Справка по результатам мониторинга Конституционного закона РК от 25 декабря 2000 года № 132 «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан» (Канатов А.К. — к.ю.н., ведущий научный сотрудник Центра правового мониторинга ИЗиПИ РК; Ахметов Е.К. — старший научный сотрудник Центра правового мониторинга Центра правового мониторинга ИЗиПИ РК) (©Paragraph 2019 / 5.0.4.3)

Справка
по результатам мониторинга Конституционного закона Республики Казахстан от 25 декабря 2000 года № 132
«О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан»

 

Канатов А.К. — к.ю.н., ведущий научный сотрудник Центра правового мониторинга

Института законодательства и правовой информации Республики Казахстан;

 

Ахметов Е.К. — старший научный сотрудник Центра правового мониторинга

Института законодательства и правовой информации Республики Казахстан

 

Показатель 1. Общая информация о законе

1.1. Предмет правового регулирования

Предметом правового регулирования Конституционного Закона Республики Казахстан «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан» (далее - Конституционный закон) выступают правоотношения, связанные с судоустройством и статусом судей, порядком отправления правосудия в Республике Казахстан, дисциплинарной ответственностью судей, а также их материальным и социальным обеспечением.

1.2. Отрасль законодательства

010.000.000. Конституционное законодательство Республики Казахстан; 010.007.000 Суды и правосудие (постановление Правительства РК от 11 апреля 2019 года № 190 «О Классификации отраслей законодательства Республики Казахстан»).

1.3. Соответствие закона стратегическим целям государства

Указом Президента Республики Казахстан от 24 августа 2009 года № 858 утверждена Концепция правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 года, которая, в свою очередь, корреспондирует с пунктом 1 статьи 40 Конституции Республики Казахстан. Концепция является основой для разработки соответствующих программ в области правовой политики государства, перспективных и ежегодных планов законопроектных работ Правительства Республики Казахстан, проектов нормативных правовых актов Республики.

Согласно Концепции правовой политики (п.3.2): «Судебная система Казахстана в целом отвечает потребностям обеспечения эффективной судебной защиты прав и свобод граждан, охраняемых законом интересов организаций и государства.

Развитие судебно-правовой системы будет осуществляться на основе преемственности и поэтапности и предполагается по следующим направлениям. Основным вектором ее развития является специализация судов и судей, в том числе развитие ювенальных судов, создание специализированных судов по рассмотрению уголовных дел, в перспективе возможно образование налоговых и других специализированных судов. При этом ювенальные суды должны стать центральным звеном создаваемой в стране системы ювенальной юстиции. В будущем также на базе действующих административных судов необходимо создание системы административной юстиции, рассматривающей публично-правовые споры с передачей дел об административных правонарушениях в подведомственность судов общей юрисдикции.

В результате совершенствования судебной системы должно быть исключено дублирование функций различными судебными инстанциями. Перспективы развития судебной системы также связаны с возможностью поэтапного расширения пределов судебного контроля в досудебном производстве. Будет развиваться система третейских и арбитражных судов. Общество заинтересовано в полном, объективном и беспристрастном освещении деятельности судебной власти. В этих целях необходимо повышать уровень открытости и прозрачности судебной системы, в частности, путем предоставления более широкого доступа населения к информации о деятельности судов. Внедрение современных средств фиксации судебной информации будет способствовать реализации принципа состязательности в судопроизводстве. Планомерная информатизация судебной системы позволит обеспечить оперативную информационно-правовую поддержку процессу отправления правосудия, сокращение сроков рассмотрения дел, повышение эффективности исполнения решения суда.

Необходимы меры по дальнейшему совершенствованию порядка отбора судейских кадров, актуальными являются вопросы ужесточения квалификационных требований к кандидатам в судьи, поскольку профессионализм и высокие моральные качества судей являются основой формирования качественного судейского корпуса. Необходимы также строгий контроль со стороны самого судейского сообщества за соблюдением судьями требований кодекса судейской этики, адекватное и незамедлительное реагирование на все допускаемые нарушения. Для упрочения гарантий независимости судей важнейшим вопросом остается полноценная реализация требований Конституции о том, что финансирование судов и обеспечение судей жильем «должно обеспечивать возможность полного и независимого осуществления правосудия», что предполагает поэтапное повышение уровня социальной защищенности судей и материально-технического обеспечения судов с учетом финансовых возможностей государства.

В то же время за вмешательство в отправление правосудия, проявление неуважения к суду виновные лица должны нести установленную законом ответственность. Завершающей стадией судопроизводства является исполнение судебных актов, поэтому необходимо принимать меры, обеспечивающие их неукоснительное исполнение. В этой связи внедрение института частных судебных исполнителей, наряду с государственными судебным исполнением - важная мера повышения эффективности судопроизводства. В рамках смешанной модели исполнения судебных решений только государственные судебные исполнители должны обладать правом принудительного исполнения документов о взыскании в доход государства, а также по взысканиям с государства.

Необходимо добиваться неукоснительного исполнения судебных актов, в том числе путем усиления ответственности за уклонение от исполнения решения суда, дальнейшего расширения применения ограничительных мер в отношении должников, усиления процессуального судебного контроля за исполнительным производством».[1]

Конституционный закон отвечает основным положениям Указа Президента Республики Казахстан от 15 февраля 2018 года № 636 «Об утверждении Стратегического плана развития Республики Казахстана до 2025 года и признании утратившими силу некоторых указов Президента Республики Казахстан»[2], где одним из ключевых направлений развития Казахстана к 2025 году является Реформа 4. Правовое государство без коррупции.

Суть реформы заключается в том, что она направлена на создание благоприятного инвестиционного и делового климата за счет неукоснительного соблюдения законов, активного применения передовых превентивных механизмов противодействия коррупции, формирования правовой культуры граждан. Реализация реформы снизит риски для ведения бизнеса, улучшит качество жизни населения, повысит уровень защищенности прав граждан.

Ключевыми задачами являются обеспечение качества, понятности законов, гарантия надежной и справедливой судебной защиты при высоком уровне доверия граждан.

Таким образом, можно констатировать, что анализируемый Конституционный закон соответствует стратегическим целям государства.

 

Показатель 2. Данные о проверке закона на соответствие нормам Конституции

В соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 75 Конституции «3. Судами Республики являются Верховный Суд Республики, местные и другие суды Республики, учреждаемые законом. 4. Судебная система Республики устанавливается Конституцией Республики и конституционным законом. Учреждение специальных и чрезвычайных судов под каким-либо названием не допускается».

Анализируемый Конституционный закон не содержит норм, противоречащих нормам Конституции Республики Казахстан.

 

Показатель 3. Данные о соответствии закона вышестоящим нормативным правовым актам

1. Соответствие закона международным обязательствам Республики Казахстан

В целом анализируемый Конституционный закон обеспечивает выполнение и реализацию принятых международных обязательств государства в действующем национальном законодательстве.

2. Соответствие закона нормам Конституционных законов Республики Казахстан

Рассматриваемый закон соответствует нормам Конституционных законов Республики Казахстан.

3. Соответствие закона нормам кодексов Республики Казахстан

Конституционный закон не содержит норм, противоречащих нормам кодексов Республики Казахстан.

 

Показатель 4. Наличие коллизий между нормами закона и нормами иных законов

Коллизии норм права затрудняют правореализационный процесс и помогают применять нормы, которые выгодны одному из участников правоотношений, что существенно повышает вероятность совершения коррупционных правонарушений.

Анализируемый Конституционный закон не имеет норм, порождающих коллизии между нормами Закона и нормами иных Законов.

Показатель 5. Наличие устаревших норм закона

В настоящее время требует своей доработки значительный объем статей анализируемого Конституционного закона, которые содержат следующие словосочетания: «и порядке, предусмотренных законом», «установленных законом», «и закону».

Предлагается по всему тексту, где встречаются вышеотмеченные речевые обороты, до слова «закон (ом, у)» изменить на «настоящим Конституционным». Это единообразно уточнит предмет и пределы компетенций рамками «настоящего Конституционного закона».

 

Показатель 6. Наличие неэффективно реализуемых норм закона

Анализируемый Конституционный закон представляет собой новый формат судоустройства и судопроизводства. Между тем, согласно оценке Организации Экономического Сотрудничества и Развития (ОЭСР) следует обеспечить надлежащую реализацию антикор рупционной политики, в том числе, в рамках Конституционного закона РК «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан».

Справочно. ОЭСР является форумом, в рамках которого правительства сравнивают эффективность своей политики в разных сферах, делятся опытом, определяют хорошую практику c учетом новых вызовов, и поощряют принятие решений и рекомендаций, направленных на обеспечение лучшей политики для лучшей жизни граждан своих стран. Стамбульский план действий по борьбе против коррупции - это субрегиональная программа взаимной оценки, которая была начата в рамках Сети в 2003 г. СПД поддерживает антикоррупционные реформы в Азербайджане, Армении, Грузии, Казахстане, Кыргызстане, Монголии, Таджикистане, Узбекистане и Украине с помощью обзоров и непрерывного мониторинга усилий стран по реализации рекомендаций в поддержку выполнения Конвенции ООН против коррупции, других международных стандартов и передовой практики.

Во-первых, в Рекомендациях ОЭСР указывается следующее:

-…максимально ограничить влияние политических органов (Президент, Парламент) на назначение судей и освобождение их от должности;

- …отменить полномочия председателей судов в вопросах, связанных с карьерой судей, их обеспечением, ответственностью;

- …вести обязательное декларирование (без привязки к налоговым обязательствам) имущества, доходов и, по возможности, расходов судей и членов их семей с последующим опубликованием таких деклараций;

- …предусмотреть в законе детальную процедуру привлечения судей к дисциплинарной ответственности, а также в соответствии с принципом юридической определенности и правом на защиту ограничить количество и четко определить основания для дисциплинарной ответственности и освобождения от должности, предусмотрев единую систему органов по рассмотрению таких вопросов и возможность обжалования решения в судебной инстанции;

- …определить в законе размеры окладов судей и исчерпывающий перечень возможных надбавок к ним, устранив со временем премии судьям.[3]

Необходимо отметить, что Конституционным законом Республики Казахстан от 21 февраля 2019 года № 226-VІ «О внесении изменений и дополнений в Конституционный закон Республики Казахстан «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан» были фрагментарно решены проблемные вопросы, рекомендованные экспертами ОЭСР.

Между тем, не удалось в полной мере реализовать рекомендации по «ограничению влияния политических органов (Президент, Парламент) на назначение судей и освобождение их от должности» и «определение в законе размеров окладов судей».

Первую указанную рекомендацию необходимо решать повсеместным (широким) развитием судейского самоуправления через изменение правового статуса Высшего Судебного Совета, большинство членов которого должны составлять судьи, избранные другими судьями. Рекомендуется внести изменения в статью 4 Закона Республики Казахстан «О Высшем Судебном Совете Республики Казахстан».

Справочно. Согласно Закону Республики Казахстан «О Высшем Судебном Совете Республики Казахстан» - «Судьи составляют не менее половины членов Совета». В Совет также входят: Генеральный Прокурор, Министр юстиции, руководитель уполномоченного органа по делам государственной службы и противодействию коррупции, председатели соответствующих постоянных комитетов Сената и Мажилиса Парламента, ученые-юристы, адвокаты, иностранные эксперты, представители юридической общественности.

Законодательные новеллы по составу Совета должны корреспондировать принципу «судьи выбирают будущих судей».

Во-вторых, что касается конкретно распределения дел в судах, мониторинговая группа ОЭСР признает, что на практике используется автоматизированная система распределения дел в соответствии с установленными критериями. Тем не менее, принцип случайного распределения дел не прописан в анализируемом Конституционном законе и ответственность за несанкционированное вмешательство в работу автоматизированной системы не предусмотрена.

В рамках анализируемого Конституционного закона частично Конституционным законом Республики Казахстан от 21 февраля 2019 года № 226-VІ «О внесении изменений и дополнений в Конституционный закон Республики Казахстан «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан» удалось решить этот проблемный вопрос.

Справочно. Ранее Правила автоматизированного распределения дел в автоматизированной информационно-аналитической системе судебных органов Республики Казахстан «Төрелік» были утверждены распоряжением Председателя ВС РК от 5 июля 2016 г.

В настоящее время, правила автоматизированного распределения дел в судах утверждает Пленарное заседание Верховного Суда. В данном случае возникает вопрос, достаточно ли это для выполнения требований ОЭСР?

На наш взгляд, необходимо отдельно в Конституционном законе прописать принципы правосудия, в том числе принцип случайного (автоматизированного) распределения дел.

Рекомендуется анализируемый Конституционный закон дополнить статьёй 4-1 «Принципы правосудия».

В-третьих, Конституционный закон отдельной главой 1-1 в 3 разделе, на наш взгляд, должен регулировать вопросы судейской этики.

Справочно. По итогам работы мониторинговой группы ОЭСР.

Принятие в 2016 г. съездом судей нового Кодекса судейской этики, регулирующего исполнение профессиональных обязанностей судей и их поведение вне суда, можно считать важной вехой в развитии деонтологических принципов казахстанского судейского сообщества. Кодекс базируется на положениях Бангалорских принципов ООН и других международных стандартах и содержит необходимые правила поведения судей в свете принципа подотчетности. Тем не менее, процесс принятия и контроль над соблюдением Кодекса, а также его персональный охват представляются проблемными по нескольким причинам.

1. Кодекс утвержден органом (съездом судей), не предусмотренным анализируемым Конституционным законом, а созданным под эгидой Союза судей, т.е. добровольной общественной организации, действующей на основании Закона «Об общественных организациях». Для судей РК членство в подобной организации не является обязательным, а документы могут квалифицироваться как обязывающие только внутри самого Союза по отношению к его членам.

2.Контроль над соблюдением Кодекса также выведен из судебной системы, регулируемой Конституционным законом. Орган, который следит за соблюдением Кодекса - это действующие при филиалах Союза судей комиссии по судейской этике, т.е. контроль над соблюдением судьями стандартов добропорядочности возложен государством фактически на общественное образование, которое вряд ли способно обеспечить полноценный контроль, с одной стороны, и потенциально может оказаться внешним фактором влияния на судью, с другой.

Мониторинговая группа напоминает, что совершение судьей поступка, противоречащего Кодексу, является основанием для привлечения судьи к дисциплинарной ответственности, вплоть до отстранения от должности. С этой точки зрения, возложение контроля над исполнением профессиональных обязанностей судей и их поведением вне суда на общественное объединение представляет угрозу независимости судей.

В виду вышеизложенного, мониторинговая группа рекомендует урегулировать профильным законом, т.е. анализируемым Конституционным законом, статус органов судейского самоуправления как представительского института внутри судебной системы (для решения вопросов внутренней организации и функционирования судов и деятельности судей), так и в целях интерпретации и должного контроля над соблюдением судьями правил Кодекса этики, в том числе судьями ВС.

Представители Верховного Суда Казахстана не согласны с подобной трактовкой законодательства и Кодекса.

Эксперты также отмечают, что согласно статьям 8, 14 и 20 (6-1) Конституционного закона, председатели судов всех уровней, наряду с выполнением обязанностей судьи, среди прочего, обеспечивают работу по соблюдению судьями норм судейской этики. В ходе оценочного визита не удалось выяснить, как работают эти нормы на практике и как организовано взаимодействие председателей судов с комиссиями по этике и Судебным жюри. Представляется очевидным, что эти вопросы, регулируемые Конституционным законом, должны быть прояснены.

В дополнение к вышеизложенному, эксперты отмечают, что соблюдение этических норм является одним из критериев оценки профессиональной деятельности судей, кроме имеющих стаж свыше 20 лет (оценка впервые проводится по результатам одного года работы и затем каждые пять лет, а также при участии в конкурсе на вышестоящую должность). Тем не менее, согласно Конституционному закону, проверяются только наличие обоснованных жалоб на нарушение судьей этических принципов, факты задержки и срыва судебных заседаний, невыполнение плановых мероприятий, приказов и распоряжений председателя суда, общественное мнение (отзывы) о работе судьи. Исходя из этого, можно сделать вывод, что соблюдение Кодекса этики в настоящее время никак не оценивается.

С точки зрения экспертов, этот пробел должен быть ликвидирован путем включения в Конституционный закон требования проверять соответствие поведения судьи Кодексу этики в ходе регулярной оценки его/ее профессиональной деятельности. Соответствующая оценка должна распространяться также на судей со стажем свыше 20 лет. Более того, практика разъяснения положений и применения Кодекса, а также обобщение дисциплинарного производства по делам за нарушение его положений, должны включаться в программу курсов обязательного повышения судейской квалификации.

Изменениями, внесенными в декабре 2015 г. в Конституционный закон, были пересмотрены основания и процедуры привлечения судей к дисциплинарной ответственности. Хотя большинство изменений позитивны, основания для привлечения к ответственности все еще четко не определены. Например, употребляются такие термины, как «повлекло умаление авторитета судебной власти и причинение ущерба репутации судьи», «грубое нарушение законности», «совершение порочащего проступка, противоречащего судейской этике». Также не вполне понятно, какие дисциплинарные полномочия в отношении судей имеют «вышестоящие должностные лица судов» (по всей видимости, речь идет о председателях судов) и «органы судейского сообщества», к которым физические и юридические лица могут обжаловать действия судьи согласно пункту 44 Положения о Судебном жюри и статьи 38-1 Конституционного закона.

До сих пор не разделены функции возбуждения дисциплинарного производства и принятия решения, не предусмотрена возможность обжалования решений Судебного жюри в судебной инстанции, как того требует рекомендация.

Таким образом, для снятия рекомендация и выполнения требования ОЭСР необходимо нормы Кодекса судейской этики включить в действующий Конституционный закон.

 

Показатель 7. Наличие дублирующих норм закона

Конституционный закон не содержит дублирующих норм.

Показатель 8. Наличие пробелов в законе

При установлении пробелов в правовом регулировании определенных общественных отношений устранить обнаруженные пробелы возможно только правотворческим путем.

1. Согласно Стратегическому плану развития до 2025 года (в рамках Реформа 4. Правовое государство без коррупции) одной из базовых приоритетов выступает задача «Улучшение механизмов защиты прав и свобод человека и прав собственности». Данная задача направлена на защиту прав и свобод граждан, прежде всего права собственности. Из этой задачи исходят следующие прикладные инициативы: Инициатива 4.6 «Цифровизация правоохранительных органов и судов». Уголовные, гражданские дела и дела об административных правонарушениях будут поэтапно переводиться в электронный формат.

Необходимо подготовить нормативно-правовую основу для поэтапного перехода дел в электронный формат. В частности, это возможно начать с дисциплинарного производства.

Рекомендуется внести дополнения в статьи 44 и 44-1 Конституционного закона для осуществления работы Комиссии по качеству правосудия и Судебного жюри в электронном формате.

2. В рамках задачи «Обеспечение правосудия и независимости судебной системы» особо в сфере обеспечения верховенства права является соблюдение принципа неотвратимости наказания за правонарушения и независимость суда.

Здесь необходимо решить две прикладные инициативы:

- инициатива 4.11 «Обеспечение соответствия судебной системы международным стандартам независимости». Судебная система будет совершенствоваться в соответствии с международными стандартами и принципами независимости. В рамках реализации Плана нации «100 конкретных шагов» в судебной системе будут и далее обеспечиваться принципы меритократии. Также будет продолжена работа по специализации судов и судей.

- инициатива 4.12 «Улучшение механизма и дальнейшее расширение области применения суда присяжных». Предусматривается осуществление дальнейшего развития и совершенствования института суда присяжных. Будет рассмотрено дальнейшее расширение категории уголовных дел, по которым возможно применение суда присяжных.

Рекомендуется актуализировать Конституционный закон на предмет требований международных стандартов ОЭСР и ГРЕКО.

 

Показатель 9. Наличие излишних бланкетных и отсылочных норм закона

Одним из эффективных инструментов нормотворческой деятельности систематизации законодательства, дальнейшей консолидации в разрезе отраслей законодательства, а также освобождению его от устаревших и дублирующих норм, восполнению пробелов в правовом регулировании, устранению внутренних противоречий в действующем праве выступает минимизация отсылочных норм в законах и, соответственно, расширение практики принятия законов прямого действия в рамках круга вопросов, по которым в соответствии с Конституцией могут приниматься законодательные акты. Необходимо отметить, что Закон содержит достаточное количество норм, которые имеют бланкетную (отсылочную) природу, в частности, следующие (выделенные курсивом):

- Статья 9. Председатель районного суда

1. Председатель районного суда является судьей и наряду с выполнением обязанностей судьи: 7) осуществляет другие полномочия, предусмотренные законом.

- Статья 14. Председатель областного суда

1. Председатель областного суда является судьей и наряду с выполнением обязанностей судьи: 11) осуществляет другие полномочия, предусмотренные законом.

- Статья 15. Председатель судебной коллегии областного суда

1. Председатель судебной коллегии областного суда является судьей и наряду с выполнением обязанностей судьи: 5) осуществляет другие полномочия, предусмотренные законом.

- Статья 16. Пленарное и расширенное пленарное заседания областного суда

1. Областной суд по мере необходимости, но не реже двух раз в год, проводит пленарные заседания, на которых: 10) осуществляет другие полномочия, предусмотренные законом.

- Статья 20. Председатель Верховного Суда

2. Председатель Верховного Суда представляет интересы судебной системы республики во взаимоотношениях с органами иных ветвей государственной власти республики и международными организациями, а также: 9) осуществляет другие полномочия, предусмотренные законом и иными нормативными правовыми актами.

Рекомендуется единообразно уточнить предмет и пределы полномочий председателей судов всех уровней рамками «настоящего Конституционного закона».

Ещё одной разновидностью бланкетности (отсылочности) выступает норма следующего плана:

- Статья 24. Несменяемость судей

2. Полномочия судей могут быть прекращены или приостановлены не иначе как по основаниям и в порядке, предусмотренным настоящим Конституционным законом и иными законами Республики Казахстан.

Методологически общественная опасность такой бланкетной норм заключается в том, что принимаемые в реализацию Закона подобные нормы искажают смысл и содержание нормативного правового акта. Это, в свою очередь, существенно повышает коррупционные риски и, как правило, снижает уровень доверия граждан к законодательству.

В качестве рекомендации необходимо выделенную курсивом отсылочно-бланкетную норму актуализировать с помощью современной правовой терминологии, которая была обновлена и уже используется во всех действующих нормативных правовых актах (в том числе, принятых в рамках Плана Нации - 100 конкретных шагов).

Предлагаем следующую редакцию статьи 24 Конституционного закона: «2. Полномочия судей могут быть прекращены или приостановлены не иначе как по основаниям и в порядке, предусмотренным настоящим Конституционным законом».

Данная редакция позволит ограничить рамки анализируемой статьи 24 точными основаниями, закреплёнными в статьях 33 и 34 настоящего Конституционного закона.

 

Показатель 10. Наличие в законе коррупциогенных факторов

Анализируемый закон впитал в себя (посредством коррупциогенных норм) коррупционные риски.

Во-первых, с точки зрения дискреционности полномочий возникает неясность в толковании статьи 34-1 анализируемого Конституционного закона, где установлено: «2. Пребывание в должности судьи допускается до достижения им предельного возраста - шестидесяти пяти лет, который в исключительных случаях, может быть продлен не более чем на пять лет в порядке, предусмотренном пунктом 1 настоящей статьи».

В данном случае имеет место наделение органа-разработчика излишними искусственными дискрециями в отправлении полномочий. И, как было отмечено выше, принимаемые в реализацию Закона подобные нормы искажают смысл и содержание нормативного правового акта.

Справочно. Дискреционное полномочие - полномочие орган (должностного лица), из содержания которого невозможно определить пределы этого полномочия.

Дискреционные полномочия - совокупность прав и обязанностей органов государственной власти и органов местного самоуправления, их должностных лиц, предоставляющих органу или должностному лицу возможность по своему усмотрению определить вид и содержание (полностью или частично) принимаемого решения (управленческого, юрисдикционного и т.д.) либо возможность выбора по своему усмотрению одного из нескольких вариантов решений, предусмотренных нормативным правовым актом.

В этой связи необходимо из указанного выше пункта (статьи 34-1 Закона) исключить искусственное полномочие Председателя Верховного Суда.

Во-вторых, аналогичная норма в рамках «искусственных дискреций» закреплена в статье 39 Конституционного закона: «1. Судья может быть привлечен к дисциплинарной ответственности за совершение дисциплинарного проступка».

Компетенция уполномоченного руководителя понимается через единство прав и обязанностей, то есть они неразрывно связаны. Разделение прав и обязанностей в формулах «вправе», «может», «должен быть» создает иллюзию того, что в определенных случаях можно использовать полномочие как право, то есть не осуществлять его.

Это же касается и статьи 56 анализируемого Конституционного закона, где постулировано: «6. Судья с согласия Председателя Верховного Суда может быть назначен на должность, непосредственно связанную с организационным обеспечением правосудия (в Академии правосудия и уполномоченном органе), без проведения отбора в кадровый резерв и конкурса с приостановлением полномочий судьи, с сохранением звания судьи и принадлежности к судейскому сообществу». Необходимо единообразие в понимании словосочетания «может быть».

Необходимо минимизировать дискреции.

 

Показатель 11. Наличие иных недостатков

1. Законом Республики Казахстан от 21 февраля 2019 года № 227-VI «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам модернизации судебной системы» были внесены нормативные положения, уточняющие правовой статус и вопросы взаимодействия Академии правосудия с уполномоченным органом в области образования и Верховным судом Республики Казахстан. И, как следствие, в той или иной мере изменены (дополнены) или введены новые нормы в Закон Республики Казахстан «Об образовании»: часть вторая статьи 5, статья 5-2, часть вторая пункта 1 статьи 23, пункт 1 статьи 26, абзац четвертый пункта 2 статьи 29, часть первая пункта 3 статьи 39, часть третья пункта 4 статьи 43-1, пункт 8 статьи 52, части первая и вторая пункта 2 статьи 57, часть вторая пункта 4 и пункт 5-1 статьи 62, статья 63.

Так, в частности, часть вторая статьи 5 Закона РК «Об образовании» изложена в следующей редакции: «Полномочия уполномоченного органа в области образования, предусмотренные подпунктами 4), 4-1), 6), 8-1), 8-3), 11), 11-1), 13), 14), 14-1), 14-2), 16), 19), 25), 27), 34), 38), 38-1), 38-2), 43-2), 44-3), 44-5), 46-11), 46-17), 46-18), 46-19) и 46-20) части первой настоящей статьи, не распространяются на военные, специальные учебные заведения и Академию правосудия при Верховном Суде Республики Казахстан (далее - Академия правосудия)».

Новая же статья 5-2 «Компетенция Верховного суда Республики Казахстан по отношению к Академии правосудия» в содержательной части (в своём большинстве) идентична статье 5-1 «Компетенция органов национальной безопасности Республики Казахстан, Министерства внутренних дел Республики Казахстан, органов прокуратуры Республики Казахстан и Министерства обороны Республики Казахстан по отношению к подведомственным им военным, специальным учебным заведениям» Закона РК «Об образовании».

Исключения же согласно нормам пункта 1 статьи 26, абзаца четвертый пункта 2 статьи 29, части первой пункта 3 статьи 39, части третьей пункта 4 статьи 43-1, пункта 8 статьи 52, части первой и второй пункта 2 статьи 57, части второй пункта 4 и пункта 5-1 статьи 62, статьи 63 Закона РК «Об образовании» единообразно распространяются помимо военных, специальных учебных заведений и на Академию правосудия при Верховном суде Республики Казахстан.

Таким образом, согласно внесенным законодательным поправкам в Закон Республики Казахстан «Об образовании», Академия правосудия при ВС РК имеет схожий правовой статус (и компетенции) с военными и специальными учебными заведениями (КНБ, МВД, ГП, МО).

Справочно. Уточнение правового статуса должно повлечь следующие новеллы в подзаконные НПА.

Внесение изменений и дополнений в приказ Министра образования и науки Республики Казахстан от 31 марта 2011 года № 128 «Об утверждении правил присвоения учёных званий (ассоциированный профессор (доцент), профессор)» в части:

1. В пунктах 4.5 и 4.6. отмеченных Правил, в первом абзаце после слов «Ученое звание ассоциированного профессора (доцента) присваивается военнослужащим, сотрудникам и работникам» дополнить «Академии правосудия при Верховном Суде Республики Казахстан»;

2. В пункте 5.6. Правил внести аналогичное дополнение, после слов «Ученое звание профессора присваивается военнослужащим, сотрудникам и работникам» дополнить «Академии правосудия при Верховном Суде Республики Казахстан».

Внесение указанных изменений и дополнений в Правила присвоения учёных званий (ассоциированный профессор (доцент), профессор) послужат естественным продолжением инициативы Президента Республики Казахстан по уточнению правового статуса и вопросов взаимодействия Академии правосудия с уполномоченным органом в области образования, закреплённых Конституционном законе Республики Казахстан «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан» (статья 38-2) и Законе Республики Казахстан «Об образовании» (статья 5-2).

На наш взгляд, с учётом нормативных уточнений Закона Республики Казахстан от 21 февраля 2019 года № 227-VI «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам модернизации судебной системы» правовой статус Академии правосудия при Верховном суде Республики Казахстан аналогичен статусу военных, специальных учебных заведений. Соответственно, необходимо внести поправки в пункт 3-2) статьи 1 Закона РК «Об образовании» в следующей редакции «Академия правосудия при Верховном суде Республики Казахстан, военные, специальные учебные заведения - организации образования, подведомственные Верховному суду Республики Казахстан, органам национальной безопасности Республики Казахстан, Министерству внутренних дел Республики Казахстан, органам прокуратуры Республики Казахстан и Министерству обороны Республики Казахстан» (жирным шрифтом выделены дополнения в действующую редакцию).

2. Основной вывод к исследуемому Конституционному Закону следующий. Согласно нумерации в Конституционном законе 59 статей (из них, статьи 13, 16-1, 19, 22-1, 41, 46 и 48 были исключены), которые дополнены статьями 16-1, 22-1, 23-1, 29-1, 30-1, 34-1, 35-1, 38-1, 38-2, 38-3, 44-1, 55-1. В итоге фактическое количество статей - 71 (вместе с исключёнными статьями 13, 16-1, 19, 22-1, 41, 46, 48).

Изменения и дополнения внесены в 66 из 71 статей, т.е. в 93% норм анализируемого Конституционного закона. И это только количественный показатель. Что касается качественного показателя, то отметим, что с момента принятия (действия) анализируемого Конституционного закона (с 25 октября 2000 года) изменения и дополнения в него вносились 15-тью различными Конституционными законами, в которых, подверглись коррекции 214 статей в более чем 430 пунктах.

Справочно. Хронология внесения изменений и дополнений выглядит следующим образом:

1. Конституционный закон Республики Казахстан от 11 декабря 2006 года № 199 «О внесении изменений и дополнений в Конституционный закон Республики Казахстан «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан»;

2. Конституционный закон Республики Казахстан от 17 ноября 2008 года № 80-IV «О внесении изменений и дополнений в Конституционный закон Республики Казахстан «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан»;

3. Конституционный закон Республики Казахстан от 29 декабря 2010 года № 370-IV «О внесении изменений и дополнений в Конституционный закон Республики Казахстан «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан»;

4. Конституционный закон Республики Казахстан от 16 февраля 2012 года № 559-IV «О внесении изменений и дополнений в Конституционный закон Республики Казахстан «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан»;

5. Конституционный Закон Республики Казахстан от 4 июля 2014 года № 232-V «О внесении изменений в некоторые конституционные законы Республики Казахстан по вопросам совершенствования уголовно-процессуального законодательства»;

6. Конституционный закон Республики Казахстан от 7 ноября 2014 года № 245-V «О внесении изменений и дополнений в Конституционный закон Республики Казахстан «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан»;

7. Конституционный закон Республики Казахстан от 31 июля 2015 года № 340-V «О внесении изменений и дополнений в некоторые конституционные законы Республики Казахстан по вопросам совершенствования гражданского процессуального законодательства»;

8. Конституционный закон Республики Казахстан от 31 июля 2015 года № 341-V «О внесении изменения и дополнения в Конституционный закон Республики Казахстан «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан»;

9. Конституционный закон Республики Казахстан от 4 декабря 2015 года № 437-V «О внесении изменений и дополнений в некоторые конституционные законы Республики Казахстан по вопросам Высшего Судебного Совета, судебной системы и статуса судей»;

10. Конституционный закон Республики Казахстан от 13 марта 2017 года № 52-VI «О внесении изменений и дополнений в некоторые конституционные законы Республики Казахстан»;

11. Конституционный закон Республики Казахстан от 15 июня 2017 года № 75-VI «О внесении изменений и дополнений в некоторые конституционные законы Республики Казахстан»;

12. Конституционный закон Республики Казахстан от 3 июля 2017 года № 85-VI «О внесении изменений и дополнений в некоторые конституционные законы Республики Казахстан по вопросам перераспределения полномочий между ветвями государственной власти»;

13. Конституционный закон Республики Казахстан от 22 декабря 2017 года № 119-VІ «О внесении изменений и дополнений в некоторые конституционные законы Республики Казахстан»;

14. Конституционный закон Республики Казахстан от 28 декабря 2018 года № 209-VІ «О внесении изменений в некоторые конституционные законы Республики Казахстан по вопросам административно-территориального устройства Республики Казахстан»;

15. Конституционный закон Республики Казахстан от 21 февраля 2019 года № 226-VІ «О внесении изменений и дополнений в Конституционный закон Республики Казахстан «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан».

В этой связи следует руководствоваться п.9 статьи 26 Закона РК «О правовых актах» от 6 апреля 2016 года, который обязывает: «При внесении изменений и (или) дополнений в текст нормативного правового акта в объеме, превышающем половину текста нормативного правового акта, принимается его новая редакция».

Таким образом, с учётом решения важнейшей задачи защиты жизненно важных интересов личности, общества и государства, с целью минимизации пробельности и искусственных противоречий норм законов (кодексов), и главное, становления правоотношений, связанных с судоустройством и статусом судей, порядком отправления правосудия в Республике Казахстан, дисциплинарной ответственностью судей, в рамках стандартов ОЭСР, следует подготовить и принять новый Конституционный закон «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан».

г. Нур-Султан, 2019 год. В целях оказания содействие государственным органам при проведении правового мониторинга, а также совершенствования его механизма в структуре Республиканского государственного предприятия на праве хозяйственного ведения «Институт законодательства и правовой информации Республики Казахстан» с 2012 года функционирует Центр правового мониторинга, основными задачами которого являются:

1) проведение анализа эффективности законодательства (анализ нормативных правовых актов);

2) содействие развитию системы мониторинга в Республике Казахстан, в том числе по проведению правового мониторинга в уполномоченных органах;

3) проведение фундаментальных и прикладных научных исследований в области анализа эффективности законодательства (анализ нормативных правовых актов);

4) проведение аналитических исследований состояния, тенденций развития и практики применения законодательства, выработка предложений о направлениях его совершенствования.

Центр правового мониторинга ежегодно на плановой основе осуществляет анализ эффективности законодательства (п. 3 ст. 50 Закона РК «О правовых актах») в отношении 50 законодательных актов. Результаты такой работы формируются в виде аналитических справок и направляются в государственные органы для учета в законопроектной деятельности, а также размещаются на официальном сайте Института в виде сборника (http://www.zqai.kz).

Центром регулярно организовываются мероприятия по повышению качества проводимого анализа эффективности законодательных актов путем привлечения общественных, научных организаций и вузов. Эти мероприятия направлены на обсуждение существующих актуальных проблем законодательства, посредством отбора и обобщения предложений по вопросам совершенствования законодательства поступающих от граждан и организаций. Центр правового мониторинга открыт для сотрудничества по вопросам совершенствования действующего законодательства в различных отраслях права.

Между тем, представляем Вашему вниманию справку по результатам анализа Конституционного закона Республики Казахстан от 25 декабря 2000 года «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан».

 


[1] Указ Президента Республики Казахстан от 24 августа 2009 года № 858 «О Концепции правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 года».

[2] Указ Президента Республики Казахстан от 15 февраля 2018 года № 636 «Об утверждении Стратегического плана развития Республики Казахстан до 2025 года и признании утратившими силу некоторых указов Президента Республики Казахстан».

[3] Стамбульский план действий по борьбе с коррупцией. Третий раунд мониторинга. Казахстан, промежуточный отчет. Источник: www.oecd.org/corruption/acn/IAP-Manual-Monitoring-Experts-RUS.

6 ноября 2019, 11:25
Источник, интернет-ресурс: Институт законодательства и правовой информации РК

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript