуации возможны, когда, например, налогоплательщик сумму налога оплатил, но деньги зачислены были по какой-либо причине не на тот код. Или налоговая сама ошиблась при исчислении налога.

Такие ситуации далеко не редкость. В таких случаях налогоплательщики вынуждены обивать пороги налоговой, снимать аресты, ограничения, доказывать свою правоту.

Но возникает вопрос - почему налогоплательщик должен доказывать отсутствие задолженности, а не наоборот? Почему он поставлен в положение постоянно оправдывающегося и защищающего свои права и интересы? Почему государство не доказывает наличие налоговой задолженности прежде, чем применять весь спектр принудительных мер к налогоплательщику?

Фактически у нас сложилась презумпция виновности или недобросовестности налогоплательщика. Это выражается, в частности, в следующем:

- для применения налоговыми органами способов обеспечения исполнения налогового обязательства (например, приостановление расходных операций по счету) и принудительных мер взыскания долга (например, взыскание денег с банковских счетов по инкассовым распоряжениям) судебные решения не требуются; налоговые органы применяют их самостоятельно во внесудебном порядке;
- вышесказанное вынуждает именно налогоплательщика обращаться с жалобой на действия налоговых органов;
- бремя доказывания отсутствия долга перед бюджетом возлагается фактически на налогоплательщика;
- обжалование уведомления о погашении налоговой задолженности не приостанавливает ни примененные способы обеспечения исполнения налогового обязательства, ни принудительные меры взыскания, то есть наложенные ограничения по банковскому счету по-прежнему сохраняются до разрешения жалобы по существу.

Как известно, налоговые органы вправе изымать деньги со счетов налогоплательщиков инкассовыми распоряжениями. Делается это также без обращения в суд. Но насколько это согласуется с нормой пункта 3 статьи 26 Конституции: “Никто не может быть лишен своего имущества, иначе как по решению суда”? Деньги - это ведь тоже разновидность имущества, следовательно, взыскание денег с банковских счетов вроде как тоже недопустимо без решения суда.

Аналогичным вопросом можно задаться относительно права налоговых органов по своему постановлению (но не по судебному решению) выставить на торги и продать имущество налогоплательщика в счет погашения налоговой задолженности (предварительно ограничив его в распоряжении им). Разве не требуется по Конституции в подобных случаях решение суда? Разве буквальное толкование вышеприведенной нормы Конституции не говорит в пользу необходимости соблюдения судебного порядка обращения взыскания на деньги и имущества налогоплательщика?

К сожалению, такой подход не поддерживается Конституционным Советом, который еще в 2000 году в одном из своих постановлений указал, что «норму пункта 3 статьи 26 Конституции Республики Казахстан «никто не может быть лишен своего имущества, иначе как по решению суда» следует понимать так, что это положение не требует во всех случаях предварительного судебного решения (выделено мною – А.Д.) о наложении штрафа как меры административного принуждения» (постановление Конституционного Совета Республики Казахстан №6/2 от 16 июня 2000 года «Об официальном толковании пункта 3 статьи 26 Конституции Республики Казахстан»). Тогда рассматривался запрос от группы депутатов о том, соответствует ли Конституции внесудебный порядок наложения административных штрафов, то есть можно ли налагать штрафы (лишать имущества) без судебного решения.

Конституционный Совет попытался обосновать свою позицию тем, что «решение государственных органов или должностных лиц, имеющих право налагать административные взыскания, в том числе в виде штрафа, могут иметь окончательный характер только в том случае, если субъект, имущество (деньги) которого изымаются в виде штрафа, не обжалуют в суде в срок и в порядке, гарантированном процессуальными нормами законодательства об административной ответственности».

Немного позднее, в постановлении № 21/2 от 20 декабря 2000 года, Конституционный Совет, рассматривая уже другой запрос от депутатов о конституционности принудительного выкупа Нацбанком акций банков второго уровня, «подкрепил» эту же позицию ссылкой на пункт 2 статьи 12 Конституции, согласно которой «каждый имеет право на судебную защиту своих прав и свобод». Возможность обжалования в суд решений о принудительном прекращении права собственности, указывает Конституционный Совет, является общей конституционной гарантией для защиты права собственности.

Иначе говоря, рассуждения Конституционного Совета сводятся к следующему: да, Конституция устанавливает правило о недопустимости лишения имущества иначе, как по решению суда, но нигде же не говорится, что такое судебное решение обязательно должно быть предварительным. Каждый имеет право на судебную защиту – вот, пожалуйста, идите в суд и обжалуйте в судебном порядке действия госорганов и должностных лиц, которые лишили вас права собственности. Поэтому, по мнению Конституционного Совета, никакого несоответствия Конституции в том, что вас могут лишить права собственности без суда, нет.

Подобное толкование представляется весьма спорным.

Во-первых, не может не вызвать удивление то обстоятельство, что Конституционный Совет проигнорировал буквальное толкование рассматриваемой нормы, поскольку выражению «иначе как» синонимами являются «только», «лишь», «исключительно», «именно и только так» (в этом можно убедиться, открыв любой толковый словарь русского языка). То есть выражение «иначе как по решению суда» должно пониматься как «только (лишь, исключительно) по решению суда». Очевидно, что в таком значении решение суда всегда должно предварять лишение имущества.

Во-вторых, недопустимость лишения имущества иначе, как по решению суда, составляет содержание общегражданского конституционного принципа неприкосновенности права собственности. И он является самостоятельным по отношению к другому общегражданскому конституционному принципу – принципу судебной защиты гражданских прав. Иначе говоря, это два самостоятельных понятия.

Однако Конституционный Совет фактически подменил одно другим, сведя невозможность внесудебного лишения имущества к праву на последующее судебное обжалование лишения имущества. То, что каждый имеет право на судебную защиту своих прав, и так ясно вытекает из пункта 2 статьи 12 Конституции.

Представляется, что значение нормы о недопустимости лишения имущества иначе, как по решению суда, состоит как раз-таки в том, что: а) суд и только суд вправе по основаниям, установленным законом, принимать решение о лишении имущества; б) такое решение никак не может пониматься как «последующее», а должно быть именно как «предварительное судебное решение» (говоря словами Конституционного Совета); в) внесудебный порядок лишения имущества помимо воли собственника не допускается.

В-третьих, анализируемая правовая позиция Конституционного Совета ставит субъектов права собственности в невыгодное положение перед государственными органами и должностными лицами тем, что перекладывает именно на них (т.е. на владельцев имущества) бремя по судебному обжалованию лишения имущества. Почему собственник имущества должен идти в суд и доказывать неправомерность лишения его имущества, но не наоборот, государственный орган или должностное лицо должно само обращаться в суд и добиваться лишения имущества? Предложенный Конституционным Советом порядок защиты права собственности (государство вправе лишить вас имущества, а вы уж дальше сами в суд идите жаловаться) представляется несправедливым.

Увы, но по этой проблеме фискальные интересы, на мой взгляд, взяли верх над идеями справедливости, защиты права собственности и равенства всех форм собственности перед законом.

Не только Конституционный Совет посчитал возможным взыскивать задолженность без предварительного судебного решения.

С 1 января 2018 года законодатель фактически приравнял налоговые приказы о взыскании задолженности физического лица к судебным решениям, придав им силу исполнительных документов. Теперь для возбуждения исполнительного производства в отношении налогоплательщиков - физических лиц налоговым органам уже не нужно обращаться в суд. Выписан налоговый приказ - и вами уже занимаются судебные исполнители. Арест имущества, ограничение на выезд - на голову должника обрушивается весь спектр принудительных действий. Не согласен - оспаривай. Но доказывать отсутствие налоговой задолженности или нарушение порядка взыскания долга придется уже налогоплательщику. Процедура взыскания долга упрощена донельзя в интересах кредитора - государства.

Положение усугубляется расхожим мнением о превалировании в судебной практике фискальных интересов над частными, готовности судов поддерживать скорее интересы бюджета, чем налогоплательщиков (вроде того, что “судиться с государством бесполезно” и т.п.). Статистика вынесенных судебных решений также складывается в пользу налоговиков. Так, по данным Верховного Суда РК, судами первой инстанции по итогам 2016 года в исках юридических лиц к налоговым органам в 68% случаях было отказано; в 2017 году доля отказов в исках к налоговикам возросла уже до 72%.

Впрочем, приведенная статистика необязательно может свидетельствовать о каких-то установках или предубеждениях судебной системы по налоговым спорам. Каждое дело уникально и основания вынесения того или иного решения требуют изучения в каждом конкретном случае. Тем не менее, нельзя отрицать наличие опасений у участников процесса в отсутствии беспристрастности при рассмотрении споров там, где они затрагивают интересы бюджета.

Прошу понять правильно: мною не оспаривается обязанность каждого по уплате налогов. Надлежащее исполнение этой конституционной обязанности каждым - это одна из основ финансового благополучия государства. В любом цивилизованном обществе неисполнение налогового обязательства - грех несусветный.

Однако нельзя забывать и о другой стороне медали - о необходимости создания правовых гарантий для налогоплательщиков, правовых инструментов защиты их интересов в отношениях с государством.

Речь может идти, в первую очередь, о более активном участии суда в рассмотрении вопросов о налоговой задолженности, обязательности предварительного судебного решения по требованиям, касающимся взыскания денег и имущества налогоплательщиков, внедрении презумпции невиновности налогоплательщика в налоговых спорах.

Инструментом защиты налогоплательщика могло бы стать, к примеру, правило о приостановлении действия налогового органа в случае его обжалования. Необходимо также остановить расширение санкционных действий (ограничений в правах) в отношении налогоплательщиков, чья налоговая задолженность не подтверждена еще судебным актом.

Государство обладает огромным арсеналом мер воздействия на налогоплательщика. Но вот последнему противостоять государству практически нечего.


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии