Влияние российско-украинского конфликта на формирование практики по признанию иностранных арбитражных решений в России, Украине и Казахстане (Погружальская Ксения, юрист Бейкер и Макензи, Киев; Ерова Екатерина, юрист Бейкер и Макензи, Москва; Иншакова Алиса, юрист Бейкер и Макензи, Алматы) (©Paragraph 2019 / 5.0.5.2)

Влияние российско-украинского конфликта на формирование
практики по признанию иностранных арбитражных решений в России, Украине и Казахстане

 

Погружальская Ксения,

юрист Бейкер и Макензи, Киев

Ерова Екатерина

юрист Бейкер и Макензи, Москва

Иншакова Алиса

юрист Бейкер и Макензи, Алматы

 

 

Довольно сложная политическая ситуация, которая сложилась между Российской Федерацией и Украиной, безусловно, повлияла на формирование судебной практики обоих государств.

Теперь, рассматривая дела, затрагивающие интересы одновременно и российских, и украинских юридических лиц, суды вынуждены применять общеправовые принципы хозяйственного оборота с учетом так называемого «санкционного» законодательства, давать оценку обстоятельствам дел через призму тех новых ограничений, которые введены в национальное законодательство обеих стран.

Сложившаяся ситуация достаточно сильно повлияла на формирование судебной практики в делах о признании и приведении в исполнение арбитражных решений, сторонами которых являются субъекты российского и украинского права.

Следует отметить, что судебная практика по таким делам в обеих юрисдикциях является неоднозначной.

В данной статье мы проанализируем некоторые примеры практики судов Российской Федерации, Украины и Казахстана в делах о признании таких арбитражных решений.

 

Практика судов Российской Федерации

Влияние российско-украинского конфликта на формирование практики по признанию иностранных арбитражных решений в России, Украине и Казахстане (Погружальская Ксения, юрист Бейкер и Макензи, Киев; Ерова Екатерина, юрист Бейкер и Макензи, Москва; Иншакова Алиса, юрист Бейкер и Макензи, Алматы)С 2017 года юридическое сообщество следит за развитием тренда в практике признания и приведения в исполнение иностранных арбитражных решений, который ярко обозначился с принятием ряда однотипных определений Арбитражного суда города Москвы: определение от 7 июля 2017 года по делу А40-77410/2017, определение от 20 июля 2017 года по делу А40-77427/17, определение от 23 июня 2017 года по делу А40-4681/2017, определение от 26 июля 2017 года по делу А40-77402/2017, определение от 26 июля 2017 года по делу А40-4667/2017.

В данных определениях суд отказал в признании и приведении в исполнении международных арбитражных и иностранных решений по причине того, что арбитры не исследовали документы, подтверждающие одобрение договора, из которого возник спор, как крупной сделки. В этом судьи, которые не первый год выносят решения по аналогичным делам, увидели нарушение публичного порядка РФ.

Было высказано мнение, что данный подход был сформирован в отношении украинских кредиторов, пытающихся взыскать долг с российских должников в России.

Сегодня приходится констатировать, что ситуация не меняется в лучшую сторону, что не может не вызывать беспокойство у практикующих юристов. Судами демонстрируется такое применение норм права, которое откровенно противоречит разъяснениям Высшего Арбитражного Суда РФ по этому вопросу.

В 2013 году Высший Арбитражный Суд РФ в Информационном письме № 156 констатировал, что под публичным порядком в целях применения названных норм понимаются фундаментальные правовые начала (принципы), которые обладают высшей императивностью, универсальностью, особой общественной и публичной значимостью, составляют основу построения экономической, политической, правовой системы государства.

В этом же письме, в пункте 8 ВАС РФ сформулировал позицию о том, что «Несоблюдение иностранным юридическим лицом порядка одобрения крупных сделок, предусмотренного его личным законом, не свидетельствует о противоречии публичному порядку Российской Федерации признания и приведения в исполнение иностранного судебного или арбитражного решения, вынесенного по требованию, основанному на неисполнении контрагентом такой сделки». Подход ВАС РФ выглядит логичным, поскольку и одобрение крупной сделки, и признание ее недействительной в связи с отсутствием одобрения находится в сфере деятельности самого должника и его акционеров, а не кредитора. В данном контексте речь может идти о нарушении самим должником порядка одобрения сделки в соответствии с его личным законом, но никак не о нарушении фундаментальный правовых начал РФ.

Вместе с тем, количество судебных актов, в которых суды одновременно ссылаются и тут же игнорируют позицию высшей судебной инстанции, продолжает расти. Из определения в определение копируется один и тот же параграф:

«Из содержания решения не усматривается, что [арбитраж, суд] исследовал документы, подтверждающие одобрение вышеуказанного договора как крупной сделки и в материалы настоящего дела таких доказательств не представлено, кроме того, в решении не исследован вопрос о наступлении неблагоприятных последствий для [единственного учредителя, акционера] общества, в связи с чем, признание и приведение в исполнение такого решения будет противоречить публичному порядку Российской Федерации».

В частности, эту цитату можно найти в следующих судебных актах: определение от 12 ноября 2018 года по делу № А40-221986/18, определение от 29 ноября 2019 года по делу № А40-221976/18, определение от 13 июня 2018 года по делу № А40-63575/18, определение от 06 июля 2018 года по делу № А40-77102/18, определение от 30 июля 2018 года по делу № А40-77123/18, определение от 30 апреля 2019 года по делу № А40-64817/19. Все судебные акты были оставлены в силе вышестоящими инстанциями.

Ответ на вопрос, по какой причине судом предлагается подобное применение норм права, по мнению автора, находится за пределами юридической плоскости. При более тщательном изучении судебных актов, не может не сложиться впечатления, что «отказные» определения выносятся только в отношении украинских кредиторов против российских должников, которые отсудились, в частности, в МКАС при ТПП Украины, Хозяйственном суде Харьковской области, Хозяйственном суде города Киева.

В отношении иных арбитражных институций или государственных судов столь массового количества определений об отказе в признании и приведении в исполнении решений по такому основанию не наблюдается. Например, можно сослаться на постановление ФАС Московского округа от 23 августа 2013 года по делу № А40-16783/13-52-177 (решение Лондонского Международного Третейского суда), постановление Арбитражного суда Московского округа от 22 декабря 2017 года по делу № А40-244188/16 (решение Международного арбитражного суда при Международной торговой палате), в котором была дана оценка доводу должника об отсутствии одобрения договора как крупной сделки согласно позиции, изложенной ВАС РФ - отсутствие одобрения не нарушает публичный порядок РФ.

И практикующим юристам, и судьям хорошо известно, что оценка арбитражным судом последствий исполнения иностранного судебного или арбитражного решения на предмет нарушения публичного порядка Российской Федерации не должна вести к его пересмотру по существу.

Вместе с тем, в вышеперечисленных «отказных» судебных актах, по сути, вынесенные решения были пересмотрены, потому что российский суд внедрился в сферу оценки обстоятельств спора и применимых норм права. Это подтверждается тем, что, во-первых, российский суд не согласился с тем, как арбитры или судьи рассмотрели дело - не исследовали наличие одобрения, не дали этому оценку. Во-вторых, российский суд пришел к выводу, что последствия должны быть для акционеров должника именно неблагоприятными. Вместе с тем, как раз для должника сложились максимально благоприятные последствия - он получил товар (услуги) и их не оплатил, а суд, по сути, освободил его от уплаты долга.

Помимо этого, хочется отметить различный подход к оценке уважительности причин пропуска срока на обращение в российский государственный суд украинского кредитора. Например, из определения от 28 ноября 2018 года по делу № А40-221992/18, следует, что в обосновании пропуска срока на обращение в российский суд украинский кредитор ссылался на то, что с 2014 года его деятельность была затруднена в связи с вооруженным конфликтом и отсутствием доступа к документам в связи с невозможностью доступа в офис кредитора, расположенного на востоке Украины. Суд не признал данные причины уважительными и не восстановил срок. Вместе с тем, как будет указано ниже, в аналогичной ситуации государственные суды Казахстана признали указанные причины уважительными, восстановили срок и признали и привели в исполнение решения МКАС при ТПП Украины.

Резюмируя вышеизложенное, следует признать, что в существующей реальности не следует ожидать изменения подхода российских государственных судов в отношении признания и приведения в исполнение решений, вынесенных украинскими судами, до изменения внешних обстоятельств и взаимоотношений между странами. Однако, мы, как практикующие юристы, обязаны учитывать сегодняшние реалии для выработки эффективной стратегии по взысканию задолженности по решению международного арбитража и иностранного суда.

 

Практика судов Украины

Влияние российско-украинского конфликта на формирование практики по признанию иностранных арбитражных решений в России, Украине и Казахстане (Погружальская Ксения, юрист Бейкер и Макензи, Киев; Ерова Екатерина, юрист Бейкер и Макензи, Москва; Иншакова Алиса, юрист Бейкер и Макензи, Алматы)Следует отметить, что, наоборот, весьма обнадеживающими являются тенденции развития соответствующей судебной практики в Украине.

Так, рассматривая вопрос о признании и исполнении арбитражных решений в делах о взыскании средств с украинских должников в пользу российских кредиторов, Верховный Суд (высший судебный орган Украины) высказал однозначную позицию о том, что включение кредитора (или связанного с ним лица) в «санкционные» списки, так же, как и сама по себе сложившаяся политическая ситуация, не могут служить основанием для отказа в признании арбитражного решения.

При этом, позиция Верховного Суда в таких делах с течением времени остается неизменной.

Так, например, в деле о признании решения МКАСа РФ от 2016 года по иску российского предприятия АО «Авиа-ФЕД-Сервис» к украинскому государственному авиастроительному предприятию ГАХК «Артем» (дело в производстве украинских судов № 761/46285/16-ц) суд первой инстанции отказал в признании и приведении в исполнение решения арбитража против украинского должника, ссылаясь на то, что конечными получателями средств по такому решению являются компании, которые подпадают под действие санкций. Ввиду этого, отмечает суд, исполнение арбитражного решения будет противоречить санкционной политике Украины и существующим ограничениям, направленным на противодействие выведению капиталов за пределы Украины.

Отменяя указанное решение, Верховный Суд в постановлении от 5 сентября 2018 года отметил, что сам по себе факт инкорпорации кредитора на территории государства, признанного государством-агрессором, не может быть основанием для неисполнения договорных обязательств, а арбитражное решение не противоречит публичному порядку Украины, поскольку касается исключительно украинского должника как отдельного юридического лица и самостоятельного участника хозяйственных правоотношений и потому такое решение распространяет свое действие только на такого должника, не посягая на независимость, территориальную целостность государства, конституционные права и свободы. Верховный Суд указал, что необоснованный отказ в признании арбитражного решения будет являться своего рода блокировкой такого решения и будет иметь характер искусственного нормативного барьера, что с точки зрения международного права является абсолютно недопустимым. Еще одним примером может служить дело об отмене решения МКАСа Украины в деле по иску «CzechoslovakExport Ltd.» к украинскому государственному предприятию ГП «Конотопский авиаремонтный завод «АВИАКОН», которое было инициировано чешским должником в 2018 году (дело в производстве украинских судов № 796/134/2018). Должник отмечал, что согласно решению арбитража, с него была взыскана сумма штрафных санкций за неисполнение обязательств по поставке украинскому кредитору запчастей для производства вертолетов. При этом, арбитражный суд, по мнению должника, не учел, что неисполнение должником обязательств обусловлено тем, что единственным производителем таких запчастей является юридическое лицо РФ, которое входит в состав концерна, относительно которого украинским правительством введены санкции. Арбитражный суд, по мнению должника, должен был взять во внимание то, что следствием исполнения обязательств по поставке стало бы приобретение товара в нарушение законодательства Украины.

Верховный Суд в указанном деле (как и суд первой инстанции) посчитал аргументы должника о нарушении публичного порядка Украины ненадлежащими, отметив в своем постановлении от 10 января 2019 года, что обстоятельства, установленные арбитражным решением, касаются исключительно договорных правоотношений сторон, не имеют отношения к общественным, экономическим и социальным основам государства, а само решение арбитража не выходит за пределы договора между сторонами.

Интересная позиция высказана в продолжающемся сейчас деле о признании еще одного решения МКАСа РФ в споре по иску российского предприятия АО «Авиа-ФЕД-Сервис» о взыскании средств с украинского авиастроительного государственного предприятия ГАХК «Артем» (дело в производстве украинских судов № 824/100/19).

Так, Киевский апелляционный суд (действующий в таких делах как суд первой инстанции) в своем определении от 6 сентября 2019 года, отклоняя аргументы о возможном нарушении публичного порядка исполнением решения в пользу лица, инкорпорированного на территории государства-агрессора, отметил, что установленные Украиной санкции не освобождают украинских должников от исполнения обязательств по заключенным хозяйственным договорам. В то же время, суд указал, что санкции имеют временный характер, а потому их применение хотя и не освобождает от исполнения обязательств, однако может служить основанием для отсрочки или приостановления исполнения соответствующего решения арбитража. При этом, приостановление исполнения или воздержание от осуществления принудительных мер для взыскания средств относится к компетенции исполнительной службы, а для суда применение санкций не является основанием для непризнания решения арбитража. Указанное решение Верховным Судом пока не пересматривалось.

Таким образом, на фоне существующей сложной политической обстановки украинские суды демонстрируют довольно взвешенный подход, оценивая возможность нарушения публичного порядка вследствие признания арбитражных решений в пользу кредиторов, к которым тем или иным образом применяются санкции. При этом, основным посылом в данном случае является то, что санкции имеют временный характер и не должны препятствовать признанию арбитражных решений, они могут влиять на дальнейшее исполнение решений, однако не должны лишать кредиторов прав на такое исполнение.

Анализ существующей практики украинских судов позволяет прийти к выводу, что на данный момент барьеры на пути к признанию в Украине арбитражных решений в пользу российских кредиторов, несмотря на существующую политическую ситуацию, искусственно не создаются.

 

Практика судов Казахстана

Влияние российско-украинского конфликта на формирование практики по признанию иностранных арбитражных решений в России, Украине и Казахстане (Погружальская Ксения, юрист Бейкер и Макензи, Киев; Ерова Екатерина, юрист Бейкер и Макензи, Москва; Иншакова Алиса, юрист Бейкер и Макензи, Алматы)Для казахстанской судебной практики сложившаяся политическая ситуация между Российской Федерацией и Украиной интересна тем, что суды, в целом, не выражая предубежденности или предвзятости в делах, каким-либо образом затрагивающих тему конфликта на Востоке Украины, тем не менее признают данный конфликт в качестве обстоятельства, препятствующего осуществлению права для обращения в суд.

Так, определениями Специализированного экономического суда г. Алматы от 5 декабря 2018 года по делу № 7527-18-3-12/476, от 12 декабря 2018 года по делу № 7527-18-3-12/540, от 4 апреля 2019 года по делу №7527-19-3-12/118 удовлетворены ходатайства взыскателя о восстановлении пропущенного процессуального срока для подачи заявления о принудительном исполнении арбитражных решений, вынесенных Международным коммерческим арбитражным судом при Торгово-промышленной палате Украины. Взыскатель, в частности, указал, что ввиду вооруженного конфликта и боевых действий на территории Донецкой и Луганской областей Украины, а также последующим проведением антитеррористической операции на данной территории, хозяйственная деятельность взыскателя на территории г. Донецка была полностью парализована на протяжении нескольких лет. Взыскатель утратил возможность доступа к месту осуществления деятельности и документации, в связи с чем, обращение в суд не представлялось возможным.

Стоит отметить, что в Казахстане порядок признания и приведения в исполнение иностранных арбитражных решений достаточно либеральный по сравнению с другими юрисдикциями. Решения иностранных арбитражей признаются и приводятся в исполнение судами Республики Казахстан при наличии международного договора. Таким договором является Конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-Йорк, 1958 год) (далее - Конвенция), к которой Казахстан присоединился 4 октября 1995 года.[1]

В случае, если решение иностранного арбитража не исполнено добровольно в установленные в нем сроки, сторона арбитражного разбирательства, в пользу которой вынесено решение, вправе обратиться с заявлением о его принудительном исполнении в суд по месту нахождения должника либо по месту нахождения имущества должника (если место нахождения должника неизвестно).

Перечень документов, которые необходимо приложить к заявлению в соответствии со статьей 503 Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан (далее - ГПК РК), соответствует требованиям статьи 4 Конвенции и включает должным образом заверенный подлинник арбитражного решения или должным образом заверенную его копию, подлинное арбитражное соглашение или должным образом заверенную его копию. При этом, если арбитражное решение или арбитражное соглашение составлены на иностранном языке, необходимо представить должным образом заверенный перевод документов на казахский или русский языки.

В соответствии со статьей 503 ГПК РК заявление об исполнении арбитражного решения должно быть представлено не позднее трех лет со дня окончания срока для добровольного исполнения арбитражного решения. Пропуск установленного срока, наряду с непредставлением требуемых документов, является основанием для возвращения судом заявления без рассмотрения.

Вместе с тем по ходатайству взыскателя суд вправе восстановить срок на подачу заявления об исполнении арбитражного решения, если найдет причины пропуска указанного срока уважительными.

Стоит отметить, что в ГПК РК не содержится четких критериев для признания причин уважительными, поэтому суды вправе по своему усмотрению признавать или не признавать причины пропуска уважительными.

На практике суды признают уважительными причины, которые повлекли пропуск процессуального срока не по вине заявителя. В качестве таких причин рассматриваются, в частности, обстоятельства непреодолимой силы, к которым в соответствии с законодательством Казахстана относятся, в том числе, и военные действия.

В частности, как указано выше, при обосновании уважительности причин пропуска срока взыскатель сослался на невозможность доступа к месту осуществления деятельности и документации вследствие военных действий на территории Донецка.

При этом, должник - казахстанская компания, с данной позицией был не согласен и утверждал, что взыскатель не представил доказательств продолжительности форс-мажорных обстоятельств. В частности, по его мнению, взыскателю необходимо было предоставить справку Торгов-промышленной палаты Украины, подтверждающую начало и завершение (либо продолжение) военных действий на данной территории.

Однако суд посчитал вышеуказанные требования должника необоснованными и поддержал доводы взыскателя о том, что ведение военных действий на территории Донецка может быть признано в качестве общеизвестного обстоятельства, которое в силу статьи 76 ГПК РК не подлежит доказыванию.

Должник обжаловал определения Специализированного экономического суда г. Алматы в вышестоящую инстанцию. Однако, апелляционный суд поддержал выводы нижестоящего суда и оставил определения без изменения. Таким образом, срок на подачу заявлений об исполнении арбитражных решений был восстановлен судом, а решения, вынесенные Международным коммерческим арбитражным судом при Торгово-промышленной палате Украины, были признаны и приведены в исполнение.

Полагаем, что сформулированная судом позиция в отношении признания военных действий на Востоке Украины в качестве уважительной причины пропуска процессуального срока, а также в качестве общеизвестного обстоятельства, не подлежащего доказыванию, может являться своего рода судебным прецедентом, который может быть использован в спорах между казахстанскими и украинскими компаниями.

 


[1] Указ Президента Республики Казахстан от 4 октября 1995 г. № 2485 О присоединении Республики Казахстан к Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 года.

 

22 ноября 2019, 10:58
Источник, интернет-ресурс: Прочие

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript