Неимущественные права: мировоззренческие основы и реализация в гражданском праве Часть 1 (Токсан Шиктыбаев, д.ю.н, генеральный директор Исследовательского института права и профессионального обучения) (©Paragraph 2019 / 5.0.3.92)

Неимущественные права: мировоззренческие основы и реализация в гражданском праве

Часть 1

 

Токсан Шиктыбаев

доктор юридических наук,

генеральный директор

Исследовательского института права и профессионального обучения

 

Смотрите часть 2

 

Настоящая статья подготовлена в рамках международной научно-практической конференции «Неимущественные права», проведенной 19-20 сентября 2019 года в г. Алматы в формате ежегодных цивилистических чтений.

 

Проблема неимущественных прав в концептуальном плане не есть только предмет аналитической юриспруденции, тем более отраслевой правовой науки. Это, главным образом, - проблема культурных противоречий на мировоззренческом и методологическом уровнях - осмысления природы человека и его места в структуре миропорядка и правопорядка.

 

Часть 1.

 

Неимущественные права по своей природе и сущности есть категория (понятие, термин) юридическая, которые, наряду с имущественными правами и правом в целом, формализуют способ бытия и самоценность человека в его культурно-историческом развитии, упорядочивают отношения в социуме. Насколько эти права в том или ином обществе отражают и обеспечивают жизнеспособность идеи самоценности человека, охрану и защиту интересов индивида, принципы формального равенства и справедливости, верховенства права и гражданского общества зависят от множества самых различных факторов. Но, прежде всего, на мой взгляд, это зависит от целостности и полноты понимания этих факторов исследователем, законодателем, правоприменителем и другими участниками общественных отношений, знания сильных и слабых их сторон, знания и умения применения методов преодоления противоречий.

Идея и сущность неимущественных прав, как и всех субъективных прав, по моему мнению, состоит в том, чтобы посредством норм объективного права (формализации) и правоприменения обеспечить легитимное притязание субъекта на определенное благо и/или поведение, на их охрану и защиту от неправомерных поступков других участников общественных отношений, в том числе государственных структур.

Неимущественные права как юридическая категория, по большому счету, как представляется, есть одна из форм выражение базовых элементов сферы познания, форм ответов на такие вопросы как, кто есть человек?, каково его место в окружающей действительности? В этой связи осмыслить и понять мировоззренческие основы неимущественных прав, на мой взгляд, с одной стороны, крайне необходимо, с другой, - достичь этого можно лишь в методологическом единстве с такими категориями как человек и социум в их культурно-историческом развитии, в единстве с законами мироздания и «замыслом природы» (по Канту), в соотношении с такими философскими и правовыми категориями как формальное равенство и справедливость, право и закон, обязательство и ответственность, и т.д.

Примером в этом отношении могут служить взгляды великого дореволюционного цивилиста И.А. Покровского, которого занимала одна большая проблема - гражданское право и человек (иногда - право в целом и человек, государство и человек /1. С.4/. Сам же И.А. Покровский в подразделе «от автора» в знаменитом труде «Основные проблемы гражданского права» пишет: «Многолетняя работа над самыми жгучими вопросами гражданского права привела автора уже давно к такому убеждению, что эти вопросы теснейшим образом связаны с основными вопросами философии вообще. Больно чувствовать, насколько мы юристы-цивилисты, не сознаем этого и насколько при решении наших крупнейших вопросов мы идем беспринципно и наугад…» /2. С.34-35/.

На мой взгляд, именно философский подход к осмыслению неимущественных прав обуславливает целостность и полноту их восприятия, их связь со способом социального бытия, являющихся главным фактором обеспечения актуальности и жизнеспособности этих субъективных прав. Настоящая работа представляет собой процесс (этап) осмысления (поиска ответов) автора на вопросы, почему закрепленные в Конституции неимущественные права человека, как и все другие субъективные права, не стали в необходимой мере ценностной и мировоззренческой установкой в структуре современной казахстанской культуры?, почему право не стало общепризнанным главным и справедливым социальным регулятором?

Для рассмотрения (раскрытия) заявленной темы предлагается следующая структура:

- Мировоззренческие начала неимущественных прав;

- Самоценность человека и неимущественные права;

- Неимущественные права и мера;

- Неимущественные права с позиции должного и сущего;

- Теории права и неимущественные права;

- Неимущественные права и гражданское право.

 

Мировоззренческие начала неимущественных прав

 

Осмысление (понимание) неимущественных прав, как и всякого иного понятия (категории), обусловлено, прежде всего, мировоззрением отдельно взятой личности и общества в целом, складывающегося из системы ценностей, ментальных установок, уровня знания и т.д., обусловленных культурно-историческим становлением той или иной цивилизации, этноса (народа).

Соответственно, понимание неимущественных прав отечественной правовой наукой, их формализация и закрепление пределов их осуществления объективным правом, обеспечение их охраны, защиты или, напротив, ущемление посредством правоприменения или правоохранительной деятельности, есть, прежде всего, не что иное как внешнее проявление миропонимания казахстанским обществом, по меньшей мере государственными структурами, реализующими указанные функции. Именно мировоззрение как ценностная система взглядов на миропорядок и правопорядок предопределяет понятие неимущественных прав в науке и позитивном праве, эффективность их реализации и защиты в правоприменительной и правореализационной деятельности.

Однако сегодня, как представляется, данный фактор умышлено или по незнанию не учитывается отечественной правовой наукой. Я согласен с мнением, что исследователю, как и всякому человеку свойственно вести поиски решения проблем (вариантов их разрешения) в тех отраслях науки и сферах познания, где он в той или иной мере является специалистом. Поэтому исследователь той или иной отрасли права, как правило, предпочитает не выходит за рамки известной ему отрасли, не влезать в смежные науки, теорию и философию права, методологию права. Такой подход на мой взгляд, с одной стороны, не дает исследователю распыляться и обеспечивает глубину исследования, что очень важно с позиции предметной. С другой, же - с позиции методологической, такой подход ограничивает исследователя в идейном и ценностном планах, восприятии предмета исследования целостно в структуре большей системы.

Всякая наука как отрасль (форма) познания имеет ключевое значение для развития человека, гуманизации общества и технологического прогресса. Но все же она, тем более ее отдельное направление как отраслевая юридическая наука, не всесильна, она нуждается как в междисциплинарных инструментах и методах, так и в философских. В частности, таковыми являются категории должного и сущего, миропонимание и мерапонимание, природа и сущность человека, понятие и понимание права, метод разграничения частного и публичного права, прочность и определенность права, проблемы разделения власти на известные ветви и т.д. Недооценка указанного правовой наукой и законотворчеством, на мой взгляд, и есть первопричина известных социально-экономического и правового кризисов.

Сегодняшняя стагнация образования и науки в целом, в свою очередь, также способствовали тому, что гражданское право Республики Казахстан, как и аналитическая юриспруденция в целом, как представляется, оказалось практически оторванной от философии права, законотворчество и правоприменение попали в методологический тупик. В этой связи, на мой взгляд, возникает необходимость обратиться к некоторым философским началам права, в нашем случае к философским (мировоззренческим, методологическим) основам неимущественных прав. Однако это в не в коей мере не ущемляет значения гражданского права как науки, под эгидой которого и была проведена конференция.

 

Самоценность человека и неимущественные права

 

Неимущественные права - это, прежде всего, права человека, которые непосредственно связаны с его личностью, физической (физиологической) неприкосновенностью, свободами на творчество и предпринимательство, передвижение и т.д. Эти права, как известно, с гуманистической позиции могут быть ограничены лишь в той мере, насколько они нарушают (ущемляют, могут нарушить) права другой личности (коллективных образований), причиняют (могут причинить) вред (ущерб) окружающей среде, ее гармоничному развитию.

Конституция Казахстана 1995 г. закрепляет высшей ценностью человека, его жизнь, права и свободы, составляющие основу неимущественных прав. Однако, несмотря на данное конституционное положение, проблема неуважения личности, серьезная недооценка ценности человека, его прав и свобод осталась. Причину этого я вижу в патриархально-феодальном и советском прошлом, культуре и ментальности казахского общества, в том числе и юридической общественности.

В этом отношении достаточно поучительным является утверждение И.А. Покровского: «Воспитанные на позитивистской боязни перед всяким подобием «метафизических естественно-правовых фантазий», погруженные в повседневную и кропотливую догматическую работу, мы окончательно отвыкли от широкой теоретической трактовки наших проблем и потеряли всякую связь с глубокими течениями нашего времени…» /2. С.34-35/.

На мой взгляд, среди обозначенных проблем центральным и ключевым местом является вопрос осмысления и понимания идеи самоценности человека казахстанским обществом, наукой права и правотворчеством. Самоценность человека, как известно, представляет собой выстраданную многотысячелетней историей человечества достижение цивилизации. Идея же самоценности человека есть неотъемлемый атрибут концепции гражданского общества, государства, основаного на верховенстве права.

Самоценность человека, на мой взгляд, представляет абсолютную значимость индивида по одному лишь факту его рождения и существования. Идея эта построена исключительно на природе и сущности человека. Этим она отличается от понятия ценности всего остального, значимость и полезность которых оцениваются субъективно и с внешнего контура, в силу их вовлечения в сферу общественного бытия человека. У самоценности человека и понятия ценности всего другого сущего различны сами идейные основания, поэтому человек, с гуманистической позиции, априори не может рассматриваться в одной иерархической ценностной шкале со всем остальным сущим.

К идее самоценности человека, как было сказано, цивилизация в лице культуры и теоретического знания пришла не сразу, в течение практически всего становления человечества человек рассматривался, прежде всего, с экономической, военной и даже с политической позиций. Как полезный ресурс человек воспринимался в начале зарождения цивилизации в качестве лишь физической (мышечной) экономической и/или военной единицы, затем также в качестве участника управления социумом и техникой. В эпоху рыночной экономики и технологического бума человек уже оценивается как ресурс интеллектуальный и как человеческий капитал, и даже как потребитель продуктов рыночной экономики.

В эволюционно-историческом прошлом казахского общества, в отличие от крепостной России и рабовладельческого Запада и Востока, человек рождался свободным и не был так ярко и очевидно представлен в качестве как производственного ресурса. Он был членом рода, воином, но без рожденной обязанности быть рабом или крепостным. Социальный статус и имущественное положение казаха предопределяли его благосостояние и образованность, что, в свою очередь, влияло, был ли казах самостоятельным субъектом-предпринимателем, или работал по найму у первых.

Постепенное введение в казахской степи российских законов, воинской повинности в интересах русского царя (затем СССР), государственной собственности после революции и т.д. привело к тому, что соотношение человек (казах) как индивид (член рода) и человек (казах) как экономический ресурс начинает поступательно изменяться в пользу последнего. Надежды, что с приобретением Казахстаном самостоятельности, ситуация изменится в пользу простого человека, не оправдались в той мере как того хотелось бы.

На мой взгляд, реальное и институциональное отношение к человеку как самоценности (высшей ценности социума и государства), к его неимущественым правам, на мой взгляд, и есть тот главный критерий, который позволяет судить об обществе как гражданском или тоталитарном, государстве как правовом или авторитарном, экономике для человека или экономике капитала и потребления. В этом отношении казахстанскому обществу и науке многое предстоит осмыслить и сделать в соответствии с теми идейно-ценностными началами, которые закреплены в преамбуле и ст. 1 Конституции Казахстана.

В развитых обществах и демократических государствах самоценность человека в значительной мере находит отражение в повседневной жизни, как-то сочетается с использованием человека как ресурса рыночной экономики и потребительского общества, обеспечивается обязанностью и ответственностью со стороны власти и других субъектов. В развивающихся и странах третьего мира же самоценность человека больше декларируется, но не обеспечивается со стороны государства. Зато человек в этих странах широко используется как ресурс, экономический, военный, правоохранительный и т.д., а субъективные права больше носят характер декларативный, чем институциональный.

Человек есть существо социальное, поэтому его самоценность осуществляется, обеспечивается и защищается посредством определенных и обязательных для всех членов социума правилами поведения - правом в форме закона. Именно закон формализует (легитимизирует) самоценность человека, закрепляя за ним субъективные права в отношениях с другими субъектами, а также определяя за последними корреспондирующие этим правам обязанности, обеспечиваемые силой государства.

Неимущественные права среди субъективных прав более всего связаны с личностью человека, его рождением и существованием, поэтому посредством признания позитивным (объективным) правом, защиты правоприменением и праоохранительной деятельностью, прежде всего, таких естественных прав индивида как право на жизнь и здоровье, безопасность и свободу, право на имя и т.д. обеспечивается тот или иной уровень самоценности человека в той или иной цивилизации, социуме и государстве.

 

Неимущественные права и мера

 

С позиции меры неимущественные права, на мой взгляд, следует подразделить на меру (свойство, признак), которая характеризует человека: а) как отдельную личность - «вещь в себе» (по Канту); б) как субъекта (элемента), встроенного в социум. Как «вещь в себе», человек представляет существо биологическое и духовное, оценивающее свою самость с позиции ее качественной и количественной природы и сущности, ценностных критериев (самоценности) безотносительно к себе подобным и всему сущему. Как субъект в структуре социума человек, с другой стороны, есть главный и самоценный, но всего лишь один из многих таких же компонентов общественного способа бытия. В этом качестве человек предстает перед наукой уже как объект познания. Именно в этом качестве человека (как субъекта общественных отношений и как объекта познания одновременно) более всего проявляется значение неимущественных прав как меры.

С третьей стороны, неимущественные права, как и всякая определенность, сами по себе есть отдельная и целостная «вещь в себе» и категория (понятие), отражающее эту «вещь в себе» в представлении познающего субъекта. Неимущественные права с этой позиции, на мой взгляд, есть юридическая форма одного из ключевых компонентов самого существования человека - потребности в выживании и самоактуализации. Это триединство неимущественных прав (как всякой определенности мироздания: материя-информация-мера), на мой взгляд, складывается из следующего: а) материя - носитель (человек-субъект, законодательная норма); информация - легализованное (легитимное) притязание на определенные блага и статус; мера - рамки (пределы) этих притязаний.

Каждый из обозначенных видов представления (рассмотрения) неимущественных прав как меры взаимообусловлен и имеет значение для осмысления только в единстве и противоречии с двумя другими видами. В этом единстве смысл формализации притязаний человека на самоценность, на место в социуме посредством такой юридической категории как неимущественные права, на мой взгляд, состоит в том, что они совместно с другими правовыми институтами легализирует притязания человека на уже обозначенные определенный статус, определенные блага, поведение и защиту в социуме.

Посредством меры как категориальным инструментом качественной и количественной идентификации определенности, оформленную, в нашем случае как субъективные права, человек находит свое место в миропорядке, в иерархической системе социальных ценностей, различает право должное и право сущее как антитезу. Рассмотренная выше категория самоценность, на мой взгляд, также есть качественная идентификация (обособление) человека в известной ему действительности, представленная в том числе и через такую юридическую категорию как субъективные (неимущественные) права.

В социуме неимущественные права как мера находят отражение в объективном праве посредством закрепления места человека в ценностной и институциональной структуре государства, признания и установления степени правоспособности и дееспособности субъекта, уровня гражданских прав, юридических обязательств и ответственности. С позиции меры неимущественные права, на мой взгляд, являются также неотъемлемым компонентом формальных социальных институтов. Неимущественные права, совместно с другими субъективными правами, как мера предопределяют значение (смысл) и алгоритм функционирования всего юридического механизма существования права как социального регулятора.

Но мера для человека, как представляется, прежде всего, есть категориальный инструмент познания всего сущего, без него невозможно представить ни материю, ни информацию, ни другие производные от этих двух первичных элементов триединства мироздания предметы или явления. С помощью категории мера достигается определенность вещи и явления: их форма, структура, образ, внутренние и внешние связи и т.д.

Посредством меры (нравственной, религиозной, правовой и т.д.) человек (частный субъект) осмысливает свое поведения в обществе, свои притязания (неимущественные и имущественные) и обязанности, возможные последствия при их невыполнении и т.д. Законодатель же формализует их через нормы, правоприменитель через юридические механизмы обеспечивает эффективное (или неэффективное) функционирование этих норм.

На мой взгляд, в структуре миропонимания (картины мира) познающего субъекта, процесса познания следует особо выделить категорию меры, по той причине, что она недооценена человеком (исследователем, законодателем). Рассмотрение неимущественных прав с позиции их качественного и количественного осмысления, на мой взгляд, дает возможность представить эти права исследователю еще с одного, очень важного для их целостного и структурного понимания ракурса, - в структуре противоречивого социального бытия и гармонично функционирующих законов мирозздания.

Так, понимание меры позволяет законодателю осмыслить человека как создания природы и продукта культуры, в этом качестве имеющего определенное содержание и форму, свою миссию в обществе. Понимать закон и государство не только с позиции текущих, меркантильных (материальных) интересов, но главное с позиции перспективы своей страны и этноса, значит и лично своей и своих детей (внуков). А это, в свою очередь, должно предопределять идею и концепцию, содержание законодательства - создавать однозначно и легко понимаемые положения и нормы права.

В этой связи осмысление меры (мерапонимание), по большому счету, как представляется, есть признак культуры и цивилизованности общества. В этих качествах меропонимание есть мировоззренческий и методологический фундамент права как системы знаний и социального регулятора, социальных институтов и субъективных прав, и т.д.

Человек в структуре дискурса, как известно, есть не только обстрактная единица (категория), но и социальная. А это уже создает конкуренцию каждого человека (коллективных образований) с себе подобными (самоценными) в самых различных сферах человеческого бытия. По этой причине, как известно, неимущественные права не безграничны, они ограничены правами (качественно и количественно измеряемыми притязаниями) других субъектов, интересами общественной и/или экологической безопасности.

В этой конструкции особая роль принадлежит такому институту как государство, выступающему в роли законодателя, правоприменителя и гаранта, обеспечивающего действенность и эффективность всех других социальных институтов. В свою очередь, и само государство как субъект частного и публичного права ограничено мерой, качественными (культурно-историческими, идейными, политическими, экономическими и т.д.) и количественными (уровнем прав, предоставляемых частным субъектам, установленного соотношения между методами дозволения и запрета и т.д.) предпочтениями и правомочиями. По этой причине, на мой взгляд, категория мера (меропонимание) имеет концептуальное значение и для деятельности лиц, представляющих государственные институты: законодательную власть, правоприменение, правоохранительную деятельность и т.д.

На мой взгляд, проблема коррупции и авторитаризма есть, не что иное как результат меры понимания, прежде всего, личных неимущественных и имущественных, своих и чужих, частных и публичных прав, лежащих в основе формирования миропорядка и правопорядка. Мерапонимание лежит в основе общественного и экономического строя, политического и правового режимов.

Таким образом, проблема неимущественных прав в объективном праве (гражданском праве), правовой науке имеет мировоззренческие и методологические корни, в том числе, кроется в мерапонимании. Поэтому, на мой взгляд, осмысление неимущественных прав с позиции миропонимания и мерапонимания для аналитической юриспруденции (гражданско-правовой науки) необходимо для фундаментальности, полноты и целостности их исследования.

 

Продолжение следует...

 

Использованные источники:

1. Маковский А.Л. Выпавшее звено. В кн. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут (в серии «Классика российской цивилистики). 1998.

2. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут (в серии «Классика российской цивилистики). 1998.

 

8 октября 2019, 11:43
Источник, интернет-ресурс: Шиктыбаев Т.Т.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript