Обманувший школьницу мужчина оказался радикалом. Он осужден за пропаганду терроризма

press-unity.com press-unity.com
Псевдосалафит приговорен по статье 256 Уголовного кодекса РК.

15-летняя школьница из Уральска познакомилась в соцсетях с алматинцем - приверженцем деструктивного религиозного течения. Он приехал к ней и заставил ее сделать неке. Обещал, что когда она станет совершеннолетней – официально оформят свой брак и уехал, да так и не вернулся. Летом этого года он был осужден за пропаганду терроризма, сообщает Zakon.kz.

Жамиля (здесь и далее имена изменены) жила в Уральске. Она была девочкой красивой, училась хорошо, была активисткой, участвовала в художественной самодеятельности, пела, танцевала, но в 9 классе вдруг изменилась, стала меньше общаться с одноклассниками, забросила школьный ансамбль, к учебе охладела. Учителя и подружки не могли понять, в чем дело, что случилось, пока в один прекрасный день не увидели Жамилю покрытой. Оказалось, что она начала читать намаз и потихоньку носить хиджаб. В принципе, никто за это ее не осуждал, верить у нас в Казахстане не запрещено, но зачем уединяться, замыкаться? Учителя пытались поговорить с ней, но бесполезно, Жамиля закрылась и не шла на контакт.

Обеспокоенные учителя позвонили в центр реабилитации и сказали, так-то и так, была девочка как девочка, а тут изменилась, стала замкнутой, необщительной, поговорите, пожалуйста, с ней, мы не нашли с ней общий язык. Это было начало 2017 года, стояла снежная зима.

- Когда ее привели в центр, она тоже ни с кем не разговаривала, - рассказывает теолог Карлыгаш. – Было видно, что у нее очень тяжелый характер, что никто ей не нравится, ни с кем не хочет общаться.

Сначала с ней поговорила психолог, но она ей тоже не открылась, молчала, ни слова из нее невозможно было выдавить. На второй день то же самое. На третий так же. Потом стала немного говорить, что да, училась в школе, встала на намаз, до этого как-то ходила в мечеть на курсы ханафитского мазхаба, имеет сертификат.

Как выяснилось, мама у нее работала санитаркой в больнице и с утра до вечера пропадала на работе, а отец занимался строительством и часто подолгу уезжал в Россию за лесом. В семье было двое детей, Жамиля старшая. Младшенький братишка ходил в детсад. Ни родители, ни другие родственники в их роду никогда не совершали намаз и вообще не имеют никакого отношения к религии.

На одной из бесед Жамиля призналась, когда именно она начала читать намаз, с кем, у кого научилась: "Я познакомилась "ВКонтакте" с одним парнем, он сказал, что с 96 года, зовут Мади, он тоже читает намаз и меня научил". Больше ничего не сказала, но теологи и этой скудной информации были рады.

Как показывает практика, в центре реабилитации молодые девочки не раскрываются, тем более, если рядом находится кто-нибудь из представителей правоохранительных органов или СМИ, они боятся, что о них напишут, и все будут знать про них. Учитывая это, Карлыгаш решила встретиться со своей подопечной у нее дома и не спеша поговорить.

И Жамиля рассказала, что с Мади они познакомились в сентябре 2016 года, то есть несколько месяцев назад. Говорит, хороший парень, читает намаз, показала его фото. На фото он выглядел молодо, как будто ему и в самом деле 20 лет, не больше. Он же ей сказал, что он с 1996 года, значит, на момент знакомства ему якобы было 20 лет. А Жамиля была с 2001 года, значит, ей было 15.

- А ты лично встречалась с ним? – спросила Карлыгаш.

- Нет, - скромно ответила Жамиля.

Но на следующий день она призналась, что встречалась, что он из Алматы, продает сотки, приезжал, поговорили. И только на последующих беседах выяснилось, что он, оказывается, не только приезжал, они еще неке сделали, и провели брачную ночь.

- А родители знают об этом? - насторожилась Карлыгаш.

- Нет.

- А как тогда вы сделали неке? В мечети делали?

- Нет.

- А где?

- На рынке.

- У знакомых?

- Нет. Там были какие-то парни, мы их не знаем, они нам сделали. Я сказала ему, давай в мечеть пойдем делать неке, а он говорит, нет, не пойдем.

- Почему?

- Потому что, говорит, мечеть стоит на стороне государства, ведет политику государства, выполняет то, что говорит государство, значит, это уже не настоящая религия, не настоящий ислам. Ты, говорит, должен слушать не государство, а то, что говорит Аллах. А раз имамы работают в мечетях, то они искажают слова Аллаха, поэтому мы не пойдем в мечеть, сказал он.

15-летняя Жамиля все же испугалась и говорит, тогда я маме и папе скажу.

- А они читают намаз? - спросил Мади.

- Нет, - промолвила она.

- Тогда не надо говорить. Если они не читают намаз, то их согласия вообще не нужно, - сказал он. - Нужно, чтобы свидетели были люди, которые читают намаз.

После этого Мади предложил пойти на центральный рынок, а там подавляющее большинство читает намаз, в основном представители деструктивных течений. Здесь часто можно увидеть женщин в никабах, перчатках, мужчин в коротких штанах, с длинными неупорядоченными бородами.

Мади подошел к одному из бутиков, где продавали запчасти, и попросил молодых парней быть свидетелями на неке, которых совсем не знал, они были совершенно чужие, не знакомые.

"Ты не должна смотреть на них, не смотри", - приказал он Жамиле и она отвела взгляд. Затем встала рядом с "женихом", эти свидетели встали сзади и что-то почитали, она не поняла, что. И сказали, все, неке сделано.

Между тем, у обряда неке есть свои требования: нужно согласие родителей с обеих сторон, договоренность, он ей должен сделать махр (свадебный подарок) на определенную сумму, а у них фактически ничего этого не было. Вместо махра он дал ей одну книгу и маленькую брошюрочку.

Затем он повел ее в одну из небольших гостиниц, которые стоят на территории этого рынка, там они провели брачную ночь и на этом их "свадьба" закончилась. Мади на другой день уехал к себе в Алматы, пообещав скоро вернуться, а она осталась в Уральске.

Узнав, что они сделали неке, сотрудники центра реабилитации стали наводить о нем справки и по данным правоохранительных органов оказалось, что, во-первых, Мади был не с 1996 года, а с 1981 года, то есть старше ее не на 5 лет, а на 20. Во-вторых, он, оказывается, был дважды женат. С первой развелся, у них есть совместный ребенок. Вторая была женой его родного брата, который уехал в Сирию и погиб там, и после его смерти Мади взял ее в жены. Таким образом, Жамиля была у него уже третьей женой, но она об этом не знала и даже не догадывалась, а когда ей сказали об этом – не верила, была в шоке. Позвонила сразу Мади, а он стал все отрицать, мол, семьи у меня нет, если бы была, я бы тебе сказал, зачем мне врать и так далее.

Сотрудники центра не могли оставаться безучастными к такому событию дел и вызвали к себе Мади, пояснив, что им надо с ним поговорить, что Жамиля несовершеннолетняя и по закону он не имеет права вступать в брак с несовершеннолетней, что за это предусмотрена уголовная статья. И он приехал. Выслушав теолога, психолога, юриста, заверил их, что он обязательно женится на Жамиле, как только она достигнет совершеннолетия, и увезет ее к себе в Алматы. И признался, что действительно соврал ей, что он якобы с 96-го года, так как боялся вспугнуть ее своим возрастом. Одет он был модно, в джинсах, никакой бороды или коротких штанов. То есть внешне он не был похож на радикала. На прощание еще раз сказал, "как только она окончит школу, приедем сватать". Также сказал, что работает в Алматы на Тастаке, продает мобильные телефоны.

Так прошли январь, февраль, март, апрель…. В мае теолог Карлыгаш поехала в Алматы на защиту дипломной работы и решила для интереса позвонить Мади, что якобы хочет купить у него сотку. Но позвонила не как теолог Карлыгаш, а просто как покупательница. Говорит: "Я стою на Тастаке, не могу найти ваш бутик", а он отвечает: "Я не в Тастаке, я на Мегатау". Значит, опять соврал. Карлыгаш поехала к нему на Мегатау, нашла его бутик, подошла и, притворившись, что случайно увидела его, говорит: "Ой, а ты что здесь делаешь, ты, что ли здесь работаешь?". Он растерялся при ее виде.

- Смотрю, у него уже длинная борода и короткие брюки – рассказывает Карлыгаш. - И я говорю ему, ты же говорил, что придерживаешься ханафитского мазхаба? А он говорит, да, придерживаюсь ханафитского мазхаба. Значит, он нам врал, что придерживается традиционного ислама. Он был псевдосалафитом, но всячески скрывал это, поэтому в Уральск приезжал в джинсах и без бороды, а тут я его застала врасплох, и увидела его таким, какой он есть на самом деле.

Также Карлыгаш увидела у него брошюру, где был перевод проповеди идеолога псевдосалафизма Дарына Мубарова, которого в прошлом году за незаконную миссионерскую деятельность привлекли к административной ответственности.

Читайте также - В Караганде наказали идеолога псевдосалафизма l

Карлыгаш отправила эту брошюру на экспертизу и экспертиза дала заключение, что это запрещенная в Казахстане литература.

- Приехав в Уральск, я сказала об этом Жамиле, что эта неправильная книжка, неправильная проповедь, тебе и этого мало? А она говорит, нет, я его люблю, и он меня тоже, он обязательно женится на мне, обязательно пришлет сватов.

Но он так и не женился на ней, и сватов не прислал, и даже перестал отвечать на ее звонки. Об этом Жамиля сама сказала теологу при очередной встрече.

- Мади перестал общаться со мной, не пишет, не звонит, а когда я сама ему звоню, говорит, мне сейчас некогда, перезвоню и бросает трубку, но не перезванивает и часто меняет номер, - пожаловалась Жамиля.

Ее родители не знали, в какую ситуацию попала их дочь, она сама не говорила им об этом и сотрудников центра попросила не говорить.

После этого Карлыгаш сама стала звонить Мади, и он каждый раз обещал, что обязательно приедет и заберет Жамилю, вот, мол, кое-какие вопросы по работе решу, поговорю с родителями, и поедем за ней. Но дальше этого дело не шло.

…Жамиля окончила 9 классов и пошла работать на рынок продавцом женских головных уборов.

Мади вообще исчез, совсем перестал звонить, номера телефонов поменял, свою страницу "ВКонтакте" закрыл, на связь с теологами тоже не выходил.

Но зато Жамиля после этого потянулась к теологам, надо же с кем-то поговорить, душу свою излить. Стала плакать, "оказывается, он меня обманул, что теперь мне делать, кто теперь возьмет меня замуж?". Постепенно она стала понимать, что он стоит не на правильном пути, что это какое-то искаженное деструктивное течение, что настоящие мусульмане не будут поступать так, как Мади, не будут обманывать девушку и давать пустые обещания. Она была подавлена, у нее прошел всякий интерес к жизни, ей не хотелось жить и она все чаще и чаще стала думать о том, чтобы покончить с собой. Единственное, что удерживало, это мама и маленький братишка.

- Видя ее состояние, мы решили вызвать ее маму и все рассказать, - говорит Карлыгаш. – Она была в шоке, плакала, не верила. Мы попросили ее не ругать Жамилю, не давить на нее, а, наоборот, поддержать морально, психологически, что иначе она может пойти на суицид, поэтому с ней нужно бережно обращаться, с заботой, любовью. Мама все поняла и старалась придерживаться наших рекомендаций, при необходимости звонила нам, советовалась.

Жамиле казалось, что все вокруг знают о ней, что у нее парень деструктивщик (так они говорят между собой), что все осуждают ее и поэтому не захотела больше возвращаться в школу. Теологи помогли ей поступить в колледж на повара.

…Летом сотрудники центра делали мониторинг по местам лишения свободы, и вдруг им на глаза попалась знакомая фамилия – Мади Ф. В материалах дела говорится, что он является приверженцем деструктивного религиозного течения и осужден по статье 256 Уголовного кодекса за пропаганду терроризма.

P. S.

По данным религиоведа, члена Информационно-разъяснительной группы Управления общественного развития г. Алматы Нурмухаммеда Мейманхожи, в Казахстане за пропаганду терроризма и призыв к совершению терактов осуждено в общей сложности более трех тысяч лиц, из них с 2011 по 2019 год – 1050 человек. Один из них – Мади.

Торгын Нурсеитова

Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
?
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления