Проблемы судебной практики недействительности сделок в банкротстве, 2016-2018 гг. (Юридическая фирма «Тлеулин и партнеры») (©Paragraph 2019 / 5.0.2.60)

Проблемы судебной практики недействительности сделок в банкротстве, 2016-2018 гг.

 

Юридическая фирма «Тлеулин и партнеры»

 

По результатам изучения всех имеющихся судебных актов за период 2016 - 2018 гг, по каждой области и городу республиканского значения РК в настоящий анализ включены дела о недействительности сделок, в которых стороной по сделке выступает юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, признанные банкротом вступившим в силу решением суда.

Необходимо отметить, что институт недействительности сделок в рамках дел о банкротстве находится на этапе своего практического формирования, среди всех рассмотренных дел о недействительности сделок суд удовлетворяет 4 из 10-ти поданных исков. 32% судебных актов обжаловались сторонами в апелляционном порядке, только 10% из обжалованных были отменены или изменены апелляционной инстанцией.

Рассмотрим распространенные негативные тенденции, назревающие в суде в порядке их значимости для целей укрепления принципа неотвратимости исполнения обязательств в рамках процедуры банкротства.

 

Занижена стоимость сделки

 

54% всех исков подается банкротными управляющими из-за того, что цена сделки занижена или имущество передано в дар (безвозмездно). Чаще всего речь идет о договорах отчуждения, преимущественно договорах купли-продажи, когда накануне банкротства компания - должник продает имущество по заниженной в несколько раз стоимости.

Закон называет занижение стоимости сделки самостоятельным основанием недействительности, и не устанавливает дополнительное условие о добросовестности или недобросовестности сторон по сделке. Вопреки этому при отказе в иске банкротному управляющему в такого рода делах суды ссылаются на то, что в момент заключения сделки покупатели не знали о будущей неплатежеспособности продавца, поэтому являются добросовестными покупателями. Вместе с этим суды не исследуют обстоятельство существенного занижения цены сделки, которая в некоторых случаях уменьшается более, чем в 25 раз.

Согласно пункту 12 Нормативного постановления Верховного суда РК «О некоторых вопросах недействительности сделок и применении судами последствий их недействительности», - недобросовестным приобретателем является тот, кто мог знать или предполагать из сложившейся обстановки, места совершения сделки, цены и других подобных факторов о том, что продавец не имел права распоряжаться данным имуществом. При таких обстоятельствах собственник имеет право на виндикацию своего имущества во всех случаях.

Например, решением СМЭС г. Алматы в удовлетворении исковых требований банкротного управляющего ТОО «А» к гражданину «Б» о признании сделки недействительной отказано. Банкротный управляющий в иске указал на существенное занижение стоимости сделки - в 10 раз. Однако суд данное обстоятельство не исследовал. В качестве основания для отказа в иске суд сослался на добросовестность покупателя, который при совершении сделки не знал о будущей неплатежеспособности продавца, и полностью выплатил деньги за приобретенное имущество.

В другом примере решением СМЭС ВКО в удовлетворении исковых требований банкротного управляющего ИП «Иванов» к ТОО «Б» о признании недействительными договоров купли-продажи автомобилей и сельскохозяйственной техники отказано. Как следует из текста решения, ИП «Иванов» единовременно реализовал 40 единиц автомобилей и сельскохозяйственной техники по стоимости чуть более 4 млн. тенге. Банкротный управляющий указывает на занижение стоимости сделки, что очевидно без дополнительного экспертного исследования.

Однако суд в решении ссылается на общие положения гражданского законодательства о праве собственности и договорах купли-продажи. Также суд в качестве довода приводит балансовую стоимость проданного имущества. В то время как нормы амортизации и срок полезного действия устанавливается на каждом предприятии самостоятельно, и уменьшение балансовой стоимости объекта не влечет уменьшения его рыночной стоимости. Постановлением апелляционной коллегии решение суда было оставлено без изменения.

В приведенных гражданских делах, районный и апелляционный суд в нарушение практических рекомендаций Верховного суда РК не исследовали должным образом и не дали правовой оценки факту существенного занижения цены сделок, совершенных в течение 3-х лет до возбуждения дела о банкротстве юридического лица или индивидуального предпринимателя. Кроме того, полагаем судам по таким делам стоит обращать внимание на предмет аффилированности или иной связи между покупателем и продавцом.

 

Сделка совершена в ущерб интересам кредиторов

 

Эту категория объединяют сделки, которые повлекли ущерб интересам кредиторов, предпочтительное удовлетворение требований отдельных кредиторов и уклонение от ответственности перед третьим лицом. Это основание встречается в 14% исковых заявлений. Часто суды при рассмотрении дел либо вообще не дают оценки преимущественности (очередности) удовлетворения требований кредиторов, либо отказывают по той причине, что такие сделки были совершены ранее 6-месячного срока до возбуждения дела о банкротстве организации.

Например, решением СМЭС Алматинской области в удовлетворении исковых требований банкротного управляющего к ТОО «Эк» о признании недействительной сделки отказано. Из текста решения следует, что в 2014 году ТОО «Эк» получило займ в банке. 01.02.2016 г. между третьим лицом «Ә» и ТОО «Эк» заключен договор займа (финансовой помощи), деньги направлены на погашение банковского займа.

20.12.2016 г. ТОО «Эк» было выставлено налоговое уведомление, в результате доначислены налоговые обязательства. 17.03.2017 г. ТОО «Эк» продало недвижимое имущество своему кредитору «Ә», 27.07.2017 г. ТОО «Эк» было признано банкротом. То есть незадолго до банкротства, когда у компании уже были долги перед налоговым органом, с компанией - должником было отчуждено имущество в счет погашения долга перед не преимущественным гражданско-правовым кредитором, вопреки наличию налоговых обязательств. При этом суд в решении никакой правовой оценки указанному обстоятельству не дал. Кроме того, суд не исследует в решении то обстоятельство, что фактически деньги за продажу имущества не попали в ТОО «Эк», а были списаны взаимозачетом между покупателем и продавцом.

В другом примере, решением СМЭС г. Алматы в удовлетворении исковых требований банкротного управляющего ТОО «Н» к ТОО «А», ИП «P» о признании незаконным договора уступки права было отказано. Суд в решении устанавливает, что до банкротства ТОО «Н» передало ИП «P» право требования к своему дебитору - ТОО «А». В свою очередь, долг ТОО «Н» перед ИП «P» был уменьшен на данную сумму.

Впоследствии ТОО «Н» признано банкротом. Банкротный управляющий указывает на незаконность произведенной уступки права требования, что нарушило интересы остальных кредиторов ТОО «Н». Однако суд в решении не исследует, имелись ли кредиторы у ТОО «Н» на момент переуступки права требования, отказывает лишь по тому основанию, что сделка совершена ранее, чем в течение 6-месячного периода до возбуждения дела о банкротстве ТОО «Н», а потому не могла нанести ущерб интересам кредиторов. Апелляционная судебная коллегия своим постановлением решение суда первой инстанции оставила без изменения.

Из приведенных примеров очевидно, что суды отказывают по формальным основаниям, игнорируя положения закона, на которые ссылается истец в исковом заявлении. В связи с чем возникает необходимость в формировании обобщенной позиции Верховного суда РК для последующего единообразного применения института в районных судах.

 

Защита интересов организаций государственного и квазигосударственного сектора вопреки интересам процедуры банкротства в РК

 

Решением Аршалынского районного суда исковые требования банкротного управляющего ТОО «І» к бывшему руководителю «Ж», Акимату о признании действий ТОО «І» по отказу от права временного возмездного землепользования на земельный участок незаконными оставлены без удовлетворения.

Как следует из текста решения, накануне банкротства ТОО отказалось от права временного возмездного землепользования, на основе отказа были вынесены соответствующие акты государственных органов. В основе решения суд использовал аргумент о законности вынесенных государственными органами актов, которые основывались на добровольном отказе ТОО от права землепользования. Однако суд не дал никакой правовой оценки самому отказу ТОО от принадлежащих ему прав. Аргументы банкротного управляющего о возможности для ТОО использовать данное право для извлечения выгоды и расчета с кредиторами остались без внимания.

В другом гражданском деле решением СМЭС г. Алматы в исковых требованиях банкротного управляющего ТОО «РТ» к АО «Жарық К» о признании недействительной части сделки отказано. Из текста решения становится понятно, что в 2008 году между сторонами сделки был заключен договор на присоединение дополнительных мощностей. ТОО «РТ» выплатило в адрес АО «Жарық К» 72 млн. тенге, при этом АО «Жарық К» обязалось возвращать фиксированную ежемесячную плату до 2028 года.

Согласно заключенному между сторонами договору, сумма, подлежащая оплате, не подлежит истребованию раньше срока или переуступке третьему лицу. Банкротный управляющий в иске просит отменить запрет на переуступку права как положение, ухудшающее интересы банкрота. Суд в качестве оснований отказа в исковых требованиях сослался на законность заключенного договора и его соответствие подзаконным нормативно-правовым актам исследуемой отрасли. Однако судом не были учтены цели и интересы процедуры банкротства, в которой кредиторы лишаются большей части суммы к возмещению в случае ликвидации компании-банкрота. Решение суда первой инстанции постановлением апелляционной инстанции оставлено без изменения.

Из приведенных примеров видно, что зачастую в спорах банкротов с государственными органами суд принимает сторону государства, игнорируя интересы кредиторов в процедуре банкротства, даже если обстоятельства требуют немедленного вмешательства суда и защиты нарушенных прав.

Приведенные сложности в трактовке и применении законов вероятны вследствие пока еще формирующегося института. Отсутствие наработанных механизмов, прошедших контроль и одобрение со стороны Верховного суда, могут порождать разночтения законодательства и расхождение судебной практики в исследуемой отрасли. Также администратор, зачастую выступая истцом по делу, несет бремя доказывания наличия оснований недействительности сделки, а при отсутствии опыта в процессе доказывания, может оказаться недостаточно приведенных администратором доказательств для признания сделки недействительной.

 

31 января 2019, 11:33
Источник, интернет-ресурс: Юридическая фирма «Тлеулин и партнеры»

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript