Сможет ли новая реформа экологического законодательства изменить экологическую ситуацию в стране? (Аристанбаева Алия Абдикеримовна, старший юрист договорно- правового обеспечения СП «Тенгизшевройл») (©Paragraph 2019 / 5.0.3.56)

Сможет ли новая реформа экологического законодательства изменить экологическую ситуацию в стране?

 

Аристанбаева Алия Абдикеримовна, старший юрист договорно-

правового обеспечения СП «Тенгизшевройл»

 

Выступление на XVI Международной Атырауской правовой конференции «Недропользование - основа экономики Республики Казахстан» (26 апреля 2019 года)

 

На сегодняшний день практически все экологическое сообщество нашей страны и не только, принимает активное участие в формировании новой реформы экологического законодательства. Большие надежды возлагаются на данную реформу, так как сегодня Казахстан переживает эпоху зеленой экономики и сейчас, самое подходящее время для того, чтобы начать менять потребительское отношение к окружающей среде.

Для того, чтобы оправдать возложенные надежды, указанная реформа должна стимулировать всех граждан бережно относится к окружающей среде.

Данную цель можно достичь лишь соблюдая баланс, с одной стороны, мотивируя природопользователей к бережному отношению к окружающей среде, а с другой стороны, устанавливая четкие, ясные, рациональные и обоснованные требования, которые должны быть обязательными для всех природопользователей без исключения. Не соблюдение данного баланса не будет способствовать укреплению стабильности законодательства, не будет содействовать проявлению правовой определенности и в целом будет являться фактором, негативно влияющим на инвестиционный климат Республики.

Хотя именно сейчас, учитывая текущее экономическое положение в Республике, необходимо делать упор на создание благоприятного климата для удержания существующих инвестиций и привлечение новых инвесторов, к чему призывает руководство страны.

Далее, я бы хотела более подробнее остановиться на некоторых аспектах новой экологической реформы, на которые на наш взгляд необходимо обратить наиболее пристальное внимание.

 

1. Что нужно сделать, чтобы прямой метод оценки ущерба окружающей среде начал работать в Казахстане?

Согласно действующему законодательству[1] под экономической оценкой окружающей среды понимается стоимостное выражение затрат, необходимых для восстановления окружающей среды и потребительских свойств природных ресурсов.

Экономическая оценка ущерба окружающей среде может быть рассчитана прямым или косвенным методом.

Прямой метод экономической оценки ущерба окружающей среде заключается в определении фактических затрат, необходимых для восстановления окружающей среды, восполнения деградировавших природных ресурсов и оздоровления живых организмов посредством наиболее эффективных инженерных, организационно-технических и технологических мероприятий.

Учитывая, что при применении прямого метода оценки ущерба окружающей среде принимается в расчет наличие фактического ущерба, такой метод полностью соответствует всем принципам как экологического законодательства, так и принципам Организации экономического сотрудничества и развития (далее - ОЭСР).

Косвенный метод экономической оценки ущерба окружающей среде применяется в случаях, когда не может быть применен прямой метод экономической оценки ущерба. При оценке окружающей среды косвенным методом взыскиваемые суммы поступают в бюджет страны, которые расходуются не на восстановление окружающей среды, а на различные нужды государства, не связанные с окружающей средой. Таким образом, такой метод не восстанавливает окружающую среду, которой нанесен ущерб. Кроме того, зачастую данный метод применяется даже при отсутствии ущерба окружающей среде, здоровью граждан, имуществу физических и юридических лиц, государству, лишь основываясь на факте наличия сверхнормативных и самовольных эмиссий.

 

Однако, к большому сожалению, в нашей практике не было ни одного случая, когда бы применялся прямой метод экономической оценки ущерба причиненного атмосферному воздуху. Вместо него всегда применяется косвенный метод, несмотря на то, что как указано выше, косвенный метод должен применяться лишь в случаях, когда невозможно применение прямого метода. Участвуя в экологических судебных спорах, я ни разу не слышала, чтобы уполномоченные органы указывали на причины, по которым они не могут использовать прямой метод. При этом, к сожалению, данная практика всегда поддерживается судами РК.

Такой формальный подход к определению оценки ущерба окружающей среде, без привязки к конкретным восстановительным мерам, представляется нам необоснованным, поскольку не способствует устранению ущерба окружающей среде, а служит исключительно средством пополнения государственного бюджета.

 

Учитывая вышесказанное, считаю, очень важным, чтобы практика применения норм законодательства правильно формировалась. Это напрямую зависит от понимания сути проблемы как нашей судебной системой, так и уполномоченным органом в области охраны окружающей среды.

Кроме того, на мой взгляд, в проекте ЭК РК очень важно учесть опыт развитых стран, где сформировалась практика, основной целью которой является бережное отношение к окружающей среде.

В 2012 году ОЭСР подготовила отчет[2], в котором было проведено сравнение существующей практики в странах ОЭСР и Восточной Европы, Кавказа и Центральной Азии (далее - ВЕКЦА), а также в отчете даны рекомендации по реформированию норм ответственности за ущерб окружающей среде в регионе ВЕКЦА.

Под ответственностью за причинение ущерба окружающей среде в большинстве стран ОЭСР понимается обязанность ответственной стороны покрыть затраты на восстановление окружающей среды до состояния близкого к первоначальному. В режиме объективной ответственности, применяемом главным образом в странах ОЭСР, эта обязанность не требует доказательства того, что имело место халатность или нарушение нормативных требований. Восстановление окружающей среды, как правило, осуществляется стороной, ответственной за экологический ущерб, по постановлению административного органа или суда в рамках конкретного проекта ликвидации последствий загрязнения.

Экологический ущерб в странах ОЭСР оценивается преимущественно на основе анализа эквивалентных ресурсов, посредством которого рассчитываются потребности и стоимость восстановления затронутых природных ресурсов или функций. Объем восстановительных работ может быть обусловлен законом или определяться по усмотрению компетентного органа, исходя из таких критериев как техническая целесообразность, действенность и эффективность.

В странах ВЕКЦА экологическая ответственность применяется только в случае виновного нарушения экологических нормативно-правовых актов (критерий наличия вины). Ответственность наступает в силу самого нарушения экологических нормативов, даже при отсутствии свидетельства нанесения ущерба окружающей среде. Несмотря на некоторые серьезные изменения, вносимые в правовую основу стран ВЕКЦА, в частности, в России - экологическая ответственность по-прежнему сосредоточена не на предотвращении и устранении ущерба, а на начислении и взыскании денежной компенсации в пользу государства (по сути выполняющей функцию налога).

В большинстве стран ОЭСР под восстановлением ущерба окружающей среде подразумевается не денежная санкция, подлежащая уплате государству ответственной стороной, а восстановительные меры, предпринимаемые ответственной стороной, либо возмещение ответственной стороной затрат на эти меры, понесенных государством. Стратегическая цель состоит не в том, чтобы наказать причинившего ущерб, а в том, чтобы восстановить окружающую среду, что находит отражение в конкретных требованиях, устанавливаемых законодательством к ответственным сторонам.

 

Проведя анализ действующего экологического законодательства РК и стран Европейского сообщества, полагаю необходимым высказать свое мнение относительно норм проекта нового Экологического кодекса Республики Казахстан[3] (далее - проект ЭК РК), которые регулируют возмещение ущерба окружающей среде.

Положительным моментом хотелось бы выделить тот факт, что новый проект ЭК РК, учитывая рекомендации ОЭСР, нацелен на восстановление окружающей среды. Так, в проекте предлагается новый термин ремедиация, под которым понимается комплекс мероприятий по устранению экологического ущерба посредством восстановления, замены, либо компенсации компонентов природной среды, которым был причинен экологический ущерб.

Выделяются три вида ремедиации:

Прямая ремедиация: лицо, причинившее экологический ущерб, осуществляет мероприятия по восстановлению компонентов природной среды, которым был причинен экологический ущерб, либо создает условия для естественного их восстановления до базового состояния.

Альтернативная ремедиация: в случае объективной невозможности полного достижения целей прямой ремедиации, лицо, причинившее экологический ущерб, в дополнение к прямой ремедиации осуществляет иные природоохранные мероприятия на территории нахождения компонентов природной среды, которым был причинен экологический ущерб, или создает условия для восстановления идентичных компонентов природной среды или выполнить иные природоохранные мероприятия на территории, расположенной, насколько это возможно близко к месту причинения экологического ущерба.

Компенсирующая ремедиация: лицо, причинившее экологический ущерб, независимо от принятия мер по прямой и альтернативной ремедиации, проводит дополнительные мероприятия по улучшению территории, на которой располагаются компоненты природной среды, которым был причинен экологический ущерб, либо территории, расположенной, насколько это возможно близко к такой территории, с целью компенсации промежуточного негативного эффекта, возникшего с момента причинения экологического ущерба до полного восстановления компонентов природной среды.

В случае, если по результатам мониторинга будет установлено недостижение целевых показателей реализованной программы ремедиации или программы дополнительной ремедиации, на лицо, ответственное за устранение ущерба, возлагается ответственность по разработке и реализации программы дополнительной ремедиации.

Более того, для операторов объектов I категории является обязательным установление финансового обеспечения экологических рисков в следующих формах:

1) экологического страхования ответственности;

2) банковской гарантии;

3) банковского депозита.

В целом, надеюсь, что данные новшества положительно скажутся на окружающей среде. Однако для того, чтобы механизм ремедиации начал положительно отражаться на экологии нашей страны, считаю, что необходимо следовать следующим рекомендациям:

· Необходимо отказаться от карательной политики при возникновении ущерба, а именно от денежной компенсации ущерба (экономической оценки ущерба), и сфокусироваться на восстановлении и ремедиации компонентов природной среды;

· Необходимо разработать подзаконные нормативные акты, которые бы детально регламентировали ремедиационные меры и финансовое обеспечение экологических рисков;

· Для определения размера причиненного ущерба должны быть разработаны четкие, понятные для всех нормативные правила, которые не допускали бы двоякое толкование их содержания;

· Необходимо мотивировать и стимулировать природопользователей к бережному отношению к окружающей среде;

· Суды должны способствовать формированию правильной практики использования прямого метода оценки ущерба окружающей среде;

· Отменить в гражданском процессуальном законодательстве нормы о преюдиции постановления суда по делу об административном правонарушении о виновности природопользователя в нарушении экологического законодательства, так как наличие ущерба в гражданском судопроизводстве должно доказываться уполномоченным органом. В этой связи также предлагаю не относить к экологическим правонарушениям административные правонарушения в области охраны окружающей среды.

· Предлагаю указать в проекте ЭК РК норму о том, что возмещению подлежит ущерб, причиненный окружающей среде, здоровью граждан, имуществу физических и юридических лиц, государству вследствие уничтожения и повреждения природных ресурсов и незаконного и нерационального использования природных ресурсов. Факт наличия самовольных и сверхнормативных эмиссий в атмосферу не должен расцениваться как подтверждение наличия ущерба окружающей среде.

· Необходимо четко прописать норму о том, что случаи отклонения от программ и проектов не являются экологическим ущербом и не должны классифицироваться как экологическое правонарушение в отсутствие прямого подтверждения факта нанесения такового. Вместо этого необходимо внедрить механизм постоянного профилактического взаимодействия между природоохранными органами и природопользователями, и в случае возникновения таких отклонений с предоставлением причин и обоснований.

 

2. Готова ли нефтяная индустрия РК к внедрению института комплексных экологических разрешений?

Комплексные экологические разрешения это относительно новая сфера для нашей страны и по этой причине, полагаю необходимым пояснить, что это за разрешения и какую пользу они принесут окружающей среде.

В соответствии с действующим законодательством Республики Казахстан[4] комплексное экологическое разрешение является единым документом, удостоверяющим право природопользователя осуществлять эмиссии в окружающую среду с условием внедрения наилучших доступных технологий и соблюдения технических удельных нормативов эмиссий.

Перечни наилучших доступных технологий для отдельных процессов и отраслей промышленности разрабатываются уполномоченным органом в области охраны окружающей среды с участием заинтересованных центральных исполнительных органов, других юридических лиц и утверждаются уполномоченным органом в области охраны окружающей среды.

Природопользователи также могут выбрать любую из рекомендуемых технологий, включенных в справочники Европейского бюро по комплексному контролю и предотвращению загрязнений окружающей среды.

Таким образом, в действующем законодательстве РК закреплен механизм комплексных экологических разрешений (далее - КЭР), который носит добровольный характер.

Для сравнения, далее указана действующая практика внедрения механизма КЭР некоторых стран ОЭСР, России и Бразилии[5]. В России на данный момент в рамках реформы экологического законодательства вводятся обязательные требования по получению КЭР (для объектов I категории) и Декларации о воздействии на окружающую среду (для объектов II категории).

При невозможности соблюдения нормативов допустимых выбросов/сбросов, технологических нормативов действующим стационарным источником и (или) совокупностью стационарных источников, расположенных на объекте, оказывающем негативное воздействие на окружающую среду, устанавливаются временно разрешенные выбросы/сбросы.

Установление временно разрешенных выбросов/сбросов допускается только при наличии плана мероприятий по охране окружающей среды или программы повышения экологической эффективности. Временно разрешенные выбросы/сбросы устанавливаются на период выполнения плана мероприятий по охране окружающей среды или реализации программы повышения экологической эффективности в соответствии с графиком достижения установленных нормативов допустимых выбросов, нормативов допустимых сбросов, технологических нормативов.

Положительным моментом, на который стоит обратить внимание, является тот факт, что в России государственная поддержка деятельности по внедрению Наилучших Доступных Технологий (далее - НДТ) осуществляется посредством применения одного из следующих стимулирующих методов:

• предоставления налоговых льгот в соответствии с законодательством о налогах и сборах;

• предоставления льгот в отношении платы за НВОС в соответствии с природоохранным законодательством;

• выделения средств федерального бюджета и бюджетов субъектов РФ в соответствии с бюджетным законодательством.

Вместе с тем необходимо отметить, что на сегодняшний день участие общественности в процедуре выдачи экологических разрешений в российском законодательстве не регламентировано.

В Германии установлен комплексный режим получения разрешений на эмиссии в окружающую среду. Комплексное экологическое разрешение имеет так называемый «накопительный» эффект, т.е. объединяет в себе все необходимые для осуществления производственной деятельности аспекты, требующие согласования с государственными органами. Так, для строительства и эксплуатации производственных объектов, осуществления эмиссий в окружающую среду и обеспечения промышленной безопасности требуется получить только одно разрешение.

Однако существует ряд видов деятельности, которые не покрываются комплексным разрешением и требуют получения отдельного разрешения

Экологическое законодательство в Германии в части регулирования эмиссий посредством системы выдачи разрешений в целом отражает общий для стран ЕС подход, основанный на обязательном требовании по применению НДТ. Синонимом НДТ широко используется в нормативно-правовых актах как «Stand der Technik» (state of the art), который означает «уровень развития процессов, технологий или способов промышленного производства, основанный на практической целесообразности применяемой технологии для ограничения объемов эмиссий в атмосферный воздух, водные объекты и почву, и который гарантирует промышленную безопасность и предотвращает или снижает любое негативное экологическое воздействие, при этом обеспечивая достижение высокого уровня защиты окружающей среды в целом»

Процесс выдачи экологических разрешений включает процедуру проведения публичных обсуждений. Участие общественности в рассмотрении заявки на получение разрешения предусмотрено для всех предприятий за исключением тех, которые проходят упрощенную процедуру получения разрешения.

Государственная экологическая политика Бразилии предусматривает обязательные требования по получению экологических разрешений для регулируемых видов деятельности, связанных с использованием природных ресурсов и загрязнением окружающей среды.

Система экологического лицензирования Бразилии включает два вида разрешений: комплексные (integrated) и простые (single) разрешения.

Комплексное разрешение выдается для основного вида деятельности регулируемых производственных объектов.

Простые разрешения выдаются в дополнение к комплексным экологическим разрешениям для осуществления деятельности, не являющейся основной для природопользователя. Например, для предприятий нефтегазового сектора такими видами деятельности могут быть вырубка лесов или транспортировка промышленных отходов.

Большинство экологических разрешений в Канаде выдаются на уровне провинций, каждая из которых определяет собственные требования к процессу экологического лицензирования. В некоторых провинциях выдаются отдельные разрешения на эмиссии в воздух, воду и почву в рамках требований соответствующих законодательных норм, тогда как в других - действует комплексный режим выдачи экологических разрешений.

 

Далее, ознакомившись с практикой по внедрению механизма КЭР, следующим этапом полагаем необходимым провести анализ норм проекта ЭК РК[6], регулирующие КЭР.

Согласно новому определению, КЭР является разрешением, удостоверяющим право лица на осуществление деятельности, оказывающей значительное воздействие на окружающую среду, и определяющее экологические условия осуществления такой деятельности, в том числе технологические нормативы и, в предусмотренных настоящим Кодексом случаях, нормативы эмиссий. Такое разрешение является обязательным для операторов 1 категории.

 

Учитывая вышесказанное, можно выделить следующие преимущества КЭР:

· расширение взаимодействия с общественностью;

· более эффективное природоохранное регулирование, стимулирующее предотвращение (уменьшение) загрязнения окружающей среды;

· улучшение инвестиционного климата для иностранных субъектов предпринимательства.

Однако, как показывает практика, выдача комплексных разрешений может быть связана с существенными затратами на их внедрение.

Принимая во внимание опыт стран ОЭСР, для того чтобы подготовить Казахстан к внедрению КЭР необходимо следовать следующим рекомендациям:

· Разработать критерии отбора тех секторов, которые должны регулироваться комплексными разрешениями;

· Необходимо разработать подзаконные нормативные акты, которые бы детально регламентировали КЭР и НДТ;

· Предусмотреть возможность установления нормативов для предприятия в целом, вместо нормирования каждого источника эмиссий, так как нормирование каждого отдельного источника применимо для простых производственных процессов, не требующих сложных ремонтов, не зависящих от рыночной конъюнктуры и с не меняющимися планами загрузки оборудования. Сложные с точки зрения технологии процессы требуют гибкости производства и. соответственно, свободы в выборе распределения эмиссий между источниками. Такая гибкость возможна только в рамках единого лимита на предприятие (либо группу источников, объединенную технологически) без ограничений по отдельно взятым источникам. При правильном применении такого подхода уполномоченный орган сможет сократить свои затраты по контролю каждого источника в отдельности и тем самым повысить эффективность работы и улучшить экологическую обстановку в целом по Республике.

· Очень важно постепенное внедрение системы комплексных экологических разрешений. Так, например, в Грузии в 2006 году проводилось ситуационное исследование ОЭСР[7]. Согласно данному исследованию Грузии было предложено разработать сроки подготовительного этапа к вводу новой системы комплексных разрешений и график ее постепенного внедрения в различных отраслях промышленности (подготовительный этап 5 лет и этап постепенного введения еще 5-7 лет). Такая же рекомендация была дана и Кыргызстану[8].

· Организовать выдачу пилотных разрешений. Как показывает опыт новых государств-членов Европейского сообщества, пилотные проекты являются наиболее практичным методом для формирования практики и позволяют накопить практический опыт и при этом опробовать процедуру выдачи комплексных разрешений, бланки заявок и разрешений и соответствующие рекомендации.

· Процесс выдачи разрешений должен быть четким и прозрачным для всех заинтересованных сторон для того, чтобы исключить возможность оказания давления на природопользователей путем затягивания процесса выдачи разрешений.

· Планомерное внедрение НДТ, так как полный переход на НДТ является очень затратным проектом. А также необходимо использовать стимулирующие меры, основанные на разумном использовании средств для перехода на НДТ. Так, например, в странах ОЭСР работа по внедрению НДТ проводилась планомерно с начала 90-х годов. В 2012 году стандарты BREF были пересмотрены, при этом, несмотря на уже действующие передовые технологии, внедренные в компаниях горно - металлургического комплекса, на дополнительную модернизацию за 4 года было вложено более 1 млрд. евро.

 

3. Будет ли новое экологическое законодательство квалифицировать действия природопользователей, в результате которых отсутствовало отрицательное воздействие на окружающую среду как экологическое правонарушение?

Согласно п.8 Нормативного постановления[9] под экологическим правонарушением понимается действие (бездействие), нарушающее экологическое законодательство и причиняющее вред окружающей среде, здоровью и жизни человека.

В соответствии со ст.22 действующего Экологического кодекса Республики Казахстан целью экологического нормирования является регулирование качества окружающей среды и установление допустимого воздействия на нее, обеспечивающих экологическую безопасность, сохранение экологических систем и биологического разнообразия.

 

Следовательно, для признания того или иного деяния экологическим правонарушением необходимо, чтобы был установлен факт отрицательного воздействия на окружающую среду и был нанесен ей вред.

Однако в нашей практике было пару случаев, когда даже при отсутствии отрицательного воздействия на окружающую среду, действия природопользователей были признаны экологическими правонарушениями.

Остановлюсь на одном из них, который касается установления нормативов эмиссий для закачки сточных вод в подземные водоносные горизонты, воды которых не пригодны для использования. ТШО осуществляет закачку сточных вод в подземные горизонты Неокомского горизонта (на глубину залегания более тысячи метров), который изолирован от вышележащих и нижележащих водоносных горизонтов. Полная изолированность резервуара в неокомских отложениях и крайне затрудненный режим водообмена, а также строго контролируемый процесс нагнетания промстоков Тенгизского комплекса и их состава, наблюдение за фронтами движения флюидов в пласте дают основания считать процесс нагнетания промышленных стоков предприятия экологически безопасным, с точки зрения загрязнения вышележащих водонасыщенных пластов и Каспийского моря. Следовательно, воды данного горизонта характеризуются высокой минерализацией и не пригодны для использования. Однако, несмотря на то, что в данном случае отсутствовало отрицательное воздействие на жизнь и здоровье человека, либо на состояние природных ресурсов, ТШО был вынужден установить нормативы эмиссий для закачки сточных вод в подземные водоносные горизонты, воды которых не пригодны для использования. Суды поддержали данную позицию уполномоченного органа.

 В этой связи, хотелось бы надеяться, что практика формирования новой экологической реформы будет полностью соответствовать целям экологического нормирования, а уполномоченные органы будут обязаны строго следить за отрицательным воздействием на окружающую среду, не подходя формально к действиям природопользователей, игнорируя основополагающие цели и принципы экологического законодательства.

 

В заключении хотелось бы отметить, что в новой экологической реформе просматривается четкая тенденция перехода от контроля за загрязнением к предотвращению загрязнения и от выдачи разрешений по одному компоненту окружающей среды к выдаче комплексных разрешений. Вместо контроля загрязнения принимаются попытки использования предупредительного подхода, в соответствии с которым установлены требования по использованию новых технологий. Отмечается участие общественности на всех этапах экологического регулирования. Также хотелось бы обратить внимание на новые механизмы, такие как автоматизированные системы мониторинга за эмиссиями, механизм внезапных экологических проверок, переход природопользователей на систему комплексных экологических разрешений, применение наилучших доступных технологий.

 

Учитывая вышесказанное, на мой взгляд, новая реформа экологического законодательства сможет изменить экологическую ситуацию в стране в лучшую сторону при учете следующих факторов:

· наличие развитой нормативно-правовой базы (принятие ясных и четких законодательных актов);

· прозрачность проведения государственного экологического контроля и надзора и равное применение такого контроля в отношении всех природопользователей;

· подготовка персонала уполномоченных органов к нововведениям;

· развитие информационных технологий;

· снижение к минимуму административного бремени и затягивания процессов выдачи разрешений;

· планомерное и поэтапное внедрение новой реформы;

· поддержка со стороны судов, так как с их помощью можно способствовать формированию правильной практики реализации новой реформы;

· ограниченное внесение изменений в законодательство, так как нестабильное законодательство не позволяет сформироваться единообразной практике, которая способствовала бы развитию положительной экологической ситуации в нашей стране;

· благоприятный инвестиционный климат для привлечения новых инвестиций и удержания существующих инвесторов;

· стимулирование природопользователей к бережному отношению к окружающей среде, а также поощрение законопослушных природопользователей;

· взаимное доверие и уважение между природопользователями и уполномоченными органами.

· при установлении требований по использованию новых технологий должны приниматься во внимание принципы разумности и финансовой целесообразности.

 

Таким образом, наиболее практичный способ проведения реформы это постепенное обновление существующей системы в течении длительного периода, так как революционный подход требует значительных затрат и не считается эффективным для нашего региона. Реализация всех этих нововведений требует значительных инвестиций и разработки соответствующих требований.

 

 

SUB1Cписок использованной литературы:

1. Экологический кодекс Республики Казахстан от 9 января 2007 года №212-III;

2. Отчет ОЭСР «Ответственность за ущерб окружающей среде в странах Восточной Европы, Кавказа и Центральной Азии (ВЕКЦА): применение лучшего международного опыта;

3. Проект нового Экологического кодекса Республики Казахстан от 14 февраля 2019 года;

4. Отчет об исследовании действующих практик экологического законодательства в странах ОЭСР, России и Бразилии. Ноябрь 2018 года;

5. Ситуационное исследование ОЭСР «Переход к системе комплексных природоохранных разрешений в Грузии». 2006 год;

6. Ситуационное исследование ОЭСР «Переход к системе комплексных природоохранных разрешений в Кыргызской Республике». 2006 год;

7. Нормативное постановление Верховного Суда РК от 25 ноября 2016 года №8 «О некоторых вопросах применения судами экологического законодательства РК по гражданским делам».

 


[1] Экологический кодекс Республики Казахстан от 9 января 2007 года №212-III

[2] Отчет ОЭСР «Ответственность за ущерб окружающей среде в странах Восточной Европы, Кавказа и Центральной Азии (ВЕКЦА): применение лучшего международного опыта.

[3] Проект нового Экологического кодекса Республики Казахстан от 14 февраля 2019 года

[4] Экологический кодекс Республики Казахстан от 9 января 2007 года №212-III

[5] Отчет об исследовании действующих практик Экологического законодательства в странах ОЭСР, России и Бразилии. Ноябрь 2018 г.

[6] Проект нового Экологического кодекса Республики Казахстан от 14 февраля 2019 года

[7] Ситуационное исследование ОЭСР «Переход к системе комплексных природоохранных разрешений в Грузии». 2006 год.

[8] Ситуационное исследование ОЭСР «Переход к системе комплексных природоохранных разрешений в Кыргызской Республике». 2006 год.

[9] Нормативное постановление Верховного Суда РК от 25 ноября 2016 года №8 «О некоторых вопросах применения судами экологического законодательства РК по гражданским делам»

22 мая 2019, 15:57
Источник, интернет-ресурс: Прочие, Казахстанская Ассоциация юристов нефтегазовой отрасли (KPLA)

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript