Перспективы кодификации экологического законодательства на постсоветском пространстве и теоретические аспекты развития законодательства Российской Федерации и Кыргызской Республики об охране окружающей среды в условиях интеграционных процессов в рамках ЕАЭС (Пономарев Михаил Вячеславович, Российская Федерация; Оторова Бактыгуль Каныбековна, Кыргызская Республика)

21 мая 2019, 10:03
Фото:
Перспективы кодификации экологического законодательства на постсоветском пространстве и теоретические аспекты развития законодательства Российской Федерации и Кыргызской Республики об охране окружающей среды в условиях интеграционных процессов в рамках ЕАЭС (Пономарев Михаил Вячеславович, Российская Федерация; Оторова Бактыгуль Каныбековна, Кыргызская Республика) (©Paragraph 2019 / 5.0.3.60)

Перспективы кодификации
экологического законодательства на постсоветском пространстве
и теоретические аспекты развития законодательства Российской Федерации и Кыргызской Республики об охране окружающей среды
в условиях интеграционных процессов в рамках ЕАЭС

Пономарев Михаил Вячеславович,

научный сотрудник отдела экологического и аграрного законодательства

Федерального государственного научно-исследовательского учреждения

«Институт законодательства и сравнительного правоведения

при Правительстве Российской Федерации» (г. Москва, Российская Федерация)

Оторова Бактыгуль Каныбековна,

доцент кафедры теории и истории государства и права

Юридического факультета Кыргызского национального университета

им. Ж. Баласагына (г. Бишкек, Кыргызская Республика), кандидат юридических наук

Выступление на XVI Международной Атырауской правовой конференции «Недропользование - основа экономики Республики Казахстан» (26 апреля 2019 года)

Одним из важнейших средств регулирования общественных отношений в той или иной сфере было и остается право. При этом его эффективность зависит отнюдь не только от потенциала и качества правовых норм, но и прежде всего от наличия или отсутствия политической воли, направленной на реализацию различного рода частных или публичных интересов. Особое место в правовой системе занимает экологическое право, так как именно оно должно обеспечивать сбалансированное соотношение публичных и частных интересов в экологической политике государства, гарантировать соблюдение права каждого на благоприятную окружающую среду.

Пообъектный и дифференциированный характер регулирования общественных отношений, характерный для экологического права, а также отсутствие в нем комплексного экосистемного подхода, имеет свои весьма существенные недостатки. К таким недостаткам можно отнести, прежде всего, наличие многочисленных коллизий между правовыми нормами, регулирующими использование и охрану отдельных видов природных ресурсов и объектов, совершенно различные виды прав на них, не унифицированный порядок предоставления их в пользование, а также наличие совершенно различных процедур, связанных с выдачей разрешений на воздействие на окружающую среду и природные ресурсы, что зачастую ведет к дублированию различных правовых требований, затрудняет правоприменительную деятельность и создает условия для возникновения коррупциогенных проявлений. Совершенствование экологического законодательства должно идти по пути его дальнейшей систематизации, одной из наиболее подходящих для его дальнейшего развития форм которой является кодификация, в частности, в форме подготовки Экологического кодекса.

Вместе с тем, к процессу кодификации экологического законодательства, ввиду сложности указанного процесса, следует подходить очень взвешенно и осторожно, так как юридико-технические, а также иные ошибки системного характера, допускаемые, в частности, при определении объема регулируемых экологических отношений, структуры Кодекса и массива правовых норм, подлежащих включению в него его (с последующей отменой соответствующих законодательных актов), могут привести к обратному отрицательному эффекту и создать существенные проблемы при формировании соответствующей правоприменительной практики.

Следует отметить, что процесс кодификации экологического законодательства, достаточно длительное время осуществляемый в Российской Федерации и происходящий в Кыргызской Республике обладает рядом весьма схожих характерных особенностей, определяющих, в том числе, и общие теоретические подходы к структуре данных законопроектов, и общие проблемы, с которыми пришлось столкнуться их разработчикам.

Одним из первых и основных вопросов, встающих перед разработчиками данных Кодексов, является вопрос о их структуре и объеме правовых норм, подлежащих включению в них при проведении работ по кодификации. Т.И. Макарова совершенно справедливо отмечает, что сложность разработки кодифицированного нормативного правового акта эколого-правового содержания обусловлена комплексным характером экологического права, что, несомненно, должно отразиться на содержании Экологического кодекса[1].

И.А. Игнатьева, в свою очередь, указывает на то, что поскольку систематизация направлена на упорядочение всех эколого-правовых норм системы экологического законодательства, это означает, что нормы природоресурсных отраслей, в том числе природоохранительного содержания, будут обобщены и усовершенствованы в рамках этой системы[2].

По мнению М.И. Васильевой, важнейшим условием проведения кодификации экологического законодательства является инвентаризация соответствующих норм права, определение их действенности, устранение взаимной противоречивости, поиск устаревших норм, выяснение объективной потребности в создании новых норм и другие виды работ, без выполнения которых разработка Экологического кодекса была бы преждевременной[3].

Кодификация экологического законодательства, являясь одной из наиболее глубоких и сложных форм его систематизации, должна основываться на соответствующих научно обоснованных подходах, а также учитывать зарубежный опыт, как теоретического, так и практического характера, накопленный государствами, в которых уже достаточно длительное время успешно действуют соответствующие Кодексы.

Опыт кодификации экологического законодательства в странах Западной Европы. Одним из первых в странах Западной Европы был принят Экологический кодекс Швеции (Miljöbalk)[4] (1998:808, действует с 1 января 1999 г.). Помимо регулирования традиционных для экологического законодательства отношений по охране окружающей среде и использованию отдельных видов природных ресурсов, Экологический кодекс Швеции содержит весьма интересные и достаточно специфические правовые нормы и даже целые институты, которые заслуживают пристального внимания и интереса.

Например, Кодекс предусматривает создание специальных экологических судов, включая Высший экологический суд Швеции. Кодекс устанавливает принцип «бремени доказательства», то есть принцип презумпции виновности субъекта, осуществляющего хозяйственную деятельность (в отличие, например, от российского законодательства об охране окружающей среды, которое в ст. 3 Федерального закона от 10.01.2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» закрепляет принцип презумпции экологической опасности лишь намечаемой хозяйственной и иной деятельности). В числе прочих отношений Кодекс регулирует также вопросы генной инженерии, оборота химической продукции и «биотехнических» организмов.

В правовой литературе отмечается, что Кодекс имеет весьма широкую сферу регулирования. В целом Кодекс суммировал тысячи положений других законодательных актов. Он по своей сути является рамочным законом, не содержит конкретных положений по регулированию отдельных видов деятельности (нормативы, лимиты и т.п.) и вопросов пересечения интересов различных участников процесса[5].

Экологический кодекс Франции (Le Code de l'Environnement de la France)[6], (законодательная часть (Partie Ligislative) которого была принята в качестве приложения к Ордонансу № 2000-914 от 18 сентября 2000 г.), регулирует весьма широкий круг отношений, включая не только охрану природных ресурсов, но и, например, такие достаточно не совсем типичные для права государств Западной Европы отношения, как регулирование обращения генно-модифицированных организмов, охрану окружающей среды в Антарктике.

Как указывает Е.А. Хохлявин, нормы Кодекса регулируют куда более широкую сферу отношений, чем это принято в России (его законодательная часть состоит из 7 книг). Массив законоположений в Кодексе весьма значителен, он содержит наиболее важные и принципиальные нормы и не носит исчерпывающего характера. Его текст изобилует множеством прямых отсылок к другим кодексам, законам и декретам. Создание Кодекса происходило путем инкорпорации (включения) в его текст ранее принятых законов[7].

Работа над Кодексом велась несколько лет (первый проект был представлен парламенту в 1996 г., но потерпел неудачу и подвергся критике как со стороны общественности, так и со стороны чиновников). Как уже отмечалось выше, создание Кодекса происходило путем инкорпорации, т.е. включения в его текст ранее принятых законов. При этом некоторые положения были отменены как устаревшие или противоречащие друг другу. Кроме того, некоторые определения были уточнены и приведены в соответствие с другими нормативными актами (например, с Уголовным и Гражданским кодексами). В Экологический кодекс вошло более чем 39 законов, принятых до 2000 г. Ордонанс 2000-914 о принятии Экологического кодекса был издан 18 сентября 2000 г. Часть положений книг І, III, IV, V была опубликована Ордонансом 2005-935 от 2 августа 2005 г. Также крупные изменения были введены в книги II и VI Декретом № 2007-397 от 22 марта 2007 г.[8]

Интересен германский опыт кодификации экологического законодательства, который на сегодняшний день не увенчался принятием соответствующего Кодекса. Работа над проектом Экологического кодекса ФРГ (Umweltgesetzbuch, UGB)[9] велась с 1970-х гг., а его последний проект был отклонен в 2009 г. Как отмечает проф. Г. Винтер, долгая история немецкого Экологического кодекса после двух больших заделов, так называемых профессорских проектов (по поручению Министерства по охране окружающей среды было представлено два проекта Экологического кодекса. Первый проект был представлен в 1990 г. Общей частью. Второй проект 1994 г. Экологического кодекса состоял из его Особенной части) и «экологического кодекса», породила третье большое творение, называемое законопроектом Министерства по охране окружающей среды, редакция которого была представлена 20 мая 2008 г.[10]

Последний из проектов Кодекса состоит из Общей и Особенной частей, включающих в себя 17 глав и 775 параграфов, и подготовлен, равно как и соответствующие Кодексы Швеции и Франции, путем инкорпорации действующих правовых норм. Помимо норм, регулирующих традиционные для экологического законодательства отношения по охране окружающей среды и использование отдельных видов природных ресурсов, он включает в себя нормы, регулирующие энергосбережение, пользование атомной энергией и радиационную безопасность, безопасность транспорта, развитие генной инженерии и иных биотехнологий.

Особенности кодификации экологического законодательства в СССР и Российской Федерации

Идеи о принятии Природоохранительного кодекса СССР выдвигались представителями науки экологического права еще в 60-х годах XX столетия. Отчасти результатом такой работы по систематизации экологического законодательства в тот период стал Закон РСФСР от 27.10.1960 г. «Об охране природы в РСФСР» и появление аналогичных законов в союзных республиках (1957 - 1963 гг.).

В.В. Петров отмечал, что появление этой новой формы - идеи комплексного природоохранительного акта, доныне неизвестной природоохранительному законодательству, послужило хорошей питательной средой для почти тридцатилетней дискуссии о форме и содержании союзного природоохранительного акта. Были высказаны три точки зрения:

1. основы законодательства об охране природы и рациональном использовании природных ресурсов (Г.А. Аксененок, 1960 г.);

2. Закон об охране природы, окружающей среды (Г.Н. Полянская, 1963 г.);

3. Природоохранительный кодекс (Н.Д. Казанцев, 1961 г.[11]).

В последующие годы обсуждение данной проблемы шло в основном на базе идеи Закона об охране либо природы, либо окружающей среды, либо окружающей природной среды[12]. Одна из попыток такой кодификации уже после распада Союза ССР закончилась принятием Закона РСФСР от 19 декабря 1991 г. № 2060-1 «Об охране окружающей природной среды».

Новая попытка кодификации российского экологического законодательства была предпринята уже значительно позже - в 2007-2008 гг. по заданию Министерства природных ресурсов РФ несколькими рабочими группами были подготовлены проект концепции[13] Экологического кодекса РФ, а также проекты его Общей и Особенной частей[14]. Следует отметить, что разработчиками каждого из трех проектов за основу был взят подход, в соответствии с которым нормы природоресурсного законодательства, в основном, оставались вне пределов проведенной кодификации (помимо системы экологических требований в отдельных отраслях природопользования), в том числе, учитывая и тот факт, что с 1 января 2007 года вступили в силу новые Лесной и Водный кодексы РФ. Вместе с тем, между проектами наблюдались некоторые разночтения в понимании объемов кодификации, круга включаемых в проекты правовых норм и законодательных актов, подлежащих в связи с этим отмене.

Дискуссионность вопросов, связанных с кодификацией экологического законодательства, состоит как в том, необходимо ли вообще принятие Экологического кодекса как такового, так в его возможной структуре, определяемой группами общественных отношений, включаемых в предмет его регулирования[15].

Как отмечает Т.В. Петрова, идея разработки Экологического кодекса имеет не только сторонников, но и противников. Негативное отношение последних объясняется небеспочвенными опасениями, что в ходе работы над законопроектом весьма вероятно лоббирование ведомственных интересов, интересов промышленных кругов, контролирующих экологически опасные отрасли производства, с целью либерализации экологических требований. В итоге это может привести к ослаблению или даже утрате немногих реально работающих правовых инструментов действующего экологического законодательства[16].

Проект Экологического кодекса РФ (в части промышленной экологии)[17] (2013-2015 гг., подготовленный под эгидой Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), в отличие от предыдущих проектов, содержит не совсем стандартный подход к пониманию некоторых устоявшихся в экологическом законодательстве и доктрине экологического права концептуальных понятий, а также к определению групп общественных отношений, являющихся предметом законодательного регулирования указанного проекта.

Особого внимания с точки зрения юридической техники заслуживает опыт кодификации законодательства в области охраны окружающей среды на региональном уровне. Так, соответствующие работы были проведены при подготовке действующих в настоящее время Экологического кодекса Республики Татарстан от 15 января 2009 г. № 5-ЗРТ, Экологического кодекса Республики Башкортостан от 28 октября 1992 г. № ВС-13/28, а также принятого достаточно недавно Экологического кодекса г. Санкт-Петербурга от 18 июля 2016 г. № 455-88.

Следует отметить, что при разработке Экологического кодекса г. Санкт-Петербурга остро встал вопрос, какие именно правовые нормы необходимо включить в его содержание. Данный вопрос тесно связан с ведущейся в правовой доктрине дискуссией о предмете правового регулирования ЭК РФ. В ходе работы над проектом Кодекса предлагалось включить в его содержание ряд норм природоресурсного законодательства Санкт-Петербурга, однако данная позиция не нашла поддержки при согласовании проекта Кодекса с исполнительными органами государственной власти Санкт-Петербурга. В конечном итоге, в Экологический кодекс Санкт-Петербурга не вошли, в частности, правовые нормы, регулирующие отношения недропользования на территории Санкт-Петербурга, хотя на уровне субъекта Российской Федерации такое решение было бы целесообразным[18].

Совершенно иные тенденции и подходы к кодификации экологического законодательства характерны для государств, чьи правовые системы весьма схожи между собой ввиду того, что их общее развитие связано с вхождением их в качестве Союзных республик в Союз Советских Социалистических Республик (СССР).

Кодификация экологического законодательства в странах СНГ и иных странах на «постсоветском пространстве»

В числе сходных концептуальных решений в проводимой кодификации экологического законодательства в странах СНГ в юридической литературе выделяют:

а) практически безальтернативно результатом кодификации в этих государствах видится Экологический кодекс;

б) как правило, в обосновании создания Экологического кодекса указывается на необходимость модернизации законодательства в рассматриваемой сфере, совершенствования механизмов его реализации, приведения его в соответствие с международными актами;

в) кодификация касается преимущественно законодательства об охране окружающей среды[19].

Первым из государств, входящих в СНГ, был Экологический кодекс был принят в Республике Казахстан 9 января 2007 г. № 212-III, который, несмотря на совершенно различные оценки практиков, представляет собой, на наш взгляд, достаточно успешный результат работы по кодификации. Кодекс достаточно детально регулирует совершенно разнообразные группы общественных отношений, при этом для него характерна упомянутая выше тенденция систематизации, прежде всего, природоохранных норм. В Особенной части Кодекс содержит, в том числе: экологические требования по использовании природных ресурсов; экологические требования к использованию радиационных материалов, атомной энергии, радиационной безопасности; экологические требования при производстве и использовании потенциально опасных химических и биологических веществ, генетически модифицированных продуктов и организмов; нормы, регулирующие деятельность в сфере эмиссии и поглощения парниковых газов.

Вместе с тем, необходимость совершенствования законодательства об охране окружающей среды в Республике Казахстан в условиях новых приоритетов экологического развития, заложенных в Послании Президента Республики Казахстан Н. Назарбаева народу Казахстана «Новые возможности развития в условиях четвертой промышленной революции» (Астана, 10 января 2018) и Общенационального плана мероприятий по реализации данного Послания, в Послании Главы государства народу «Казахстана Казахстанский путь - 2050: Единая цель, единые интересы, единое будущее» (Астана, 17 января 2014 года); в «Стратегии «Казахстан-2050»: Новый политический курс состоявшегося государства», изложенная в Послании Президента Республики Казахстан - Лидера Нации Н.А. Назарбаева Народу Казахстана 14 декабря 2012 года, а также в Концепции по переходу Республики Казахстан к «зеленой» экономике, утв. указом Президента Республики Казахстан от 30 мая 2013 года № 577 и Стратегическом плане развития Республики Казахстан до 2025 года, утв. указом Президента Республики Казахстан от 15 февраля 2018 года № 636, привела к подготовке Концепции проекта нового Экологического кодекса Республики Казахстан[20].

Работа по подготовке проекта Экологического кодекса Республики Беларусь велась с 2002 года и своего рода промежуточным результатом в указанной работе была Концепция Экологического кодекса Республики Беларусь, которая была утверждена постановлением Совета Министров РБ от 16 декабря 2005 г. № 1460. Для кодификации экологического законодательства был избран подход, отличный от теоретических положений о предмете права окружающей среды, а именно Национальный центр законопроектной деятельности при Президенте Республики Беларусь предложил (и это предложение получило отражение в Концепции) урегулировать в Кодексе правоотношения, «относящиеся преимущественно к сфере охраны окружающей среды, а также общие положения об охране отдельных компонентов природной среды»[21].

Работы по подготовке проекта Экологического кодекса Украины предусматривались Основными направлениями государственной политики Украины в области охраны окружающей среды, использования природных ресурсов и обеспечения экологической безопасности, утв. постановлением Верховной Рады Украины от 05.03.1998 г. Однако все практические работы по созданию данного акта связаны лишь с обобщением законодательства об охране окружающей среды, а перспективы его принятия в настоящее время весьма туманны[22].

Модельный Экологический кодекс для государств-участников СНГ (Общая часть принята в г. Санкт-Петербурге 16.11.2006 г. Постановлением 27-8 на 27-ом пленарном заседании МПА государств-участников СНГ, а Особенная - 31.10.2007 г. Постановлением 29-14 на 29-ом пленарном заседании МПА). Структура Общей и Особенной частей Модельного Экологического кодекса позволяет судить о применении при их подготовке подхода, характерного для работ по кодификации экологического законодательства в государствах «постсоветского пространства», когда нормы актов природоресурсного законодательства, в целом, остаются за пределами проекта Экологического кодекса.

Кодификация экологического законодательства в Кыргызской Республике

Значительно больших успехов в деле кодификации экологического законодательства достигли в Кыргызской Республике (КР), где проект Экологического кодекса был принят Жогорку Кенешем КР 15.01.2009 г., однако был отклонен позднее Указом Президента КР ввиду необходимости доработки его отдельных положений. Продолжение работы по кодификации экологического законодательства и доработке Кодекса было отложено на длительный период.

Следует отметить, что в документах программного характера, на основе которых должна строиться экологическая политика и работа по совершенствованию экологического законодательства, необходимость проведения работ по его систематизации не значится. Так, например, в Концепции экологической безопасности Кыргызской Республики, утв. указом Президента КР от 23.11.2007 г. УП № 506, в частности, в разделе, посвященном тенденциям развития законодательства (раздел 4.2.), ни слова не говорится о необходимости систематизации или кодификации экологического законодательства.

Сохраняя общий подход к системе Экологического кодекса и его содержанию, характерный преимущественно для стран «постсоветского пространства», существующий проект Экологического кодекса КР[23] состоит из Общей и Особенной частей. Вместе с тем, он не включает в себя основные нормы, касающиеся использования природных ресурсов.

Такой подход при кодификации подвергается вполне обоснованной критике в юридическом сообществе. Так, К.К. Керезбеков, например, отмечает, что нормы, содержащиеся в природоресурсных Кодексах и иных законодательных актах Кыргызской Республики, также необходимо учитывать при кодификации, однако не следует механически изымать их из природоресурсных законов и переносить в Экологический кодекс. Использование природных ресурсов невозможно без установления требований по их охране, воспроизводству и восстановлению[24].

Общая часть Кодекса содержит общие положения, включая: основные понятия, принципы, объекты и субъекты охраны окружающей среды, компетенцию и основные полномочия органов государственной власти и органов местного самоуправления; экологические права и обязанности некоммерческих организаций, граждан и природопользователей; нормы, регулирующие порядок образования для устойчивого развития, экологического образования и просвещения; нормы о статусе экологической информации, состав экологической сети (особо охраняемые природные территории); правовой режим зон экологического неблагополучия; а также нормы, регулирующие международные отношения в сфере охраны окружающей среды.

Особенная часть Кодекса содержит наиболее общие нормы, регулирующие природопользование, а также содержащие требования экологической безопасности; порядок проведения экологической оценки, экологического аудита, экологического мониторинга, экологического контроля, экологического страхования; экономическое регулирование, инструменты и механизмы природопользования; порядок доступа к генетическим и биологическим ресурсам; основные требования к обеспечению биологической, радиационной и химической безопасности; а также ответственность за экологические правонарушения и разрешение споров в области охраны окружающей среды.

Такая структура проекта Экологического кодекса, в особенности, его Особенной части, не учитывает необходимость обеспечения экосистемного характера правового регулирования экологических отношений. По мнению К.К. Керезбекова, концептуально правильным был бы такой подход к разработке проекта Экологического кодекса, при котором экологические требования природоресурсных законов были бы сохранены и одновременно конкретизированы и дополнены в рамках Кодекса с учетом экосистемного подхода[25].

Подытожить теоретические рассуждения о проблемах кодификации экологического законодательства хотелось бы словами С.А. Боголюбова, который отмечает, что довод об Экологическом кодексе как о простой новой точке отсчета природоохранной деятельности, регулируемой правом, не может быть серьезным, если им не предусматривается качественно новый механизм природоохранного, природоресурсного стимулирования, управления и контроля. Кодекс должен отличаться от простого закона не только формой, не только названием, но и качественно иным наполнением, иным содержанием[26].

Таким образом, результаты исследования современных тенденций кодификации экологического законодательства в различных государствах позволяют сделать вывод о больших концептуальных различиях в подходах, используемых разработчиками проектов Экологических кодексов, в частности, при определении групп общественных отношений, регулирование которых должно осуществляться их нормами.

Для государств Западной Европы (Швеция, Франция, Германия), в которых уже действуют соответствующие Кодексы или подготовлены их проекты, и пошедшие по пути инкорпорации достаточно большого массива правовых норм (включая нормы природоресурсного права), характерен совершенно иной подход, нежели для государств «постсоветского пространства» (Республика Казахстан, Российская Федерация, Республика Беларусь, Кыргызская Республика). В последних, в основном, ведутся работы по кодификации именно природоохранного законодательства, некоторые из которых уже увенчались успехом в виде принятия Экологического кодекса (как, например, в Республике Казахстан).

Концепция и основные положения законодательства в сфере охраны окружающей среды Кыргызской Республики базируются на Конституции Кыргызской Республики предусматривающей систему юридических гарантий экологических прав граждан, закрепленных в статье 48. п.1 право граждан на благоприятные условия жизни, предполагающее реальные возможности проживать в здоровой, отвечающей международным и государственным стандартам окружающей природной среде, участвовать в подготовке, обсуждении и принятии экологически значимых решений, осуществлять контроль за их реализацией, получать надлежащую экологическую информацию, а также право на возмещение ущерба причиненного здоровью или имуществу действиями в области природопользования.

Основные положения в сфере охраны окружающей среды установлены Законами Кыргызской Республики «Об охране окружающей среды» (1999г.), «Об отходах производства и потребления» (2001 г.), «Об охране атмосферного воздуха» (1999 г.), «Об экологической экспертизе» (1999 г.), «Об охране и использовании растительного мира» (2001 г.), «О животном мире» (1999 г.), Водным кодексом Кырызской Республики (2005 г.), а также отраслевыми законами, такими как «Об особо охраняемых природных территориях», «Об охоте и охотничьем хозяйстве», «О недрах» (1997 г.), «О радиационной безопасности населения», «О хвостохранилищах и горных отвалах», «Об эколого-экономической системе Иссык-Куль», «О биосферных территориях» (1999 г.), «О государственном регулировании политики в области эмиссии парниковых газов» (2007 г.), «О радиационной безопасности населения Кыргызской Республики» (1999 г.), Земельным кодексом Кыргызской Республики (1999 г.), Лесным кодексом Кыргызской Республики (1999 г.) и др., каждый нормативно-правой акт в силу своего действия и в рамках своего охвата являются стратегическими документами для развития Кыргызской Республики.[27]

На сегодняшний день осуществляется подготовка регулярных отчетов о ходе реализации стратегических документов, их мониторинг принятых Правительством Кыргызской Республики, таких как: План мероприятий Правительства Кыргызской Республики по реализации Программы Правительства Кыргызской Республики «Жаңы доорго кырк кадам», который представляет собой первый и очень важный этап реализации Стратегии развития Кыргызской Республики на период до 2040 года, основная задача данной Программы обеспечение защиты прав и свобод граждан, а также реформирование новой структуры управления через призму потребностей человека. Программа будет давать ответы на внешние, внутренние и региональные вызовы, которые будут влиять на развитие страны в среднесрочной перспективе.[28] План мероприятий по реализации Стратегии охраны и укрепления здоровья населения Кыргызской Республики до 2020 года, направлена на значительное улучшение здоровья и повышение уровня благополучия населения, укрепление общественного здравоохранения и обеспечение наличия устойчивых систем здравоохранения, ориентированных на нужды людей и характеризующихся высоким качеством помощи и соблюдением принципов всеобщего охвата населения, создание устойчивых сообществ и благоприятных условий для здоровья,[29] Национальная лесная программа на 2005-2015 годы, направленные на обеспечение сохранности и лесовоспроизводства согласно общепринятым принципам устойчивого развития, стратегические документы и Планы по их реализации в области охраны окружающей среды и др.[30]

Таким образом, Кыргызская Республика предпринимает определенные шаги для исполнения приоритетных по нему обязательств, реализует международные проекты и предпринимает меры для их практического осуществления.

Хочется верить, что работы по систематизации и, в частности, по кодификации экологического законодательства в государствах-членах ЕАЭС, в частности, в Российской Федерации и Кыргызской Республике, будут продолжены и принесут положительный эффект, дав импульс дальнейшему совершенствованию законодательства и правоприменительной практики, а также науки экологического права.

[1] Макарова Т.И., Лаевская Е.В., Лизгаро В.Е. Теоретико-правовые проблемы кодификации экологического законодательства Республики Беларусь // Право и демократия: сб. науч. тр.; редкол.: В.Н. Бибило (отв. ред.) [и др.] - Минск: БГУ, 2006. Спец. вып. С. 5.

[2] Игнатьева И.А. Систематизация экологического законодательства и экологизация иных отраслей российского законодательства // Экологическое право. 2007. № 1. С. 7.

[3] Васильева М.И. Концептуальные вопросы совершенствования экологической политики и законодательства об охране окружающей среды // Экологическое право. 2007. № 2. С. 16-17.

[4] Текст Экологического кодекса Швеции опубликован на шведском языке на официальном интернет-сайте Парламента Швеции (Riksdag): https://www.riksdagen.se/sv/dokument-lagar/dokument/svensk-forfattningssamling/miljobalk-1998808_sfs-1998-808, на английском языке - на официальном интернет-сайте Правительства Швеции: http://www.government.se/49b73c/contentassets/be5e4d4ebdb4499f8d6365720ae68724/the-swedish-environmental-code-ds-200061

[5] Бринчук М.М., Редникова Т.В. Кодекс окружающей среды Швеции // Экологическое право. 2010. № 6. С. 36.

[6] Актуальную версию текста Кодекса на французском, английском и ряде иных языков можно найти на официальном интернет-сайте Французского правительства для распространения нормативных правовых актов и судебных решений Верховных судов: https://www.legifrance.gouv.fr/affichCode.do?cidTexte=LEGITEXT000006074220

[7] Хохлявин С.А. Экологический кодекс Франции и нормы финансового характера, обеспечивающие его реализацию при обращении с отходами // Экологическое право. 2005. № 3.

[8] Калиниченко В.Т. Экологический кодекс Франции // Экологическое право. 2010.№ 6.

[9] Официальный интернет-сайт Федерального министерства охраны окружающей среды, охраны природы, строительства и безопасности ядерных реакторов ФРГ: http://www.bmub.bund.de/themen/natur-biologische-vielfalt-arten/naturschutz-biologische-vielfalt/natur-naturschutz-biologische-vielfalt-download/artikel/ugb-referentenentwurf/?tx_ttnews[backPid]=1555

[10] Винтер Г. Экологический кодекс - обзор и оценка // Экологическое право. 2010. № 6.

[11] Казанцев Н.Д. К вопросу о научных основах кодификации законодательства об охране природы // Экологическое право. 2006. № 3. С. 2-7 (впервые статья была опубликована в журнале «Вестник Московского университета». Серия X. «Право». 1962. № 1. С. 16-26).

[12] Петров В.В. Экологический кодекс России (к принятию Верховным Советом Российской Федерации Закона «Об охране окружающей природной среды // Экологическое право. 2009. № 2/3, Специальный выпуск.

[13] С проектом Концепции Экологического кодекса Российской Федерации можно ознакомиться на официальном интернет-сайте Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации: https://www.mnr.gov.ru/upload/iblock/50e/3684_konzepzia.doc

[14] Заславская Н.М. Научная дискуссия «Экологический кодекс Российской Федерации: теоретические проблемы» // Экологическое право. 2008. № 1.

[15] Подробнее о дискуссионных вопросах структуры возможного Экологического кодекса см., напр.: Анисимов А.П. Экологический кодекс: каким ему быть? // Современное право. 2012. № 2. С. 49-55.

[16] Петрова Т.В. О проекте Экологического кодекса Российской Федерации // Россия в окружающем мире: Аналитический ежегодник / отв. ред. Н.Н. Марфенин; под общей редакцией Н.Н. Марфенина, С.А. Степанова. — М.: Изд-во МНЭПУ, 2009. С. 84.

[17] Официальный интернет-сайт Российского Союза Промышленников и Предпринимателей: http://media.rspp.ru/document/1/a/8/a88e5cdae7f4ca9df5c0097a2aa2467d.pdf; Экологический кодекс Российской Федерации (в части промышленной экологии) (проект). / З.А. Кучкаров [и др.] - М.: Концепт, 2015. - 280 с.

[18] Колб А.А. К вопросу о кодификации регионального законодательства об охране окружающей среды // Здоровая окружающая среда - основа безопасности регионов: материалы первого международного экологического форума в Рязани (11-13 мая 2017 г., г. Рязань) / под ред. Е.С. Иванова. - Рязань: ФГБОУ ВО РГАТУ, 2017. Том 2. С. 64.

[19] Игнатьева И.А. Опыт кодификации экологического законодательства в государствах - участниках СНГ // Экологическое право. 2007. № 3. С. 29.

[20] Официальный интернет-сайт Казахстанской ассоциации организаций нефтегазового и энергетического комплекса «Kazenergy»: http://www.kazenergy.com/upload/document/project_con_eco_05_06_2018.docx

[21] Макарова Т.И. Право природопользования как институт экологического законодательства (к вопросу о разработке Экологического кодекса Республики Беларусь) // Право и демократия: сб. науч. тр.; редкол.: В.Н. Бибило (отв. ред.) [и др.] - Минск: БГУ, 2006. Спец. вып. С. 110.

[22] Шемшученко Ю.С. К вопросу об Экологическом кодексе Украины // Проблемы совершенствования методики преподавания эколого-правовых и аграрно-правовых учебных дисциплин в юридических вузах России. Материалы Всероссийского научно-методологического семинара / под ред. Г.Е. Быстрова. М., 2006. С. 101; Шемшученко Ю.С. Национальные интересы и экологическое право // Журнал российского права. 2005. № 12. С. 12, 13.

[23] Проект Экологического кодекса Кыргызской Республики // официальный интернет-сайт Европейской экономической комиссии ООН: https://www.unece.org/fileadmin/DAM/env/eia/meetings/2017/April_5_Bishkek_2ndSubregional_Event/Draft_Ecological_Code_ru.pdf; Аннотация Экологического кодекса Кыргызской Республики // https://www.google.ru/url?sa=t&rct=j&q=&esrc=s&source=web&cd=4&ved=0ahUKEwiS5LTjhLDWAhWoNJoKHYTFCJkQFgg2MAM&url=https://new.wwf.ru/upload/iblock/32c/urid_eccodkyrg_annotationruss.doc&usg=AFQjCNEwKpxnLaBrAEniog1cZmrSlCIJtg (официальный сайт Всемирного фонда дикой природы (WWF): http://new.wwf.ru).

[24] Керезбеков К.К. К вопросу о кодификации экологического законодательства Кыргызской Республики // Вестник Кыргызской Государственной Юридической Академии. 2014. № 2.

[25] Керезбеков К.К. Указ. соч.

[26] Боголюбов С.А. Проблемы и задачи Экологического кодекса // Экологическое право. 2010. № 6. С.21.

[27] КОНЦЕПЦИЯ экологической безопасности Кыргызской Республики Утверждена Указом Президента Кыргызской Республики от 23 ноября 2007 года № 506/ / cbd/minjust.gov.kg/act/preview/ru-ru/4683/10

[28] Программа Правительства Кыргызской Республики «Жаны доорго - кырк кадам». www.gov.kg/wp-content/uploads/2017/08/40_rus.docx

[29] Стратегия охраны и укрепления здоровья населения Кыргызской Республики до 2020 года («Здоровье - 2020»). Утверждена постановлением Правительства Кыргызской Республики от 4 июня 2014 года № 306/ cbd/minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/96555.

[30] Токтобаев Б.Т. Карабалаева С.Б., «Некоторые вопросы развития основ экологической безопасности Кыргызской Республики». /Научный журнал: Бюллетень науки и практики / Bulletin of Science and Practice http://www.bulletennauki.com Т. 5. №1. 2019.


Читайте новости zakon.kz в
Показать комментарии

Популярное

все топ новости

НОВОСТИ

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:

Хотите быть в курсе важных новостей?